Сначала было слово... И оно никуда не делось!

Aufgeschlagenes Buch: Seiten
[-]

Thema
[-]
Олег Зиньковский  

Олег Зиньковский

 

Родился в Москве в 1963 году.

Окончил МГИМО. Работал в МИДе. 

В 1990 году уволился с дипломатической службы и уехал жить в Германию. 

Став профессиональным журналистом, сотрудничал с радиостанцией «Немецкая волна». Был ее шеф-корреспондентом в Берлине и Восточной Германии.

В 1994 году возглавил русскую службу радиопрограммы RADIOmultikulti (Sender Freies Berlin, позднее – Radio Berlin-Brandenburg). Этот уникальный проект транслировал передачи на языках живущих в Германии мигрантов, в том числе и на русском языке.

С 2009 года RADIOmultikulti было трансформировано в новый совместный проект радиостанций RBB и Westdeutscher Rundfunk. В его рамках ежедневно выходит в эфир часовая информационная программа на русском языке, единственная в Германии. Аудитория радиослушателей – мигранты из СНГ, живущие здесь. Передачу можно слушать в ряде немецких земель: Берлин, Бранденбург, Северный Рейн Вестфалия, Бремен. 

Кроме работы на радио, политолог и публицист. Принимает участие в работе «Петербургского диалога», других общественных форумов, посвященных развитию германо-российских отношений. 

 

Первый вопрос почти очевиден: не считаете ли Вы, что радио как средство массовой коммуникации уже является атавизмом, изживает себя на фоне телевидения и Интернета?

– Нет, я так не думаю. Я уверен, что радио является равноправным средством передачи информации наряду с телевидением и Интернетом. Например, водитель за рулем автомобиля вряд ли сможет пользоваться телевизором или Интернетом, но с удовольствием послушает музыку или новости по автомобильному радиоприемнику. Точно так же утром в процессе приготовления завтрака или кофе многие охотно пользуются этим источником информации.

 

Ага, вот как... Точка зрения понятна: то есть существует определенная целевая группа...

– Нет, я имел в виду не только это. Наше радио можно отнести к так называемым нишевым, или тематическим, источникам информации. Мы рассказываем о жизни русскоязычных жителей Германии этим же жителям и на русском языке. Это значит, что нас чаще слушают не случайно, а именно целенаправленно: люди знают наш график вещания и включают нас специально, чтобы не пропустить. Скажу больше: мы, пожалуй, единственный живой источник ежедневной, в том числе новостной, информации в Германии на русском языке. Потому что газеты выходят не чаще, чем раз в неделю, а журналы еще реже.

 

Мой вопрос об атавизме был больше направлен не в сторону провокации Вас как радиоведущего, сколько в сторону моей собственной умозрительной самокритики: издавая ежемесячный полиграфический журнал, мы часто спрашиваем сами себя, не пытаемся ли мы догнать уходящее время, не стоит ли уже поставить крест на всем, кроме Интернета.

– Нет-нет, я думаю, что все перечисленные средства массовой информации имеют равные права на существование, они вряд ли сильно конкурируют друг с другом. Например, в Интернете информация подается в основном в форме коротких рубленых сообщений для тех, кто хочет отслеживать новости чуть ли не в реальном масштабе времени. Телевидение – это вообще в основном для глаз. А я хочу напомнить еще, что радио – это ведь не только сухая информация, это еще и голос собеседника со всеми его особенностями, индивидуальностью. Это гораздо больше, чем сухие строчки или плоский видеоряд.

Кроме того, радио и Интернет не только не взаимоисключают, но часто взаимно дополняют друг друга. Например, у нашего радио тоже есть свой сайт, который часто служит продолжением и развитием многих наших репортажей. То есть после очередного аудиоинтервью мы выкладываем его на сайте (так называемый «подкаст»), и все желающие могут поучаствовать в его обсуждении уже в рамках Интернета.

 

Вот-вот, именно это я и имею в виду: не являются ли как раз такого рода технологии своего рода могильщиком нашей с Вами деятельности Вашего радио и нашего журнала?

– Нет, не думаю. Это все-таки разные источники информации, каждый из них имеет собственный определенный формат, тематический крен. И на каждый подобный формат есть своя аудитория любителей и потребителей. То есть люди включают радио вовсе не потому, что у них дома нет Интернета, а потому что это вполне совмещаемые средства информации. Например, в Интернете или на телевидении существует бегущая строка, чтобы сообщать самое важное и прямо сейчас. У нас тоже есть нечто подобное: мы можем прервать передачу и сообщить что-то экстренное.

 

В целом готов согласиться. Ведь с таким же успехом можно было бы сказать, что и наличие одной-единственной газеты или интернет-сайта было бы достаточным, чтобы избежать конкуренции, но на самом деле мирно сосуществуют и почти не мешают друг другу тысячи газет, журналов, теле- и радиопрограмм, миллионы интернет-сайтов.

И все-таки вернусь к полиграфии, давайте поговорим не «о Вас», а «о нас»: не являются ли принт-медиа, полиграфическая ветвь СМИ, умирающим направлением? Что Вы об этом думаете?

– Тут у меня двоякое мнение. С одной стороны, печатное слово еще с советских времен достаточно высоко ценилось жителями страны Советов и пользовалось значительным авторитетом. Не зря считалось, что СССР – самая читающая страна в мире (уж не знаю, насколько идеологизирована была эта точка зрения). Что же касается молодого поколения эмигрантов, то хоть большинство из них неплохо владеют русским языком, но это почти всегда устный язык. С письменностью дела обстоят гораздо хуже: для чтения мало-мальски серьезных русских текстов приобретенного русского языка совершенно недостаточно, к сожалению. А главное – молодежь читает по-русски безо всякого удовольствия, для них более комфортным стал уже немецкий язык.

Одним словом, я считаю, что со временем ситуация с русскоязычными газетами и журналами в Германии будет усугубляться: подрастающие сегодняшние дети и вообще молодежь будут больше обращаться к радио и телевидению и в меньшей степени – к печатному слову.

 

Давайте теперь перейдем к понятиям успешности-неуспешности. В печатных СМИ существует понятие рейтинга, который легко отследить по числу подписчиков и по количеству рекламодателей. А как с этим обстоит дело на радио?

– Этот вопрос легко поставить, но на него непросто ответить. Все было бы гораздо проще, если бы речь шла о национальной радиостанции. Например, в России можно оценить рейтинг той или иной программы. Несложно это сделать и на немецком радио, вещающем на немецком языке. Но, к сожалению, в Германии не существует методик, которые бы помогали оценить рейтинг радиотрансляций, ориентированных на эмигрантскую среду, то есть иноязычных радиопрограмм. Проблема тут возникает как техническая, так и организационно-финансовая. Проще говоря, не ясно, каким образом можно было бы задать те или иные вопросы, если говорить о каких-либо социологических исследованиях,  исключительно русскоязычным жителям страны: где их найти, куда идти и кого искать, кого спрашивать?

Поэтому немецкие социологические институты разводят руками – они не могут сделать репрезентативную выборку.

Мы со своей стороны пытались сделать какие-то оценки, получали результат охвата русскоязычного рынка СМИ в районе 10%. Но повторюсь, что это были статистически недостоверные результаты, полученные путем опроса посетителей каких-нибудь массовых мероприятий: концертов, спектаклей и т.п.

Поэтому мы можем делать только общие качественные оценки: по письмам, звонкам. Их действительно много, особенно когда мы разыгрываем какие-то призовые акции или поднимаем острые социальные темы: немецкая реформа здравоохранения и образования, изменения некоторых социальных законов.

 

Звонят в прямой эфир?

– Нет. Хотя у нас предусмотрена такая техническая возможность. Передача выходит в прямом эфире, и мы иногда приглашаем слушателей звонить прямо в студию, но чаще всего вопросы задаются и высказываются мнения уже после передачи, когда информация прошла определенное осмысление, а слушатели успели поделиться ею со своими друзьями и родственниками. Звонки нередко раздаются уже на следующее утро после передачи.

 

Хочу вернуться к рейтинговым оценкам. Я вспоминаю, что один из моих коллег-физиков как-то назвал русскоязычную эмиграцию в Германии мелкодисперсным раствором низкой концентрации объект очень неудобный как для физиков, так и для химиков.

Так вот, я не напрасно заговорил о рейтинговых оценках. Ведь именно они определяют, как правило, финансирование как таковое и его объем. Вот об этом можно? Короче, кто и за что платит? За чей счет Вы живете, как Вы доказываете свою необходимость?

– Наша радиостанция – общественно-правовая. Это значит, что мы не являемся частной станцией, но в то же время и государственной тоже не являемся. То есть некая промежуточная форма, причем далеко не уникальная для Германии: многие каналы существуют здесь примерно так же, как и мы. То есть мы не принадлежим никому. Мы являемся радиостанцией двух земель – Берлин и Бранденбург. Есть некая иерархическая структура, во главе которой стоит так называемый интендант, контрольным органом является наблюдательный совет, в котором регулярно заседают наши региональные представители политических партий и общественных организаций, просто знаменитые люди, спортсмены, деятели культуры. Контроль практически целиком направлен на то, чтобы избежать каких-либо рекламных перекосов в сторону одной из политических сил или каких-либо идеологических течений, уже не говоря о запрещенных законом сфер деятельности – шовинизм, расизм, терроризм. Финансируемся мы из централизованных источников: всем известной организации GEZ, которая собирает пошлину (так называемый «функгебюр» – «радионалог») со всех пользователей радио- и телеканалов. Именно из этих источников нам выделяется определенный годовой бюджет финансирования, в рамках которого мы и ведем свою деятельность.

У нас нет в эфире рекламы, мы не зависим от этой статьи доходов, то есть мы не обязаны ходить по своему региону с протянутой рукой и выпрашивать у разных организаций рекламные деньги. Соответственно, мы не обречены и на реверансы в сторону рекламодателей с вопросом: «Чего изволите?» – и не обязаны перебивать наши передачи рекламными включениями. Причем это статусные ограничения: рекламные сюжеты просто не предусмотрены нашим уставом. И не могу сказать, что мы от этого расстраиваемся.

Из всего сказанного следует и ответ на Ваши вопросы, кто принимает решение и из чего при этом исходит, когда нам выделяется определенный бюджет на год-два вперед. Мы существуем уже более 15 лет. Начиналось все еще в Берлине в 1994 году с проекта «Радио мульти-культи», который вел трансляцию на дюжине языков, включая польский, турецкий, вьетнамский, арабский, языков бывшей Югославии и других. В основу проекта была заложена простая идея: рассказ о Германии на языках населяющих ее мигрантов.

Это был пилотный проект. Решение о создании такого радио было исключительно политическим, поддержанным берлинским сенатом и различными политическими и общественными объединениями.

 

Да-да, я хорошо помню те... ту... короче, слоган «мульти-культи»...

– Тот проект был благополучно завершен. Сейчас мы работаем в рамках другого проекта – FUNKHAUS EUROPA («Радиодом Европы». – Ред.). Это совместный радиопроект Rundfunk Berlin-Brandenburg (поэтому мы находимся в Берлине) и Westdeutsche Rundfunk со штаб-квартирой в городе Кёльне. Поэтому наши передачи можно слышать не только в регионе Берлина и Бранденбурга, но и в земле NRW (Северный Рейн – Вестфалия. – Ред.). Еще в этот проект входит «Радио Бремен», так что в Бремене мы тоже в эфире.

 

А в земле Baden-Württemberg Вас нет? От чего и от кого это зависит?

– Нет, в BW нас нет. А зависит это от того, включит ли земельная радиокомпания нас в сетку своего вещания.

 

Коль скоро мы говорим именно об аудио-СМИ, как на Ваш взгляд, Олег, не являются ли подобные инструменты во многом зависящими от личности ведущего? Я помню Ваше имя еще с середины 90-х. Возможно, и подавляющее большинство других слушателей включают Ваше радио в стремлении послушать не радио вообще, а именно Вас как ведущего? Как Вы сами думаете, какая доля Ваших слушателей включает Ваше радио, чтобы послушать передачи от кого бы то ни было, и какая часть слушателей приходят именно на Ваш голос?

– Я готов согласиться только частично с этим предположением: я действительно работаю на этом радио со дня его основания уже 15 лет, и меня многие знают. Но вот насчет остального – это вряд ли. Наш проект весьма далек от так называемой авторской программы, как это бывает часто на телевидении, когда люди приходят посмотреть именно на личность. Я не являюсь постоянным ведущим рубрики или темы, я руковожу редакцией, пишу для нее новостные блоки, занимаюсь репортажами и комментариями, но не более того. У нас прекрасная дружная команда талантливых журналистов, ежедневно сменяющих друг друга на радиоэфирах. У нас отличные внештатные сотрудники редакции не только в Берлине, но и в других городах, нередки корреспондентские включения из Москвы. Так что ответить на Ваш вопрос, тем более в каких-то долях или в процентах, практически невозможно.

Я очень рад, что не только в прошлом «Радио мульти-культи», но и сейчас «Функхаус Европа» хорошо знают и легко узнают, не задают вопросов, кто мы. Конечно, это связано еще и с тем, что мы здесь не первый год. Но без ложной скромности сошлюсь на мнения многих слушателей, что наше радио работает квалифицированно, профессионально. Русскоязычное радио в Германии – явление своего рода уникальное, это вообще большая редкость на общем немецкоязычном аудиофоне – не просто послушать русскую попсу, а узнать на родном языке квалифицированные новости и репортажи о немецкой культуре, политике, экономике. 

Я также рад, что оба названия стали достаточно раскрученным брендом. Мне нравится, что у нас на радио немало профессионалов, с которыми мне удается работать дружно, слаженно. И это главное!

Еще раз возвращаясь к Вашему вопросу, смею уверить, что вся наша работа – это не соло Олега Зиньковского, а симфонический оркестр «Функхаус Европа»!

 

Кстати, многое из сказанного Вами можно отнести и к радио «Немецкая волна». А в чем разница?

– Самое главное отличие – «Немецкую волну» невозможно принимать на территории Германии, все ее вещание идет за пределы страны. Это чисто уставные ограничения. Поэтому можно утверждать, что наше радио, по сути, не имеет в Германии конкурентов.

 

Как бы Вы охарактеризовали свои взаимоотношения с другими массмедиа в Германии? Например, «Русская Германия Русский Берлин»?

– Мы никак не конкурируем. Даже с радио «Русский Берлин» у нас фактически нет конкурентных пересечений: у них практически полностью музыкально-развлекательная радиостанция, а у нас информационно-аналитическая; они выходят в эфир днем, а мы вечером.

Напомню, что мы «вышли на поле» в те далекие времена, когда только-только зарождалась газета «Русский Берлин», чуть позднее появилась «Европа-Экспресс». Мы были первыми, и поэтому почти все руководители этих проектов прошли через наш эфир, мы знакомились с ними, когда они делали только первые шаги. Одним словом, находимся в хороших коллегиальных отношениях.

 

Вы позиционируете себя только как журналист или еще в какой-то мере и предприниматель тоже?

– Как журналист, а еще публицист и политолог. От предпринимательства я весьма далек.

 

Как Вы относитесь к сотрудничеству между Вашим радио и нашим журналом?

– Только положительно. У нас достаточно ограничены возможности для саморекламы, так что рассказ в Вашем журнале о нас не будет лишним. Мы тоже смогли бы рассказать своим слушателям о Вашем издании. Вот Вам и сотрудничество в форме... перекрестного опыления.

 

Владимир Искин


Kommentare
[-]
ava
No nick | 28.05.2012, 10:41 #

 Сегодня в Интернете появилось столько различных информационных сайтов, с помощью которых можно немедленно узнать о любом событии в любой точке мира, а также договориться о совместных действияхв качестве ответа на них. Кроме того, многие пользователи Интернета организовали в нем собственные сайты для постановки каких-то вопросов и сбора мнений по ним, что совершенно нет проблемы в том, чтобы организовать любую общественную  акцию, а то и общественное движение или даже партию. Наглядный пример тому, создание партии пиратов и успешное ее участие в выборных кампаниях федеральных земель Германии.

ava
No nick | 03.06.2012, 14:51 #

 Для меня главным преимуществом радио является то, что его можно слушать вне зависимости от времени суток, настроения, возраста и рода занятий.Это для меня-главный источник информации, ведь почти целый день я нахожусь за рулём

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Bewertungen
[-]
Artikel      Anmerkungen: 0
Aktualität des Themas
Anmerkungen: 0
Nutzwertigkeit
Anmerkungen: 0
Objektivität
Anmerkungen: 0
Recherchearbeit
Anmerkungen: 0
Zuverlässigkeit der Quellen
Anmerkungen: 0
Schreibstil
Anmerkungen: 0
Logischer Aufbau
Anmerkungen: 0
Verständlichkeit
Anmerkungen: 0

Meta-Information
[-]
Datum: 13.05.2011
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 873

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta