Антикитайская сеть Японии

Information
[-]

Антикитайская сеть Японии

В последние три года территориальный спор между Токио и Пекином по поводу принадлежности группы необитаемых островков Сэнкаку (по-китайски – Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море приобрел беспрецедентный накал. В нем фактически сфокусировалось усиливающееся на глазах экономическое и военно-политическое соперничество двух азиатских гигантов: старого – Японии и нового – Китая.

Снижению уровня конфронтации двух стран не способствовала и недавняя смена в них администраций. Наоборот, градус риторики и демонстративных действий с обеих сторон лишь возрос. Токио, встревоженный растущей экономической и военной мощью своего соседа, а также его наступательными акциями в отношении спорных островов, стремится всячески заручиться поддержкой различных стран в деле «сдерживания Китая». Однако его расчеты не всегда оправдываются.

Американская двойная игра

Единственным гарантом своей военной безопасности и территориальной целостности Япония считает США, с которыми она имеет соответствующий договор о безопасности. В издаваемой японским МИДом «Голубой книге по дипломатии» за 2013 год прямо говорится, что Япония сталкивается с угрозами ее сухопутному, морскому и воздушному пространству, а также жизням ее граждан, поскольку китайские суда постоянно заходят в воды вокруг островов Сэнкаку в Восточно-Китайском море. В этих условиях, подчеркивается в основополагающем внешнеполитическом документе страны, правительство полно решимости укреплять союз с Соединенными Штатами в качестве краеугольного камня политики национальной безопасности, так как усиление сдерживания является «неизбежным».

Однако сам Вашингтон в отношении японского территориального спора с Китаем фактически ведет двойную игру. На встрече с председателем КНР Си Цзиньпином в Калифорнии в июне 2013 года президент Обама призвал своего визави к деэскалации территориального спора с Японией по поводу группы островов в Восточно-Китайское море. Но при этом Обама сказал, что США занимают нейтральную позицию в отношении суверенитета над островами Сэнкаку, предложив китайской стороне урегулировать территориальный спор с Японией посредством диалога.

Подчеркивая нейтралитет США относительно проблемы суверенитета над Сэнкаку/Дяоюйдао, высокопоставленные американские деятели неоднократно заявляли, что указанные острова входят в сферу действия американо-японского договора о безопасности. В подтверждение серьезности этих заявлений Токио и Вашингтон, несмотря на резкие протесты Пекина, провели в июне 2013 года совместные военные учения в Калифорнии. По их легенде, подразделения Сил самообороны Японии во взаимодействии с вооруженными силами США высаживались на острове, захваченном противником, и отбивали его обратно.

Понятно, что под «противником» подразумевается армия Китая, а под островом – архипелаг Сэнкаку/Дяоюйдао. Особую значимость акции придает то обстоятельство, что по иронии судьбы (или намеренно?) она была проведена буквально вслед за встречей Обамы и Си Цзиньпина и даже в той же Калифорнии. Дополнительную весомость ей придает тот факт, что впервые в совместных учениях с США участвовали все три вида японских Сил самообороны: сухопутные, морские и военно-воздушные. Как отмечают японские обозреватели, учения лежат в русле нового оборонного курса Японии. Его цель состоит в усилении обороны цепи островов Нансэй, простирающихся от острова Кюсю до Тайваня и фактически перекрывающих выход Китая «на большую воду» Тихого океана.

Океан для двоих?

Вместе с тем следует отметить тревогу, которая просматривается в некоторых комментариях японских экспертов, по поводу того, что США во имя установления стабильных отношений с Китаем и раздела с ним «жизненного пространства» в АТР могут пренебречь интересами Японии, в том числе в отношении ее суверенитета над островами Сэнкаку. Так, газета «Санкэй симбун» отмечает, что президент США Обама и председатель КНР Си Цзиньпин на упомянутой встрече в Калифорнии пришли к согласию о необходимости построения отношений сотрудничества «нового типа». Однако далее газета без обиняков пишет: «Было бы желательно, чтобы США, ставшие сверхдержавой после холодной войны, и быстро восходящий Китай поддерживали дружественные отношения, но это не должно вести к установлению мирового господства двух стран». Постулат о том, что «позитивных отношений между Вашингтоном и Пекином не может быть за счет Токио», содержащийся в редакционной статье японского официоза – газеты Japan Times, лишь подтверждает наличие в Японии таких опасений.

Особую обеспокоенность японских наблюдателей вызвало заявление Си Цзиньпина на встрече с Обамой о том, что в Тихом океане достаточно пространства для двух стран. По мнению газеты «Санкэй симбун», это заявление есть откровенное проявление морских амбиций Китая и должно вызывать настороженность тихоокеанских стран, включая Японию.

Параллельно укреплению военного альянса с США ввиду наступательных действий Китая в отношении спорных островов Токио намерен заручиться военной поддержкой и ряда других стран АТР. С этой целью администрация Абэ с начала 2013 года до июня направила высокопоставленных представителей Сил самообороны в девять стран Азии, в том числе Вьетнам, Филиппины, Таиланд, Индию, и Пакистан, и Австралию. Японские СМИ не скрывают, что усилия правительства в этом направлении вызваны растущей озабоченностью усиливающейся морской деятельностью Китая.

Проблематичная индийская карта

Во внешнеполитической стратегии Токио особое место отводится Индии – еще одному растущему экономическому гиганту Азии, чья политическая роль на международной арене в последнее время также значительно увеличивается. Японское правительство рассматривает эту страну не только как экономический противовес Китаю, способный в определенной мере ослабить чрезмерную и ставшую уже опасной зависимость Японии от китайской экономики, но и как его военно-политический ограничитель. При этом японские политики делают ставку на схожую обеспокоенность Дели наращиванием военно-морской мощи Пекином, а также наличие собственного территориального спора между ними.

Однако, как показал официальный визит в Японию премьер-министра Манмохана Сингха в мае 2013 года, Индия не намерена давать разыгрывать себя в качестве карты в японской игре на сдерживание Китая. Действительно, с одной стороны, в совместном заявлении Абэ и Сингха говорится, что обе страны будут регулярно проводить совместные военно-морские учения, начнут переговоры об экспорте в Индию японских военных самолетов-амфибий. Кроме того, они намерены сотрудничать в противодействии кибератакам, обеспечении безопасности линий морского судоходства, а также в укреплении обороноспособности и береговой охраны обеих стран. Эти пункты, как очевидно, были включены в него ввиду растущего присутствия Китая на море, в том числе в Индийском океане.

Путем строительства сети морских портов в Пакистане, Бангладеш и Шри-Ланке Пекин осуществляет стратегию «жемчужного ожерелья», то есть создания цепи собственных опорных пунктов вокруг Индии – своего главного геополитического соперника в Азии. К тому же с середины апреля по начало мая 2013 года происходило очередное обострение противостояния вооруженных сил Китая и Индии в спорном районе Кашмира.

Однако, с другой стороны, как указывает «Ёмиури симбун», Индия относится прохладно к политике в сфере безопасности, откровенно нацеленной на конкретную страну. Она больше заинтересована в таком сотрудничестве, которое обеспечит доступ к военным технологиям с целью усилить ее военные возможности. Как заявил высокопоставленный представитель МИД Индии, высшим приоритетом страны является стабильность в Индийском океане. Он также сказал, что хотя сотрудничество Индии с США и Японией является насущным, она не собирается участвовать во внешней политике США или Японии, нацеленной на создание сети окружения или сдерживания Китая.

Разномастная ЮВА

Сотрудничество со странами Юго-Восточной Азии рассматривается администрацией Абэ не только как важный фактор оживления давно стагнирующей японской экономики, но и как способ «распыления» территориального давления Китая на другие соседние с ним страны. Японские попытки организовать сопротивление «китайским посягательствам» в рамках АСЕАН, сильно зависящей от Китая экономически, пока не увенчались успехом. Тем не менее Токио придает большое значение двустороннему взаимодействию в военно-политической сфере с теми членами этой организации, которые имеют собственные территориальные конфликты с Китаем в Южно-Китайском море – прежде всего с Вьетнамом и Филиппинами.

Наглядным проявлением этого явилось турне премьер-министра Синдзо Абэ по трем странам Юго-Восточной Азии – Вьетнаму, Таиланду и Индонезии – в январе 2013 года. Оно стало первой зарубежной поездкой Абэ после вступления в должность премьер-министра во второй раз. Японские СМИ не скрывали, что целью поездки было укрепление связей со странами ЮВА ввиду усиливающейся наступательной политики Китая в регионе. В ходе визита Абэ подчеркивал важность использования международного права в решении территориальных споров, в которые вовлечены Китай и его соседи в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.

Наиболее теплый прием и полное взаимопонимание он нашел в Ханое. С ним Токио намерен расширить сотрудничество как в сфере экономики, так и в области безопасности. С этими же намерениями в январе 2013 года посетил Манилу министр иностранных дел Фумио Кисида. Примечательной особенностью поездки Кисиды была просьба к нему со стороны Филиппин предоставить патрульные корабли для укрепления своего потенциала береговой охраны в Южно-Китайском море. Что касается Таиланда, то в отличие от Вьетнама и Филиппин он занимает более сдержанную позицию в отношении призывов Японии сотрудничать в деле сдерживания китайской «морской экспансии».

В Юго-Восточной Азии особое внимание Япония уделяет не входящей в АСЕАН Мьянме, которую правящий военный режим стал открывать внешнему миру лишь с 2011 года. Воспользовавшись длительной изоляцией этой страны Западом, Китай сумел завоевать в ней доминирующие позиции как в экономике, так и в политике. Теперь Токио, получив добро из Вашингтона, полон решимости подвинуть китайского соперника в этой многообещающей азиатской стране как с политической, так и экономической точек зрения. Японский бизнес намерен не упустить свой шанс и в полной мере воспользоваться как богатейшими природными ресурсами Мьянмы, так и ее емким внутренним рынком в 60 млн. потенциальных потребителей. Во время своего визита в эту страну в конце мая 2013 года Синдзо Абэ не только списал ее долг в размере 1,8 млрд. долл., но и пообещал новый заем в 500 млн. долл.

В общем, страны ЮВА, несмотря на всю их разнородность, все очевиднее рассматриваются Японией в качестве своего рода экономической и военно-политической страховки в отношении китайской угрозы.

И Австралия с Новой Зеландией

В круг тихоокеанских стран, разделяющих идею сдерживания Китая в его территориальных претензиях к соседним странам, Япония стремится подтянуть и страны южной части Тихого океана. Во время визита в Токио министра обороны Австралии Стивена Смита в сентябре 2012 года его коллега Сатоси Моримото пожаловался, что Япония продолжает испытывать сложности в своих действиях в отношении китайских и тайваньских кораблей, регулярно приближающихся к спорным островам в Восточно-Китайском море. В ответ Смит сказал, что Япония и Австралия морские государства и должны обеспечить безопасность морских путей на основе международного права. Правда, пока Канберра, как и Индия, с осторожностью относится к международным построениям, имеющим откровенно антикитайский характер.

А в ходе визита в Новую Зеландию в начале июня 2013 года министр иностранных дел Японии Фумио Кисида и его новозеландский партнер Мюррей Маккалли отметили, что обе страны разделяют стратегическую позицию в отношении ситуации в АТР. Они также подтвердили важное значение мирного урегулирования споров, касающихся морских районов, в соответствии с международным правом. Ни для кого не секрет, что в этом заявлении содержится антикитайский подтекст.

Приобщение Европы

Японские аналитики полагают, что Япония в деле сдерживания Китая также может найти партнеров в лице как Европы в целом, так и ее отдельных частей и стран. Так, газета «Санкэй симбун» в статье, посвященной визиту в Японию президента Франции Франсуа Олланда в начале июня 2013 года, выражает надежду на то, что лидеры двух стран разделяют беспокойство по поводу китайской угрозы. Причем газета уверена, что «само расширение сотрудничества и диалога между Европой и Японией послужит сдерживанию Китая».

Правда, издание не преминуло выразить беспокойство в связи с намерением Франции продать Китаю специальное оборудование для взлетов и посадок вертолетов на палубу кораблей. Оно предполагает, что оборудование может быть использовано на судах, которые Китай уже много месяцев подряд направляет в морские воды вокруг островов Сэнкаку.

Вместе с тем есть основания полагать, что Япония в обозримом будущем попытается наладить более тесные отношения с НАТО в целях укрепления своего военного положения на международной арене в связи с тем же китайским фактором. Об этом свидетельствует подписание в Токио в апреле 2013 года премьер-министром Японии Синдзо Абэ и генеральным секретарем НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном совместной политической декларации, которая, как они надеются, послужит основой для дальнейшего развития отношений между Японией и НАТО.

Это первая совместная декларация, подписанная между одной из крупнейших дальневосточных стран и мощнейшей военной организацией мира. В тексте этого документа названы области, в которых сотрудничество между ее подписантами может быть усилено. Среди них значатся, например, более тесная координация при кризисном регулировании и противодействие кибератакам. Именно за них страны Запада в последнее время усиленно критикуют Китай. По сути, этот шаг означает завершение создания Западом глобальной военной структуры путем окончательного «закольцовывания» японо-американского договора о безопасности и НАТО. Естественно, Китай остается за бортом этого геополитического построения, как, впрочем, и Россия.

С прицелом на Китай Токио не оставляет без внимания и Восточную Европу. В ходе своего европейского турне в середине июня 2013 года премьер-министр Абэ встретился в Варшаве с лидерами Вышеградской группы (Польши, Венгрии, Чешской Республики и Словакии). На встрече Абэ выразил готовность укреплять экономические отношения и связи в сфере безопасности с этими странами. Примечательно, что японский премьер также затронул вопрос о растущем присутствии Китая в Восточной Европе. Как отмечала газета «Ёмиури симбун», Китай наращивает свою деятельность в Восточно-Китайском море и других морских районах, и в заявлении, принятом на встрече, подчеркивается важность соблюдения международных законов, таких как Конвенция ООН по морскому праву.

Русские мотивы

В последнее время в экспертной среде, а также в СМИ Японии все активнее муссируется тема вовлечения России во «всемирную паутину» антикитайских сдержек и противовесов, кропотливо сплетаемую Токио. Парадокс ситуации заключается в том, что японские аналитики рассматривают страну, с которой у Японии нет формального мирного договора, в качестве соратника в борьбе с угрозой со стороны государства, с которым она имеет договор о мире и дружбе.

Резоном для таких расчетов, по мнению японцев, служит усиливающаяся в России тревога по поводу растущей экономической и военной мощи Китая, а также наращивания его морской деятельности, в том числе планами по освоению Северного морского пути. Это, считают они, рассматривается в России как китайская угроза на Дальнем Востоке в сфере как экономики, так и безопасности и заставляет Москву искать сближения с Токио для совместной нейтрализации этой «угрозы». По их мнению, Япония, со своей стороны, должна воспользоваться такой обеспокоенностью в целях совместного противодействия «проискам Китая».

На этот счет откровеннее других высказывается газета «Санкэй симбун», которая пишет: «Начиная с прошлого года в России стали появляться идеи о необходимости укрепления сотрудничества с Японией. Одна из причин этого заключается в чувстве тревоги по поводу действий Китая, который стремится к морской гегемонии». Та же газета в другом номере отмечает, что премьер-министр Японии намерен воспользоваться стремлением России к сближению и улучшению отношений с ней в целях построения «сети окружения Китая».

Правда, параллельно в Японии существуют собственные опасения по поводу координации действий Москвы и Пекина в их территориальных спорах с Японией. Но обнадеживающим моментом для японских политиков служит то, что Россия в островном конфликте Японии с Китаем заняла нейтральную позицию, заявляя, что эта проблема должна решаться двумя странами путем диалога.

Подтверждение своих предположений о тревоге России по поводу китайской угрозы японские аналитики находят в факте создания новой переговорной структуры с участием министров иностранных дел и обороны двух стран (2+2), о которой на апрельской встрече в Москве договорились Путин и Абэ. Рупор японских деловых кругов, газета «Нихон кэйдзай симбун», прямо пишет: «Такие факторы нестабильности, как военное усиление Китая и проблема ядерных вооружений Северной Кореи, представляют собой общую угрозу и для Японии, и для России, и в этих условиях запуск переговоров в формате «2+2» является большим шагом вперед».

Следует также отметить, что, делая ставку на обеспокоенность Москвы по поводу китайской угрозы, японские эксперты надеются на уступки с российской стороны в территориальном споре с Токио в отношении Южных Курил как условие сближения России с Японией на антикитайской основе.

Очевидно, однако, что интересам Москвы отвечало бы развитие равнозначно добрососедских отношений сотрудничества как с Японией, так и Китаем с учетом всех нюансов взаимодействия между своими важнейшими дальневосточными соседями.   

Валерий Кистанов – руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Оригинал - http://www.ng.ru/ideas/2013-07-10/5_anti_china.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Валерий Кистанов

Quelle: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 14.07.2013. Aufrufe: 274

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta