Россия: богатые ректора и бедные профессора

Information
[-]

Россия: богатые ректора и бедные профессора

1. Введение

В конце 1980-х годов в СССР возник широкомасштабный общественно-по-литический кризис, сопровождавшийся одновременным кризисом в области науки и образования. Эти явления, продолжающиеся до настоящего времени, уже привели к большим потерям для отечественной науки и образования, что проявилось в уходе из данной сферы большого числа высококвалифицированных научно-педагогических работников, резком снижении масштаба и уровня научных исследований и падении качества образования. Исследованию этих явлений с различных сторон посвящено большое число публикаций (краткий перечень некоторых их них приведен в работе автора [1]). Большинство работ рассматривает проблему с точки зрения различных недостатков в научно-образовательной политике государства. Однако, как указывалось в [2], наряду с этими, безусловно, определяющими недостатками, действующими, как правило, на общегосударственном уровне, существует множество других недостатков, действующих на региональном и местном уровнях и также негативно влияющих на состояние российской науки и образования. Причем последние недостатки, несомненно, связаны с первыми. К указанным общегосударственным, региональным и местным недостаткам необходимо еще добавить локальные недостатки, проявляющиеся на уровне отдельных вузов и НИИ и действующие в том же направлении. Заметим, что местные и локальные недостатки в сфере науки и образования, как самые удаленные от «центра» и изолированные от посторонних глаз, наиболее трудны для выделения, изучения и понимания.

Настоящая работа посвящена именно этой стороне общей проблемы развития отечественных науки и образования. Конкретно, речь идет о недостатках в деятельности российских государственных вузов по формированию и распределению фонда оплаты труда профессорско-преподавательского состава (ППС). Мы попытаемся понять, каким образом даже в «успешных» вузах, «выполнивших» базовое требование Минобрнауки РФ о повышении средней зарплаты своего ППС до уровня средней зарплаты по региону, реальная зарплата профессоров остается на уровне зарплаты дворников. И что можно сделать, силами самого вуза, чтобы улучшить положение. Рассматриваемый вопрос представляется очень важным, поскольку, по мнению многих социологов, неадекватная оплата труда ППС является одной из главных причин продолжающегося оскудения кадрового потенциала наших вузов и, как следствие, – падения уровня образования.

2. Постановка проблемы

10 июня 2012 года новый министр образования и науки РФ Д.В. Ливанов в интервью радио «Эхо Москвы» заявил: «Государство осознало важность проблемы учителей, их зарплата увеличена в апреле 2012 года на 40%. Среднюю зарплату 2012 года мы доведем до средней по стране. Зарплату профессорско-преподавательскому составу вузов в сентябре 2012 г. доведем до средней по региону, а к 2018 г. – до 200% от средней по региону. Эти обязательства зафиксированы Президентом РФ» (подробнее об этом интервью и комментарии к нему можно прочитать в [3,4]). По прошествии 5 месяцев после этого заявления министра, в ноябре 2012 г., на сайте Минобрнауки появились первые результаты выполнения вузами его распоряжения о повышении зарплаты ППС до уровня средней зарплаты по соответствующим регионам [5]. Из этих результатов следовало, что уже в октябре 2012 г. 60% государственных вузов не только выполнили, но и значительно перевыполнили все министерские требования по уровню средней зарплаты своего профессоско-преподавательского состава! Такому качеству и скорости работы вузов можно было бы искренне порадоваться, если бы не два обстоятельства. Во-первых, из моих многочисленных бесед с коллегами, представляющими различные вузы, выяснилось, что все они ничего не знают о якобы произошедшем повышении их зарплаты до уровня, при котором средняя зарплата по их вузу превзошла среднюю зарплату по региону. Более того, оказалось, что достаточно «приличных» зарплат, указанных в списках [5] в качестве средних по вузам, мои коллеги никогда в глаза не видели. Во-вторых, время, отпущенное Минобрнауки вузам на исправление положения со средними зарплатами, было слишком мало – половина июня плюс сентябрь 2012 г., так что любые мероприятия по реальному повышению заработной платы конкретным представителям ППС, даже при большом желании руководства вузов (в чем есть серьезные сомнения), были невозможны. В этих условиях единственное, что оставалось вузам – быстро провести формально правильные расчеты средней зарплаты ППС своего вуза, позволяющие достичь на бумаге требуемого Минобрнауки уровня этой зарплаты, но не требующие никакого реального повышения зарплаты собственно профессорам и преподавателям. Очевидно, что для успешного выполнения таких расчетов необходимо было включить в ППС дополнительно некое число высоко- и очень высокооплачиваемых работников вузов, вместе с соответствующими фондами зарплат. Что, по-видимому, и было проделано.

В сложившейся ситуации представляется важным идентифицировать указанную выше группу высоко- и очень высоко оплачиваемых работников (ВОВОР), определить источник и оценить объем осваиваемого этой группой фонда зарплаты и рассчитать среднюю зарплату должностных лиц, входящих в эту группу, сравнив ее со средней зарплатой обычных рядовых представителей ППС (которые, конечно же, не входят в число ВОВОР).

Большой интерес в связи с этим представляет также экономическая оценка современного государственного отечественного вуза, подчиненного Минобрнауки: является ли он на самом деле государственным или это скорее частный вуз, тогда, кто его фактический владелец? Наконец, очень важно установить источник формирования фонда зарплаты ВОВОР и возможность использования части этого фонда для реального (а не бумажного) и существенного (в разы) повышения зарплаты обычного ППС наших вузов. Для решения этих задач в настоящей работе использованы статистические данные [5–10] и основанные на них простейшие математические модели, включая расчеты в рамках этих моделей.

3. Математическая модель усредненного вуза России

Будем строить математическую модель процесса формирования и распределения фонда оплаты труда ППС российских вузов на основе так называемого усредненного вуза (УВ), представляющего собой некоторый воображаемый вуз, все базовые числовые характеристики которого получены путем усреднения соответствующих базовых характеристик реальных вузов России. При этом усреднение может быть выполнено как по множеству всех вузов России, так и по некоторой достаточно представительной части этого множества. После построения УВ с его базовыми числовыми характеристиками мы составим математические уравнения, связывающие различные – базовые и производные – характе-ристики УВ между собой и позволяющие вести их расчет. Совокупность УВ, набора его числовых характеристик и математических уравнений, связывающих эти характеристики, и составляет искомую математическую модель процесса формирования и распределения фонда оплаты труда ППС российских вузов.

При построении указанной математической модели будем использовать следующие числовые характеристики усредненного вуза:

1. Бюджетный фонд оплаты труда – часть, которая предназначена для оплаты труда работников профессорско-преподавательского состава;

2. Бюджетный фонд оплаты труда – часть, предназначенная для оплаты труда высоко- и очень высокооплачиваемых работников;

3. Общий бюджетный фонд оплаты труда, предназначенный для оплаты труда как ППС, так и ВОВОР;

4. Внебюджетный фонд оплаты труда – часть, которая предназначена для оплаты труда профессорско-преподавательского состава;

5. Внебюджетный фонд оплаты труда – составляющая, которая предназначена для оплаты труда ВОВОР;

6. Общий внебюджетный фонд оплаты труда, предназначенный для оплаты труда как ППС, так и ВОВОР;

7. Фонд оплаты труда, формирующийся из грантов, хоздоговоров и других источников поддержки научных исследований и предназначенный для оплаты труда ППС, участвующего в указанных исследованиях;

8. Суммарный фонд оплаты труда ППС и ВОВОР, учитывающий все источники их финансирования – бюджетные, внебюджетные, гранты;

9. Полный фонд оплаты труда ППС;

10. Полный фонд оплаты труда ВОВОР;

11. Число работников, относящихся к ППС;

12. Число работников, относящихся к ВОВОР;

13. Общее число работников, относящихся к ППС или ВОВОР;

14. Общее число государственных вузов в РФ;

15. Средняя официальная заработная плата одного работника, который относится к группе ППС; средняя реальная зарплата этого работника;

16. Средняя бюджетная заработная плата одного работника, который относится к ВОВОР; средняя реальная зарплата этого работника;

17. Средняя зарплата любого одного работника, который относится либо к группе ППС, либо к ВОВОР;

18. Отношение полного фонда зарплаты группы работников   к полному фонду зарплаты группы работников  ;

19. Отношение средней зарплаты одного работника из группы   к средней зарплате одного работника из группы  ;

20. Численность студентов в государственных вузах РФ;

21. Численность ППС в государственных вузах РФ.

Построение математической модели процесса формирования и распределения фонда оплаты труда ППС российских вузов и сама модель представлены в работе [11]. Здесь мы приведем только результаты моделирования и их анализ.

4. Анализ результатов

Узловым пунктом нижеследующего анализа полученных в результате моделирования различных числовых характеристик среднего российского вуза является тот факт, что фонд оплаты труда вузовских работников образования и науки состоит из двух частей, принципиально отличающихся как по источнику финансирования, так и по способу управления. Первая часть – бюджетная – выделяется Министерством образования и науки РФ в соответствии с предоставленным каждому вузу числом бюджетных мест для оплаты труда преподавателей по действующим государственным тарифам. Эти средства не могут тратиться ни на какие другие цели. Вторая часть – внебюджетная – зарабатывается самими вузами путем взимания платы за обучение со студентов, поступающих на внебюджетные места. При этом размер платы за обучение и, соответственно, объем образующегося внебюджетного фонда определяется самим вузом, а управление этим фондом осуществляет руководство вуза (точнее, его ректор). Внебюджетная часть фонда оплаты труда вузовских работников образования и науки может тратиться на различные цели, в том числе, не связанные с образованием и наукой (например, затраты на ЖКХ, представительские расходы, зарплата руководства вуза и т.д.). Именно поэтому внебюджетные средства вузов представляют наибольший интерес для анализа.

Анализ показал, что суммарный фонд оплаты труда всех работников среднего вуза почти поровну делится на полный фонд оплаты труда ППС и полный фонд оплаты труда руководства вуза (при том, что численность ППС в 61 раз превышает численность руководства вуза!). Однако если полный фонд оплаты труда ППС состоит на 88% из строго регламентируемых при расходах средств (бюджетной части фонда оплаты труда ППС), то полный фонд оплаты труда руководства вуза, наоборот, на 98% состоит из внебюджетных средств (внебюджетная часть фонда оплаты труда руководства), расходование которых находится в ведении самого руководства вуза. Именно указанные два обстоятельства, в сочетании с незаинтересованностью руководителей вузов в повышении качества образования (это повышение требует привлечения высококвалифицированных и, соответственно, высокооплачиваемых, преподавателей), делают возможным существование позорно низких зарплат ППС вузов, при чрезвычайно высоких зарплатах их руководства. В результате разрыв между первыми и вторыми достигает запредельных значений. Например, отношение средней зарплаты члена руководства вуза к средней зарплате ППС равен сегодня 59, а отношение максимальной зарплаты в вузе (конечно, это зарплата ректора – главного члена руководства вуза) к минимальной зарплате в вузе (это зарплата ассистента) составляет 323. Очень характерно, что сегодня отношение средней реальной зарплаты ректора российского вуза к средней реальной зарплате профессора вуза достигает фантастически высокого значения 157! В связи с этим заметим, что в 1804 году при императоре Александре I отношение этих зарплат было обратным, именно, профессор получал в 5 раз больше ректора! Так что за прошедшие двести лет материальное положение российского профессора ухудшилось в 157 × 5 = 800 раз! Что касается собственно зарплаты тогдашнего университетского профессора, то она составляла 5000 рублей в год! Это было целое состояние [12] (для сравнения: врач на государственной службе получал всего 70 рублей в год и жил на них с семьей). А ведь тогдашняя Россия отнюдь не была образцом страны науки и образования (по Лермонтову, это была «Немытая Россия, страна рабов, страна господ»)! Выходит, что руководители тогдашней, отсталой России понимали значение науки и образования лучше, чем руководители современной, более продвинутой России! Приведенные отношения зарплат в области вузовской науки и образования РФ в десятки и сотни раз превышают предельно допустимые нормы, установленные современной социологической наукой, исходя из соображений эф-фективности и безопасности работы человеческих коллективов.

Руководство вузов при желании могло бы своими силами, не прибегая к помощи центра, повысить зарплату ППС на 50-80% и тем самым немного снизить напряжение в вузовских коллективах. Для этого ему достаточно было бы «отстегнуть» часть внебюджетной составляющей фонда оплаты своего труда, который, кстати сказать, создается, в основном, усилиями ППС, занимающегося обучением студентов-внебюджетников. Но вместо этого руководители вузов увольняют часть ППС, повышая зарплату оставшимся из сэкономленных средств, либо просто завышают отчетные показатели по зарплате, включая в состав ППС высокооплачиваемых руководителей, но не изменяя зарплаты собственно ППС, т.е. занимаются фальсификацией отчетов о зарплате ППС. Заработная плата ППС вузов России за 2012 год была фальсифицирована в отчетах, представленных в Министерство образования и науки РФ, в 1,93 раза, т.е. почти в 2 раза (на 100%), и за это ни один виновный не был наказан!

В заключение нашего анализа дадим экономическую оценку современных государственных российских вузов, подчиненных Минобрнауки РФ: являются ли они на самом деле государственными или скорее частными – тогда кто их фактические владельцы? Отвечая на эти вопросы, отметим прежде всего, что собственником всего движимого и недвижимого имущества названных вузов является государство, которое также выплачивает зарплату работникам каждого вуза, в соответствии с количеством выделенных вузу бюджетных мест для бесплатного обучения студентов-бюджетников. Все это позволяет думать, что вузы, называемые в Российской Федерации государственными, и на самом деле являются таковыми. Но с другой стороны, вузы, используя переданную им для осуществления государственных образовательных программ государственную собственность, фактически ведут частнопредпринимательскую деятельность, на платной основе обучая студентов-внебюджетников и оставляя 100% заработанных средств себе, вместо того, чтобы передать часть этих средств собственнику вуза – государству. Во всяком случае, никаких документов, свидетельствующих о такой передаче, не существует. Такое положение заставляет считать рассматриваемые вузы частными – по крайней мере, частично. Однако в частном вузе, обучающем платных студентов, между владельцем (директором) вуза и преподавателем заключается специальный договор на оказание преподавательских услуг. Этот договор предусматривает почасовую оплату, размер которой зависит от размера платы за обучение. В государственных вузах такого договора нет, а вместо него заключается трудовой договор с твердой оплатой из должностного оклада и надбавок за степень и звание, предусмотренных федеральными нормами. Выходит, что рассматриваемые нами вузы не являются и частными. Так какие же они на самом деле – наши государственные вузы, и кто их фактический владелец?

Ответ неожиданный: наши государственные вузы могут становиться любыми по статусу, в зависимости от обстоятельств, и это очень удобно для их фактических владельцев – Минобрнауки РФ и руководства вузов. Именно, когда речь идет о выплате зарплаты профессорам и преподавателям, вузы считаются государственными, что позволяет им платить по очень низким федеральным нормам. А когда выплачивается вознаграждение руководителям, вуз считается частным; это позволяет платить по правилу «сам себе», что получается «много и хорошо».

5. Заключение

Проблема качественной подготовки молодых специалистов с высшим образованием имеет сегодня большое значение для дальнейшего развития России и ее вовлечения в международное разделение труда. Решающую роль в этой подготовке должны сыграть профессора и преподаватели российских вузов, знания и мастерство которых не могут заменить никакие компьютеры и инновационные педагогические технологии. Но для этого сначала необходимо вывести российского профессора из того униженного морального и материального состояния, в котором он сегодня находится. Профессор – символ вуза и его главное действующее лицо. Потому положение, когда зарплата профессора ниже зарплаты домработницы и во много раз ниже зарплаты ректора, организующего работу профессоров, неприемлемо. И от того, удастся ли принципиально изменить существующее положение, зависит будущее нашей страны. Вообще, надо понимать, что сложившаяся в России система управления вузом при помощи ректората не является единственно возможной и, тем более, лучшей из возможных. Например, Гарвардский университет в США не имеет ректора, однако это не помешало ему уже много лет подряд удерживать звание лучшего университета мира! Возможно, в России лучшей окажется какая-то другая форма управления университетом, отличная от принятых в Европе и Америке. Однако представляется, что в любом случае в управлении нашими университетами должны участвовать университетские профессора, объединенные в Профессорский совет. Это будет способствовать профессионализации управленческих решений и искоренению коррупции. Возможно также, что к управлению будет полезно привлечь и студентов – собственно потребителей предоставляемых университетами знаний. Польза от этого, однако, будет лишь в том случае, если интересы студентов будут представлять студенческие организации, независимые от администрации вуза.

Литература

1. Левин В.И. Утечка мозгов и современный научный потенциал России // Датчики и системы. 2006. № 1.

2. Левин В.И. Некоторые вопросы подготовки научно-педагогических кадров // Вестник высшей школы (Alma mater). 2013. № 4.

3. Website: eho.msk.ru.

4. Левин В.И. Пришествие нового министра: чего образованию ждать? // Вестник высшей школы (Alma mater). 2012. № 9.

5. Сведения о средней заработной плате штатных преподавателей вузов за октябрь 2012 года // Website Минобрнауки РФ – http://s2.stc.all.kpcdh.net/f/ 13/

attached_file/14/03/2920314.pdf.

6. Website Минобрнауки РФ – mon.gov.ru; website Федерального агентства по образованию – www.ed.gov.ru/ofrekv/structure/podvorg/12302.

7. Website РФФИ: www.rfbr.ru/rffi/ru/fundbudget.

8. Website: www.courier-edu.ru/cour1189/2100.htm.

9. Website РГНФ: www.rfh.ru.

10. Website Госкомстата РФ: www.gks.ru/free_doc/new_site/population/obraz/

obrng-v2.htm.

11. Левин В.И. Откуда в богатых вузах бедные профессора // Вестник высшей школы (Alma mater). 2013. № 9.

12. Жарова Е.Ю. Устав Дерптского университета 1820 года в контексте университетской политики Александра I // Вестник высшей школы (Alma mater). 2012. № 9.

В.И. Левин

д.т.н., проф., заслуженный деятель науки России

Пензенский государственный технологический университет


Infos zum Autor
[-]

Author: В.И. Левин

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 04.09.2013. Aufrufe: 493

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta