Мифы и правда: Теория и практика поведения нацистов на территории СССР в годы ВОВ

Information
[-]

Мифы и правда: Теория и практика поведения нацистов на территории Советского Союза в годы Великой Отечественной войны

Уважаемые читатели! Предлагаем вам материалы беседы на тему «Мифы и правда о пребывании нацистов на территории СССР». Эта беседа состоялась во время телепередачи на онлайн-радиоканале ФИНАМ FM 99.6 ООО "Большое Радио", Москва, Россия. В гостях телестудии: Александр Дюков, директор фонда «Историческая память»; Владимир Симиндей, руководитель исследовательского центра фонда «Историческая память». Ведущий телепередачи – Мединский

В первой части нашей беседы, которая называлась «Цели войны фашистской Германии против Советского Cоюза и его народов и методы ее ведения»,мы обсуждали, что, собственно, готовил Гитлер не России, а Советскому Союзу и всему его народу. Во второй части нашей беседы мы поговорим о теории и практике поведения нацистов на территории Советского Союза в годы войны, и о том, что же на самом делеготовил Гитлер России, поскольку эта тема тоже начинает как-то исподволь мифологизироваться.

МЕДИНСКИЙ: Ну, вот мы закончили на теме, чем занимались вообще литовские фашисты. Ведь они теперь герои. Вы читали статью Подрабинека, нет?

ДЮКОВ: Они не просто герои, они национальные герои.

МЕДИНСКИЙ: Герои, они боролись с советской властью.

ДЮКОВ: Это зафиксировано в законодательстве Литвы. Сейчас там рассматривается законопроект, в первом чтении он уже прошёл, а во втором чтении... Любая клевета, то есть любой объективный рассказ про «лесных братьев», он будет рассматриваться как уголовно-наказуемое деяние.

МЕДИНСКИЙ: Равно как и отрицание оккупации Советским Союзом Литвы.

ДЮКОВ: Конечно, конечно. Другое дело, что сами вот эти литовские активисты, когда волна немножко схлынула, когда огромное количество евреев было убито, они с огромным удивлением вдруг обнаружили, что оккупанты относятся к ним не как к законной национальной власти, а относятся к ним как к людям, которых можно и дальше использовать для своих целей. Власть должна быть у немцев. Вот когда они это обнаружили, а обнаружили они это летом 41-го года уже, они писали совершенно... Даже просто рыдания какие-то, а не письмо...

СИМИНДЕЙ: Прочувствованные письма.

ДЮКОВ: Прочувствованные письма нацистскому руководству: «Как же так, почему так?»

МЕДИНСКИЙ: Перегибы на местах, нам не доверяют.

ДЮКОВ: «Почему нам не доверяют? Даже советская власть признавала, что мы государство, пусть и в составе Советского Союза».

СИМИНДЕЙ: Они как раз не понимали, что всё было с точностью до наоборот – местное военное начальство и начальство по линии СС активно их использовало в утилитарных целях, даже не всегда докладывая в деталях об этом Гитлеру, потому, что наверху в Берлине прекрасно знали, что Гитлер для себя решил, какие народы должны остаться на Земле, а какие – нет. Использование одних народов, которым нет места на Земле, по версии Гитлера, против других народов – это уже дело техники, и это не должно касаться фюрера. Поэтому все их письма не возымели никакого действия. 

МЕДИНСКИЙ: То есть, это как какая-то собачья свара, так сказать, дворняг за забором, которая цивилизованного хозяина не очень волнует.

СИМИНДЕЙ: Но вообще немецкая пропаганда работала очень сильно, и это вопрос для серьёзного изучения и дальнейшего исследования. Например, для русских Латвии, которые проживали в её восточной части, в Латгалии, была сделана специальная отдельная газетка. По-моему, она называлась «Двинский вестник», если я не ошибаюсь. Что было в этой газете? Победоносные войска Гитлера занимают очередные высоты на Восточном фронте, германские войска ведут борьбу на суше и на море на Западе против плутократии западной и так далее, и жизнь местной русской общины, что там можно даже в церковь сходить, и какие-то совсем пришибленные маленькие радости. Ни слова о латышах, как будто их нет. Соответственно, в латышских газетах вообще нет ничего о русских. И вот таким образом тоже создавалось ощущение, что есть великий Германский рейх, есть всякие маленькие народы, которые сплачиваются для борьбы с коммунизмом, а вокруг ничего как бы и нет.

ДЮКОВ: Тут очень важно отметить, что сейчас наметилась, для меня как историка профессионального, потрясающая тенденция. Существует достаточно большое количество историков, исследователей в кавычках, которые рассказывая о коллаборационизме, рассказывая о деятельности, допустим, литовских коллаборационистов, русских, украинских, основывают свой рассказ на пропагандистских материалах немецких. На газетах, которые выпускались, допустим, в так называемом Локотском самоуправлении на Брянщине, газетах, которые выпускались на Украине, в Прибалтике и так далее. Это примерно так же, как судить о советском периоде нашей истории по передовицам газеты «Правда». Вот один в один. Но, тем не менее, это рассматривается как серьёзный исторический источник, более того, как источник практически в последней инстанции. «Вот, написано в газетах, вот!» Это, между прочим, конечно, смешно, но, тем не менее, за последний месяц у нас в России вышло три книги, посвящённых так называемому Локотскому округу и бригаде Каминского.

МЕДИНСКИЙ: Очень популярная тема. Как хорошо жили русские под немцами без коммунистов.

ДЮКОВ: Да. Одна из них называется «Русское государство в немецком тылу». И никто из этих авторов даже не попытался поднять не то, что немецкие документы, что было бы совсем хорошо. Часть из них, между прочим, опубликована, и добраться до них, в общем-то, совсем не проблема. Но они даже не используют работы английских историков, которые трофейные немецкие документы при исследовании этой проблемы (бригады Каминского) использовали.

МЕДИНСКИЙ: Локотское государство – это Брянская область?

ДЮКОВ: Брянская область. Это бывшая Орловская область, Брянская была потом.

МЕДИНСКИЙ: Давайте поясним нашим радиослушателям, кто не знает, что есть такая вот идеологема, модная сейчас, что не все немцы были злые. Были приличные генералы, которые понимали, что надо просто истребить коммунистов и тогда никаких партизан не будет, а народ не трогать, пусть живёт своей мирной жизнью и самоуправляется, желательно где-нибудь по хуторам. И создали некую самоуправляемую территорию, на которой не было оккупационных войск, ну, кроме местных полицаев, и которые долго и счастливо жили там до 43-го года, пока не пришли Советы и опять всех поставили к стенке, а всех, кто символизировал собой местное самоуправление, в лучшем случае отправили в ГУЛАГ.

ДЮКОВ: Нет, местное самоуправление убежало на Запад, где сначала оно участвовало в борьбе с коммунистическими партизанами в Белоруссии, а потом доблестно боролось с, наверное, тоже коммунистическими повстанцами в Варшаве.

МЕДИНСКИЙ: Ну да, да. Кто не убежал, всех посадили. Это было два года, так сказать, безмятежного счастья жителей Брянско-Орловской губернии. Вот ваша позиция, по вашим источникам, что на самом деле?..

СИМИНДЕЙ: Немножко хотел бы сказать, что все эти идеи, они имеют своих прародителей. И у них можно выделить два направления. Первое – это вот тем деятелям, которые коллаборировали вместе с гитлеровцами, которым удалось убежать на Запад и удалось выжить после войны, естественно, хотелось себя оправдать. Они оставили определённую мемуаристику. А второе – это прибалтийские историки и публицисты, которые, собственно, всю эту механику оправдания немецких генералов и своих местных помощников Гитлера уже апробировали и отработали. Есть такой, например, небезызвестный адвокат Грутупс, отъявленный антисемит и русофоб одновременно, который издал книжку «Эшафот», где полностью оправдывает генерала Екельна, который являлся организатором кровавых преступлений на территории России и Белоруссии. По его версии просто коммунисты и евреи ему мстили, а он был такой вот, белая косточка и втайне помогал латышам.

ДЮКОВ: И вот эти подходы, они сейчас у нас в России заимствуются при описании вот как раз этой Локотской республики.

МЕДИНСКИЙ: А что было на самом деле там, в двух словах?

ДЮКОВ: Во-первых, это был район, в котором было очень активное партизанское движение. То есть, это брянские леса, где большое количество окруженцев. Во-вторых, это была территория, на которой партизанские отряды успели подготовить заблаговременно, обучить. В частности они проходили через оперативный центр Западного фронта, руководителем которого был известный советский диверсант номер один Старинов. Обучить, насадить, и эти отряды партизанские действовали очень активно. А у немецких войск, которые заняли эту территорию к концу 41-го года, все войска нужны были на фронте, как раз сейчас было поражение под Москвой. И нужно было контролировать города и, главное, железные дороги. Железные дороги, которые соединяли между собой Украину и Россию, железные дороги, которые шли на Запад и соединяли войска с Рейхом. И вот это всё нужно было охранять, а сил нет, а партизаны нападают. И вот в это время они обнаруживают, что там есть среди многочисленных формирований местной милиции, которые они создавали, что есть там группа, которая действует более-менее активно. Они её взрастили, они её использовали. Вместе с тем, что важно? Во-первых, на территории этого Локотского округа, когда нам говорят, что там не было немецких войск – это, с одной стороны, правда, а с другой стороны – ложь. Потому что немецких-то войск как раз не было, там стояло две венгерских дивизии, и штаб одной из этих венгерских дивизий располагался как раз в Локоте. Карательные операции, которые проводились на территории, они проводились совместно полицейскими и венгерскими дивизиями, плюс немножечко немцев. И венгры, кстати, на Брянщине отличались какой-то совершенно ошеломляющей жестокостью по отношению к населению. Вот эти силы нужны были немцам для того, чтобы оттеснять партизан от ключевых линий коммуникаций – от железных дорог.

МЕДИНСКИЙ: Партизан как раз было много?

ДЮКОВ: Партизан было достаточно много, и действовали они активно, тем более что к началу 42-го года туда вышли ещё партизанские отряды с Украины, которые зимой не могли действовать на степных территориях и уходили в лес на север. И вот как раз они пришли сюда. Какая ещё была цель у немцев, зачем они использовали? Это очень важно. Они использовали мобилизацию местного населения в эту бригаду РОА для того, чтобы они не могли уйти в партизаны. То есть, это был перехват ресурса. И уже этим эта бригада была очень полезна, крайне полезна для немцев. Естественно, там был установлен совершенно жесточайший режим террора, и даже немецкие офицеры – есть свидетельства достоверные – говорили о том, что Каминского, главу этого округа, местное население боится и ненавидит. Это немецкие документы, это не советская пропаганда.

МЕДИНСКИЙ: То есть, никакой мирной жизни без партизан и никакого процветающего самоуправления де-факто не было?

ДЮКОВ: Там было только в одном Брасловском районе уничтожено за время оккупации более 10 тысяч человек, а население этого района было около 30-40 тысяч человек.

Уважаемые читатели! В следующей, третьей части нашей беседы, мы поговорим о том, что собой представляла немецко-фашистская армия и каково было отношение местного населения Советского Союза к ней.

РАДИО ФИНАМ FM 99.6    ООО "Большое Радио", Москва, Россия

Оригинал материалов беседы - http://finam.fm/archive-view/1801/


Infos zum Autor
[-]

Author: РАДИО ФИНАМ FM 99.6

Quelle: finam.fm

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 30.04.2013. Aufrufe: 424

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta