Эти малыши – наш самый крупный и ответственный бизнес!

Aufgeschlagenes Buch: Seiten
[-]

Thema
[-]
Будем знакомы  


Я никому не передоверил это приглашение, ради двух часов приехал в Берлин с самого юга Германии. И оказался прав. Потому что никакие заочные интервью и пересказы не смогли бы заменить ту колоссальную энергетику, которая царила на 5-летнем юбилее немецко-русского детского сада
Welt für Kinder. А детский сад этот особый. Как раз об этом немного коммерческом, но в основном социально важном проекте и пойдет речь.

 

Мои первые вопросы – к Светлане Кузнецовой, инициатору и, как сейчас любят выражаться, топ-менеджеру проекта, который можно было бы назвать просто «интернациональный детский сад», ориентируясь на разношерстный многонациональный состав детей.

– Сначала, как у нас принято, расскажите о себе, пожалуйста. Или хотите сразу начать с вашего детского сада?

– Нет, про детский сад и его особенности – я бы с удовольствием оставила ответы на эти вопросы нашим замечательным методистам и воспитателям. Но так как разговор у нас специально для публикации в журнале «Предприниматель», то я готова осветить те стороны проекта, которые наиболее интересны вашим читателям.

– С чего начался ваш проект?

– В 1991 году я оказалась в Германии с семьей. На этапе проживания в общежитии я сдружилась с очень приятными интеллигентными людьми, с которыми мы и решили создать Verein – некоммерческое Общество. Некоторые гости нашего Общества уже тогда жаловались на проблемы со своими детьми.

– А что, уже в то время были признаки неблагополучия в этой сфере? В чем это проявлялось?

– Да, уже тогда было достаточно очевидно, что мы, взрослые, быстро теряем авторитет в глазах собственных детей. Ведь детская психика достаточно примитивна (в хорошем смысле): они судят о важности, нужности и полезности взрослых лишь постольку, поскольку мы можем им в чем-то конкретном помочь, научить, защитить. При переезде в новую страну наши взрослые возможности как раз в этих аспектах весьма ограничены, а со временем дети даже быстро опережают наши языковые познания и общеправовую компетентность.

Поэтому, к сожалению, взросление многих наших детей часто происходит вне родительской опеки, на улице или в школе, под патронажем старших школьных товарищей, обладающих гораздо большим авторитетом, чем родители. Отсюда и разные неприятные истории, в которые попадают наши дети. Например, среди первоклассников распространялись детские шоколадки, содержащие легкие наркотики. Не менее драматическая история – о начальном дворовом сексуальном воспитании, когда начинать половую жизнь с 12-летнего возраста считалось чуть ли ни нормой, а передача одной и той же девочки из рук в руки от одноклассника к однокласснику воспринималась как доблесть, и это не осуждалось даже со стороны подружек.

– М-да... Нечто подобное в СССР тоже происходило, но у нас тогда вроде попозднее все начиналось: лет с 14–15. И еще наркотики заменялись сигаретами, а «взрослым сексом» считались поцелуи с обниманиями. Разврат молодеет. Продолжайте...

– Вот тогда мы и решили официально зарегистрировать «ферайн» в 1995 году, а наш первый официальный проект назывался: «Профилактика подростковой наркомании и подростковой преступности».

– Разве физфак МГУ дает педагогическое образование? Откуда у вас интерес к этой теме.

– Нет, мое образование к этой теме имеет очень косвенное отношение. Еще будучи молодым научным сотрудником в СССР, я принимала участие в создании нового учебника по физике, а потом занималась его методической апробацией в школах страны. Тогда-то меня судьба и свела с молодежью самым тесным образом.

Но необходимость, актуальность этой темы жизнь в Германии подсказала самым жестоким образом: за непродолжительное время на моих глазах от наркотиков умерло пятеро подростков. Однажды я столкнулась даже с такой логикой, оправдывающей наркоманию: «Лучше несколько лет прожить, не отказывая себе в этом удовольствии, чем влачить «серое» существование без наркотиков». Согласитесь, что это просто кошмарное искажение сознания!

И еще один случай произвел на меня сильное впечатление. В беседе с одним проворовавшимся подростком, уже сидевшим к моменту нашей встречи в тюрьме по совокупности совершенных краж, я спросила у него в недоумении: «Почему ты воруешь, разве мама не говорила тебе, что брать чужое нельзя?!!». И вдруг я получаю совершенно искренний ответ: «Мама? Нет, не говорила...»

Еще пример: на моих глазах произошла одна дикая история, характеризующая воспитательную систему Германии в целом не с самой лучше стороны. Я присутствовала на заседании в «югендамте», где лишали родительских прав вполне интеллигентных благополучных родителей. Уже к моменту заседания мне было известно, что этого мягкого, запуганного сверстниками бесхарактерного мальчишку школьные приятели просто заставили написать кляузу на родителей в «югендамт». Тогда по закону его должны были отделить от семьи и поселить отдельно в оплачиваемое государством общежитие для подростков и выдавать «киндергельд», который те самые юные «бандиты» и рассчитывали регулярно отбирать у мальчика. К сожалению, такие случаи были распространены. Потом дети, вечно голодные, регулярно посещали родительский дом, чтобы хотя бы кушать, в чем им, конечно же, не отказывали.

Так вот, сразу после решения комиссии мальчик кинулся к родителям с мольбами ничего не предпринимать, что он их очень любит, но опасается за свою жизнь: убьют вас, убьют меня...

Короче говоря, очень многие детали, наблюдения, жизненные примеры убедили меня, что тема подросткового воспитания здесь будет еще очень и очень долго востребована. Но, к сожалению, эта тема оказалась даже еще более запущена, чем я могла предположить. К такому выводу я пришла после случая, когда мои подопечные угнали машину.

И вот тогда я для себя решила, что проводить воспитательную работу с подростками – это уже многолетнее опоздание. Что начинать надо гораздо раньше: с начальной школы, с детского сада и даже с детских яслей.

Вскоре я получила этому веское подтверждение. Всем взрослым, наверное, известен классический пример, когда детишки, уходя из гостей, норовят прихватить с собой чужую игрушку. Так вот, по поведению ребенка в такой ситуации становится сразу понятно, проводится ли с ним дома соответствующая профилактическая воспитательная работа. Мой вывод однозначен: многие семьи не придают этому должного значения!

– В каком году начался «детсадовский проект»? Кто финансировал?

– Начался осенью 2003. Вы ведь и были как раз на 5-летнем юбилее. Это произошло сразу после окончания «подросткового проекта». Тот, «подростковый», финансировал «Арбайтсамт». 10–12 ставок в размере 800–1000 евро. Говорю об этом открыто, потому что лично я не получала за него зарплату. Как руководителю проекта, мне полагались 300 евро доплаты к «социалу», не более того.

– А разве любой «ферайн» может открыть детский сад?

– Нет, конечно. Там много условий. Мы длительное время были членами известной организации Deutscher Paritätischer Wohlfahrtsverband и в процессе сотрудничества заслужили официальное право на воспитательно-профилактическую работу с детьми и подростками.

Кстати, сразу скажу всем заинтересованным воспитателям и учителям в других городах: получить всем такие права, может оказаться, достаточно сложно. А вот работать вместе с нами и как бы от нас – это очень даже можно и вовсе не обязательно только в Берлине.

– И что, только получи такой статус – и открывай детский сад?

– Нет, еще очень важные условия – наличие подходящего помещения и дипломированных воспитателей. Причем требования к помещению определяет и проверяет соответствующее городское управление по работе с детьми и молодежью. У нас в Берлине – Сенат. Нам признали подходящим далеко не первое попавшееся помещение. Но в конце концов дали добро на прием 30 детей. И аж спустя 3 года, после присоединения к этому помещению еще одной смежной квартиры, увеличили разрешенное количество до 55 детей.

А разве не было сомнений, что вы сумеете набрать такое большое количество детей?

– Были, конечно. Начинать пришлось даже не с детей, а со штата воспитателей. К ним тоже определенные требования и условия: нужно специальное образование, полученное или признанное в Германии. В воспитательном учреждении особенно немаловажен также психологический климат в коллективе. Мы с этой проблемой столкнулись почти сразу. Зато сейчас, как вы сами могли убедиться, это сплоченный коллектив. Это даже не одна команда, это одна семья!

– И все-таки как быстро удалось набрать «полный штат кунденов» – полный комплект детей?

– Владимир, вы о детях – как о банковских клиентах, аж не по себе...

– Я ведь статью для «Предпринимателя» готовлю, а не для журнала «Семья и школа». Но я шутя и ласково. И все-таки?..

– Скажу только, что сейчас у нас очередь по записи в садик на 2 года вперед. Причем многие случаи,  с позволения сказать, безусловные исключения: это когда старший(ая) уже посещает наш садик и уже подрос(ла) братик-сестренка; не разделять же детей!

В принципе мы бы могли уже сейчас значительно увеличить число мест, но тут есть одно «но». В немецких детских садах принято совмещать спальные помещения с игровыми. То есть в нужный момент достаются из шкафчиков спальные принадлежности, матрасики и укладываются прямо на полу. Мы с самого начала радикально изменили эту практику. У каждого нашего ребенка своя кроватка, причем из натурального дерева, а спальные комнаты являются только спальными.

– А откуда же все-таки финансирование, Света? Кто платит?

– Там очень сложная система, участвуют несколько сторон. Но в основном платит государство. Платит, так сказать, «поголовно», если пользоваться вашей циничной и беспощадной бизнес-терминологией. Вместо того чтобы озвучивать конкретные цифры, я лишь скажу, что из получаемых денег нам удается выплачивать полноценную зарплату воспитателям, покупать детскую мебель с игрушками, платить арендную плату и... еще на маленькие подарки для детей остается.

– Какие группы у вас, какой возраст?

– Одна младшая группа от 1 года, одна средняя от 3 и одна старшая от 4 лет.

– Что входит в воспитательно-образовательную программу? Чем все это отличается от типичных немецких детских дошкольных учреждений?

– Как я уже говорила в начале, об этом лучше расскажут наши воспитатели. Скажу лишь, что на первом плане у нас язык, музыка, физкультура, которая, кстати, включает обучение детей плаванию и даже солевые ванны. Самым маленьким и в самую первую очередь мы даем русский язык. Причем об этом просят не только русскоязычные родители. У нас ведь есть и немецкие, и турецкие, и даже югославские дети, но сами родители очень просят дать им русский язык. И с этим проблем нет. А вот найти подходящего немца-воспитателя с идеальным немецким произношением (hochdeutsch) – это ох как непросто. Кстати, обращаемся по этому поводу и к читателям вашего журнала: с готовностью примем таких сотрудников в нашу команду. И не обязательно коренного или этнического немца, среди нашего брата-эмигранта уже немало владеющих немецким языком в совершенстве.

Вникать в педагогические приемы вовсе не входит в задачу нашего журнала. Но в данном случае именно педагогика и воспитательно-психологические нюансы являются важным коммерческим инструментом успешности или провальности такого рода предпринимательской инициативы. Поэтому по совету Светланы Кузнецовой разговор я продолжил с руководителем детского сада, заводилой и большой выдумщицей, но, как выяснилось в разговоре, человеком по жизни очень серьезным и ответственным – Евгенией Роженко.

– Женя, как бы вы охарактеризовали основные отличия немецких детских садов от бывших советских?

– На мой взгляд, главное отличие – в подходах к времяпрепровождению и к воспитанию. В Германии свобода человека, в том числе ребенка, возведена, как мне кажется, в необоснованно высокий ранг и сродни вседозволенности. Главное у них – чтобы ребенку нравилось. И всё! Поэтому дети в немецком детском саду в основном и занимаются тем, чем хотят. И им приятно, и воспитателям меньше хлопот.

У нас же все строится на определенной и заранее тщательно продуманной программе. Постепенно мы воспитываем, приучаем детей к таким не очень приятным вещам, как распорядок дня, самодисциплина, самообразование.

Не буду утверждать, что у немцев это вообще отсутствует. Но там это строится, скорее, на последействии, так сказать. То есть только когда ребенок уже совершил проступок, тогда ему объясняется, что это нехорошо. То есть нет предупреждения и заранее спланированной воспитательной программы. Поэтому многое происходит бессистемно, спонтанно.

– Не очень понятно... А можно на примерах?

– Легко. Как научить детей правильно поступать без нотаций и скучных нравоучений? Я раздаю детям разные заранее подобранные картинки и одну из них показываю всем: как ребенок ходит по лужам, брызгается и всех пачкает. Прошу их описать поступок грязнули, а потом прошу каждого найти среди своих картинок ту, на которой ребенок ведет себя правильно, обходит лужи и вообще аккуратен. А потом на улице вспоминаем и закрепляем «школьный урок».

Еще мы часто практикуем разделение детей на две игровые подгруппы. Сначала предлагаем им выбрать, кто из них на каком языке хочет общаться в эту минуту, и вся группа таким образом разделяется на две подгруппы, каждая из которых собирается вокруг русскоязычного или немецкоязычного воспитателя. И каждая группа какое-то время выполняет простые задания только на немецком или только на русском языке: счет, игра в мячик со словами и т.п. А спустя какое-то время группы меняются местами.

Или ролевые игры по сюжетам сказок: дети играют в зверей, изображают их голоса, движения. Или увлеченно гречку перебирают, а на самом деле – это отличная гимнастика для подушечек пальцев.

Никто никаких централизованных планов работы нам не спускает. Мы создаем авторские программы. Например, я предложила уроки детской литературы: прочитали сказку «Серая шейка», дети очень переживали за нее, вместе строили планы ее спасения. Тут же выяснилось, что не все готовы разделить мужественное поведение зайчиков. Так что тут же родилась новая воспитательная тема борьбы со страхами.

И так далее, каждая тема рождает новую, и так без конца.

– Какую главную цель вы ставите в своем общении с детьми? Научить чему-то, воспитать, подготовить к школе?

– Целей несколько. Но подготовить к школе – это, пожалуй, одна из самых важных целей. В то же время, считать и читать они в любом случае научатся. Наша задача: пробудить желание узнавать новое, причем не через силу, а легко и с удовольствием. Если сказать совсем коротко: наша задача – научить детей с удовольствием УЧИТЬСЯ! В вопросах ознакомления детей с социальным миром, окружающей средой и подготовки детей к школе мы опираемся на Берлинскую образовательную программу.

– Не согласитесь ли привести пару примеров каких-либо проблем и наоборот каких-либо приятных неожиданностей из вашего опыта работы с детьми?

– Скорее, не проблемы, а хлопоты. Их много каждый день, но это естественно и приятно. Из педагогических неожиданностей могу вспомнить... Одно время мы с группой много раз на прогулках ходили мимо одного и того же заброшенного совершенно убитого автобуса без колес. Дети так привыкли к нему, уже как к живому старому другу. Даже субботник устраивали, чтобы помыть его. А однажды идем мимо, а его нет. Вообще нет, убрали... Столько огорчения и растерянности было у детей... Я сама растерялась, даже не знала, как их успокоить. А потом придумала: мол, автобус после уборки начал новую жизнь, уехал на отдых в солнечную страну и передает детям большие приветы и благодарность, о чем дети узнали из письма, который прислал автобус, и которое мы все вместе нашли на том месте, где раньше стоял автобус. Как вы понимаете, мы это письмо написали, а дети нашли его «случайно» во время очередной прогулки. Столько радости и впечатлений было...

– Ну, вы выдумщица-обманщица...

– А меня и называют коллеги Андерсеном (смеется).

А из приятностей... Больше всего радует, когда дети скучают по занятиям и сами просят скорее перейти «к урокам», узнать что-то новое и чему-нибудь еще научиться.

– Какое у вас образование, Женя? И какой режима работы? Тяжело приходится?

– Режим работы с 8.00 до 17.00. Часть воспитателей приходит к 8.00, часть к 10.00. Образований у меня несколько: Педагогический университет по специальности «методика воспитательной работы», Педагогическое училище по специальности «воспитатель детского сада» и режиссерский факультет Института культуры.

Работа, конечно, очень напряженная. Честно скажу: воспитание детей – это огромный душевный и интеллектуальный труд. В этот, с позволения сказать, «бизнес» могут идти только фанаты. Ведь названным временем рабочий день не ограничивается. Приходится еще и дома много читать, думать, готовиться.

Кстати говоря, мы уже давно собираемся организовать что-то типа педагогических семинаров. То есть встречаться регулярно с коллегами из других детских садов и из других городов, обмениваться опытом, делиться творческими и педагогическими наработками, вместе обсуждать проблемы. До сих пор эта идея как-то не находит практической реализации, времени не хватает. Но я надеюсь, что этот замысел мы все-таки осуществим.

Напоследок я задал еще один вопрос опять Светлане Кузнецовой. Вопрос этот интересовал меня уже как болельщика журнала «Предприниматель».

– Светлана, из нашей беседы у вас все выглядит очень даже неплохо. А какие основные проблемы вы видите в своей деятельности? Или все в порядке, никаких проблем?

– Как это ни странно, но проблемы лежат вовсе не в привычно-предпринимательском русле, не в финансовом, не в коммерческом. Меня саму удивило это открытие: основные проблемы кроются как раз в социальной плоскости. Все мы люди, со своими достоинствами и особенностями, со своим характером, со своими, как говорят, тараканами в голове. И достаточно часто... разные тараканы не дружат друг с другом. Короче говоря, главное в нашем деле – наладить межличностные отношения в коллективе, избежать ревности и зависти, подсидок и мелких пакостей. И тому подобное. Причем это касается, к сожалению, не только и даже не столько некоторых нестыковок внутри коллектива, сколько внешних контактов: с коллегами из других детсадиков, с чиновниками разных уровней. А кому понравится, если кто-то остается без работы, а к нам в садик выстраивается очередь из желающих отдать нам детей. Если у других в садах слезы, истерики и тоска по дому, а у нас дети наоборот плачут, когда их забирают домой, не хотят от нас уходить.

Но все это жизнь, все это преодолимо. Было бы желание и здоровье!

– ...Чего лично вам, всем вашим коллегам, детишкам и их родителям искренне желаю!

Владимир Искин


Kommentare
[-]
ava
No nick | 25.11.2011, 23:52 #

Очень поучительный и убедительный материал, замечательные и своевременные педагогические идеи.
Успехов Вашему интернациональному детскому саду, уважаемые Светлана Кузнецова, Евгения Рожко и все воспитатели! У ваших детей счастливое и умное детство. Пускай их жизнь сложится удачно.

Вадим Левин, Марбург

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Bewertungen
[-]
Gruppe 1 Hinzufügen

Meta-Information
[-]
Datum: 03.08.2011
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 958

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta