РИЭЛТОР В ЗАКОНЕ

Aufgeschlagenes Buch: Seiten
[-]

Thema
[-]
Визитная карточка  

От редакции

По мнению героя этого интервью, риэлтерскими услугами в России сегодня может заниматься кто угодно. Эта отрасль услуг на рынке недвижимости не регулируется никакими законами.

Против отмены лицензирования риэлтерских услуг в 2002 году возражали все ведущие риэлтерские российские компании, и это понятно - рынок недвижимости стал доступен для любого непрофессионала. Сегодня нет даже определения риэлтерской деятельности. А между тем, по роду своей работы человек, проводящий сделку, имеет доступ к важнейшей информации. Все эти причины, безусловно, не позволяют цивилизованно развиваться сегодняшнему рынку недвижимости.

О том, как шло становление риэлтерского бизнеса в постсоветском пространстве, с какими проблемами пришлось столкнуться представителям новой, необычной для советских людей профессии, и о том, как проходили огонь, воду и медные трубы российские риэлторы, наш спецкорр в Москве Оксана Франк беседует с Генеральным директором Агентства недвижимости «Элика Люкс» Ириной Борисовной Пекуновой. Деятельность Агентства недвижимости, которое она возглавляет, охватывает не только Москву и Подмосковье, но и всю территорию России в целом, а также ближнее и дальнее зарубежье.

Кому-то может показаться, что обсуждаемая тема имеет исключительно местный национальный характер. Но не стоит торопиться с выводами. Хотя многие частности и конкретика касаются именно России, именно эти "национальные особенности" дают отличную базу для сравнения и анализа, позволяют взглянуть на тему шире и глубже.

 

Ирина пришла в риэлтерский бизнес совсем молодой девушкой в непростых девяностых и начинала всё с нуля – не имея ни большого опыта, ни образования. Работая простым инженером по текущему ремонту в одном из предприятий городского хозяйства, она, общаясь с жителями, знала, кто хочет обменять квартиру. И по советским привычке и менталитету помогала бесплатно и бескорыстно. Знакомства в БТИ (бюро технической инвентаризации), архитектуре и прочих чиновничьих инстанциях позволяли ей быстро ориентироваться в ситуации и находить ответы на все вопросы людей, обращавшихся к ней за помощью. Потом, как известно, началась приватизация. Что, собственно, и подтолкнуло общество к новым отношениям на, только формирующемся рынке недвижимости.

Впрочем, пусть обо всём расскажет она сама.

 

- Ко мне часто обращались люди по рекомендации тех, кому я когда-то помогала. Мне не составляло труда помочь, подсказать, ускорить процесс. Я относилась к этому так, как… просто сделать доброе дело. Когда в стране начались глобальные перемены, они совпали с тяжёлыми временами в моей семье. Серьёзно заболел мой старший сын. Мне пришлось уволиться с работы, чтобы ухаживать за ребёнком. Я осталась практически без средств. Мне даже пришлось сдать свою квартиру на несколько месяцев и пожить с ребенком у мамы. Что было делать в этой ситуации? Конечно, я думала, как выживать.

Мне нужна была хорошо оплачиваемая работа, чтобы я могла нанять няню, либо работа со свободным графиком. Чтобы понять, как я могу применить свои умения и опыт, должны были произойти изменения, прежде всего, во мне самой.

 

- Страшно было?

- Нет. Отчаиваться мне было некогда. Нужно было растить и поднимать сына. И я знала, что сделаю всё, что в моих силах. В тот момент меня поддерживали только самые близкие люди.

Профессия риэлтора тогда только-только начинала приобретать популярность. Но на то, чтобы открыть бизнес, нужны были немалые деньги и, конечно, образование. Мне помог мой хороший друг, поверивший в меня, может быть, увидевший задатки лидера, предпринимателя. Мы вместе открыли агентство недвижимости, вместе учились, получали лицензию. То есть, мы получили право официально проводить все операции с недвижимостью. И начали работать.

 

- И всё пошло благополучно?

- Да, мы развивались очень быстро. Я контактный человек и не боялась ни новой деятельности, ни новых знаний, ни новых отношений, была отчаянной, возможно, слишком самоуверенной. И меня очень хорошо поддерживал мой компаньон, он дал мне хороший толчок к развитию.

Слишком всё было хорошо, и, наверное, кому-то это не нравилось. Начались интриги, сплетни От зависти, наверное.. В общем, в итоге столкнули нас с моим компаньоном, спровоцировали, разожгли войну между нами. А он человек горячий, вспыльчивый. И я тоже вспылила, не стала ничего объяснять и доказывать. В общем, мира у нас с ним не вышло. Меня серьёзно подставили.

В то время мы совершали достаточное  количество сделок, зарабатывали деньги. И всю прибыль у нас выгребала так называемая крыша. У меня копились долги. Я ушла из бизнеса. Репутация моя была настолько испорчена, что от меня отвернулись некоторые знакомые и партнёры по бизнесу.

 

- И что же, не здороваются, избегают и сейчас? (В моём вопросе явный сарказм, потому что сейчас Ирина – одна из самых успешных руководителей агентства недвижимости в Подмосковье).

-  Теперь-то, конечно, я на виду, меня все любят и уважают (смеётся), а за спиной я знаю говорят, конечно, не самые приятные вещи. Но я не обращаю внимания, мне абсолютно всё равно. Было бы хуже, если бы не говорили. Всем мил не будешь.

Я вернулась в бизнес довольно скоро. Опять, как говорится, с нуля. Кроме того, я вышла замуж и была беременна в тот период вторым ребёнком. Но понимала – я должна рвануть в бой. У меня не было другого пути. Конечно, был период, пока я собиралась с силами, около полугода. Меня поддерживал и ждал мой коллектив. Они готовы были идти со мной дальше, торопили открыть новое предприятие. Я знала, что смогу. Учредителем фирмы стал мой хороший знакомый.

Минимальную сумму на раскручивание бизнеса я заработала во время своего вынужденного перерыва – я занималась риэлтерским бизнесом частным образом, самостоятельно.

Буквально за полгода работы в новой фирме я рассчиталась с долгами, которые висели на мне от предыдущей компании.

 

- Вам что, так везло со сделками?

- Просто у нас был хороший опыт, хорошая база и главное – сплочённый коллектив!

 

- Да… это, наверное, по-русски – в горящую избу войти, коня на скаку остановить…

Пока тебя в грязь лицом не окунут… Я должна была подняться с колен. Я бы жить не смогла с этим грузом, даже думала переехать в другой город, где меня бы никто не знал. Ведь на меня здесь, в моём родном городе Железнодорожном, смотрели косо все – и нотариусы, и служащие регистрационной палаты, все, куда бы я ни приходила.

 

- А сегодня вы, я имею в виду вообще риэлтерский бизнес, защищены законом от так называемых крыш, от непрофессионалов?

- Я бы так не сказала. Я получала лицензию на открытие агентства в 1999 году. Было это очень непросто и очень ответственно. Представьте, каково было моё недоумение, когда в 2002 году лицензирование отменили! На рынок недвижимости тогда хлынули потоки непрофессионалов. Сегодня только ленивый не ругает риэлтора. Необходимость появления закона в последнее время обсуждается многими, и практически все высоко профессиональные риэлторы сходятся во мнении – закон необходим, и рынок без него нормально развиваться не может. Говоря откровенно, до сих пор у агентов по недвижимости официально нет ни прав, ни обязанностей.

 

- Но, тем не менее, деятельность риэлтора как-то же законодательно регулируется?

- Вот именно – как-то! Во многих цивилизованных странах существуют законы, которые регулируют отношения между заказчиком и исполнителем. Вот, например, в Канаде в таком законе прописана вся технология, по которой риэлтор должен отчитываться перед клиентом. А главное — заложены высокие этические нормы работы.

В Москве, да и в России в целом, к сожалению, такого законодательства нет. В некоторых компаниях, даже в самых крупных, налажена схема, когда с клиента получают прибыль без его ведома. А по законам всё той же Канады, например, за это можно заработать до пяти лет тюрьмы. В России такие схемы преступлением не считаются, чем и пользуются некоторые недобросовестные компании. Иногда они получают со своих клиентов нелегально большие суммы денег, во много раз превышающие ту мизерную комиссию, которая была озвучена клиенту.

Я очень ценю имя и имидж нашей компании и бываю порой очень строга к своим риэлторам. Но зато я уверена, что человек, обратившийся к нам, может рассчитывать на беспристрастность, на понимание, на объективность, на искреннее желание помочь и на реальную компенсацию, если руководитель сочтёт, что действия агента нарушают этику деятельности риэлтора.

 

- Я общалась с Вашими риэлторами. Кстати сказать, вопрос этики их тоже волнует. И в первую очередь профессиональной этики между конкурирующими компаниями. Это что, действительно серьёзная проблема? Отголоски бандитских девяностых?

Нет, так сказать, наверное, нельзя, но неэтичное поведение, зачастую простой непрофессионализм усложняют работу риэлторов, вынужденных в процессе сделки сотрудничать друг с другом. Иногда это приводит к тому, что сделка срывается в самый ответственный момент.

Как правило, это либо недосказанность со стороны наших коллег, то есть явное сокрытие информации, либо невыполнение того, что обещано клиенту. Иногда нам приходится объяснять клиенту другого агентства то, о чём его должны были уведомить на первых порах его риэлторы, к которым он обратился. Очень популярны в нашем бизнесе альтернативные сделки – цепочка купли-продажи, обмена. В таких случаях мы часто работаем вместе с двумя-тремя агентствами параллельно. Вот и возникают такие сложности.

Кроме того, компании могут брать какие-то скрытые комиссии. Важно, чтобы человек, который обращается к риэлтору, понимал, что он платит за эти услуги. И это должно быть чётко и внятно оговорено. Обращаясь в некоторые агентства, люди думают, что они ничего не платят, потому что там им так объяснили. Но мы все понимаем, что никакая работа не выполняется бесплатно. В нашей компании мы никогда не скрываем от клиента те деньги, которые получим в случае успешной сделки. И часто приходится объяснять людям, что, обращаясь в агентство, где обещаны так называемые бесплатные услуги, они все равно заплатят деньги. Только с той разницей, что они не будут знать, сколько именно заплатили за «бесплатно».

 

- Понятно. Наверное, это издержки того, что профессия риэлтора очень молодая в России. Возможно, со временем все ошибки будут исправлены. Законодательно. На Ваш взгляд, что в первую очередь должно быть в законе, регулирующем риэлтерскую деятельность?

- Для начала неплохо было бы ввести законодательное определение самой профессии и прав и обязанностей агентств и агентов по недвижимости. В закон необходимо включить требования к договору с клиентами рынка недвижимости, должен быть введён регистр специалистов и компаний, и обязательное условие работы риэлторов – их специальное образование. Такой закон существенно уменьшил бы криминальную нагрузку на рынок.

Летом этого года наши коллеги попытались выработать единую точку зрения на все эти вопросы. Это сделали члены Российской гильдии риэлторов за круглым столом. Он проходил в Екатеринбурге на XIII Национальном конгрессе недвижимости. Конечно, мы не могли остаться в стороне от этого обсуждения. И в нашей компании эти возможные перемены в законодательстве обсуждаются очень активно, и некоторые сотрудники - риэлторы и юристы - сомневаются в необходимости закона. Знаете, почему? Потому что сейчас у нас нет уверенности, реально ли он будет защищать права клиентов рынка недвижимости, наши права – права риэлторов.

Чтобы Вы меня поняли, скажу, что в США, например, почти все изменения в законодательстве в течение последних десятилетий инициируются самими риэлторами! Они переживают за качество своей профессии и услуг, понятно, что они могут быть уверены, что закон, которого они добились, защитит и их самих, и их клиентов.

А в странах, где риэлтерский рынок не так хорошо развит, законодательные изменения исходят от государства – как в нашей стране, например. Государство, таким образом, якобы реагирует на запросы своих граждан - потребителей услуг, что вполне понятно. Но беда в том, что нередко в этом проявляется не реальная забота людях. Зачастую эти законы носят дискриминационный характер.

 

- Ну, Америка слишком далека и слишком отличается менталитетом. А опыт Европы насколько опередил наш собственный? Сильно мы отстали?

- В Европе, конечно, есть свои традиции и правила риэлтерского бизнеса. Для меня всегда является главным показателем наличие в данной стране государственного лицензирования риэлтерской деятельности или оно, как у нас, отсутствует. Например, в Голландии, эта деятельность не лицензируется государством. Но у их риэлторов хорошо отработаны алгоритмы оказания услуг, есть стандарты, которые признают и принимают все риэлторы страны.

А главное - у них чётко отлажены мультилистинговые системы (МЛС). Это большая информационная база, в которой находится информация обо всех продаваемых объектах. Объект недвижимости может быть выставлен только в том случае, если риэлтор заключил с собственником эксклюзивный договор. И никто, кроме него, не имеет права его продавать! В этом суть работы МЛС. То есть, риэлтор несёт личную ответственность за достоверность информации. Если объект продан, то информация о нём должна быть из базы удалена. А если изменилась цена, то она в течение дня (!) тоже должна измениться в базе. Иначе ответственный за этот объект недвижимости риэлтор может быть наказан - вплоть до лишения права пользоваться МЛС.

О такой системе у нас только мечтают. Мы, конечно, пользуемся базой Winner. Но это не тот масштаб.

 

- А вопрос оплаты риэлторов как решается у нас и у них? Я знаю, что наши граждане, прежде чем выбрать риэлтора, ходят по разным агентствам и сравнивают цены (вместо того, скажем, чтобы поинтересоваться репутацией агентства).

- У нас чётких тарифов комиссионных для риэлторов нет. Суммы варьируются. У риэлторов же Америки и Европы есть важное правило – делиться своими комиссионными, приглашать к сотрудничеству коллег и кооперироваться друг с другом в интересах своего клиента. Всё основано на взаимном доверии между ними. Это к слову так же о профессиональной этике.

Поэтому у наших западных коллег - риэлторов выработалась практика, когда риэлтор, обслуживавший продавца объекта, делится половиной комиссионных с риэлтором, представлявшим покупателя. А это значит, что от покупателя не требуются дополнительные неоправданные затраты на оплату услуг риэлтора, чем его и стимулируют покупать недвижимость. Но участие коллеги тоже возмещается - частью комиссионных, оплаченных продавцом, который и получил прибыль по договору купли-продажи.

В этом главное отличие российского риэлтерского бизнеса от западноевропейского. Конечно, при этом надо понимать, что состояние рынка недвижимости в большинстве развитых стран другое, чем у нас. Но опыт работы зарубежных коллег очень важен и я считаю, что вполне приемлем и для наших условий.

 

- Что нужно знать, чтобы стать риэлтором за рубежом и кто может им быть?

- Вопросам образования риэлторов, повышения их квалификации уделяется сейчас много внимания. Но, как ни странно, в большинстве стран нет требования специального высшего образования. Считается, что это практическая профессия, много теории здесь не нужно. В Америке нет высшего риэлтерского образования. Там есть только университеты, где организованы риэлтерские курсы. Но всё же это не высшее образование. Законы США не требуют какого-то свидетельства о специальном образовании. Можно иметь образование колледжа, прослушать курсы, сдать тесты. Но каждые два года риэлторы обязательно проходят повторно курсы и таким образом подтверждают свою квалификацию.

В России же в последние годы, напротив, при приёме на работу от агентов требуют высшее образование. В Москве сейчас готовят специалистов по недвижимости в нескольких вузах. На мой взгляд, довольно широкий выбор.

Насколько мне известно, высшее образование требуется от риэлторов во Франции.

Ещё интересно, что средний возраст, например, американских риэлторов - за пятьдесят лет. У нас же, наоборот, это молодые люди.

Хотя, если вдуматься, то риэлтор – это психолог, человек, который глубже знает жизнь, которому можно доверить серьёзные операции с недвижимостью. Потому это одна из, так сказать, семейных профессий - как врач, няня. Бывает, что риэлтор ведёт дела одной семьи от дедушки и бабушки…Ему необходимо понять нужды, вместе определить лучшее решение проблемы клиента. У нас в Агентстве тоже нередки такие случаи, когда мы неоднократно занимаемся сделками одной семьи. Дети вырастают, женятся, разводятся, необходимость обменять, купить, продать жильё возникает на протяжении всей жизни. Думаю, сегодняшние молодые российские риэлторы со временем превратятся именно в таких вот семейных специалистов, как в Америке.

Но я совершенно убеждена в том, что без молодёжи  российский риэлтерский бизнес вряд ли бы развивался. Именно молодежь своей энергетикой, мобильностью вносит свежую струю. Они очень быстро всё схватывают, всегда что-то предлагают, придумывают, а это позволяет нам не стоять на месте, развиваться. Чтобы, допустим, понять все тонкости и нюансы требований клиента– такие, которые молодому человеку сложно понять, всегда на помощь придут опытные риэлторы. Мы в своём коллективе всегда поддерживаем молодых риэлтеров. Они учатся у нас, мы учимся у них.

 

- А как защищён в нашей стране клиент, который, скажем так, не доволен работой риэлтора. Он получает какую-то компенсацию?

- У нас закон на стороне именно клиентов, особенно пожилых. В случаях судебных разбирательств не защищены как раз риэлторы. Были в моей практике случаи, когда клиенты после завершения сделки решали заработать на нашем агентстве. Однажды судебное разбирательство длилось три года. В результате, слава Богу, в этом случае мы выиграли, но времени и сил было убито много. Естественно, и финансовые потери.

 

- Расскажите подробнее, пожалуйста.

- Мы провели сделку. Женщина продала квартиру. Получила всю заявленную при продаже сумму, отдала ключи новым владельцам. Но не сделала главного – не выписалась. А в квартире, кроме неё были прописаны ещё двое членов семьи. Когда все мыслимые и немыслимые сроки истекли, наши клиенты – покупатели, то есть новые владельцы – подали иск. А эта дама подала встречный, якобы денег она не получила. Это сумма в 45 тысяч долларов, понимаете. Что только она ни вытворяла, и сумасшедшей прикидывалась, и психиатра подкупала, и в психиатрическую лечебницу ложилась…

А был и другой случай, когда мы проиграли и потеряли крупную сумму денег. Очень длинная и запутанная история. Суть в том, что оплачивали все расходы в процессе подготовки сделки мы – наше агентство. А продавцы в день сделки передумали продавать свою недвижимость. Мне пришлось возвращать аванс, который внесли другие наши клиенты-покупатели, из собственных денег. Мне эти деньги продавцы не вернули. Мало того, обратились в милицию с заявлением, якобы я у них вымогаю. Я подала иск в суд, но проиграла, представляете.

Поэтому говорить о том, кто при нашем законодательстве больше не защищён – клиенты или риэлторы – вопрос спорный.

У меня в Германии живут друзья. Я слышала, что в Германии очень суров закон о защите прав потребителей, что при малейшем недовольстве действиями риэлтора клиент имеет право не заплатить ему. И немецкие риэлторы тоже, как и мы, очень слабо защищены.

 

- Так, может быть, стоит лицензировать хотя бы отдельные виды сделок? Скажем, сделки какой-то особой сложности… В Московской городской Думе как-то была озвучена идея лицензировать деятельность по заключению договоров ренты. Как Вам такая идея? 

СПРАВКА: Договор ренты – это договор, по которому одна сторона (Получатель ренты) передает другой стороне (Плательщику ренты) в собственность имущество, а Плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать Получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо – предоставления средств на его содержание в иной форме.

По договору ренты имущество Получателя ренты переходит в собственность Плательщика ренты.

Договор ренты отличается от других договоров его длительностью, отсутствием конкретного срока исполнения – он действует на протяжении всей жизни Получателя ренты и подлежит обязательному нотариальному удостоверению и государственной регистрации.

 

- Уверена, что это невозможно! В СМИ любят рассказывать о страшных случаях обмана престарелых граждан, пенсионеров и инвалидов, которые обычно заключают такие договоры. Это нагнетённая ситуация! В таких случаях те, кто берёт на себя смелость заключить с одиноким пенсионером договор ренты, сами боятся быть обманутыми! И основания для этого серьёзные. Такие одинокие, никому не нужные пожилые люди, мало того, что в большинстве случаев нездоровые и психически неустойчивые, как только заключают договор, начинают откровенно издеваться над тем, кто рискнул влезть в эту кабалу. А если договор ещё и с пожизненным иждивением, то шансов довести сделку до конца минимум. Не дай Бог вам вовремя не принести старушке хлеб и не помыть полы – пара её жалоб, и договор расторгнут, и плакали ваши денежки, как говорится. А подтвердить жалобы старушки «сердобольные» соседи всегда рады. Откуда ни возьмись, любовь просыпается у соседей – давай бабушку на пироги да щи приглашать. Вдруг племянники и близкие родственники объявляются. Не было никого, когда старушка от отчаяния в агентство обратилась, некому было заботиться…И не дай боже, если старик или старушка умрёт не своей смертью – поскользнулся зимой, или вот был у нас случай – пожар в деревне случился, и старушка угорела – по судам затаскают, ведь вы первое заинтересованное в этой смерти лицо.

Агентств недвижимости, серьёзно занимающихся договорами ренты, очень мало– себе дороже, как говорится. Поэтому по большому счёту большинству риэлтерских компаний всё равно, будет ли лицензироваться такая деятельность.

 

Ещё одна новость взбудоражила риэлтерские компании. Недавно Президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова рассказала СМИ, что подготовлен законопроект о нотариусах, который вот-вот будет внесён в Госдуму. - Скажите, если будет принят такой закон, выиграет ли от этого клиент?

СПРАВКА: Согласно проекту закона, нотариусам будет предоставляться право оформлять сделки с недвижимостью - некоторые функции риэлторов могут быть переданы нотариусам. Если закон будет принят, нотариус сможет запрашивать и получать документы, необходимые для сделок. В том числе через удалённый доступ к электронным базам органов, осуществляющих госрегистрацию прав на недвижимое имущество, сможет открывать банковский депозит для расчётов, назначать экспертизу и отправлять документы по сделке на госрегистрацию. То есть делать всё то же самое, что делают и риэлторы, но в установленные законом сроки и по заранее определённым тарифам.

 

- Трудно сейчас сказать однозначно. К риэлтору обращаются с просьбой продать или купить квартиру. Сама оформительская часть и юридическое сопровождение сделки в агентствах стоит недорого, примерно столько же, сколько у нотариусов, это, как правило, 1% от стоимости объекта. Нотариусы, конечно, могут взять на себя анализ истории квартиры, заказать расширенную выписку из Росреестра - то, что сейчас в сделках совершают риэлторы. Но в работе риэлтора есть множество других нюансов, связанных с продажей и покупкой недвижимости, которые нотариусы сделать не в силах. Например, большинство современных сделок – альтернативные, то есть людям надо одновременно с продажей их квартиры подобрать новое жильё. В таких сделках участвуют профессионалы рынка недвижимости, каждая история клиента – уникальна, в каждой есть свои тонкости, которые никогда не повторяются. Риэлтор выступает и как продавец, и как психолог, и как координатор, он, кроме оформления документов, предписанных законом, должен оценивать мотивацию людей, выступать дипломатом, консультантом... Это колоссальный труд, который дорого стоит во всей мировой практике.

Не думаю, что нотариусы уведут от нас клиентов. Каждый должен заниматься своим делом. Будет ли такой закон выгоден клиенту?... Скорее всего, беготни станет больше. Общая стоимость услуги для клиента наверняка возрастёт в разы, но распределится между нотариусом и риэлтором.

 

- Ирина Борисовна, а чем грозит новый закон риэлторам?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, будет ли введено обязательное нотариальное заверение документов. За этот сегмент рынка всегда отвечал нотариус. Риэлтор приходил к нему заверять сделку, нотариус писал, что человек (клиент) находится в здравом уме и твердой памяти. Потом обязательное нотариальное сопровождение сделки отменили.

Если обязательное нотариальное заверение документов вернут, работы прибавится. Нотариат - выстроенная структура, и она предлагает более дешёвую услугу. Но это автоматически приведёт к очередям, которые и сейчас немаленькие, и, конечно, к коррупции. Или нотариату (если он решит взять на себя риэлторские обязанности) придётся расширить штат. В случае принятия законопроекта, в штате конторы появятся люди, которые должны будут заниматься проверкой истории квартиры, других документов, подбирать клиентам жильё. А это работа сутки напролёт. А если выстраивается цепочка сделок, а, если клиенты не общаются друг с другом (в случае размена), что не редкость – кто всем этим будет заниматься? Нотариусы? (смеётся) В таком случае им придётся открывать полноценные агентства недвижимости. Смысл?

 

- А что конкретно входит в риэлтерскую услугу?

-Клиент получает от риэлтора самое главное - безопасность, экономию времени и денег. Первое обеспечить самостоятельно довольно тяжело: ведь дать объявление о продаже квартиры на свой телефон - значит, объявить во всеуслышание примерную сумму денег, которая у вас появится спустя довольно короткое время. Риэлтор же обеспечивает конфиденциальность сведений об участниках сделки, безопасность денежных расчётов, оформляет документы, подтверждающие факт оплаты-получения денег, исследует в интересах покупателя историю квартиры во избежание риска утраты права собственности, осуществляет сделку таким образом, чтобы права покупателя в будущем нельзя было оспорить.

Что касается экономии времени, то я с уверенностью заявляю: с помощью риэлтора удается быстрее и купить, и продать недвижимость. Ведь в риэлтерской компании на клиента работает целый штат сотрудников: юристы, секретари, специалисты недвижимости высокой квалификации, отлично знающие рынок и технологию сделки. Кроме того, агентство недвижимости технически оснащено лучше — имеет современные средства связи, оборудование, а главное информацию.

 Практика риэлтерской деятельности говорит о том, что с помощью риэлтора квартира будет продана быстрее. Покупатель же с помощью профессионала рынка купит недвижимость по справедливой на тот момент рыночной цене, а имея время на покупку мы можем Вам предложить недвижимость на 10-30% дешевле рыночной цены (по срочному выкупу).

 

Каким образом кризис изменил ситуацию в Вашей компании?

Нам пришлось работать вдвое больше. Когда я поняла, что и в головы моих сотрудников прокрался этот самый кризис, когда это стало сказываться на настроении и работоспособности коллектива, я начала, что называется, наседать на них, повторяла, что мы должны сами изменить, переломить ситуацию. Мы ездили на семинары, курсы повышения квалификации, на которых получали позитивный настрой. Мы поменяли технику общения с клиентами, стали работать в новом стиле. Когда начинаешь много думать, переживать, то в итоге перестаёшь делать. А от сотрудников требуется чёткое и своевременное выполнение задач.

В любой профессии есть сотрудники добросовестные и не очень, всё зависит от человека, уровня его профессионализма и добросовестности. Но без ложной скромности я всегда повторяю - риэлторам нашего агентства в профессии равных нет.

Я думаю, что многие наши читатели из Западной Европы, особенно из Германии, неоднократно задумывались над темой "Брошеная недвижимость и что с ней делать" (не хочу расшифровывать. Кому надо, меня и так поймут!). Теперь они могут найти надежного партнера в лице вашей компании?

Наверняка! Пусть обращаются в журнал EXRUS.eu! Именно это я и хотела услышать. Спасибо и успехов!

Оксана Франк
Фото: Алла Гусева


Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Bewertungen
[-]
Artikel      Anmerkungen: 0
Aktualität des Themas
Anmerkungen: 0
Nutzwertigkeit
Anmerkungen: 0
Objektivität
Anmerkungen: 0
Recherchearbeit
Anmerkungen: 0
Zuverlässigkeit der Quellen
Anmerkungen: 0
Schreibstil
Anmerkungen: 0
Logischer Aufbau
Anmerkungen: 0
Verständlichkeit
Anmerkungen: 0

Meta-Information
[-]
Datum: 09.05.2011
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 1177

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta