Перспективы развития экономики: Россия и мир

Information
[-]
Перспективы развития экономики: Россия и мир  

Российская экономика после резкого (более глубокого, чем в других сегментах глобальной экономики) спада в 2008-2009 гг. вошла в режим роста с темпом примерно 4% в год. Какой же путь дальнейшего развития она должна избрать: инерционный или инновационный?Об этом читайте в этой статье.

 

Мировой кризис 2007-2009 годов

 

Мировой кризис 2007-2009 гг. («Великая рецессия» в отличие от «Великой депресии» 1929 г.) обычно объясняют провалом на ипотечном рынке и «сдуванием пузыря» на рынке недвижимости США. Распространение разного рода финансовых инноваций и ослабление контроля за движением финансовых инструментов на американском и глобальных рынках привели к трудностям в страновых и международной денежно-кредитных системах, а затем и к экономическому спаду. Чтобы стимулировать деловую активность, большинство развитых стран наращивали госрасходы, в том числе за счет бюджетного дефицита и госдолга. Это способствовало фрагментарному восстановлению мировой экономики в 2010 г., но уже в 2011 г. ее рост замедляется с, примерно, 5% в 2010 году до менее чем 4% в 2011 и до, примерно, 3,5% в 2012 г.(сл.2). При этом надо иметь в виду, что в 2009 году наблюдалось падение мировой экономики на 0,6%, так что ее рост в 2010-2012 гг. объясняется очень низкой «базой» 2008 года. Показательно, что снижение темпов роста в этот период сопровождается еще и высокой, причем ускоряющейся из года в год инфляцией (с 1,5%-2,0% в 2010 г. до 3%-4% в 2012г.).

Публикуемые индикаторы ожиданий потребителей и производителей в США и Европе позволяют с очень высокой вероятностью утверждать, что экономику развитых стран ждет дальнейшее замедление. Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман в интервью газете «Коммерсант» 9 сентября заявил, что никакого восстановления после кризиса 2008 года на самом деле нет. Он отметил, что политика по усиленному сокращению бюджетного дефицита, последовавшая за накачкой экономик ликвидностью в 2008-2009 гг., тормозит экономический рост как в США, так и в Европе.

Многие эксперты у нас в стране и за рубежом, и я ними полностью согласен, приходят к выводу, что ответом на кризис должно быть не усиление вмешательства в экономику на страновом и межгосударственном уровне, а глубокие структурные реформы и переход к новой модели роста – «new normal».

Лично для меня главным основанием для такого вывода является объяснение кризиса 2008 г. не только и не столько процессами, имевшими место на финансовом рынке, а отставанием мирового технологического процесса от глобального спроса на ресурсы. В последней четверти прошлого и начале этого века во всем мире экспоненциально росли цены на продовольствие (особенно, белки животного происхождения) и углеводороды (нефть, газ). Тем самым рынок сигнализировал мировому сообществу, что спрос на них резко превышает предложение. Поначалу этот сигнал вроде бы был услышан – ведущие ученые мира в 1972г. подписались под докладом т.н. Римского клуба «Пределы роста». Однако в реальной жизни дополнительные доходы, генерировавшиеся высокими ценами на продовольствие и углеводороды, направлялись не на разработку новых технологий производства и улучшение эффективности использования глобальных дефицитных ресурсов, а на расширение спектра и повышение уровня потребления. Этому в значительной мере, особенно в 2000-е годы способствовало появление и распространение деревативов и других финансовых инструментов, которые позволяли обслуживать быстро возрастающий товарный оборот. Но ведь еще в XVI веке польский астроном, экономист и математик Николай Коперник и английский финансист Томас Грешем сформулировали экономический закон, гласящий: «Деньги, искусственно переоцененные государством, вытесняют из обращения деньги, искусственно недооцененные им». Или еще проще: «Худшие деньги вытесняют из обращения лучшие». Отсюда – все эти лопнувшие в 2008 году финансовые пузыри.

 

Необходимость экономии первичных энергоресурсов

 

Постепенно мировое сообщество осознает всю опасность игнорирования отрыва спроса от ресурсно-технологических возможностей. За последние годы по данным Мирового банка рост энергопотребления резко замедлился (Statistical Review of World Energy 2011).

Еврокомиссия в марте 2011 года приняла весьма ответственные решения, направленные на экономию первичных энергоресурсов. В частности, намечается к 2030 г. более половины всех перевозок пассажиров и грузов на расстояние более 300 км осуществлять водным или железнодорожным транспортом, а к 2050 г. в городах ЕС не должно остаться автомобилей с бензиновым и дизельным двигателями. Наряду с газовыми и гибридными двигателями для автотранспорта в различных странах продвигаются разработки водородного двигателя. Так этим летом Nissan Motor объявила, что в течении ближайших 5 лет реализует технологические решения, позволяющие сделать массовым автомобиль с водородным двигателем. По выражению председателя Газпрома Алексея Миллера (газета «Ведомости» от 16 декабря 2010 г.), сегодня добыча сланцевого газа из мифа превратилась в одно из главных направлений энергетической стратегии. В США и Европе производство и транспортировка сжиженного природного газа становятся обычным технологическим процессом.

Несмотря на аварию на Фукусиме, Россия, США и Япония намерены активно использовать атомную энергию. Правда, по оценке Нобелевского лауреата по физике 1997 года, сейчас министра энергетики США Стивена Чу на разработку и реализацию новых урановых технологий потребуются значительные средства в течение более чем 10 лет («Ведомости», 10.08.2011).

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), опубликованным в отчете за 2010 г., глобальные запасы нефти, газа и угля стабилизировались, а спрос на них будет расти. Поэтому во всем мире вкладывается все больше средств в освоение возобновляемых источников энергии – воды, ветра, солнца, геотермальной энергии. В США, европейских странах, России разрабатываются новые технологии промышленного и жилищного строительства, ориентированные на экономию энергоресурсов.

Не менее сложные проблемы предстоит решить и в сфере продовольственного обеспечения. Мировые цены на важнейшие продукты питания (зерновые, мясо, молоко, сахар, масло) к началу 2011 года побили все исторические рекорды, а их рост не останавливается (доклад Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН – ФАО). В другом докладе, совместном ФАО и ОЭСР, дается оценка численности населения Земли в 2050 г. – 9 млрд. человек и констатируется: чтобы их прокормить, придется увеличить производство продуктов питания на 70% по сравнению с 2005 годом. Именно поэтому вполне оправданы те гигантские инвестиции, которые в последнее время пошли в развитие технологий растениеводства, биотехнологий и генную инженерию.

Однако, прежде чем развитие фундаментальной и прикладной науки, инвестиции в энергетику и энергосбережение, в продовольственный комплекс дадут реальную отдачу, пройдет значительный период времени, в течении которого мир ждет «турбулентное» развитие: медленный рост, чередующийся с торможением и рецессиями.

 

Государственная задолженность США и стран Еврозоны

 

В США госдолг, практически, сравнялся с годовым объемом ВВП, а дефицит бюджета превратился уже из экономической в серьезнейшую политическую проблему. С огромным трудом не так давно принятые президентом Обамой и Конгрессом США решения о сокращении этого дефицита на 3 трлн. долларов за 10 лет даже в этой длительной перспективе не позволяют достичь приемлемого бюджетного дефицита в 3% ВВП.

В Еврозоне средний уровень госдолга в 2011 г. составит около 96%. При этом преодоление дефицита бюджета потребует от ряда европейских стран и денежных властей еврозоны весьма жестких и, конечно, непопулярных политических решений. Достаточно сказать, что в таких странах, как Греция, Ирландия и Португалия даже без учета процентных выплат по госдолгу балансировка бюджетов потребует 8-10% ВВП. Не намного лучше ситуация теперь уже и в Италии, и в Испании. Я не сторонник тех, кто готовится к похоронам евро. Уверен, что Европейский Центральный Банк (ЕЦБ) и Европарламент примут адекватные меры, чтобы сохранить значимое цивилизационное достижение – единую валюту. Но, очевидно, европейскую экономику ждут непростые испытания.

Наблюдается перегрев экономик развивающихся стран и прежде всего – Китая. Его многие называют современным «драйвером» глобального экономического роста. Действительно, по объему ВВП Китай сегодня вышел на второе место в мире. Но в экономике этой страны (как, впрочем, и в социально-политической обстановке) накопились весьма серьезные проблемы. Экономика Китая и, в особенности, рынок недвижимости перегрет, инфляция растет. Китайские власти, понимая всю опасность сложившейся ситуации, в 2009, а затем в 2010 г. принимают решения, направленные на снижение экономического роста до уровня ниже 8%. При этом в 2010 г. ВВП Китая вырос на 10,3%, а инфляция составила 6,4%, рост потребительских цен на продовольствие 14,4%. Несмотря на повышение банковской процентной ставки, объемы кредитования в текущем году выросли в Китае уже более чем на 15%. Очевидно, китайская модель развития, базирующаяся на дешевой рабочей силе (издержки на одного занятого в Китае составляют менее 10% от этого показателя в США), тиражировании заимствуемых технологий и внешнем спросе (экспорт составляет около 40% в ВВП страны) близка к своему пределу.

 

Современное состояние российской экономики

 

Экономика России имеет достаточный потенциал для поступательного развития. Страна обладает 6% мировых запасов нефти, почти четвертью мировых запасов газа, около 10% воды, 8% пахотных земель и 23% мирового лесного массива. Имея 2% мирового населения Земли, Россия занимает 25-е место (из 139) по количественным параметрам образования (впереди других стран БРИК), а по размеру внутреннего рынка – 8-е место в мире.

Российская экономика после резкого (более глубокого, чем в других сегментах глобальной экономики) спада в 2008-2009 гг. вошла в режим роста с темпом примерно 4% в год. В России уже длительное время наблюдается весьма позитивная динамика многих важных фундаментальных макроэкономических характеристик. После периода высокой инфляции с двузначным темпом прироста в 2001-2008 гг. мы уже третий год имеем рост потребительских цен (декабрь к декабрю) заметно ниже 10%. В то же время в 2009-2011 гг. экономика нашей страны растет с темпом около 4% в год. Уровень внешнего долга (около 35 млрд. долларов) и госдолга в целом (примерно 150 млрд. долларов или менее 10% ВВП), так же как и закредитованность российской экономики (объем корпоративного долга около 500 млрд. долларов с удлинившимися по сравнению с 2008 г. сроками погашения) сейчас у нас весьма низкие по теперешним мировым меркам. Золотовалютные резервы ЦБР около 550 млрд. долларов. Дефицит федерального бюджета в текущем году, по опубликованным Минфином России 3 октября данным, составит менее 30 млрд. рублей, т.е. всего лишь 0,1% ВВП.

Однако, за всем этим внешним благополучием кроются очень и очень серьезные проблемы, копившиеся не один год и даже не одно десятилетие.

Это, во-первых, структурные диспропорции. Наличие собственных природных богатств уже давно превратилось из нашего конкурентного преимущества на мировом рынке в тормоз экономического прогресса, сделав возможной сырьевую ориентацию отечественной экономики. В так называемые «тучные» 2000-е годы доля обрабатывающих отраслей в промышленном производстве у нас не только не выросла, но и сократилась. В 2010 г. топливно-энергетический комплекс обеспечил почти треть валового внутреннего продукта страны и около 40% всех налоговых и таможенных поступлений в бюджет. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП составила в 2010 г. только 15,3%. Экспорт из России почти на 75% обеспечивается нефтью, газом, углем, металлами и минеральными удобрениями. В то же время страна практически зависит от импорта многих потребительских товаров и продовольствия, компьютеров и оргтехники, современных видов машин и оборудования.

Отечественные предприятия неконкурентноспособны на внешних рынках, так как не владеют современными технологиями. По данным В.Иноземцева, российских компаний нет среди 200 глобальных фирм, зарегистрировавших в 2010 г. наибольшее число патентов. В России подается около 27000 патентных заявок в год, но 93% из них – в Российскую патентную службу. В США, где регистрируется более 50% всех мировых патентов, мы направляем не более 500 заявок в год (Финляндия – 2600, Германия – 24900). Как показано в исследованиях ГУ ВШЭ, доля новой (не только для нашей страны, но и для мирового рынка) продукции в общем объеме производства российских предприятий составляет 0,5% (в Финляндии – 27,2%, в Германии – 7,1%). Производительность труда у нас отстает от ее уровня в США и других развитых странах, по разным оценкам, в 3-5 раз.

Что касается макроэкономической устойчивости, то и она сегодня вызывает серьезные вопросы. Недавно Минфин РФ обнародовал сценарии динамики российского бюджета в 2012-2014 гг. Из них хорошо видно, что без учета доходов от нефти и газа дефицит федерального бюджета в ближайшие три года составит 10%. Это означает, что все наше макроэкономическое благополучие критически зависит от цены углеводородов на мировом рынке. Минфин выполнил т.н. стресс-тест бюджета: что будет, если цена на нефть в 2012-2014 гг. окажется не 97-101 доллар за баррель, как сейчас заложено в бюджетных проектировках, а 61 доллар за баррель, как нефть стоила в 2009 г. Ответ – неутешительный: дефицит бюджета достигнет 4,2-5,2% и внутренние источники его финансирования иссякнут. Что касается внешних, то их привлечение в российскую экономику натыкается на очень высокие институциональные барьеры. Экспертная группа Правительства, работающая под руководством И.Шувалова над стратегией социально-экономического развития страны до 2020 г. (группа «Стратегия 2020»), главными из этих барьеров считает следующие: незащищенность прав частной собственности, недобросовестная конкуренция (зачастую административный ресурс заменяет инновации), отклонения от верховенства закона и неудовлетворительное судопроизводство, высокие транзакционные издержки.

Охарактеризованные выше процессы, факторы и явления объясняют, почему обладая весомыми конкурентными преимуществами (природные ресурсы, интеллектуальный потенциал) и даже добившись в 2001-2007 гг. высоких темпов экономического роста (около 7% в среднем за год), Россия находится в восьмом десятке по размеру ВВП на душу населения: 15100 долларов на человека (по ППС).

При этом за последние годы дифференциация в уровне жизни населения не только не сократилась, но и возросла. Коэффициент фондов (соотношение 10% самых богатых и 10% самых бедных) в РФ увеличился с 13,5 в 2001 г. до 17 в 2010 г. (данные Статкомитета СНГ). Уровень бедности (число россиян, получающих доходы ниже прожиточного минимума) уже пять лет, с 2006 г. не меняется и составляет 13-15% от общей численности населения. Это означает, что имевшие место в эти годы рост денежных доходов наименее обеспеченных слоев населения, повышение пенсий и социальных выплат «съедаются» инфляцией. В результате в 2010 г. у нас в стране на долю 10% самых богатых людей приходится около 30% денежных доходов населения, а на долю 10% самых бедных – менее 2%.

Качество же таких социальных благ, как услуги здравоохранения (и платного, и особенно бесплатного), общего и профессионального образования за последние 10 лет только снижалось. По обобщающему индексу развития человеческого потенциала Россия даже после быстрого экономического роста в 2000-е годы занимает 71-е место в мире (доклад Института современного развития – ИНСОР).

Результат такого положения дел весьма печален. По данным ВЦИОМ, который в июне этого года провел весьма репрезентативный опрос населения в 46 регионах страны, число россиян, желающих эмигрировать, достигло 21%. Больше всего желающих выехать из страны среди людей в возрасте 18-24 года – 39% и среди высокообразованных респондентов – 29%. К сожалению, процесс уже «пошел»: по официальным данным за 3 года из России уехало более 1,2 млн. человек, 40% из них – с высшим образованием. Как отмечал председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин, сейчас за рубежом работает 1 млн. 250 тысяч российских ученых и специалистов.

Наряду с потерей трудовых ресурсов Россия теряет и частный капитал. По данным ЦБ РФ, чистый отток (превышение вывоза над ввозом) капитала из частного сектора составил в 2010 г. 34 млрд. долларов США, а в I полугодии текущего года – уже 31,2 млрд. долларов.

Таким образом и труд, и капитал «голосуют ногами» против складывающейся в стране социально-экономической системы.

 

Инерционный путь развития экономики России

 

В этой ситуации стране в ближайшее время предстоит пройти развилку, сопоставимую по своей значимости с теми, которые она проходила в конце прошлого – начале нынешнего века. В терминологии Е.Г.Ясина (см. его доклад «Сценарии развития России на долгосрочную перспективу». НИУ ВГЭ, Москва, 2011) нам неизбежно придется сделать выбор между инерционным, постепенным развитием и решительной модернизацией всей нашей социально-экономической системы.

На мой взгляд, выбор между инерционным развитием и модернизацией в значительной мере предопределен. В случае инерционного развития источники экономического роста: первый – дальнейшая эксплуатация природных ресурсов в сложившимся режиме; второй – более полное использование трудового потенциала при вялой динамике производительности труда; третий – расширение производственного аппарата за счет дополнительных инвестиций. Все эти три источника сильно ограничены.

Первый. Не рассматривая всего спектра природных ресурсов, назовем здесь только две цифры. По последним расчетам и энергетической программе России добыча газа в нашей стране в 2011-2020 гг. может расти с темпом не более 1,5% в год, а добыча нефти за тот же период может в лучшем случае возрасти с 500 до 525 млн. т., т.е. на 5%. Снижение же энергоемкости ВВП на 40% к 2020 г. потребует около 9,5 трлн. рублей инвестиций, в том числе 8,8 трлн. рублей из внебюджетных источников.

Второй источник – трудовые ресурсы. По данным ГУ ВШЭ, по уровню занятости населения (в возрасте 15-72 года 63%) и по годовой продолжительности рабочего времени (1800 часов) мы находимся на уровне стран ОЭСР и примерно на 10% превысили уровень США. Судя по всему, резервы наращивания трудовых ресурсов у нас, по существу, исчерпаны.

Третий источник. Чтобы его задействовать, необходимо существенно, на несколько процентных пунктов поднять долю накоплений в ВВП и вовлечь в отечественную экономику иностранные инвестиции. Но это возможно только в условиях устойчивой и длительной (более 5 лет) позитивной макроэкономической динамики, улучшения инвестиционного климата и вслед за ними повышения деловой активности.

Таким образом, даже беглый анализ показывает, что инерционный сценарий обеспечивает только поддержание достигнутого уровня развития экономики без сколько-нибудь существенного экономического роста. Как отмечают эксперты, работающие над правительственной программой социально-экономического развития на период до 2020 года, инерционный сценарий приведет к тому, что Россия уже в текущем десятилетии может начать стагнировать по образцу брежневской эпохи застоя.

С учетом сказанного лично мне представляется не только абсолютно необходимым, но и реально возможным модернизационный сценарий нашего развития.

Решительная модернизация предполагает согласованное продвижение по трем направлениям: политика, институты, экономика.

Первое направление – политика. Стоит отметить, что по этому направлению и до, и после событий, состоявшихся 24 сентября на съезде «Единой России», идут горячие дискуссии. Не будучи политологом, я не считаю себя вправе анализировать ту или иную точку зрения. Но как российский гражданин и человек, успевший пожить в СССР и поработать в Госплане, который называли генштабом народного хозяйства, поучаствовать в радикальной экономической реформе 90-х годов, позволю себе высказаться за тот вариант политической модернизации, который отстаивают такие политики, ученые и специалисты, как Аузан, Бурбулис, Гуриев, Дмитриев, Мау, Милов, Немцов, Ослон, Ясин и другие.

В частности, Аузан, Гуриев, Мау, которые входят в группу экспертов, работающих над правительственной программой «Стратегия 2020», предлагают в ходе политической модернизации перейти от государственного патернализма к социальному партнерству на основе Общественного договора.

Е.Г.Ясин, который также участвует в подготовке «Стратегии 2020», обоснованно полагает, что без политической конкуренции не может быть конкуренции экономической. Он предлагает следующий комплекс мер («пакет либеральной демократии»): ликвидация патерналистского режима; многопартийность; верховенство права; общественный контроль за бюрократией и бизнесом; децентрализация и развитие местного самоуправления.

С.Гуриев указывает на риски перехода к такой политической системе в нашей стране. Главный из них – незаинтересованность в преобразованиях правящей элиты. Другой, не менее существенный: «Численность российского среднего класса относительно мала, интеллектуальная и деловая элита еще малочисленнее, остальные же не рискуют заводить собственный бизнес и не поддерживают экономико-политическую либерализацию. Всего 36% россиян поддерживают демократию, а рыночные реформы – 28%» («Эпоха преобразований». «Прямые инвестиции», 2010, № 12).

Второе направление – модернизация институтов. Здесь минимально необходимый пакет включает: защита прав собственности, справедливая конкуренция, верховенство закона. При его реализации необходимо однако учитывать последствия сложившейся сегодня в нашей экономике структуры собственности. «В связи с масштабной ренационализацией, проводящейся с 2004 г., государственные компании снова получили контроль над командными высотами экономики. В отличие от частного бизнеса госкомпании не заинтересованы в развитии современных институтов» (С.Гуриев).

И, наконец, третье направление – модернизация экономики. Если вспомнить марксистскую терминологию, то в двух первых направлениях мы говорили о производственных отношениях, о «надстройке». Здесь речь идет о производительных силах, о «базисе». Именно в части этого направления у нас в стране, и во всем мире идут весьма горячие споры. Поэтому моя позиция относительно содержания модернизации производственного аппарата нашей экономики отнюдь не бесспорна. Она опирается на исследования, выполненные в Институте Гайдара, в ГУ-ВШЭ, на разработки ОАО «РОСНАНО» (см. А.Чубайс. «Строительство инновационной экономики в России: попытка осмысления». Доклад на конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия». М., 23.01.2009; А.Чубайс. «Россия – XXI: строительство инновационной экономики»). Суть этого подхода в следующем.

Если исходить из теории длинных циклов Николая Кондратьева, то в настоящее время завершается пятый цикл, детерминированный развитием микроэлектроники, телекоммуникаций, фармацевтики. Сегодня большинство аналитиков считают, что следующий VI цикл в своей основе будет иметь развитие нанотехнологий и биотехнологий.

 

Необходимость модернизации социально-экономической системы России

 

В 2000-е годы мир переживает нанотехнологический бум. Российская Федерация в 2007 г., несколько позже других стран, приняла собственную нанотехнологическую инициативу. В ней поставлена весьма амбициозная задача обеспечить в 2015 году производство нанотехнологической продукции в нашей стране в объеме 900 млрд. рублей. Для того, чтобы оценить много это или мало, скажу, что сегодня вся инновационная продукция в России измеряется объемом несколько большим чем 1 трлн. рублей (Индикаторы инновационной деятельности: 2011. Статсборник, М., 2011).

Вместе с изданием президентской инициативы была создана Государственная корпорация Роснанотех. Основное направление ее деятельности – коммерциализация разработок в сфере нанотехнологий, создание в стране наноиндустрии. Поэтому РОСНАНО не занимается НИОКР (для этого есть РАН и другие организации), но активно финасирует создание предприятий, производящих нанотехнологическую продукцию, и формирование инфраструктуры отечественной наноиндустрии.

Сегодня в Корпорации создана и отлажена технология отбора и финансирования инвестиционных проектов. Она включает научно-техническую и финансово-экономическую экспертизу этих проектов, организацию их финансирования и осуществления. Как представлено на слайде 17, начиная с 2009 года нами рассмотрено 2037 заявок, принято к финансированию 128 проектов с бюджетом полтриллиона рублей и 68 из них уже реализуется.

Оседлав IV нанотехнологическую волну и осуществив решительную модернизацию социально-экономической системы, Россия в текущем десятилетии может развиваться с темпов не менее 4% в год, обеспечив к 2020 г. рост ВВП в 1,5 раза.

В заключении хочу процитировать слова Е.Т.Гайдара: «Мы действительно прошли самую тяжелую часть, мы действительно решили самые трудные проблемы на пути к устойчивому росту… Россия отнюдь не обречена на вечную нищету, на чудо вечной нищеты в богатейшей стране. Она может начать быстро наверстывать отставание, потому что в ней есть мощная сила, мощный интеллектуальный потенциал. Тут нужно включить один мотор – мотор интереса… Сегодня, с включенным мотором интереса, я убежден, Россия может прекрасно пойти вперед и стать одним из лидеров 21 века.».

Сбудутся надежды Егора Тимуровича или нет теперь уже зависит от нас с Вами, от политической воли и решимости российской власти.

Яков Уринсон

http://gaidarfund.ru/public.php?id=94


Datum: 28.02.2012
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 13561
Kommentare
[-]
ava
No nick | 18.07.2012, 11:07 #

 Примеры послевоенного социально-экономического развития западно-европейских стран и Японии, а на сегодня – Китая, Индии и стран Юго-Восточной Азии, а также Латинской Америки, с непреложенной истиной говрят о том, что только с помощью решительного технического обновления индустриальной базы страны с учетом последних достижений научно-технического прогресса можно добиться серьезных успехов в экономическом и социальном развитии. Но для этого необходимы огромные капитальные вложения и твердое желание их использовать именно внутри своей страны. К сожалению, у современной России нет ни того, ни другого. Ее законодательная база, а, главное, уровень соблюдения действующих законов, процветание бюрократизма и коррупции не позволяют обеспечить значительный приток в страну зарубежного капитала и, наоборот, только ведут к бегству отечественного капитала за рубеж. 

ava
No nick | 02.08.2012, 19:48 #

 Ключевые задачи российской экономики на 2011 г. заключались в окончательном преодолении последствий экономического спада 2009 г., выходе на докризисные показатели ВВП и создании предпосылок для дальнейшего устойчивого роста. Решать эти задачи пришлось в условиях формирования новых вызовов как внешнего, так и внутреннего характера.России очень тяжело выходить из этого положения.

ava
No nick | 03.08.2012, 13:12 #

 Дестабилизация экономики внешнего рынка совпала по времени с началом предвыборного цикла в России, наложившего заметный отпечаток на политику правительства. Наиболее ярко это проявилось в бюджетной сфере, где стремительно увеличивался объем финансирования социальных обязательств и имиджевых проектов федерального правительства. Однако откладывание значительного числа острых проблем на поствыборный период с неизбежностью означает высокую степень неопределенности перспектив развития в 2012 г.
Так что этот год покажет,как будет поднимать экономику правительство Путина, и что ждёт россиян.

ava
No nick | 09.08.2012, 10:43 #

 Если отвлечься от тревожного,информационного фона, объективная оценка мировых тенденций, как ни парадоксально, свидетельствует, скорее о благоприятных предпосылках для внешнеполитической и внешнеэкономической активности России в 2012 году.Складывающаяся ситуация,  которую
можно охарактеризовать как паузу, создает весьма благоприятные возможности для России активно действовать и укреплять позиции по двум векторам, представляющим для нее жизненно важные интересы – евразийском и европейском.

 1 | 30.10.2013, 13:45 #
Страна нищих на таких больших просторах с огромным природным потенциалом... сколько еще осталось?
 Комментатору выше | 20.02.2014, 11:28 #
Бред не несите, уважаемый, нищих в стане я не наблюдаю. Если вы не смогли себе жизнь обеспечить - ваши проблемы. Я лично учился, и сейчас работаю, и всё меня в этой стране устраивает.
 константин | 23.06.2015, 16:36 #
сначала теория. Инерционная Система Отсчета (ИСО) это в т.ч. и такая система. которая подвергается деформации на короткий промежуток времени с последующим возвратом к первонач.координатам. После нескольких деформаций происходит перекомпиляция внутренних механизмов ИСО без внешних заметных проявлений деформационных факторов -ДФ(закрепление ДФ во внутренних механихмах системы). И в конечном этоге ИСО преобретает скрытые механизмы изменчивости(адаптации к деформации) без изменения сути системы.
практика в экономике может быть в применении теории в коротких промежутках по времени.
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta