Бегство с места происшествия: когда отказывают в помощи

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesetz / Strafrecht
Information
[-]
Бегство с места происшествия: когда отказывают в помощи  


соответствии с § 34 Дорожно-транспортного кодекса Германии, водитель, попавший в аварию, должен остановить машину и не трогаться с места аварии до приезда полиции. Это необходимо сделать даже тогда, когда водителю кажется, что в случившемся он не виновен.

 

Пренебрежение этим правилом может повлечь за собой обвинение в «неправомочном покидании места происшествия» (§ 142 StGB). Прежде всего, необходимо обезопасить место происшествия, выставив на дороге дорожный знак «Warndreieck». При наличии раненых все участники ДТП обязаны немедленно оказать им первую медицинскую помощь, вызвать "скорую помощь" и полицию по номеру 112. При этом надо назвать свое имя, местонахождение и описать ситуацию. Пренебрегать этим не следует не только по гуманным соображениям, но и ввиду возможных юридических последствий: неоказание необходимой помощи в Германии карается законом (§ 323-c Уголовного кодекса). Однако если вы не владеете навыками оказания первой помощи, то пострадавшего лучше не трогать. Не оставляйте его одного, обратитесь для вызова "скорой помощи" к пассажирам, водителям других транспортных средств. Часто водители из лучших побуждений норовят самостоятельно доставить раненых в больницу. Такие действия могут иметь серьезные негативные последствия. Главная заповедь, как всегда: "Не навреди".

До приезда полиции запрещается ликвидировать следы аварии на месте происшествия, причем вызов полиции обязателен при наличии раненых или при разногласиях в вопросе «кто виноват?». Виновник аварии должен быть готов к тому, что он может стать объектом внимания уголовного права. Например, он может быть обвинён в «непредумышленном ранении», если при аварии пострадали люди (§ 223 Уголовного кодекса).

Виновник аварии не подлежит наказанию за недозволенное оставление места происшествия (Unerlaubtes Entfernen vom Unfallort), если после ее совершения участники обсудили обстоятельства данного происшествия и пострадавший, не установив личность виновника аварии, покидает место аварии раньше, чем виновное лицо. В этом случае судебная практика исходит из того, что такие действия пострадавшей стороны расцениваются как отказ от дальнейшего расследования и предъявления требований виновной стороне.

 

Казалось бы, все четко и ясно. Однако на практике все происходит совершенно по-другому. Тому пример случай, рассмотренный в ходе судебного дела, сначала в суде первой инстанции, а затем в земельном суде г. Франкфурта-на Майне в 2011 году.

 

ДТП и его последствия

Вечером 12 декабря 2009 года 14-летний Марк возвращался домой на своей роликовой доске (Skateboard). Автомобиль зацепил его и не затормозил при этом. Подростка занесло на капот машины, которая протащила его около 35 метров, а затем выбросила на дорогу, где он остался лежать тяжело раненный. Свидетель видел, как водитель вышел, посмотрел на мальчика и поехал дальше. Другой свидетель показал, что фары автомашины были выключены. Впоследствии водителя этой машины, 26-летнего молодого человека,  обвинили в бегстве с места происшествия. Родители мальчика хотели добиться обвинения водителя в неоказании помощи и убийстве их сына по неосторожности. Виновный молодой человек объявился через 6 дней после несчастного случая, когда полиция уже «наступала ему на пятки».      

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции уже прежде оштрафованный за хищение водитель сослался на потерю памяти и отрицал любое обвинение в свой адрес. Поэтому точный ход несчастного случая, при котором погиб подросток Марк, не удалось выяснить в деталях. В первом процессе суд на основании социального прогноза в пользу обвиняемого вынес ему мягкий приговор: один год условного осуждения (AG Frankfurt/Main, AZ: 933 Ds - 3991 Js 261723/09).

Для родителей Марка это было как удар в лицо. «Когда мы выслушали приговор, у нас возникло чувство, что мы во второй раз потеряли нашего сына. Этот приговор лишил нас веры в справедливость», - сказал отец Марка. А мать осудила бесчеловечное поведение обвиняемого: «Он заметал следы. Он даже не извинился. Он не помог нашему сыну и даже не признался в том, что случилось». Для родителей смерть сына всегда в настоящем. Счастливая семейная жизнь разрушена. Может ли юстиция вернуть этим родителям веру в справедливость? Какие рамки имеются для наказания преступника?

Дитер Рёснер (Dieter Rössner), профессор уголовного права из Марбургского университета, в своих трудах описывает, что чувствует жертва преступления и его родственники при мягком наказании преступника. Ну, а если речь идет о смерти человека, тогда почти любое наказание виновного кажется незначительным.  Но в данном случае один год условного осуждения действительно  никоим образом не может удовлетворить родителей погибшего сына. Конечно, зал заседаний суда не место, где можно оценить психотерапевтическое воздействие судебного решения. Но все же это исходный пункт того, чтобы показать солидарность с жертвой преступления, особенно в том случае, когда жертва погибает: наказание должно быть соразмерным с преступлением.

 

Право или справедливость?

Родители погибшего Марка не могут понять того, что водитель автомашины в этом несчастном случае был осужден не из-за убийства по грубой неосторожности и не из-за неоказания помощи потерпевшему. В данном случае действует высочайший принцип немецкого права: in dubio pro reo, т.е. сомнение в пользу обвиняемого, даже когда он сам не заботится о представлении доказательств по поводу случившегося несчастного случая и просто уезжает с места происшествия.

Почему неоказание помощи пострадавшему не явилось частью состава преступления? Почему прокуратура этот факт не обжаловала? Адвокат в области уголовного права д-р Ганс Юрген Кост -Штенгер (Hans-Jürgen Kost-Stenger), который представлял интересы родителей Марка в частном обвинении в обоих судебных процессах, разъясняет: «Суд здесь сказал, что имеется достаточно людей, которые в течение секунд или минут оказались на месте происшествия, и преступник, т.е. осужденный, который мог это знать. При этом он покинул место происшествия, не сознавая, что Марк мертв. И это, с юридической точки зрения, не является неоказанием помощи пострадавшему. Лично я нахожу это неправильным, т.к. это, в сущности, полностью обесценивает фактическую картину преступления и размывает ее. По сути говоря, вообще не остается такого случая, при котором может быть вынесен приговор из-за неоказания помощи».  

Родители Марка не могут примириться со скандальным, по их мнению, судебным решением в суде первой инстанции и сожалеют о бесконечной мягкости юстиции для безумцев. Они знают, что существуют подобные случаи, что не редкость вынесение очень мягких приговоров, даже при нахождении за рулем в пьяном виде. Тому хотя бы пример случай с 14-летним Ингмаром, который был задавлен автомашиной с пьяным водителем и умер, а водитель отделался лишь наказанием в виде условного осуждения.

Профессор уголовного права Рёснер указывает на границы юстиции на пути к справедливости: « В зале заседания суда можно установить всегда только относительную правду. И на этой относительной правде зиждется тогда справедливость, которая стоит, так сказать, в напряженных отношениях между поиском правды, которую абсолютно невозможно достичь с полной ясностью, и балансом между правами обвиняемого и жертвы и восстановлением, наконец, на этой основе общественного порядка». Профессор Рёснер подчеркивает, что в последние два десятилетия положение жертвы в уголовном процессе развивалось в положительном направлении, так же как развитие триады: преступник – жертва - компромисс. Но не при всех уголовных преступлениях можно этого добиться: при убийстве как простого вида, так и при отягчающих обстоятельствах, и при изнасиловании не может применяться такой компромисс.  Конечно, в случаях воровства, повреждении имущества, угрозе или оскорблении такой компромисс представляется пригодным в судебном процессе.   

 

Преступник – жертва – компромисс

Эта триада может иметь место только тогда, когда оба, и преступник, и жертва, находят между собой согласие и его применение выглядит вполне целесообразным. Преимуществом для жертвы является то, что при известных условиях он чувствует раскаяние преступника и, вероятно, получает компенсацию с помощью денежного вознаграждения за причиненный ему ущерб. Для преступника же действует то обстоятельство, что путем искреннего раскаяния он может смягчить меру наказания. В случаях же с несовершеннолетним преступником прокуратура может даже закрыть против него судебное дело.

Что касается случая  с Марком, то здесь остается только рассмотрение дела в суде второй инстанции, т.е. в земельном суде. Не только родители Марка, но и франкфуртская прокуратура считает приговор по этому делу в суде первой инстанции слишком мягким. Председательствующий судья в земельном объявил 6 июня текущего года решение по апелляции: два года и три месяца лишения свободы для 26-летнего водителя в данном происшествии (LG Frankfurt/Main, AZ: 5/05 Ns - 3991 Js 261723/09 (139/10)). Удовлетворены ли таким решением родителя Михаэля? Его отец говорит: «Справедливость в этом деле никогда не может быть достигнута. Водитель два года будет находиться в тюрьме, а мы будем горевать всю жизнь. Ведь мы потеряли своего сына, и его больше никогда не будет. Что можно в таком случае ожидать в качестве справедливого решения в этом судебном процессе? Справедливость для нас просто не может существовать».

Отныне родители Марка должны всю жизнь жить с мыслью о смерти сына, а юстиция может только рассматривать апелляции, осуждая преступников за их деяния на лишение свободы.    

Толстоног Веньямин

Источник: www.daserste.de/ratgeber


Datum: 12.03.2012
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 965
Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta