РОССИЯ И ВТО: ИГРЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ?

Information
[-]
РОССИЯ И ВТО: ИГРЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ?  


Процесс, именуемый «вступление России в ВТО», давно побил все рекорды по своей длительности. Поэтому возникает вопрос, а необходимо ли это России. О преимуществах вступления в ВТО для отечественной экономикии и ее отдельных отраслей и сопротивлении, которое оказывает этому процессу бизнес-элита страны, рассуждают специалисты ИЦ «ССК», г. Москва.

Можно, конечно (как это и делается на протяжении почти 20 лет), продолжать рассуждать о больших сложностях процесса, необходимости защиты отечественного товаропроизводителя, сохранении российского сельского хозяйства, автомобилестроения и других отраслей, которые, якобы, «умрут» после вхождения страны во Всемирную торговую организацию (ВТО). Можно ссылаться на чрезвычайно длительную процедуру согласований условий вступления с государствами-участниками, среди которых – и бывшие «братские» республики «союза нерушимого», такие как Грузия или Украина. Можно в очередной раз говорить о кознях «проклятого Запада», необходимости защиты национального суверенитета и т.д. Однако для понимания истинных причин происходящего, как всегда, целесообразно задаться простым вопросом: «Кому выгодно?» (Qui bono?, - как говорили в Древнем Риме).

Россия и ВТО

СССР не был приглашен к участию в Гаванской конференции, так как отказался быть участником МВФ и МБРР. Руководство СССР опасалось того, что большое влияние, которое имели США в этих организациях, и начало противостояния между идеологическими блоками («холодная война») не позволят «в должной степени учитывать интересы СССР в рамках этих организаций».

В 1986 г. СССР обратился с заявкой о получении статуса наблюдателя в Уругвайском раунде переговоров с целью последующего присоединения к ГАТТ. Однако США отклонили эту заявку, мотивируя свое решение тем, что СССР является страной с плановой экономикой, что несовместимо с принципами свободной торговли.

После окончания «холодной войны» СССР в 1990 г. получил статус наблюдателя в ГАТТ. В 1993 г. Россия подала официальную заявку на вступление в ГАТТ. Однако еще до завершения всех процедур по вступлению, на базе ГАТТ была создана Всемирная торговая организация. В 1995 году начались переговоры уже по вступлению России в ВТО. Наиболее сложными были переговоры с США, Евросоюзом и Китаем. Разногласия с Евросоюзом удалось урегулировать после того, как Россия поддержала Киотский протокол. Основные разногласия на переговорах с США, которые велись в течение шести лет, касались вопросов финансовых рынков, поставок в РФ сельскохозяйственной продукции и защиты прав интеллектуальной собственности. Россия и США подписали протокол о присоединении РФ к ВТО 20.11.2006 г. в рамках сессии Азиатско-Тихоокеанского форума в Ханое (Вьетнам).

Постоянное откладывание вступления России во Всемирную торговую организацию часто мотивировалось также необходимостью подготовки к членству в ВТО и снижения потерь от присоединения. Несомненно, осложнили вступление в ВТО и газовый конфликт с Украиной, и военный конфликт с Грузией, и начавшийся мировой финансово-экономический кризис, заставивший ряд стран усилить меры государственного регулирования своих экономик.

В июне 2009 года на заседании межгосударственного совета ЕврАзЭс в Москве премьер-министр РФ Владимир Путин сделал официальное заявление о прекращении индивидуальных переговоров по присоединению России к ВТО. Одновременно он объявил, что в переговорах по вступлению в ВТО с января 2010 года Россия будет участвовать в рамках (от лица) единого Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. В ВТО, согласно Договору о его создании (WTO Agreement), могут вступать как страны, так и отдельные таможенные территории (так ЕС является членом ВТО, как и все страны по отдельности, входящие в его состав). Однако уже 21 октября 2009 г. первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что Россия, Белоруссия и Казахстан будут вступать в ВТО одновременно и на согласованных условиях. Это позволит и вступить в ВТО, и сохранить Таможенный союз. 7 декабря 2010 года в Брюсселе прошел саммит Россия – ЕС. Накануне саммита глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина и комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт подписали меморандум о завершении переговоров по вступлению России в ВТО. В документе отмечается, что стороны сняли все проблемные вопросы (в т.ч. по урегулированию российских экспортных пошлин на лес).

К осени 2011 г. оставались неурегулированными только спорные вопросы с Грузией. Однако кроме формальных препятствий на пути России в ВТО существовало и существует сильнейшее внутреннее сопротивление со стороны как убежденных «патриотов-антизападников» во властных структурах, так и влиятельных бизнес-кругов, для которых вступление в ВТО может означать потерю монопольного положения на внутреннем рынке. Более того, их совместными усилиями, помноженными на агрессивную пропаганду соответствующих «патриотических» (варианты – «евразийских» и проч.) взглядов в «независимых» отечественных СМИ, за последние годы тема вступления в ВТО превратилась в очередной жупел. Большинство населения с удовольствием верит распространяемым «страшилкам», а российский Интернет наполнен соответствующими «комментариями». В преддверии выборов это представляется серьезным аргументом. 

Таким образом, переговоры о вступлении России в ВТО длятся уже 16 лет (с того момента как организация была создана в 1995 году), а с учетом подачи заявки на вступление в ГАТТ – 18 лет (!). По длительности переговорного процесса Россия установила абсолютный мировой рекорд. Для сравнения, КНР для завершения переговоров потребовалось на 5 лет меньше. За гораздо меньшее время полноправными членами ВТО успела стать большая часть стран постсоветского пространства: страны Балтии, Украина, Азербайджан, Грузия, Киргизия и др. Россия остается единственным членом G20, не входящим в ВТО.

Осеннее обострение

Осенью 2011 года, весьма неожиданно для многих обозревателей, процесс «вступления России в ВТО» вдруг вновь набрал скорость. 2 ноября 2011 года Грузия и Россия при посредничестве Швейцарии подписали соглашение о вступлении России в ВТО. Тем самым, формальных препятствий для вступления России в ВТО больше не осталось. 10 ноября соглашение с Грузией было утверждено. 11 ноября состоялось заседание рабочей группы, в ходе работы которой был подготовлен окончательный доклад о принятии России в ВТО. А затем на министерской конференции стран-членов ВТО, запланированной на 15–17 декабря, уже может быть принято решение о вступлении РФ в данную организацию. В случае согласия министров, останется лишь процедура ратификации документов в России, через 30 дней после которой Россия станет полноправным членом Всемирной торговой организации.

«Мы договорились в рамках нашей принципиальной позиции», – сообщил в интервью РИА «Новости» глава российской делегации, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ Максим Медведков.

«Мы приветствуем решение России. Теперь мы едем в Женеву на заседание, где может быть подписано окончательное соглашение», – подтвердил замминистра иностранных дел Грузии Сергей Капанадзе. Одобрение достигнутого соглашения уже выразил госдепартамент США.

Вступление в ВТО обеспечит прирост экономики России на 3% в среднесрочной перспективе, подсчитал Всемирный банк. «Это то, чего Россия ждала более 15 лет. Завершение процесса даст толчок экономике России», – считает главный стратег Verno Capital Роланд Нэш в интервью The Financial Times.

«Вступление в ВТО, – комментирует глава Американской торговой палаты в России Эндрю Сомерс, – в первую очередь повысит репутацию России среди международных инвесторов».

«Кризис помог РФ осознать многие вещи», – считает Аркадий Дворкович, помощник президента РФ. «Мы смогли на собственном опыте убедиться, что стоять на месте – это губительно для нашей экономики. Это и называется модернизация», – сказал он, выступая на конференции «Russian Money Market 2011: современные возможности». По мнению Дворковича, вступление или невступление в ВТО повлияет на скорость реформ в РФ: «Если не вступим, то многие вещи будем делать гораздо медленнее, и я считаю, что это плохо». 

Однако не все настроены столь оптимистично.

«Я бы был осторожен в количественных оценках среднесрочного влияния вступления в ВТО на экономику России, поскольку будут сказываться дополнительные глобальные факторы, но общий эффект будет положительным за счет увеличение несырьевого экспорта, то есть диверсификации экономики, а, главное, за счет притока иностранного капитала, в первую очередь прямых инвестиций», – считает главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик.

Маршалл Голдман, бывший содиректор Центра Дэвиса по изучению России и Евразии Гарвардского университета, отвечая на вопросы корреспондента RFE/RL о последствиях вступления России в ВТО, отметил: «Необходимо иметь достаточное количество людей в России, которые видят преимущество членства и которые делают все возможное, чтобы привлечь оппонентов и включить всех в процесс. Но такое за ночь не происходит. Думаю, стоит ожидать большого сопротивления со стороны влиятельных людей из бизнес-кругов. Им есть что терять. Россия не уникальна в этом смысле, подобная борьба происходила в каждой стране, которая вступала в ВТО. Существуют те, кто говорит: «Мы не хотим иностранной конкуренции, и мы сделаем все, чтобы саботировать это». Россия не уникальна в том отношении, что люди сопротивляются ослаблению таможенной защиты. 

В каждой стране происходит внутренняя борьба: есть те, кто хочет таможенной защиты, и те, кто говорит, что мы все выиграем, если все вместе будем участвовать и сотрудничать. Это не просто вопрос – все действительно зависит от того, кто более красноречив и кто поднимает вопрос наиболее эффективно с политической точки зрения». Безусловно, политика внесла вклад в ускорение переговорного процесса, хотя российские президентские и парламентские выборы являлись, скорее, препятствием на этом пути.

«Понятно, почему все так торопятся. Со сменой политических циклов в США и Европе ситуация может резко поменяться. Если в 2012 году в США к власти придут республиканцы, а Россия так и не вступит в ВТО, то переговоры могут затянуться на долгие годы, – отмечает Лисоволик (Deutsche Bank). – Сейчас есть уникальная возможность вступить в ВТО и воспользоваться выгодами. Предвыборные настроения в России могли затруднить процесс, поскольку это время популизма, а вступление в ВТО не самая популярная тема. Поэтому особенно значимо, что переговоры прошли, несмотря на предвыборный период».

Но действительно ли беспрецедентно длительный процесс по «вступлению в ВТО» завершен?

Кто выиграет и кто проиграет

Консенсус-оценка вменяемых аналитиков, не зашоренных национал-патриотической идеологией, сводится к следующему (подробнее смотрите, например, «Российская газета», 2 ноября 2011 г.): 

  • Нефтегазовый сектор. Компании сектора получат дополнительную защиту от дискриминации тарифного и нетарифного характера. Вместе с тем, не стоит ждать отмены экспортных пошлин, так как Соглашение по тарифам и торговле предусматривает их сохранения для устранения критического недостатка какого-либо вида продукции на внутреннем рынке. Ранее пунктом противоречий были внутрироссийские цены на газ, которые ЕС требовал выровнять с мировыми. Однако РФ удалось снять это требование, и сейчас подобные инициативы чаще исходят от нефтегазовых компаний. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как умеренно-позитивные.
  • Металлургия и угольная промышленность. Сегодня продукция российской металлургической отрасли –  одна из самых дискриминируемых в мире. Дискриминируют российскую продукцию такие крупные ее потребители как США, Китай, Япония, а также другие страны АТР, при этом продукция более низких переделов (руда, слябы) дискриминируется в большей степени. Соответственно, в выигрыше после вступления в ВТО будут компании, чья продукция в значительной мере идет на экспорт («СУЭК», «Мечел», «Северсталь», «ЕврАз»). Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как позитивные.
  • Электроэнергетика. Сектор ориентирован, в основном, на внутреннее потребление, которое замкнуто и огорожено Единой Энергетической Системой, и поэтому, собственно, вступление в ВТО, занимающуюся внешнеторговым регулированием, его затронет слабо. «ИнтерРАО ЕЭС» является практически монополистом экспортных поставок электроэнергии, в тарифах компании для иностранных потребителей нет признаков субсидий или демпинга, поэтому компания лишь выиграет, будучи защищена от возможности введения заградительных пошлин на ее электроэнергию. Следует отметить, что к ВТО неверно привязывается намерения энергетических компаний повышать тарифы – соглашения данной организации не предусматривают требований по повышению внутренних цен, и это, скорее, частная инициатива. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как нейтральные или умеренно-позитивные.
  • Машиностроение. Считается, что данный сектор российской промышленности при вступлении в ВТО умрет, однако, данное утверждение далеко от истины. Действительно, иностранная продукция данной отрасли облагается весьма высокими пошлинами, но российским потребителям не стоит ждать их значительного снижения. К примеру, пошлина на автомобили иностранного производства, бывшие в употреблении 3-7 лет, сейчас составляет 25% (но не менее определенной фиксированной суммы с кв. см объема двигателя). После вступления в ВТО она будет снижаться в течение 7 (!) лет до 20%, а фиксированная сумма снизится на 20%. Ставки пошлин на автомобили, бывшие в эксплуатации более 7 лет, видимо, не изменятся. Значительное снижение пошлин может произойти лишь на новые автомобили, однако, иномарки наиболее популярной в России бюджетной ценовой категории уже производятся внутри страны, поэтому это не должно оказать заметного влияния на такие компании как «АвтоВАЗ», «Соллерс», «КамАЗ». России также удалось отстоять высокий уровень таможенного тарифа на импортные самолеты и крупные суда. Снижение тарифа произошло лишь по товарным позициям, которые в России почти не производятся (малые самолеты и суда), а также по запчастям. Пошлины же по остальным товарным позициям сектора значительно снижены не будут. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как умеренно-негативные или нейтральные.
  • Производство минеральных удобрений. Вступление в ВТО не должно сильно повлиять на данный сектор, так как основной пункт разногласий –  цены на природный газ –  был снят с обсуждения. Российские удобрения не являются сильно дискриминируемой продукцией, однако вступление в ВТО позволит исключить такую возможность со стороны основных торговых партнеров. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как умеренно-позитивные.
  • Финансовый сектор. Здесь ситуация сильнее измениться не должна: на рынке финансовых услуг практически полностью доминируют российские банки, существуют весьма высокие барьеры для входа новых игроков. В сегменте розничного кредитования соотношение долей российских и иностранных банков составляет примерно 60% против 40%, в остальных сегментах более 80% доли рынка контролируется российскими банками. Кроме того, значительную долю рынка занимают госбанки (Сбербанк, ВТБ), которые обладают также наиболее широкой филиальной сетью, имеют доступ к дешевым деньгам, а снижение темпов инфляции позволяет им предлагать приемлемые для населения ставки по кредитам. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как умеренно-позитивные.
  • Сельское хозяйство и пищевая промышленность. Это один из наиболее проблемных секторов, который может пострадать при вступлении в ВТО. Резко сокращается пошлина по мясным продуктам, что может отрицательно повлиять, к примеру, на такие компании как «Черкизово» или «ОМПК», однако они обладают достаточно высоким уровнем рентабельности и имеют собственную производственную базу, поэтому эффект от упрощения импорта мяса и птицы может быть минимизирован. Что касается злаковых культур, то российское производство в состоянии полностью удовлетворять внутренние нужды и даже идет на экспорт. Проблему составляет производство овощей и фруктов, где российская продукция имеет низкую конкурентоспособность по сравнению с иностранной. Однако в рамках ВТО предусмотрено специальное соглашение по сельскому хозяйству, которое позволяет вводить дополнительные пошлины, если цена импортной продукции значительно ниже цены отечественной. Данное соглашение также не запрещает меры государственной поддержки отрасли. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как умеренно-негативные или нейтральные.
  • Фармацевтика. Вступление в ВТО не должно оказать значительного влияния, ни на производителей лекарственных средств, ни на аптечные сети. Простые лекарственные средства, которые производятся в России, в любом случае будут дешевле зарубежных аналогов, а более сложная продукция либо в России не производится, либо вообще не облагается пошлинами, либо существующие пошлины очень низки. Уровень пошлин на ввоз фармацевтической продукции в Россию составляет лишь 5-10%, в редких случаях 15%, от их стоимости, что считается низким уровнем. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как нейтральные.
  • Транспорт. Значительного изменения ситуации ждать не стоит, так как России удалось, в основном, отстоять сохранение текущего уровня таможенного тарифа, либо лишь небольшое его сокращение на транспортные средства иностранного производства. Исключение составляют лишь малые самолеты и суда, а также запчасти. Последствия для сектора от вступления в ВТО оцениваются как нейтральные.
  • Потребительский сектор. С вступлением России в ВТО ситуация сильно измениться не должна: фактически данный сектор уже поделен российскими и, отчасти, зарубежными игроками (Metro, IKEA и др.). Снижение пошлин на импортируемые продукты питания и одежду должно положительно сказаться на бизнесе ритейлеров, сократив соответствующие статьи затрат. Но то, что хорошо ритейлерам, не так хорошо для сельхозпроизводителей. Неизбежно усиление конкуренции. Однако потребители могут получить в результате не столько снижение, сколько стабилизацию цен на товары. Последствия от вступления в ВТО оцениваются как умеренно-позитивные.

В итоге, за исключением отдельных секторов (сегментов) экономики, вступление ВТО либо не изменит ситуации, либо улучшит ее. В тех же сегментах, где вступление в ВТО может ухудшить положение отечественных производителей, у государства остается возможность их поддержки путем введения специальных пошлин или госзакупок. Что же касается потребителей, то вступление в ВТО практически однозначно скажется на них положительно: компонент ввозных пошлин в ценах сократится, что, конечно, вряд ли приведет к их снижению, но позволит замедлить их рост.

Последствия для строительства и стройиндустрии

Любопытно, что последствия вступления в ВТО для российского строительства и стройиндустрии постоянно «выпадали» из поля зрения аналитиков. В данной статье не имеет смысла останавливаться на причинах этого. Целесообразнее заполнить пробел и вкратце рассмотреть, как скажется вступление России в ВТО на отечественном строительстве и производстве стройматериалов отечественными производителями.

Строительство

Здесь имеется несколько основных секторов, каждый из которых включает несколько сегментов:

  • Строительство жилой недвижимости, включая:

- сегмент так называемого массового жилищного строительства (преимущественно, многоквартирные жилые дома);

- сегмент малоэтажного (в т.ч. индивидуального) домостроения, включая загородную недвижимость; 

- сегмент строительства «элитной» жилой недвижимости;

- сегмент строительства других зданий, включая многофункциональные здания и комплексы с жилыми помещениями, в т.ч. гостиничного типа, общежития и др.

  • Строительство зданий и сооружений нежилого назначения, включая:

- промышленные здания и сооружения;

- сельскохозяйственные здания и сооружения;

- учебные здания;

- здания здравоохранения;

- другие здания и сооружения.

  • В отдельную группу в последнее время выделяют строительство объектов коммерческой недвижимости.
  • Строительство инфраструктурных объектов.

В сегменте массового жилищного строительства еще до кризиса происходил передел рынка между несколькими крупнейшими застройщиками федерального уровня («СУ-155», «ДСК-1», «ПИК», «Интеко», «ЛСР» и некоторые другие) и региональными застройщиками. Причем последние, даже пользуясь поддержкой местных властей, неуклонно сдавали позиции.

После первой волны кризиса (конец 2008 – начало 2009 гг.) сегмент массового жилищного строительства находится в стагнации, перестав быть привлекательным для инвесторов. Вступление в ВТО вряд ли повлечет за собой приход на рынок в данном сегменте новых игроков, но может способствовать некоторому притоку инвестиций за счет создания более прозрачных и понятных инвесторам правил игры.

В сегменте малоэтажного (в т.ч. индивидуального) домостроения возможен приход на рынок новых игроков, как отечественных, так и зарубежных. Однако, учитывая специфические особенности рынка, включая уровень коррупции и фактическую стоимость процедур доступа к земле, в ближайшие несколько лет их доля вряд ли сможет превысить уровень в 4-6%. С другой стороны, рост конкуренции при стагнации внутреннего спроса может привести к снижению цен для конечного потребителя.

В сегменте строительства «элитной» жилой недвижимости существенных перемен не ожидается.

Сектор строительства коммерческой недвижимости наиболее сильно пострадал от воздействия кризиса. В этом секторе давно работают как отечественные компании (в т.ч. известная «Миракс Групп»), так и зарубежные компании («ЭНКА» и др.) и компании со смешанным капиталом («Кэпитал Групп» и др.).

После вступления в ВТО можно ожидать выхода на российский рынок новых зарубежных компаний, работающих в различных секторах экономики. Так или иначе, им потребуются офисы, склады и др. Это неизбежно будет способствовать восстановлению сектора строительства коммерческой недвижимости. Тем самым, последствия от вступления в ВТО для сектора оцениваются как позитивные.

В секторе строительства зданий и сооружений нежилого назначения можно ожидать умеренного роста объемов строительства промышленных зданий и сооружений (продолжение тенденции 2010 г.). Строительство учебных зданий, объектов здравоохранения, во многом осуществляющееся за счет средств бюджетов различных уровней, в 2-3-летней перспективе не имеет тенденции к росту. Аналогична ситуация и со строительством зданий и сооружений сельскохозяйственного назначения.  Последствия от вступления в ВТО для сектора оцениваются как нейтральные.

 В секторе строительства инфраструктурных объектов (строительство дорог, тоннелей, мостов, строительство объектов энергетической и транспортной инфраструктуры, строительство гидротехнических сооружений и ряд других основных сегментов) основным инвестором по-прежнему является государство. Установление более прозрачных правил игры после вступления страны в ВТО и расширение круга возможных подрядчиков будут способствовать снижению уровня коррупции (или, проще говоря, снижению объемов разворовываемых государственных средств). Тем самым, последствия от вступления в ВТО для сектора оцениваются как позитивные.

  • Производство строительных материалов и изделий

Здесь имеется более 15 основных секторов, каждый из которых так же включает несколько сегментов:

- производство цемента и других вяжущих;

- производство строительных растворов и смесей;

- производство ЖБИ;

- производство керамического строительного кирпича;

- производство стекла строительного, в т.ч. теплоизолирующих, защитных и специальных стекол;

- производство «мягких» кровельных и гидроизоляционных материалов, в т.ч. битумно-полимерных и полимерных;

- производство материалов и изделий строительного назначения из стали (арматура, лист и др.);

- производство сборных строительных конструкций из стали;

- производство сборных строительных конструкций из древесины и материалов на основе древесины;

- производство оконных и дверных блоков из полимерных материалов, древесины, алюминиевых сплавов и др.;

- производство асбоцементных изделий (шифер, трубы и др.);

- производство изделий и оборудования для инженерных систем (радиаторы, конвекторы, счетчики и др.);

- производство напольных покрытий;

- производство материалов для внутренней отделки помещений;

- другое.

По большинству позиций российские производители практически полностью или в основном закрывают потребности внутреннего рынка. Опасения в отношении вступления в ВТО связаны, главным образом, с возможным увеличением ввоза дешевой продукции из Китая. Однако импорт из КНР уже возрос после создания Таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном.

Казахстан, по существу, имеет «прозрачную» границу с Китаем. Поэтому на многие китайские товары, как утверждают некоторые аналитики, после ввоза в эту страну просто ставится другая маркировка, после чего они без таможенных пошлин отправляются в Россию. Утверждается, что эта практика получила распространение в отношении изделий легкой промышленности. Имеются сведения и в отношении строительных материалов и изделий. Высказываются опасения по поводу роста импорта китайского цемента, стекла, отделочных материалов и др.

Однако следует отметить, что импорт из КНР быстро рос на протяжении, как минимум, десяти последних лет, вне зависимости от вступления или невступления России в ВТО. Причем опережающими темпами рос не столько импорт сырья, сколько импорт оборудования, в т.ч. – оборудования для строительства и производства строительных материалов и изделий. В этом отношении российская промышленность оказалась неконкурентоспособной, так как не смогла (не захотела?) освоить производство многих видов технологического оборудования для производства стройматериалов, например, экструзионной техники, современных термопластавтоматов, оборудования для производства газобетона и т.д.  

В целом, вступление в ВТО может стимулировать структурную перестройку отечественной стройиндустрии. Ускорить развитие ряда отраслей, но, в то же время, привести к закрытию неконкурентоспособных предприятий. Можно ожидать усиления конкуренции, которая неизбежно приведет к появлению на рынке новых видов продукции. Достаточно очевидно также, что европейские производители будут продвигать энерго- и ресурсосберегающие технологии, используя лозунг энергосбережения в качестве главного козыря.

Таким образом, эффект от вхождения в ВТО для российской стройиндустрии будет неоднозначным. Однако в среднесрочной перспективе он, безусловно, приведет к серьезным структурным сдвигам в отрасли.

Потребитель

В наибольшей мере от вступления в ВТО выиграет конечный потребитель. Как покупатель жилья, так и покупатель стройматериалов для ремонта или строительства. В пользу этого будет работать несколько факторов, в т.ч.:

- снижение или стабилизация цен вследствие усиления конкуренции и уменьшения возможностей для ценового сговора;

- снижение доли коррупционной составляющей в ценах;

- увеличение предложения, большие возможности для выбора;

- увеличение прозрачности процедур, связанных с покупкой жилья и/или получением разрешений на строительство;

- более высокая свобода в выборе подрядчика (поставщика, продавца).

Так состоится ли «вступление»?

Неоднократно поднимая данный вопрос на страницах наших изданий, мы отмечали, что так называемый «процесс вступления в ВТО» стал своеобразной национальной забавой для российских чиновников самого разного калибра: «гармонизация» национального законодательства с международным, реформа системы технического регулирования, таможенные тарифы и многое другое. Все это входит или вводится в «процесс». И на все это выделяются немалые бюджетные и внебюджетные средства. К тому же участие в процессе, а тем более его «регулирование» в соответствие с конъюнктурой текущего момента – это еще и прекрасная возможность для политического пиара. Причем достижение цели, то есть вступление в ВТО, автоматически означает для многих потерю доходов, отлучение от «хлебного места».

И это касается не только темы ВТО, но и многих других (от строительства скоростных магистралей до так называемого перехода на инновационный путь развития экономики и реализации разного рода нацпроектов). Ну не нужно это все, как цель, отечественному чиновнику! Как, впрочем, и значительной части так называемого «бизнес-сообщества», вполне неплохо чувствующей себя в забюрократизированной и коррумпированной среде обитания. Поэтому процесс движения к цели подменяет саму цель. В полном соответствии с тезисом Л. Троцкого о «перманентной революции». Только теперь речь идет о перманентных бюрократических процедурах. Любопытная историческая метаморфоза!

Так состоится ли «вступление» на этот раз?

Как и ранее, несмотря на все достигнутые (и уже отпиаренные) договоренности, на данный вопрос нет однозначного ответа. Слишком многое и для многих поставлено на карту. Причем – не на «коварном Западе», а здесь, у нас. И вывод из наблюдения за «национальной забавой» только один: не нас не пускают, а мы не хотим! Не хотим, но при этом изображаем на протяжении почти двух десятков лет живую заинтересованность.

Открытым  текстом об этом говорится в статье Анатолия Вассермана «ВТО против России». Цитируем: «…пока остается надежда на здравый смысл хотя бы той части руководства страны, чье повышение статуса в обозримом будущем вынуждает думать о долгосрочной перспективе, а не только о красивом предвыборном отчете. Если, например, аппарату правительства удастся придумать еще какие-то зацепки хотя бы месяца на 3-4 – мы можем успеть заменить ВТО действительно необходимыми нам структурами вроде Евразийского Союза».

Действительно, «зацепки» еще можно придумать. Например, затеять еще один раунд «согласований» с Украиной, конфликт на Кавказе или в Приднестровье. Поле для «маневра» пока еще есть. Только времени маловато. Речь идет не о 15 декабря. Речь об очередном витке кризиса, который уже «на носу». Гарантий, что его последствия для России окажутся менее болезненными, чем в 2009 году, нет! Российский бюджет сейчас с трудом сводится даже при цене на нефть 110 долларов за баррель. До кризиса он сходился при 60 долларах.

Причины?

Представляется, что это не столько даже сохранение сырьевого характера экономики, сколько первое место по уровню коррупции среди развитых и ведущих развивающихся стран. Или – ниже150-го места по уровню свободы от коррупции. Кому как нравится считать.

В результате очередной волны кризиса потребление нефти развитыми странами неизбежно снизится. Следом упадут цены. К тому же европейские страны стремятся любыми средствами избавиться от нефтегазовой зависимости (то ли устали от не всегда предсказуемой российской политики, то ли надоели ценовой диктат и периодически повторяющиеся «газовые войны», то ли слишком «наследили» некоторые россияне в Европе за последние годы).

Что будет означать для России снижение объемов поставок энергоносителей при одновременном снижении цен на них? Экономический коллапс со всеми вытекающими последствиями. Оценка ситуации со вступлением в ВТО еще два года назад показывала: цена на нефть 100 долларов за баррель является комфортной для России, поэтому переговоры могут идти бесконечно. Но при цене 80 долларов мы станем сговорчивыми, а при падении ниже 60 долларов – побежим в ВТО на любых условиях. В сегодняшнем масштабе цен это, соответственно, 120, 100 и 80 долларов.

А что будет завтра? Напомним, в ВТО сейчас 153 страны. Нет Северной Кореи, Кубы, Ливии (пока нет) и некоторых других стран. На государства-члены ВТО приходится 92% внешнеторгового оборота России. И вряд ли разумно торговать по чужим правилам. Китай это понял. Поняла ли до конца Россия – пока не известно. Поэтому вполне вероятно, что «игры» вокруг ВТО еще будут продолжены…

Гаврилов-Кремичев Н.Л., Николаева И.Л., ИЦ «ССК», Москва, Россия


Datum: 24.11.2011
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 1304
Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta