Поиск истины, или 27 вопросов к... небу! №77

Aufgeschlagenes Buch: Seiten
[-]

Thema
[-]
Поиск истины, или 27 вопросов к... небу!  

Современная жизнь ставит перед человеком вопросы, на которые нет очевидных ответов. Продолжаем публикацию мнений, полученных от носителей высшего знания –
представителей иудаизма, буддизма, православия, ислама, антиохийской, англиканской и римско-католической церкви

(Продолжение. Начало в №74)

9. Как бороться с терроризмом? Договариваться с террористами или уничтожать?

Лама Тэло Тулку Ринпоче:

«Я считаю, что это должен быть диалог. Это очень непростой путь, но те, кого мы называем террористами, тоже человеческие существа. Они люди и не могут не испытывать любви и сострадания – эти качества в них заложены. Терроризм сопровождает нас на протяжении столетий. На протяжении всех этих веков мы сражались с террористами. И что? Удалось нам искоренить терроризм? Насильственными мерами нам удалось лишь увеличить размах войн. Поэтому я верю только в дипломатическое решение».

 

Раввин Александр Лысковой:

«Я причисляю терроризм к преступности. Это равносильно убийству, насилию, воровству. Отношение к терроризму должно быть такое же, как к любому другому преступлению. Единственное, мне кажется, если есть международный терроризм, должна быть и маленькая согласованная международная следственная организация, с ним борющаяся. Это одна история. Вторая история – это выяснение причин терроризма. Помимо следственных органов, должен быть орган достаточно образованных людей – психологов, социологов, может быть, историков, кого-то еще, – эти люди должны разбираться, в каких местах находятся очаги терроризма и почему. На земле всего несколько точек, откуда идея терроризма, как раковая опухоль, проникает в разные государства. Их не нужно уничтожать, нужно понять, что дает толчок, что является энергетическим импульсом для появления идеи “я убью ради...”».

 

Протоиерей Александр Борисов:

«Есть такая прит­ча. Учитель проводит на песке линию и говорит ученику: “Сделай эту линию меньше, не прикасаясь к ней”. Ученик в затруднении. Учитель проводит рядом гораздо большую линию, и первая становится меньше. То же самое и здесь. Если мы будем обращаться к источнику добра, то вся атмосфера будет меняться. Терроризм начинается с элементарных вещей. Взятки, воровство вызывают терроризм и войны. Люди, которые живут в горных аулах, видят несправедливость, они видят, что кто-то живет на шикарных островах и в замках за счет народных достояний – нефти и газа, а другие еле-еле влачат существование. У них, естественно, возникает протест, они и взрывают что-нибудь – это путь, который им подсказывает их совесть и Бог, как они его видят.

Есть заповедь “Не желай ближнего своего, ни вола его, ни осла его, всего, что есть у ближнего твоего”. 11 сентября – это то, до чего может довести зависть. Зависть – основа всех массовых преступлений. Первое преступление, которое совершает человек, – Каин убивает Авеля из зависти. И про Христа тоже пишется, что Пилат знал, что первосвященники предали его из зависти, потому что народ за ним шел. И отца Александра Меня убили, думаю, тоже из зависти. Слишком успешный проповедник, слишком яркая, привлекательная, прекрасная личность. Поэтому надо убирать то, что порождает зависть. Социальные контрасты ничего хорошего не порождают».

 

Имам Шамиль Аляутдинов:

«Первым делом остановить информационный террор против невинных людей. Российские и мировые СМИ за последние 15 лет десятки тысяч раз оскорбляли ислам и мусульман в том, к чему они не причастны. К тому же СМИ за эти годы своим многократным и убедительным повторением того, что убийца-смертник попадет в рай, породили целый институт террористов».

 

Раввин Александр Фейгин:

«Договариваться – это самое страшное, что ты можешь себе позволить. Договариваясь, ты взращиваешь их, вскармливаешь их, ты готовишь следующие теракты. Договариваться с террористами нельзя – ни при каких условиях, ни в каких обстоятельствах, никогда. Нужно ли их уничтожать? Да, их нужно уничтожать. Но этот вопрос неправильно сформулирован: он дает только две возможности. С террористами нельзя договариваться, их надо уничтожать, и третье – надо быть готовыми жить с ними вечно. Потому что терроризм не появился в мире сегодня, он не исчезнет завтра, его не удастся победить ни уничтожением, ни договоренностями. Израиль умеет жить с терроризмом. Это плохой навык, скорбный навык, но я думаю, что он нужен теперь всем странам».

 

10. Можно ли давать взятки, если это единственный способ не остаться без прав, отправить ребенка в нормальную школу, получить нормальное медицинское обслуживание?

Раввин Александр Лысковой:

«В еврейской традиции существует закон, обязывающий общину выкупить любого еврея из тюрьмы. Свобода – это необходимое условие существования еврея, мы, начиная с египетского рабства, немного даже помешаны на свободе. Взяткой это не считается, это закон.

По поводу того, надо ли платить врачам. В связи с советской властью у нас немного извратилось представление о заработке врача. В Советском Союзе врачи были самым нищим классом. На самом деле врач должен просить столько, сколько он считает нужным, и человек должен платить столько, сколько он считает нужным. А если у нас врач до сих пор получает мизер, то, естественно, я должен ему платить. Это не взятка, просто я возмещаю ему то, что государство ему недодает».

 

Лама Тэло Тулку Ринпоче:

«С одной стороны, что плохого в том, чтобы отправить ребенка в хорошую школу? Но разве это справедливо по отношению к другим детям, которые тоже хотят учиться в этой школе? По-моему, нет. Здесь нечего обсуждать – это просто считается дурным поведением, и все».

 

Протоиерей Алексий Уминский:

«Вопрос актуальный для нашей жизни, для нашей системы отношений. Всем понятно, что взятки давать нехорошо. Но нужно понимать, что общество вынуждает к этому людей, которые находятся в тяжелых обстоятельствах жизни, которые никак по-другому свой вопрос решить не смогут. Поэтому я не говорю ни “да”, ни “нет”. Я не могу сказать: “Да, можно”. Но, с другой стороны, я не могу сказать: “Нет, нельзя”. Потому что жизнь вынуждает человека к этим поступкам».

 

Имам Шамиль Аляутдинов:

«Взятки давать нельзя, но можно щедро отблагодарить за хорошую услугу или работу».

 

Раввин Александр Фейгин:

«Я бы не хотел жить и не хотел бы, чтобы мои дети жили в такой стране, где единственный способ получить равные с другими права – это давать взятки. Более того, говоря о еврейской мобильности, я бы сказал, что из такой страны, если это не Израиль, надо бежать.

Теперь конкретно ответ на вопрос: взятки давать нельзя. Это еврейский закон. Нарушает его и тот, кто дает, и тот, кто берет. В этом смысле нет никаких послаблений. Более того, в Библии написано, что взятка ослепляет и лишает здравого смысла. Есть история об одном еврейском мудреце XX века, который посреди одного процесса, на котором он был судьей, вскочил и побежал в соседнюю комнату. И когда люди туда пришли, они обнаружили, что он шарил у себя по карманам пальто, а потом извлек оттуда конверт с деньгами. Он объяснил свое поведение так: в ходе процесса он увидел, что теряет здравый смысл, что не может беспристрастно анализировать аргументы. И он понял, что ему дали взятку, хотя он ее и не брал. Взятка – это конец судебной системы, конец исправной государственной службы. Может, это кого-то и не пугает, но надо понять, что в еврейском мировоззрении конец судебной системы – это конец света. Там, где нет суда, там нет жизни».

 

Протоиерей Александр Борисов:

«Я думаю, что в каких-то случаях человек вынужден давать взятку. И человек, который берет взятку, совершает преступление в сто раз более тяжкое, чем человек, который взятку дает. Закон, который уравнивает дающего и берущего, направлен на всяческое поощрение и поддержание взяточничества. И борьба с коррупцией будет прямым лицемерием до той поры, пока перед законом дающий и берущий будут одинаково виновны».

 

Отец Брайан Ральф:

«Если от взятки зависит жизнь твоего ребенка или матери, жены или брата, то, как бы это ни было плохо, выбора нет. Это настолько больная, неправильная, глубоко неправильная система. Это неправильно, это ужасно и это возмутительно. Если я окажусь в коррумпированной стране, а моей дочери станет плохо и ее жизнь и здоровье будут зависеть от того, дам ли я взятку здесь и сей­-
час, – я могу себе представить, что я приму решение взятку дать».

 

11. Правильно ли одному из родителей запрещать ребенку видеться с другим, если известно, что тот, другой, плохой человек и ничему хорошему ребенок у него не научится?

Лама Тэло Тулку Ринпоче:

«Мои родители разошлись, и это было взаимное решение. Отец мой был алкоголиком, но это не означало, что он не принимал участия в моей жизни, а я – в его. В конечном итоге он сумел отказаться от алкоголизма. Так что общих советов быть не мо­-
жет – все зависит от человека и от ситуации».

 

Протоиерей Алексий Уминский:

«Если он очевидный урод, то, конечно, надо спасать ребенка от такого родителя».

 

Раввин Александр Фейгин:

«Если он настолько плохой человек, что представляет опасность для ребенка, то нужно встречаться в присутствии второго родителя. Ни по человеческому закону, ни по Божьему нельзя забирать ребенка у одного из родителей. Если человек не живет с ребенком, то, по крайней мере, он должен с ним видеться».

 

Продолжение следует

В 1956–1958 гг. работал слесарем, зарабатывая трудовой стаж для поступления в вуз.

В 1958–1960 гг. учился в Институте народного хозяйства
им. Пле­ханова.

В 1960 г. перешел на биолого-химический факультет Московского пединститута. В том же году вступил в брак. Имеет двух дочерей-близнецов.

В 1964 г. по окончании института работал в Лаборатории радиационной генетики Института биофизики АН СССР.

В 1969 г. защитил диссертацию по генетике. Перешел на работу в Институт биологии развития АН СССР.

В 1972 г. оставил научную работу и по благословению своего духовника о. Александра Меня поступил в 4-й класс Московской духовной семинарии. В 1973 г.  окончил семинарию и рукоположен в сан диакона.

В 1973–1978 гг.  учился в Московской духовной академии, защитил кандидатскую диссертацию.

В 1989 г. был рукоположен в сан священника.

В 1991 г. назначен настоятелем храма святых бессребреников Космы и Дамиана в Шубине.

В 1991 г. избран президентом Российского библейского общества.

В 1999 г. награжден медалью святого благоверного князя Даниила Московского.

14 ноября 2000 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возвел о. Александра в сан протоиерея.


Bewertungen
[-]
Artikel      Anmerkungen: 0
Aktualität des Themas
Anmerkungen: 0
Nutzwertigkeit
Anmerkungen: 0
Objektivität
Anmerkungen: 0
Recherchearbeit
Anmerkungen: 0
Zuverlässigkeit der Quellen
Anmerkungen: 0
Schreibstil
Anmerkungen: 0
Logischer Aufbau
Anmerkungen: 0
Verständlichkeit
Anmerkungen: 0

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta