Чемоданные настроения российских бизнесменов

Information
[-]
«Чемоданные настроения» российских бизнесменов  

Плачевная ситуация с независимостью судебных органов, защитой бизнеса и «административным ресурсом» не позволяет состоятельным россиянам вкладывать свои капиталы в долговременные проекты в России, наоборот, заставляет держать средства в зарубежных офшорах и активах, которые в случае чего можно быстро продать.

 

Эти люди, как говорится, по сути своей «сидят на чемоданах». Все это серьезно препятствует развитию в России «семейных» предприятий, т.е. того сегмента бизнеса, который на Западе уже давно стал «хребтом» национальных экономик.

Демарш Полонского

…На встрече представителей «Деловой России» с первым замглавы кремлевской администрации Владиславом Сурковым ничто не предвещало скандала. В течение двух часов предприниматели традиционно жаловались высокому чиновнику на то, что модернизации производства и внедрению инноваций мешают высокие административные барьеры и отсутствие оборотных средств. Не менее традиционно Сурков отвечал, что на фоне кризиса государство делает все возможное, чтобы поддержать бизнес, в частности не собирается увеличивать налоги, как то многие предлагают.

Мерный ход дискуссии «взорвало» выступление владельца Mirax Group Сергея Полонского, которого почему-то представили как «главного инноватора страны». «Инновации можно делать только тогда, когда перспектива видна на 10-20 лет, а сейчас у людей из за кризиса кратковременное планирование три пять лет, эмоционально сообщил он Суркову и продолжил: Многие хотят задать вопрос про отношения бизнеса и власти, но боятся! Вот с нами нет тут Евгения Чичваркина. Десять дней прошло, а ни ответа, ни привета… (Полонский имел в виду размещенное в Интернете видеообращение бывшего владельца «Евросети» к президенту России Дмитрию Медведеву. Прим. ред.) Это является брендовым инвестиционным климатом в стране. Примерно 80% бизнесменов сидят на чемоданах! Без увеличения горизонтовидения никто не будет заниматься инновационными проектами!»

Олигарх скромен

Конечно, Сурков не был бы Сурковым, если бы не нашел, чем ответить строительному магнату. В частности, Полон ский явно сник, когда ему припомнили хвастливую фразу «У кого нет миллиарда, может идти в ж..пу» и призвали «слезть с чемоданов». Однако, пожалуй, главную проблему российского бизнеса владелец Mirax Group определил очень точно «чемоданные настроения», а именно неверие предпринимателей в то, что в этой стране их бизнес будет устойчив, стабилен, и, как следствие, на основании его можно строить долго временные бизнес-династии.

Цифры подтверждают слова Полонского. Достаточно вспомнить, что чистый отток капитала из России в первом квартале составил $12,9 млрд, а по итогам 2009 года из страны ушло аж $56,9 млрд!

«Чемоданные настроения» российского бизнеса иллюстрируют ис следования UBS и Campden Research. Аналитики поинтересовались у 25 бизнесменов с годовым оборотом от $100 млн и личным состоянием от $50 до $500 млн тем, как они управляют собственным бизнесом и что планируют делать с ним в ближайшие пять лет. Опрос показал: лишь треть респондентов невиданно малый по сравнению с развитыми странами процент! надеется, что дети продолжат дело. Причем даже эта треть не настаивает на том, чтобы наследники взяли в управление бизнес. 80 с лишним процентов опрошенных не составляют стратегии раз вития бизнеса больше чем на два года вперед по причине недружелюбного бизнес-климата.

«Я хочу вывести свой бизнес из-под радаров, я чувствую себя в безопасности, когда не очень заметен, говорит, например, крупный девелопер. Я не боюсь рейдерских атак, просто не хочу иметь известный бренд, привлекающий к себе много внимания». При этом 23 из 25 предпринимателей сказали, что не исключают продажи бизнеса за хорошую цену, а чуть менее половины из них готовы это сделать в ближайшие 2–4 года. У 84% бизнесменов деньги хранятся за границей, в таких популярных офшорах, как Кипр, Швейцария, Виргинские острова. Кроме того, опрос UBS и Campden Research показал, что предприниматели скромны и в личной жизни. Лишь у двух есть яхта, столько же коллекционеров часов, вин и предметов искусства. Половина «богатых» и вовсе заявила, что не имеет предметов роскоши.

«Тяжесть и неуверенность»

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять причины подобных «чемоданных настроений». «Не хочу передавать своим детям тяжесть и неуверенность, которые сопровождают управление большим бизнесом в России», при знался один из участников опроса UBS и Campden Research. «В этой стране, считает другой, не надо быть предпринимателем, чтобы стать богатым. Надо просто вращаться в правильных кругах: деньги делают бюрократы».

По словам председателя экспертного совета «Деловой России» Антона Данилова-Данильяна, в основном российский бизнес жалуется на коррупцию и бюрократию, которая особенно сильна в регионах, офшоры же использует не для налоговой оптимизации, в чем уверены фискальные органы, а для защиты капитала. «Некоторые даже специально ограничивают планку $100 млн и дальше не наращивать, чтобы не оказаться, что называется, «под лупой», рассказывает Данилов-Данильян.

Подобную точку зрения разделяют и другие эксперты. «На мой взгляд, выводы UBS, в общем-то, очень точны, говорит председатель совета директоров компании «Арбат капитал менеджмент» Алексей Голубович. Конечно, их выборка не слишком репрезентативна всего 25 человек, но я часто разговариваю с людьми, у которых $100-300 млн активов, и они разделяют «чемоданные настроения». По мнению эксперта, главная причина бегства капиталов это неуверенность в защищенности бизнеса, боязнь людей в одночасье потерять все то, что «нажито непосильным трудом».

Из автопроизводителей в рестораторы

Бывший преуспевающий российский предприниматель, а ныне бизнес эмигрант Владимир Сухов знает это не понаслышке. Мы познакомились с ним два года назад, когда футбольная сборная России во время Евро-2008 квартировала в Инсбруке. Тогда Владимир держал в этом очаровательном австрийском городе ресторан русской кухни «вложил в то, на что хватило денег». В «прошлой» жизни он владел крупным машиностроительным производством в Самарской области. «Мы делали комплектующие для АвтоВАЗа, рассказывает Сухов. Кучу сил с партнером приложили, чтобы взять кредит в ВТБ, потратили деньги на покупку качественного немецкого оборудования, производственной линии. С Тольятти договорились, они нарадоваться не могли на наши климатические установки и отопители. В общем, в 2005 году бизнес пошел резко в гору». Все изменилось в конце 2006-го, когда по регионам, вслед за Санкт-Петербургом и Москвой, начала распространяться волна рейдерства. «Мошенникам обманом удалось получить несколько акций нашей компании, с горечью вспоминал Владимир. Потом эти ребята пришли к нам с ОМОНом, показали постановление какого то бурятского суда, которое говорило о том, что наш завод больше не наш. В итоге охрану повязали, а нас просто выставили на улицу».

Дальше события развивались по печально известной схеме: всего за пару дней завод был продан зарегистрированной на Кипре компании, которая, в свою очередь, перепродала ее третьей стороне. «Мы, конечно, пытались что-то сделать, стучались во все кабинеты, говорит Сухов. Однако та же администрация Самарской области, которая прежде постоянно твердила о том, как она ждет инвесторов, элементарно не захотела нас слушать. Мой партнер пытался задействовать свои связи по линии ФСБ, но через неделю его машина якобы случайно попала в ДТП. В итоге я понял: собственность в этой стране никак не защищена. И что бы я позволил своему сыну жить в таких условиях? Да ни за что. В конце концов я собрал все деньги, какие были, продал жилье и уехал в Австрию. Пусть мой сын лучше ресторан в Инсбруке держит, чем поймает пулю, пока будет бороться за свою собственность».

Частный случай? Отнюдь. В мае 2011 года компания Maplecroft составила рейтинг 172 стран по степени уважения принципов верховенства права, уровню коррупции, корпоративного управления и регулирования. В результате Россия по степени риска, который видят в стране инвесторы, оказалась на одном уровне с Нигерией, Ираком и Анголой. Причем аналитики Maplecroft особо отметили, что для нашей страны характерна слабая защита прав собственности, низкая регуляторная база и коррумпированная судебная система.

Еще один момент, который не стоит забывать, заключается в том, что значительный вклад в общий объем «бегства капиталов» вносят и чиновники. «Я считаю, что именно они у нас в целом самая состоятельная группа в обществе, — говорит руководитель центра изучения элиты Института социологии РАН Ольга Крыштановская. — Соответственно, для них любая информация об их богатстве жизненно опасна, особенно на фоне того, что борьба с коррупцией в нашей стране существенно активизировалась. Поэтому чиновники гораздо больше бизнесменов склонны держать капиталы за рубежом, не доверять российским финансовым консультантам и инвестфондам. Они все это делают на Западе, опасаясь последствий в виде обвинений в коррупции и прочего».

Бизнес как младенец

Возникает вопрос: способен ли средний и крупный бизнес самостоятельно изменить ситуацию в стране к лучшему? Вернее, осознает ли он себя некой единой социальной группой, которая, влияя на политику, имеет возможность добиться установления в России четких и ясных правил игры? «Вы знаете, пока все это очень слабо выражено, комментирует Ольга Крыштановская. Это связано с исторической молодостью самого класса предпринимателей как социальной группы. Фактически этот класс в России младенец, у которого нет коллективно го самосознания и понимания своих групповых интересов».

По словам эксперта, пока класс предпринимателей может похвастаться только первым уровнем политических амбиций желанием отдельных его представителей стать депутатами и хотя бы в региональном масштабе попытаться обезопасить свой бизнес. «Однако на уровне осознания, что бизнес это сила, с которой в Кремле должны считаться, что, объединившись, бизнес может оказывать влияние на политику государства, такого, к сожалению, нет, резюмирует Ольга Крыштановская. А что есть так это неверие в свои силы и страх перед властью. Они мысленно ставят на одну чашу весов подсознательное желание влиять на политику, а на другую страх потерять свое дело. И последнее пока явно перевешивает, ведь пример того же Ходорковского у всех перед глазами».

Надежда на образование

Как изменить подобную ситуацию? Большинство опрошенных «Бизнес -журналом» экспертов полагают, что первое поколение «богатых» коренным образом переломить свою психологию вряд ли сумеет. И начать коллективно отстаивать свои интересы как класса бизнес сможет только во втором (если не в третьем) поколении собственников. Но для начала эти поколения надо воспитать в гуманной среде.

 «Мои дети сейчас в школе в Великобритании, там они смогут впитать истинные ценности, рассказывает участник опроса UBS и Campden Research. Здесь, на Рублевке, у всех полно денег, можно услышать, как дети рассуждают о «Бентли» и «Феррари». Вот почему я осознал, что должен что-то предпринять». «Осознают» многие. По данным Independent Schools Council (ISC), в 2009 году в британских школах обучалось 23 тыс. иностранных учеников, из которых на выходцев из России пришлось 4,5% (1 035 человек). Конечно, этот показатель значительно меньше, чем у Китая (11,2%, 2 576 детей) и тем более Гонконга (29,8%, 6 854 ребенка). Однако, учитывая, что еще четыре года назад «российская» доля составляла лишь 1,2% иностранных школьников Британии, прогресс не отметить нельзя.

Не менее ярко «образовательная» тенденция проявляется и в отношении британских университетов. «Могу сказать, что с начала кризиса количество заявлений на обучение от иностранных студентов не только не уменьшилось, но даже выросло на 20-30%, говорил в феврале глава международного отдела Манчестерского университета Майкл Гиббонс в интервью местному изданию Manchester Weekly. Особенно же много заявлений было из Восточной Европы, в частности из России и Украины».

«Сегодня все больше тех, кого принято называть «богатыми», понимают: чтобы жить в лучшей стране, их дети должны иметь смелость попробовать изменить Россию, а для этого нужно дать им хорошее образование», говорит замдиректора Института экономической политики Валерий Толстунов. Показательный пример: как недавно заявил в интервью Financial Times президент «Интерроса» Владимир Потанин, одним из главных препятствий на пути создания реальной демократии в России является советский менталитет, когда люди полагают, что лучше тихо вести свой бизнес и «не высовываться». При этом один из самых богатых людей в России добавил, что главной проблемой, мешающей более независимому мышлению, является образование вот почему он решил передать свое состояние на благотворительные цели.

«Мои дети выросли, сказал Потанин. Их отец миллиардер и знаменитость. Они, во-первых, находятся в моей тени, а во-вторых, какая у них мотивация, чтобы добиваться чего-то в жизни? В этом смысле я рассматриваю в качестве правильного шага передачу состояния на пользу общества, а не по наследству. Я собираюсь последовать примеру Билла Гейтса и Уоррена Баффетта». (В 2006 году Баффетт объявил, что будет ежегодно передавать на благотворительность 5% акций из своего пакета в Berkshire стоимостью в $37 млрд.) По словам Потанина, через 10 лет он создаст специальный фонд, в который передаст свое состояние.

Вернуть капиталы

Как считает Алексей Голубович, обретение бизнесом «политической зрелости» имеет еще и такое важное для отечественной экономики по следствие, как возвращение в страну выведенных из нее миллиардов дол ларов. «Вывод капитала за рубеж в России это беспрецедентное по своим размерам и доли в ВВП явление, говорит председатель совета директоров компании «Арбат капитал менеджмент». Его можно сравнить только с выводом капитала из стран калибра Заира или Нигерии. Однако нужно понимать: если бизнес «созреет» как класс и заставит власть уважать свои интересы, деньги вполне могут вернуться». По мнению финансиста, на кону почти половина из $2 трлн, которые были выведены в постсоветские времена и теперь ждут лучшего применения, «томясь» в швейцарских, американских или австрийских банках.

Чем Голубович аргументирует свою точку зрения? «Даже если дети российских предпринимателей и учатся в Великобритании, они от этого не перестают быть русскими, говорит топ-менеджер. Практика показывает, что им только в редких случаях удается применить за границей выведенный из России капитал. Да, что-то можно использовать в Израиле, что-то в странах континентальной Европы, но это будет очень низкодоходный бизнес. В Англии вы на свои капиталы особенно ничего не заработаете, в Азию никто, как правило, не суется из-за чрезвычайно специфичной бизнес-культуры».

А как же Америка? «Во-первых, там очень высококонкурентный рынок, а конкурентная борьба никогда не была коньком наших бизнесменов, — говорит Алексей Голубович. — Во-вторых же, там нужно платить огромные налоги, что для любого российского бизнесмена, пусть он хоть трижды учился в Оксфорде, как нож в сердце». Голубович уверен: если в России будут созданы даже минимальные гарантии сохранности капитала и выстроена независимая судебная система, то выведенные деньги потянутся в ее экономику обратно.

Семейные ценности

Плачевная ситуация с независимостью судебных органов, защитой инвестиций и «административным ресурсом» во многом препятствует развитию в нашей стране того сегмента бизнеса, который на Западе уже давно стал «хребтом» национальных экономик. Речь идет о «семейных» предприятиях, то есть тех, которыми владеет как минимум второе поколение собственников. По данным Всемирного совета по предпринимательству (WCB), семейный бизнес в среднем составляет аж 70% всех компаний на планете. Во Франции доля семейных предприятий превышает 80%, в Финляндии этот показатель доходит до 94%.

К семейным предприятиям относятся такие мировые гиганты, как крупнейшая в мире сеть супермаркетов Wal-Mart (сейчас у руля третье поколение собственников), Samsung, LG, Carrefour Group, BMW.

А что же российские предприниматели? По мнению Варвары Юдиной из «Империи кадров», у российских предпринимателей никогда не было проблем с чутьем на новинки и целые отрасли, которые могут принести прибыль и еще не освоены конкурентами. Однако им нужны четкие и ясные правила игры в политико-экономической сфере.

«Я убеждена: многие бизнесмены и рады были бы строить в России долговременные бизнес династии, но этому мешает страх, что с их деньгами может что-то случиться, говорит Юдина. Предприниматели рассуждают примерно так: раз есть вероятность, что кто-то нагрянет и все отнимет, то всегда должна быть возможность быстро превратить свои деньги в кеш и вывезти их. Именно из за этого люди не хотят вкладываться в долгие бизнес процессы, а ведь как раз их и можно назвать тем фундаментом, на котором во всем мире строится семейный бизнес».

Интимная династия

Конечно, говорить о том, что семейный бизнес в России вообще отсутствует как класс, было бы неправильно. Другое дело, что большинство предприятий, контролируемых семьями, не афишируют этого. Например, в Питере уже 20 лет действует фирма «Альтаир». Мало того, что ее контролирует уже третье поколение собственников (это в российских условиях сродни рекорду), так и действует «Альтаир» в сегменте, к которому определение «бизнес- династия» применять даже как-то неудобно, — в производстве и продаже товаров «для взрослых».

Все началось на заре перестройки, когда основатель фирмы — 60-летний Валентин Сокольников — уволился с уже давно вошедшего в городской фольклор Московского завода резиновых изделий на Краснобогатырской улице и переехал в Питер. «Ветер перемен» в городе трех революций, судя по всему, дул особенно свежо: не иначе как благодаря ему новоявленный пенсионер быстро сориентировался и на деньги, вырученные от продажи «однушки» в московской «хрущевке», открыл два секс-шопа вблизи Московского и Финляндского вокзалов.

 

МНОГИЕ БИЗНЕСМЕНЫ И РАДЫ БЫЛИ БЫ СТРОИТЬ В РОССИИ ДОЛГОВРЕМЕННЫЕ БИЗНЕС-ДИНАСТИИ, НО ЭТОМУ МЕШАЕТ СТРАХ, ЧТО С ИХ ДЕНЬГАМИ МОЖЕТ ЧТО-ТО СЛУЧИТЬСЯ

 

По словам Сокольникова, «бурные 90-е» для него прошли вполне благополучно. Бизнес энергичного пенсионера активно развивался до 1996 года — к этому моменту его интим- империя насчитывала уже пять точек в людных местах. Однако потом возраст и сырой питерский климат заставили Валентина Сокольникова удалиться от дел. Тем не менее он успел подготовить «сменщика» — сына Романа, который до 1994 года «прозябал» в одном из питерских НИИ завода «Электросила». «Я оплатил сыну второе высшее образование в СПбГУ, детально рассказал о бизнесе, — говорит Сокольников-старший. — В результате в 1997 году он занял мое место главы фирмы».

Тридцатипятилетний Роман подошел к развитию семейного дела с завидной энергией — в частности, открыл совершенно новое направление в виде производства интим-товаров. «Особенно хорошо у нас получалось делать фаллоимитаторы, — не без гордости рассказывает Валентин Сокольников. — Сегодня под нашей торговой маркой продаются около 20 фаллоимитаторов различных форм размером от 16 до 30 см. До 70% заказов идет из регионов: качество у нас значительно выше, чем в Китае, а цена в 3–5 раз ниже, чем на Западе».

Сегодня семейный бизнес Сокольниковых готовится продолжить сын Романа Ярослав, который учится на престижном факультете менеджмента СПбГУ. «Мне нравится, что молодой человек относится к нашему делу серьезно и уже предложил несколько интересных идей, — рассуждает основатель интим- династии. — Например, он говорит, что сейчас в стране бум Интернета, и надо идти в онлайн — заняться съемками сюжетов различной степени «жесткости» с платным доступом к ним через сайт. Говорит, заодно в сюжетах можно использовать нашу продукцию: будет способствовать синергии бизнеса. Уверен, он с успехом продолжит дело».

Нехватка знаний

Впрочем, пример семьи Сокольниковых — скорее исключение, чем правило. Долговременным бизнес-династиям в России мешает развиваться не только неблагоприятный деловой климат, но и ряд «дополнительных» факторов. «Во-первых, я считаю, что наша культура гораздо ближе к американской, чем к европейской, — рассуждает Алексей Голубович. — У нас еще с советских времен не принято навязывать детям продолжение своего дела, и большинство людей, которых я знаю, за исключением представителей кавказских или восточных народов, совершенно не хотят заставлять своих детей заниматься их фабрикой или банком».

Второй момент — это отсутствие методики подготовки наследника к передаче ему семейного бизнеса. «Например, в Англии существуют тома литературы по этому вопросу, спецшколы, где преподаватели досконально разбирают с наследниками модели отцовских предприятий в привязке к общей ситуации на рынке, — рассказывает Валерий Толстунов. — Кроме того, есть масса специальных конференций по вопросам семейного бизнеса, на которых владельцы компаний со всего мира общаются, делятся опытом. В России же, кроме пары-тройки куцых переводных книг, нет ничего».   

Наконец, нельзя не отметить и такой факт, как отсутствие у нас профессиональных личных консультантов по управлению накопленным богатством. На Западе последние вовсе не исполняют роль наемных менеджеров, которые по щелчку пальцев бегают за боссом. Наоборот, в таких странах, как США, Германия, Великобритания, финансовые консультанты выступают в роли почти полноправных членов семьи, которые, с одной стороны, не лезут в бизнес собственника, а с другой — всегда могут проконсультировать, в какую сферу и сколько надо вложить для постепенного приумножения капитала.

Может возникнуть вполне резонный вопрос: не опасно ли вводить подобного человека в семью, фактически открывая ему кошелек и подставляя спину, рискуя получить нежданный удар в самый неподходящий момент? «Конечно, подобная вероятность существует, но и финансовых консультантов- то находят не на улице, а благодаря системе жестких рекомендаций, — рассказывает Валерий Толстунов. — С другой стороны, ввод такого человека в семью бывает очень полезен. Ведь когда он видит, как наследник растет на его глазах, он начинает воспринимать его фактически как собственного ребенка. Соответственно, все его проблемы будет воспринимать как свои личные и прикладывать все силы для того, чтобы процесс передачи бизнеса «по наследству» оказался максимально безболезненным, комфортным и эффективным».

В России, к сожалению, семейными финансовыми консультантами пока и не пахнет. «Проблема в большой неразвитости нашей финансовой системы, — полагает Ольга Крыштановская. — То, что наши банки называют работой с VIP-клиентами, богатых совершенно не удовлетворяет. Потому что в них, образно говоря, «кидают понты» — например, принимают в роскошных помещениях, как в Сбербанке. Но реального сервиса, когда людям подсказывают и доброжелательно следят за тем, чтобы они получали максимальную прибыль, в России нет. Потребность в семейных финансовых консультантах не удовлетворена, это факт».

Когда это наконец произойдет? Эксперты затрудняются дать ответ, отмечая, что все будет зависеть от темпов реформ в стране. Ведь подобные консультанты нужны «на перспективу», а о какой перспективе может идти речь, когда перед собственниками маячит постоянная угроза лишиться своего бизнеса?

К слову, от введения четких, понятных и прозрачных правил игры в экономической сфере выиграют не только «богатые», но и рядовые сотрудники предприятий, для которых полноценные социальные пакеты и «белые» зарплаты могут стать общепринятым стандартом, а не милостью работодателя, как это зачастую происходит сегодня. Но это уже, как говорится, совсем другая история…

                                                                                                       

Дмитрий Киров

Источник - http://offline.business-magazine.ru/2010/173/333231


Datum: 21.10.2012
Hinzugefügt: ava  oxana.sher
Aufrufe: 1052
Kommentare
[-]
ava
No nick | 30.11.2012, 16:12 #

Даже думать нечего, если есть капитал, линять надо. Деток по загранкам уже пристроили, теперь самим надо делать ноги. Умные люди погимают, заберут и ниточки не оставят.

ava
No nick | 05.12.2012, 16:21 #

Долговременными экономическими проектами в России могут себе позволить заниматься только приближенные к власти олигархи, остальные же мелкие и средние предприниматели могут в любой момент потерять свое дело. И даже крупные бизнесмены не застрахованы от наезда чиновников всех уровней, если они каким-то образом проштрафились перед властью. Тому пример незавидная судьба бывшего мэра Москвы Лужкова и его жены.

ava
No nick | 06.12.2012, 17:11 #

Олигахи понимают, жизнь это колесо: сегодня ты на вершине, а завтра об тебя будут ноги вытирать. Россия из покон веков живнт по такому принципу.

ava
No nick | 07.12.2012, 17:42 #

Каждый бизнесмен надеется передать свой бизнес своему наследнику, поэтому и прячут их и свой капитал за границей. Не надеясь на Россию.

ava
No nick | 26.12.2012, 16:06 #

"" «белые» зарплаты могут стать общепринятым стандартом, а не милостью работодателя "" А разве премии на заводах были милостью, хорошо если в деньгах, а то грамотой. На частном предприятии благодарность работодателя порой равнялась двойной зарплате, но.... Это для тех, кто действительно быстро и хорошо работал. Это стимулирует работать, а не " груши околачивать ".

ava
No nick | 02.01.2013, 09:56 #

Россия испокон веков не могла без царей. Вот и сейчас у власти царек, и экономика ее зависит от того как быстро нажрут он и его приближённые. А не приближённые вынуждены прятать свой капитал подальше за гпаницу на чёрный день.

ava
No nick | 02.01.2013, 20:45 #

"Я долгое время говорила себе и всем, кто слушал, что ситуация в России должна сильно ухудшиться, прежде чем стать лучше. Я даже думала, что, как гласит старая диссидентская поговорка, "чем хуже, тем лучше": чем быстрее и жестче репрессии, тем скорее рухнет режим. Но я не понимала, насколько будет хуже", - пишет журналистка Маша Гессен в блоге The New York Times
И так рассуждают все нормальные в России предприниматели, поэтому и бегут.

ava
No nick | 16.01.2013, 18:26 #

Россия пока не доросла до демократических отношений в финансовых отношениях. Вот и происходят в ней процессы сродни третьеразрядной страны.

ava
No nick | 24.01.2013, 15:45 #

Улучшения в России есть только для окружения президента. Непонятно, откуда у него столько друзей?

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta