Драма драхмы. Легенды и мифы новой Греции: путь от еврокризиса к падению российской экономики

Information
[-]
Кризис еврозоны  

Мировой финансово-экономический кризис снова громко напоминает о себе. Дверь ему гостеприимно открывает Греция. Он уже по-хозяйски осваивает Европу и, судя по недавнему резкому падению котировок ММВБ-РТС вместе с рублем, готов донести свои волны до российских берегов.

В Греции не только есть все. Там все уже было

Хотя греческая тема закономерно стала одной из основных на саммите «большой восьмерки», в Кэмп- Дэвиде, но, что неожиданно, выводы были сделаны разные. Как рассказал российский шерпа Аркадий Дворкович, лидеры «восьмерки» пришли к выводу, что Греции необходимо остаться в еврозоне. «Вывод состоит в том, что выход Греции из еврозоны является плохим сценарием, надо, чтобы Греция осталась в еврозоне, но при этом проявила ответственную политику… Греция должна выполнить обязательства, которые брала на себя», - сказал он.

«Должна» — это одно. А вот будет ли Греция выполнять свои обязательства – это совсем другое.

Начнем с экономики. В конце концов, в чем разница для кредитора между дефолтом и «успешно» проведенной реструктуризацией долгов? Во втором случае он вынужден делать хорошую мину, подсчитывая потери от сгоревших, как и при дефолте, долгов. Неслучайно рейтинговые агентства выставляли Греции после реструктуризации оценку «выборочный дефолт». Выигрыши же должника очевидны. Стихийный дефолт приводит к красной карточке (конечно, не навсегда) от рынка капиталов. Упорядоченная реструктуризация включает в себя и программу помощи.

2 мая 2012 года международное рейтинговое агентство Standard & Poor's повысило рейтинг Греции с SD (выборочный дефолт) до ССС со «стабильным» прогнозом. Рейтингисты, хотя и указывали на риски, связанные с выборами, но явно находились под впечатлением мартовских договоренностей о реструктуризации долгов и списании половины греческих долгов частным кредиторам. Новый рейтинг оказался выстрелом в молоко, квалификация рейтингистов стала поводом очередного скандала – «стабильный» прогноз не продержался и двух недель.

Рейтингисты, и не они одни, считали, что самая острая фаза греческого кризиса позади.

Но свое слово сказала политика. Греческие избиратели не согласились с ценой, которую за преодоление дефолта в рамках еврозоны им было предписано заплатить. Их не устраивает ни жесткая бюджетная экономия с сокращением зарплат, пособий и пенсий, ни вообще смена привычного образа жизни. Выборы привели к политическому кризису, сформировать правительство не удалось никому, в июне новые выборы, и, чтобы ни говорили лидеры «восьмерки», мало у кого остались сомнения в том, что греческое полевение продолжится, к власти придут те, кто будет готов перечеркнуть договоренности с ЕС, МВФ и мировым финансовым сообществом в целом.

Попытки противодействовать этому тренду, конечно, предпринимаются. Ангела Меркель, например, предложила провести в Греции референдум по участию страны в еврозоне. Она надеется, что еврозона перевесит для греков все тяготы, связанные с выполнением условий предоставления экономической помощи. Возможно, она рассчитывает на повторение ноябрьского прецедента, когда после того, как вопрос о том, хотят ли греки членства в еврозоне, предлагал вынести на референдум бывший премьер Йоргос Папандреу, его правительство пало, был сформирован коалиционный кабинет, который согласился на условия ЕС и МВФ.

Путь из греков в кризис

Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард уже не исключает возможность «упорядоченного выхода» Греции из еврозоны в случае отказа властей выполнять обязательства по сокращению дефицита бюджета.

Reutersсообщает, что банки активно готовятся к реставрации драхмы. Многие финансовые учреждения Европы, оказывается, предусмотрительно не избавились от электронных систем, позволяющих проводить расчеты с драхмой. Выпустить новую драхму на торги можно достаточно быстро.

Экономисты и политики пытаются подсчитать потери мировой экономики от прецедента выхода страны из еврозоны. Министр финансов Франции Франсуа Баруэн оценил потери только Франции в 50 млрд евро. Столько потеряет государственный бюджет, а также французские банки и страховые компании, которые имеют активы в Греции или работают в этой стране. Это прямой счет французских потерь в Греции.

Глава британского Центра исследований экономики и бизнеса Дуглас Макуильямс смотрит шире, по его оценке выход Греции из еврозоны обойдется последней в 2–5% ВВП, или в 235–780 млрд евро.

Между тем евро едва ли не со 2 мая 2012 года непрерывно падает по отношению к доллару, обновляя один антирекорд за другим.

Европейскую рецессию, которой удалось избежать в первом квартале 2012 года, если мерить среднюю температуру по больнице, теперь не остановить. Падение экономики уже происходит в Италии, Испании, Нидерландах, Чехии, Румынии и Словакии.

Трясет фондовые рынки, снижаются прежде всего европейские котировки.

Мировой экономический кризис снова вскипает, как волна.

Паранормальная экономика

Россия в стороне не останется. Власть же в гораздо большей степени озабочена рассадкой по кабинетам, чем надвигающимся кризисом.

Единственный кто отозвался, —  первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, но игрой слов. В Лондоне на конференции ВТБ Капитала он заявил: «Я всегда говорил, что не верю ни в какие вторые волны кризиса. Я считаю, что мы вступили в ситуацию высокой степени волатильности начиная с 2008 года и будем находиться в этой ситуации еще долгие годы. Это означает, что вероятность локальных кризисов (суверенного долга, фондовых рынков, того или иного региона) весьма высока. Но ожидать чего-либо сходного с тем, что было в 2008 году (такой глубины падения), я не могу и не вижу такой перспективы».

Можно, конечно, не считать волны кризиса, а называть их «новой экономической нормальностью», но от этого совершенно не легче. Ни Греции, ни Европе, ни России.

«Новая нормальность» — это признание того, что кризис, начавшийся в 2008 году, еще не исчерпал свой потенциал. Если в то время он начинался с финансовых пузырей, лопнувших на ипотечном рынке и в других секторах финансового рынка, то нынешние события в Европе — это не просто цепная реакция долговых кризисов, от Греции — далее везде.

Долговые кризисы — штука неприятная. Но главная проблема в выяснении того, чем они вызваны.

Можно вслед за европейскими политиками искать инструментарий их разрешения — перебирая накачку рынков евро, бюджетную дисциплину, евробонды. Но все это имеет отношение к следствиям, а не к причине. Соответственно, так можно только выиграть время, но не решить проблему.

А она фундаментальна. Долги — это следствие не только жизни не по средствам. Если рассуждать экономическими категориями, главная причина — в низкой и к тому же снижающейся конкурентоспособности экономики практически всех европейских стран. Что подтверждают хронические пассивы их торговых балансов (исключение — Германия). Эту проблему решить гораздо сложнее, чем списать долги. И она для России вовсе не чужая. Падение европейской конкурентоспособности — это падение европейского спроса, а именно Европа главный торговый партнер нашей страны. Так что сомнений нет: новая волна кризиса уже у наших берегов. Вот такая «новая нормальность».

Прогноз, кстати, особого труда не составляет. Инвесторы, видя приближение кризиса, как обычно, в первую очередь будут уводить капиталы не только с греческого или португальского, но со всех рискованных рынков, в том числе и российского. К тому же раз доллар растет по отношению к евро, то по законам хеджирования рисков цена нефти будет идти вниз. Это ее движение ускорит и отмеченная нарастающая европейская рецессия. Так как от цены нефти всецело зависят и рубль, и бюджет, причем эта зависимость только усиливается, российское падение не заставит себя ждать. Причем практическое отсутствие резервных страховых фондов может сделать это падение неуправляемым.

Кризис и демократия

У новой волны кризиса есть важная специфика. Она рукотворна. Более того, ее выбрали избиратели. Сначала греческие, потом французские.

Еврозона намерена укрепить валютный союз бюджетным. Франсуа Олланд же за пересмотр так называемого «фискального пакта», который, по сути, является первым шагом к бюджетному союзу (договор вступит в силу, только если все страны ратифицируют его до конца года). Другими словами, Олланд – союзник греческих левых.

Следующий ход за немецкими избирателями. Пока земельные выборы в Германии указывают на дверь нынешнему канцлеру Ангеле Меркель. Если уйдет она, от нынешнего плана бюджетного союза ничего не останется.

Можно согласиться с Алексеем Моисеевым, главным макроэкономистом ВТБ Капитал, когда он пишет в Forbes: «Через несколько лет, вспоминая события мая 2012 года, мы, вполне возможно, назовем их началом катастрофы величайшего эксперимента в истории Европы». Готов даже добавить: это величайший эксперимент построения наднационального государства в мировой истории. Но решительно не согласен, когда он говорит, что «никто не хочет брать на себя политические риски, связанные с ролью главного борца с кризисом. И это в момент, когда опять надо принимать решительные меры».

Экономика – только часть жизни общества. И когда избиратель действует по принципу: кризис случился при этих политиках, значит, им надо уйти – это не ошибка, не сбой системы, а закон демократии. Плохо, конечно, но, как давно известно, лучшего не придумано. Альтернатива – политическая или, если угодно, экономическая целесообразность, которая, уж нам-то в России это известно лучше, чем кому бы то ни было, уводит к еще более опасным кризисам.

Евробудущее

Если вернуться к судьбе евро, то выход Греции из его зоны безусловно станет опасным прецедентом. Но катастрофа может быть локализована.

Бюджетный союз будет продолжать строиться с ядра североевропейских стран. Есть фактор времени. Напомню: пересмотр жестких условий «фискального пакта» — требование не только Олланда, но и многих видных (как правило, американских) экономистов, которые исходят из того, что сокращать бюджетные расходы в фазе рецессии – значит, не помогать экономике преодолеть падение, а наоборот, сталкивать ее вниз. Поддержание же экономики на плаву, по их мнению, перевешивает риски бюджетных дефицитов и инфляции.

Здесь стоит вернуться к обещанному неожиданному выводу, сделанному «большой восьмеркой». Он имеет прямое отношение к Греции и к антикризисной стратегии. Лидеры G8 намерены отойти от единых требований по сокращению бюджетного дефицита и другим фискальным мерам. Об этом сообщил заместитель постоянного представителя России при «восьмерке» Вадим Луков.

«Общая цель всех стран большой восьмерки - увеличение экономического роста и занятости. Вопрос в том, как этого добиться», - сформулировал проблему дипломат. По его словам, необходимо найти баланс между методами стимулирования роста (которые не должны вести к излишней накачке ликвидностью) и мерами фискальной консолидации.

Главная задача – добиться, чтобы экономика начала подниматься раньше, чем разразится череда долговых кризисов. Бюджетные дефициты и инфляция – вторичны. Такой вывод сделала «восьмерка». В тот же поворот собирается вписаться полевевшая Европа.

Жизнь продолжается. Новые политические условия заставляют по-новому взглянуть на возможности преодоления кризиса. И именно демократия расширяет кругозор.

Николай Вардуль

Источник - http://www.novayagazeta.ru/economy/52761.html


Datum: 05.09.2012
Hinzugefügt: ava  v3704207
Aufrufe: 755
Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta