Юлия Латынина о событиях в Чили и Египте

Information
[-]

Юлия Латынина  в прямом эфире радио «Эхо Москвы»

Самая важная история, которая произошла на этой неделе, это, конечно, Египет. Такое 11 сентября Египта. Напомню, что 11 сентября – это дата пиночетовского переворота в Чили, это не только башни-близнецы.

О Чили

И, собственно, если можно, я с этого начну, потому что это очень важно сравнить. Вот, я понимаю, что там Египет, а я сначала буду говорить о Чили. Ну, это важно, потому что я буду говорить об одном и том же (вы сейчас поймете).

Вот, были такие замечательные демократические выборы в стране под названием Чили, в которой совершенно демократическим путем волей большинства населения пришел к власти политик по имени Сальвадор Альенде. Это было совершенно не случайное избрание, потому что по мере того, как в Чили, бедной стране все больше расширяли электоральную базу, политики все больше левели. Там еще были интеллектуалы, которые все рассказывали про нехороших гринго. И к тому времени, когда Сальвадор Альенде пришел к власти, собственно, там уже была достаточно долгая традиция. Например, предыдущий президент проводил национализацию, которая у него называлась «чилионизацией».

И, вот, когда Сальвадор Альенде пришел к власти, он совершенно не скрывал, что его намерения – построить коммунизм. И что в стране началось? В стране продолжалась национализация и рудников, и банков, предприятий рабочими, которые на них врывались. Причем, когда рабочие врывались, государство говорило «А вы знаете, мы здесь не причем». Причем, во главе предприятий, разумеется, становились не специалисты, а верные сыны партии.

Точно так же отнимались земли у богачей. Причем, правительство объявило, что оно не будет препятствовать волеизъявлению народа, который это делает. Оно делало вид, что оно тут не совсем причем, но министром сельского хозяйства был назначен как раз человек, которого звали Кальдерон, который как раз и возглавлял те самые Confederacion campesina, которые отнимали земли у богачей.

Делая запятую, я должна сказать, что, в принципе, реформа крупного землевладельческого хозяйства была совершенно необходима. Но вместо того, чтобы создавать мелких собственников и раздавать землю, действительно, крестьянам, они все превращались в такие крупные колхозы, во главе которых, опять же, становились верные сыны партии, а не агрономы.

Собственно, этот Кальдерон был еще одним из ближайших сподвижников движения, которое называлось Левым революционным движением. Оно насчитывало 10 тысяч боевиков, оно формально не входило в правительство, потому что не признавало возможности мирного перехода к социализму даже при президенте-марксисте. Но вот одним из лидеров этой, не имеющей отношения к властям организации был племянник Сальвадора Альенде.

Дважды в неделю в Сантьяго приземлялся рейс из Гаваны. Каждым рейсом летело 7-10 дипломатических вализ, в каждую вализу влезало 3 «калашниковых». В марте 1972 года случился скандал, потому что таможня попыталась проверить очередную партию этих вализ, которые перегружались прямо на летном поле из кубинского самолета в полицейские джипы. И тогда приезжает на место глава криминальной полиции Эдуардо Паредес (собственно, он сопровождал груз) и говорит, что это его личные пожитки.

Вроде бы, около 4 тысяч «калашниковых» только таким способом было завезено. Были подняты зарплаты на 40%, цены, наоборот, были заморожены. А поскольку продукты спрятались, правительство объявило, что виноваты спекулянты, которые прячут товары от рабочих. И, опять же, в стране были созданы Комитеты по надзору за ценами, которые, естественно, состояли из верных сынов партии. То есть Комитеты решали, кто получит карточку на продукты, а кто нет. И карточки, разумеется, тоже доставались верным сынам народа.

То есть в стране началось двоевластие, и трущобы вокруг Сантьяго контролировались уже не государством, а такими местными Реввоенсоветами, они назывались «cordones industrieles».

То есть я обращаю ваше внимание, что Альенде делал две вещи. Первое, он тотально разрушал экономическую жизнь страны. И второе, он формировал сословие профессиональной революционной сволочи, вот, всяких Швондеров и Шариковых, чей общественный статус был построен на том, что они были никто, а теперь они стали главами вот этих вот советов, комитетов, всего, что распределяет талоны, всего, что руководит заводами.

И, собственно, вот на этом фоне, причем очень большое количество было гражданских выступлений против всей этой революционной сволочи, 11 сентября происходит переворот Альенде. И очень важно понять (это как раз в сравнении с Египтом, это очень важный момент), как он произошел. Потому что в 8:30 чилийское радио прерывает утренние передачи, чтобы сообщить, что военные берут власть, чтобы предотвратить попадание страны под ярмо марксизма. И до 11-ти часов дают Альенде время, чтобы сдаться. В 11:55 бомбардировщики раздолбали президентский дворец просто ракетами, 18-тью ракетами генерал Бонапарт, который, как вы помните, толпу пушками расстреливал, ну, просто у него не было бомбардировщиков.

В 1:30 им снова дали время на капитуляцию аж 4 минуты. Тех, кто вышел, снайперским огнем прижали к земле. Альенде застрелился из автомата, подаренным ему Фиделем Кастро. Некоторые, правда, говорят, что его застрелили, чтобы он не сдался.

То есть это был такой блицкриг. Ну, учитывая, что это была история гражданской войны, это был блицбюргеркриг, потому что после этого пошли моментально аресты и вдруг оказалось, что вся вот эта профессиональная революционная сволочь, хозяйничавшая в Чили и которая говорила, что «Вы знаете, мы сейчас... Если вы что-то попытаетесь сделать, будет гражданская война». Вся она разбежалась, и гражданской войны не было.

После этого были реформы, о которых я не буду говорить сейчас. После этого оказалось, что, в принципе, система всеобщего избирательного права не приспособлена для торжества здравого смысла, особенно в нищей стране. Вот, что бы вы ни реформировали в нищей стране... А реформы, ведь, в Чили были потрясающие – это до сих пор самая процветающая страна в Латинской Америке. И когда в нее приезжаешь из соседних стран, то ты видишь один из самых красивых городов на свете, который я видела (Сантьяго-де-Чили). После Сингапура самый красивый город на свете, который я видела.

И вот у вас всегда, оказывается, в такой стране будет больше избирателей, которые считают, что им должны, чем избирателей, которые думают, что им надо заслужить все самим.

И, соответственно, Пиночет на референдуме не получил необходимого количества голосов, чтобы оставаться у власти. Он от власти отошел. После этого началась его дикая травля. После этого каждый левый считал обязательным пнуть его ногами. Судья Бальтасар Гарсон считал необходимым выписать ордер на его арест, хотя интересно, что Бальтасар Гарсон не трогал каких-нибудь страшных людоедов из Африки при этом. И начались всякие комиссии, которые стали подсчитывать количество убитых Пиночетом десятков тысяч, как они говорили, человек.

После этого у них случился облом, потому что выяснилось, что убитых было 2 тысячи, и то это считая с боевиками уже вышеупомянутой MIR, которые убежали на Кубу и потом вернулись с оружием в руках, обученные были высажены с парашютами. Вот, всего при Пиночете погибло 663 боевика MIR, и они входят, естественно, в список мирных жертв бесчеловечного режима.

Более того, в этот список пришлось включить полицейских, застреленных боевиками MIR. Такая была левая подтасовка фактов, что, дескать, вот, вы знаете, мы тут составили список жертв политической борьбы. Да, их застрелили левые, это были полицейские, но это не важно, это никто не заметит. И, в конце концов, после кучи очередных комиссий, когда уже стали пострадавшим всем от Пиночета давать пенсии, когда, естественно, никто не спрашивал, чем эти замечательные пострадавшие люди занимались до 11 сентября, как они убивали, как они похищали, как они грабили... Вот, всех этих людей плюс боевиков открытых, плюс полицейских, которых застрелили боевики, записали в жертвы режима, и получилось аж 3 тысячи человек.

Естественно, при этом никакой левый не пытался составить список жертв, ну, не то, что Пол Пота, ну а даже просто какого-нибудь Дювалье.

О Египте

Это я к тому, что современный мир заточен под неблагодарность и под ненависть к правым переворотам. И, вот, мы видим абсолютно то же самое в Египте с поправкой на то, что роль левой радикальной идеологии сейчас занимает исламистская идеология, которая, кстати, очень сильно срослась с правозащитным движением, не говоря уже о том, что есть правозащитники, которые называются «правозащитниками», но, на самом деле, просто являются фейковыми правозащитниками типа Муаззама Бегга, на самом деле, являются радикальными исламистами.

Вот, была древняя страна Египет, которая там с начала XX века находилась под внешним управлением Британии и, в принципе, шла по пути Индии. То есть там все становилось все лучше и лучше. Потом, поскольку к этому времени в Великобритании пришли к власти более левые правительства, они стали отказываться от империи. Соответственно, Египет получил независимость, прошел через долгую череду военных переворотов таких милитаристов-популистов. И все это время достаточно Египет или балансировал между советской идеологией и Западом, или просто эксплуатировал Советский Союз. Соответственно, исламистская идеология при этом существовала в Египте с 1928 года, и более того, она достаточно активно существовала, потому что... На Насера было покушение, которое устроили исламисты. И, естественно, после того, как оно не удалось и начались репрессии, исламисты заявили, что это Насер сам на себя покушался, чтобы имел право нас арестовывать. Это вообще стандартная тактика исламистов, позаимствованная ими у коммунистов. «Мы мирные, мы белые и пушистые. А когда наших врагов убивают, это они делают сами себя, чтобы иметь возможность нас арестовать».

Садат был расстрелян исламистами, теми самыми Братьями-мусульманами. Собственно, надо понимать, что вообще это крайне лживое движение. Это движение, в принципе настроенное на ложь. Оно в России является террористическим. Одним из его дочерних подразделений является всем известный Хамас. И помимо того, что Братья-мусульмане, соответственно, за построение исламского государства (это, так сказать, основной пункт их учения), они еще и считают... В многочисленных учебниках, которые время от времени перехватываются, написано, что еще неплохо бы исламское государство строить, эксплуатируя полезных идиотов, руками неверных. Называется «Джихад руками неверных». И он очень успешно ведется, как я уже сказала, потому что нынешних левых хлебом не корми, дай похвалить мирных мусульман, которых почему-то убивают их светские правители.

И, собственно, что произошло? Как и предсказывала ваша покорная слуга и масса наблюдателей, плодами египетской революции воспользовались Братья-мусульмане, потому что они были самой организованной силой и потому что это вообще для революции естественно становиться все более и более радикальной. Великая Французская революция тому замечательный пример, да? Всегда приходит Робеспьер. Но иногда после Робеспьера случается Термидор. Вот, сейчас мы видим, что случился Термидор, потому что за год правления Мурси что было сделано? Ответ: ничего. Было увеличено число государственных служащих, естественно, за счет в первую очередь Братьев-мусульман. Были сделаны некоторые совершенно вызывающие шаги. Например, губернатором Луксора был назначен человек, выходец из Аль-Гамаа Аль-Исламии – это та самая фракция воинствующая исламистская, которая в свое время расстреляла туристов в Луксоре. То есть, ну, это, знаете, это вот просто как назначить Бен Ладена ответственным за авиабезопасность.

И были увеличены даже различные субсидии ценовые, которые в Египте были еще при Мубараке. То есть еще больший перекос экономики. На что все это осуществлялось? Ответ: на большое количество арабских денег. Египет получал миллиарды помощи.

И у Египта был единственный шанс все это остановить – военные. Плюс к тому, что огромное количество населения, естественно, как и при Альенде было недовольно. Трудно сказать, это больше половины, меньше половины. Но мы видим, что сейчас египетское население само выходит на улицы, само берет оружие в руки и тоже стреляет в Братьев-мусульман или, по крайней мере, не пускает их в свои кварталы.

И тактика Братьев-мусульман понятна. Они всегда очень... Как я уже сказала, они очень хорошо слились с правозащитным движением. Они умеют говорить, что их обидели. И если они нападают и начинают стрелять, то они всегда говорят, что «мы – мирные люди, в которых почему-то стреляли».

О Западе

Вот теперь посмотрим,что говорит Запад по поводу того, что происходит. Ну, конечно, Запад говорит «Ах, как вы смеете применять насилие?» К сожалению, есть ситуации, в которых эффективно только насилие. И, вот, госпожа Кэтрин Эштон, которая отвечает за внешнюю политику в Евросоюзе, госпожа Эштон еще старый кадр – она еще боролась за ядерное разоружение, когда это дело финансировал Советский Союз. Вот, Кэтрин Эштон говорит «Нельзя применять насилие». Умудренный дипломат Эль-Барадеи, который знает, с какой стороны намазан маслом бюрократический еврохлеб, говорит «Нам сейчас нужна умеренность». Между прочим, после того, как произошел военный переворот, Братья-мусульмане принялись резать прежде всего христиан-коптов. Ну, просто потому, что их резать проще, чем немножко военных. Вот, нам нужна умеренность. А что делать с людьми, которые режут христиан-коптов? Да бог с ними. Да?

Что говорит Барак Обама? Напомню, что после того, как в Египте толпа, руководимая фанатиками, влезла в американское посольство, Барак Обама извинялся и сказал, что «Мы, американцы не перестанем давать помощь военную Египту». А сейчас тот самый Белый дом, который извинялся тогда, теперь Барак Обама говорит, что, вот, нехорошо и, может быть, даже помощь придется отменять.

То есть мы видим, что эль-Сисси... Это египетский Пиночет, это генерал, который все это делает и который, на самом деле, возможно, это должен был сделать раньше, потому что в ситуации гражданской войны арифметика очень проста: чем больше террористов ты застрелил в самом начале, тем меньше их придется стрелять потом. Пиночет убил, ну, максимум 1,5-2 тысячи человек, и гражданской войны в стране не было. А эль-Сисси совершенно один, ему никто не поможет. Правозащитники, Европа, все левые силы в мире будут выть. Исламисты будут убивать и врать. Они будут нападать, получать отпор, потеряют 100 взрослых бойцов и скажут, что на них напали и убили тысячу детей.

Важно понимать, что эль-Сисси никто не скажет «Спасибо». Вот, когда Шарлотта Карде убила Марата, все сказали «Спасибо». Помните, как Пушкин писал? «Я пел Маратовым жрецам Кинжал и деву-эвмениду». Нынешний дискурс политический не приспособлен для защиты Шарлотты Карде, он приспособлен для защиты прав кровавого палача Марата.

И, вот, если эль-Сисси это сделает, ему удастся предотвратить гражданскую войну (а есть шанс, что ему удастся, потому что если вы внимательно следили за тем, что происходило вчера, когда Братья-мусульмане призвали, по сути, к всеобщему восстанию и у них не получилось. У них не получилось не только потому, что на них обрушилась армия, а потому, что, еще раз повторяю, в них стреляли разъяренные гражданские лица), то перед эль-Сисси встанет страшный вопрос, как реформировать еще и экономику, как реформировать ситуацию, когда 80 миллионов бедных нищих людей живет на узком клочке земли вдоль Нила. И если он еще и это сделает как Пиночет, то потом, когда будут свободные выборы, то народ все равно проголосует против него и каждый Барак Обама, и Кэтрин Эштон скажет, что он был кровавый палач.

Оригинал 


Infos zum Autor
[-]

Author: Юлия Латынина

Quelle: echo.msk.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 20.08.2013. Aufrufe: 307

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta