Россия: Слишком глобальная сеть. О национальных особенностях российского отношения к интернету

Information
[-]

Россия: Слишком глобальная сеть

О национальных особенностях российского отношения к интернету 

Вот и выяснилось: россияне боятся интернета и хотели бы его так или иначе контролировать. Как интернет стал нашим "врагом", разбирался "Огонек".

Совместное исследование международного Центра изучения глобальных коммуникаций и ВЦИОМа "Стремление россиян к контролю интернета" выявило несколько замечательных фактов. В частности: 49 процентов россиян уверены, что интернет нужно цензурировать, 41 процент считает, что это должны делать спецслужбы, при этом защищать свободу глобальной Сети соотечественники готовы только в том случае, если доступ к ней перекроют совсем.

С учетом того, что по умолчанию предполагалось: за свободу интернета как раз пользователи и должны бороться — эти цифры многих ошеломили.

Сегодня контроль за интернетом — горячая тема. Правительство с готовностью об этом рассуждает, уже появился реестр запрещенных сайтов, ведется борьба с "пиратами", контролируются блогеры-тысячники... Крупные игроки интернет-индустрии, заметим, не остаются в долгу — сопротивляются как могут. Еще весной открыли Институт развития интернета — дискуссионную площадку, на базе которой надеются разработать "Долгосрочную программу развития российского сегмента сети Интернет". Эта программа, презентовать которую обещают уже осенью, должна ограничить государственное вмешательство в дела отрасли и открыть путь к ее саморегулированию.

Но главным иксом в начавшейся дискуссии долгое время оставалось как раз мнение пользователей. И с тем, что оно настолько "прогосударственное" (за абсолютно свободный интернет выступают только 10 процентов россиян), до сих пор не все готовы согласиться.

— Нужно еще посмотреть, каким образом опрашивали россиян, каким образом составляли анкеты,— считает Михаил Брауде-Золотарев, директор Центра IT-исследований и экспертизы РАНХиГС.— Потому что цифры уж слишком однозначные. Понятно, что люди всегда боятся незнакомого. И если у общества есть страх перед Всемирной паутиной, потворствовать ему не нужно, нужно как раз объяснять, что выделение интернета в качестве отдельного сегмента контроля — всегда во вред. Сеть вполне можно регулировать теми же законами, которые, скажем, действуют в телефонии.

Однако наблюдения сотрудников Центра изучения глобальных коммуникаций говорят как раз об обратном процессе: образ опасного интернета не только не развенчивается, но даже насаждается в российском обществе. По замечанию директора центра Монро Прайса, "общественность смиряется с обстановкой контроля", выгодного элитам. Почему же интернета боятся? По известным причинам: якобы он "используется иностранными державами против России" (согласны 42 процента опрошенных), "повышает уровень самоубийств" (согласны 33 процента), "угрожает семейным ценностям" (согласны 27 процентов). Впрочем, заметна разница в оценках опасности Паутины активными пользователями и теми, кто в интернет почти не заходит. Например, в интернет-заговор иностранных держав против России среди самых активных пользователей Сети верит все же меньше людей — 36 процентов.

Поэтому многие склонны воспринимать сегодняшнее отношение россиян к интернету как "проблемы роста": станет больше пользователей, будет больше запрос на свободу. Но, возможно, речь идет не о временных проблемах, а о сознательном выборе пути. В 2011 году ООН признала "право на доступ в интернет" одним из неотъемлемых прав человека, благоразумно не поясняя, каким этот интернет должен быть — абсолютно свободным или цензурируемым. Так что здесь многое зависит от национального подхода. Наш вектор сейчас известен: в июле на саммите ШОС в Уфе все государства-члены пообещали "укрепить сотрудничество в сфере контроля за интернетом".

— Важно понять, что считать контролем,— уверен Владимир Будзко, замдиректора Института проблем информатики РАН.— Пресекать деятельность экстремистов в интернете — значит анализировать колоссальные объемы неструктурированных данных, находить в них исключительно нужные и с ними работать. Эти технологии очень дороги. И чем тоньше, чем точечней контроль, тем больших денег он требует. Мы здесь серьезно отстали, во всяком случае, в гражданской сфере, о которой можем судить по открытым данным и конкретным действиям. Поэтому наш контроль так и выглядит: заблокировали сайт, всех напугали — и все тут.

Похоже, помимо всего прочего, правильно сформированное общественное мнение ("интернет — значит опасность") помогает оправдать топорность отечественных методов: что контроля за Сетью, что разбора проблемных случаев в суде, что создания независимых институтов регулирования. Вместо того чтобы критиковать себя, гораздо удобнее критиковать придуманного врага, в данном случае — интернет.

Интернет-аудитория не отличается от общества в целом

***

Экспертиза: На два экрана

Светлана Борисова, руководитель проекта ФОМ-рунет: Некоторое время назад в ходу были такие понятия, как "партия телевидения" и "партия интернета". Подразумевалось, что у пользователей Сети должен быть какой-то принципиально иной набор ценностей, взглядов и предпочтений, нежели у потребителей "трафика" Останкинской телебашни. Однако оказывается, что это не совсем так. Доля "чистой" интернет-аудитории, отказавшейся от просмотра телевизора, ничтожно мала — около 1 процента населения. И, по сути, "активные" аудитории телевидения и интернета пересекаются на 70-80 процентов, то есть расхождения по "партиям" не произошло. Конечно, есть некоторое количество пользователей Сети, которые придерживаются более либеральных взглядов и оппонируют риторике телевизора, но такие люди были в обществе всегда: их появление с проникновением интернета никак не связано. Как правило, это жители столиц, пользующиеся Facebook и практически отказавшиеся от просмотра ТВ. Точно так же есть телезрители, которые интернет не любят или в глаза не видели, например пенсионеры из провинции. Можно ли их назвать "партией телевизора"? Вряд ли, ведь просмотр телевизора будет далеко не главной их характеристикой, они отличаются от других групп населения еще и социально-демографически. Так что основная масса интернет-аудитории — это те же телезрители, только пересевшие за экраны компьютеров.

Характерно, что сама свобода доступа в интернет не рассматривается российскими пользователями как ценность, за которую стоит бороться. В случае ее утраты, как мы выяснили в наших опросах, людей будет волновать не правовая или гуманитарная сторона вопроса, а чисто практические потери: придется дольше искать товары в магазинах, станет сложнее общаться с друзьями, получать информацию. То есть россияне в этом случае предполагают приблизительно те же неудобства, какие они испытали бы при отключении телефонной связи.

Пока из тех фактов, которые нам доступны, складывается такая картина: интернет-аудитория растет, но ее качественные изменения незначительны. Чем больше она растет, тем больше она напоминает общество в целом. В связи с этим остро стоит вопрос об элементарном просвещении массовых пользователей, обучению их навыкам безопасной работы в интернете. Потому что в конечном счете безопасность Сети зависит как раз от пользователей, от их умения ориентироваться в интернет-пространстве и отвечать за него. Желание россиян переложить эту ответственность на государство объяснимо, но вряд ли оправданно.

***

Брифинг

Александр Жаров, глава Роскомнадзора: Шифрованный трафик в интернете за год (с конца 2013 года до конца 2014 года) во всем мире вырос в три раза. Количество шифрованного трафика в конце 2013 года было примерно 4 процента, сейчас 13 процентов. Программы проксирования, прокси-серверы и анонимайзеры, которые работают эффективно и на самом деле платные, исчисляются десятками. На вопрос: можно ли заблокировать анонимайзер или прокси-сервер, ответ — да, это возможно. Эффективно это? Нет. <...> Существует ряд стран, где анонимный трафик блокируется. Это Китай, Сирия, Таиланд, Иран и ряд других. Этот вопрос начинаем исследовать. Некие решения, которые позволят обезопасить наших граждан от негативного контента, найдем.

Источник: "Россия-24"

***

Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций: Сейчас Россия Находится на переломном этапе: от саморегулирования и тепличных условий переходит к сценарию дополнительного государственного регулирования интернета. Будет оно жестким или мягким, мы не знаем, но все попытки жесткого регулирования пока наталкиваются на достаточно сильное сопротивление, поэтому государство, сделав шаг вперед в этом направлении, вынуждено делать шаг назад. <....> В интернет-отрасли все происходит неспокойно: начинаются бойкоты, массовые онлайн-флешмобы, идет борьба на уровне пользователей, где-то подключается бизнес. Я надеюсь, что это приведет к тому, что государство поймет: жесткое регулирование интернета недопустимо.

Источник: газета.ру

***

Татьяна Становая, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий: Российское общество отличает любопытная особенность. Когда встает вопрос о свободе слова и политических правах, оказывается, что большинство граждан страны в той или иной степени их поддерживает. Но как только демократические свободы в их представлении начинают угрожать дестабилизацией ситуации в стране, россияне демонстрируют готовность пойти на ограничения. <...> Проблема в том, что данные доклада можно интерпретировать по-разному. "Охранители" могут использовать их для продвижения еще более жестких инициатив по усилению контроля власти над информационным пространством. Впрочем, это возможно лишь до тех пор, пока общество доверяет власти.

Источник: ИНСОР

 


Infos zum Autor
[-]

Author: Ольга Филина

Quelle: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 21.08.2015. Aufrufe: 190

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta