Обзор ключевых новостей атомной энергетики Украины в октябре — начале ноября 2017 года

Information
[-]

Что это? Атомную энергетику Украины вдруг используют по советским рецептам

Энергоблоки

По состоянию на 10 ноября 2017 года в работе находилось 12 из 15 энергоблоков украинских АЭС. На энергоблоке №1 Запорожской АЭС — средний плановый ремонт; на энергоблоке №6 Запорожской АЭС — капитальный плановый ремонт; на энергоблоке №1 Хмельницкой АЭС — капитальный плановый ремонт. Последний энергоблок вывели из эксплуатации буквально на днях, до этого времени атомная энергетика Украины работала с максимальной нагрузкой — 13 из 15 энергоблоков. В последние годы это обычный зимний порядок работы из-за необходимости ТЭС экономить уголь. В этом году такая потребность особенно ощущается, поэтому для энергосистемы критично выбытие даже одного энергоблока.

Несмотря на проблемы с обеспечением ТЭС углём, в минэнерго и «Энергоатоме» (компания-оператор АЭС Украины) утверждают, что смогли увеличить планирование ремонтов энергоблоков АЭС с 1 до 4 лет, что позволяет прогнозировать уровень производства энергии атомной энергетикой, а значит, и составлять энергобалансы на более длительный срок. Что, в свою очередь, позволяет планировать импорт энергоносителей, инвестиции в добычу угля и т.п. затраты, напрямую не связанные с атомной энергетикой. Также глава минэнерго Игорь Насалик утверждает, что количество аварийных случаев в отрасли в январе — сентябре текущего года снизилось в 3,5 раза в сравнении с тем же периодом прошлого года. Это также упрощает долгосрочное планирование.

«Энергоатом»

Президент компании «Энергоатом» Юрий Недашковский во время круглого стола, посвящённого наращиванию экспорта электроэнергии, заявил, что компания ведёт переговоры с американским банком Barclays о получении кредита для завершения строительства энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС. Саму достройку, по его словам, планируется начать в 2020—2021 гг., следовательно, кредит будут пробовать получить на несколько месяцев раньше этого срока. Рабочая версия экспортного контракта, под который будут привлекать кредит, по словам Недашковского, готова. Однако подробностей чиновник не раскрыл. Неизвестна даже сумма, которую планируют взять в долг у Barclays.

«Этот проект — это будет первый шаг для создания энергетического хаба на западной территории Украины. Поскольку Европа будет иметь возможность экспортировать электроэнергию в Венгрию, Румынию и страны Балканского региона. То есть, этот проект — это не только мост между Украиной и ЕС, это также мост между севером и югом Европы, включая Балканы», — вот такое пафосное определение дал Недашковский проекту.

Напомним, что создавать энергетический хаб Украина будет (если, конечно, будет) не в одиночку и не только за кредитные средства. Консорциум из компаний Westinghouse Electric Sweden AB (Швеция), Polenergia International S.àr.l. (Люксембург) и EDF Trading Limited (Великобритания) намерен инвестировать в него 255 млн евро, которые пойдут в основном на восстановление линии «Хмельницкая АЭС — Жешув», а также на мероприятия по увеличению выработки электроэнергии на остальных АЭС Украины, чтобы компенсировать вывод энергоблока №2 ХАЭС из энергосистемы Украины.

Директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский в эфире радиостанции «Голос столицы» напоминает, что Украина фактически собирается реализовать планы, разработанные ещё во времена СССР:

«На сегодняшний день Украина обладает избыточными энергомощностями, которые не нужны нам внутри страны, соответственно, есть возможность экспортировать объемы электроэнергии».

Правда, при внешней схожести намерений есть важная разница, о которой эксперт не упомянул. Во времена СССР эти избыточные мощности строились специально с расчётом на экспорт в Европу. Сегодня же они возникли на Украине после длительного, длящегося уже третий десяток процесса деиндустриализации, в результате которого мощности по производству электроэнергии деградируют с меньшей скоростью, нежели её потребители.

Землянский также отмечает, что проект будет очень-очень небыстрым — даже если говорить только о его первой фазе, т. е. переводе в экспортный режим ХАЭС-2, и на время забыть о достройке двух блоков ХАЭС (само по себе долгое занятие) и получении кредита под это строительство. Вот что об этом пишет Алексей Шевнин, журналист издания «Деловая столица»:

«…В течение нескольких лет нужно «отключиться» от России и Беларуси, с которыми до сих пор интегрирована украинская система. А затем около года демонстрировать европейцам, как у нас всё работает изолированно».

И это не так просто, поскольку генерация электричества в течение суток не всегда соответствует потреблению — и нужно куда-то «сливать» избыточную энергию либо, наоборот, принимать недостающую. Ситуация усугубляется тем, что внутренних ресурсов для эффективной балансировки недостаточно: предназначенных для этой цели ГАЭС мало, а теплоэлектростанции (ТЭС), мощность которых легко регулировать, очень дорогие в эксплуатации».

Особенно дорогими они стали в текущих условиях, после угольной блокады Донбасса, начавшейся в 2017 году. Всего за год Украина стала крупным импортёром энергетического угля и даже за уголь украинской добычи платит уже почти мировую цену (порядка 92 долл./т с 1 ноября).

Также журналист обращает внимание на то, что восстановления ЛЭП, ведущих на Запад, может оказаться недостаточно, потребуется увеличение их пропускной способности. Ещё одна статья затрат — расходы на синхронизацию энергосистемы Украины с европейской. По данным «Укрэнерго (оператор энергосистемы Украины), речь идёт о 1 млрд евро. Однозначного ответа на вопрос, кто же возьмёт на себя эти затраты, пока нет. Видимо, снова придётся за свои. Т. е. перед тем, как начать зарабатывать, придётся весьма серьёзно вложиться.

Между тем инвестиционная программа «Энергоатома» на будущий год весьма скромна — 15,9 млрд грн. И даже с учётом того, что проект экспорта многолетний, выходит немного: ведь эти 15,9 млрд предназначены в основном на ремонты, работы по безопасности, работы по продлению сроков эксплуатации. На новое строительство, без уточнения чего именно, будет направлено всего 3,3 млрд грн. (124 млн долл.).

«Наполеоновские планы по экспорту электроэнергии явно не подкреплены деньгами, потому они пока являются чистым прожектёрством, — говорит эксперт в области атомной энергетики Иван Лизан в эксклюзивном комментарии для ИА REGNUM. — Главная проблема украинской электроэнергетики — её устаревание. Пока ещё можно продлить срок эксплуатации АЭС, но вечно это делать невозможно, и лет через 10 блоки нужно будет выводить из эксплуатации. Потому Киеву нужно думать не об экспорте электроэнергии в ЕС, а о том, где через десять лет будет вырабатываться электроэнергия для украинских городов, когда из единой энергосистемы вывалятся 10 ГВт».

Но даже этих денег компания может не увидеть, поскольку программу утвердили только в минэнерго. Упомянутые 15,9 млрд грн. не возьмутся из воздуха, для их получения тариф, по которому «Энергорынок» компенсирует атомщикам полученную от них энергию, должен быть увеличен с 0,48 до 0,84 грн./кВт⋅ч. Однако Нацкомиссия по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг утвердила пока повышение тарифа только до 0,54 грн./кВт⋅ч и запросила время на изучение обоснованности требований атомщиков. Более того, в ноябре — декабре НКРЭКУ даже снизила тариф до 0,46 грн./кВт⋅ч. Инвестпрограмму на текущий год регулятор утвердил в объёме всего 6,75 млрд грн. Какое уж тут новое строительство…

Впрочем, старший аналитик инвестиционной компании Dragon Capital Денис Саква уверен, что в перспективе тариф для атомщиков увеличат, примерно уравняв все виды генерации.

«Электроэнергия, которая производится атомными электростанциями и тепловыми электростанциями, не должна сильно отличаться в цене, так как товар унифицированный. Да, у тепловых электростанций есть возможность зарабатывать более высокий тариф за счёт более высокой маневренности. Но главным эффектом от внедрения рынка должно стать повышение тарифов для тех производителей, которые сейчас находятся в привилегированном состоянии: гидроэлектростанции и атомные электростанции, которые сейчас продают электроэнергию в три раза дешевле, чем тепловые. Поэтому с учетом определённого переходного периода мы увидим рост для атомных электростанций, которые позволят привлечь дополнительный капитал для финансирования очень многих проектов, которые сейчас не финансируются или недофинансируются: хранение отработанного ядерного топлива, продление сроков эксплуатации ядерных блоков и строительство новых ядерных блоков», — написал он в своём материале для издания «Новое время».

Однако пока слишком многое говорит о том, что всё это будет оставаться красивыми планами до тех пор, пока не найдётся мощного внешнего инвестора. Примерно так, как это сейчас происходит с ГТС Украины, за которую, кажется, всерьёз готовятся взяться Ротшильды: этой осенью итальянская Rothschild S.p.A. победила в тендере, связанном с приватизацией украинской газотранспортной системы, т. е. именно она займётся поисками покупателя. «Энергоатому» или, по крайней мере, его экспортному проекту нужен такой же партнёр. И вот эта риторика о энергохабе, Украине как энергомосте между Севером и Югом Европы направлена как раз на его поиск. Украинскую ГТС европейцам тоже представили не столько как экономический и/или энергетический проект, но как геополитический и инфраструктурный в рамках ЕС.

Производство электроэнергии на АЭС Украины в январе — сентябре достигло 64,32 млрд кВт⋅ч (+11,5% к аналогичному периоду прошлого года).

Компания Westinghouse

Согласно данным Госстата, в текущем году Украина закупила топлива для АЭС на сумму 317,2 млн долл. Примерно ⅔ этой суммы пошло на закупки топлива у российской компании ТВЭЛ, ⅓ — у компании Westinghouse. Как уточняет технический директор «Энергоатома» Александр Шавлаков, в этом году ожидается закупка 11 партий ядерного топлива — пяти у ТВЭЛа и шести у Westinghouse.

«Согласно последнему дополнительному соглашению к контракту на поставку с компанией Westinghouse, у нас есть договоренность в случае форс-мажорных известных обстоятельств полностью заменить российского производителя. Westinghouse готов по всем нашим 13 блокам [2 из 15 энергоблоков на АЭС Украины — ВВЭР-440, Westinghouse сегодня не производят таких топливных сборок — Ред.]… оперативно решить потенциально возможную проблему, связанную с непоставками топлива из РФ. Поэтому хочу всех успокоить, что ситуация с обеспечением свежего ядерного топлива у нас прогнозируемая, и я достаточно оптимистично на нее смотрю», — заявил чиновник на Международном форуме «Неделя Открытой Энергетики 2017».

Итак, Westinghouse (видимо в рамках программы увеличения производства электроэнергии для компенсации вывода ХАЭС-2 из энергосистемы Украины) приступает к реализации пилотного проекта. Ранее вице-президент Westinghouse Азиз Даг анонсировал такие планы, а в конце сентября Юрий Недашковский рассказал, на ком же Westinghouse будет отрабатывать задуманное. Разумеется, этой АЭС стала Южно-Украинская, базовая станция для экспериментов Westinghouse. Как утверждает Недашковский, после реализации всех работ установленная мощность блока составит 1100 МВт, а КИУМ вырастет с 74,5 до 85%. Всего же такие работы будут проведены ещё на шести энергоблоках (вероятно, той же ЮУАЭС, а также Запорожской АЭС).

Правда, одним только «разгоном» блоков компенсировать ХАЭС-2 не получится, ведь Хмельницкая станция находится на западе Украины, а ЗАЭС и ЮУАЭС — на юге и юго-востоке, т. е. потребуются новые линии для приёма дополнительной, сверхпроектной мощности в энергосистему в центральные области и столичный регион — как раз на них работает ХАЭС-2. Т. е. потребуется ещё и перебалансировать энергосистему.

Дважды за два последних месяца (в конце сентября и и в конце октября) на ЮУАЭС энергоблоки отключались из-за срабатывания автоматической защиты. В связи с этим в некоторых СМИ появились материалы, в которых говорилось о проблемах с ядерным топливом компании Westinghouse, установленным на этих энергоблоках. В компании опровергли информацию и выводы, содержащиеся в этих материалах, а в отношении одного из изданий (англоязычного издания Оriental Review) даже заявили, что оно имеет связь с Москвой и поэтому информация в материале ангажирована.

Ядерный могильник

9 ноября в Чернобыльской зоне отчуждения стартовало строительство хранилища отработанного ядерного топлива. На церемонии открытия присутствовала посол США на Украине Мэри Йованович, поскольку партнёром Украины в этом строительстве и непосредственным разработчиком хранилища является американская компания Holtec. Компания шла к этому дню более десяти лет, ведь предварительные договорённости о строительстве компания заключала ещё с Виктором Ющенко в 2005 году.

Напомним, строительство первой очереди ориентировочно займёт два года и обойдётся Украине в 300 млн долл. Однако весь комплекс будут строить значительно дольше, порядка десяти лет. Его финальную стоимость сегодня можно оценить лишь предварительно (1,5—2 млрд долл.) в т.ч. потому, что Holtec предпочитает подавать информацию в СМИ в исключительно выгодном для себя свете. Многие украинцы до сих пор уверены, что 300 млн долл. — полная стоимость комплекса, некоторое время так думал даже министр энергетики Игорь Насалик.

Вице-премьер-министр Украины Владимир Кистион утверждает, что с 2020 года, после того, как строительство ХОЯТ будет завершено, Украина сможет за счёт него ежегодно экономить по 5,5 млрд долл. Впрочем, для Киева это скорее вопрос политический.

«На сегодня в экономике Украины строительство Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива вместе с проектом диверсификации свежего ядерного топлива является одним из форпостов так называемой гибридной войны. Ведь у нашего восточного соседа всегда присутствовала мысль о том, что ядерная энергетика — это одна из самых прочных цепей, которыми Украина навсегда прикована к российским технологиям и поставки топлива», — заявил чиновник на церемонии начала строительства.

«Теперь, для того чтобы быть абсолютно честными, Киеву, когда его чиновники говорят о коммерческих выгодах закупки топлива у Westinghouse, следовало бы включить в его стоимость затраты на строительство ХОЯТ. Тогда бы история с американским ядерным топливом заиграла бы совсем другими красками», — уверен эксперт Иван Лизан. В прошлый раз мы сообщали о досадном казусе с добычей урановой руды на Украине. Восточный ГОК (единственное предприятие, добывающее такую руду) прекратил её добычу в конце мая, и почти всё лето предприятие простаивало. Причины простоя стали известны.

Во-первых, руководство предприятия, собирая документы на продление спецразрешения на добычу, забыло о необходимости согласовать их с областным советом. Во-вторых, уже ближе к сроку подачи документов выяснилось, что в них неправильно указаны размеры территорий, на которых ведётся добыча (есть версия, что кто-то из руководства таким образом хотел сэкономить несколько миллионов гривен на полагающихся в таких случаях платежах). В общем, сэкономили на все деньги. Поскольку производство стратегическое, большую часть простоя, вероятно, наверстают сверхурочной работой. Однако вряд ли удастся полностью избавиться от последствий.

 


Infos zum Autor
[-]

Author: Андрей Стеценко

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 17.11.2017. Aufrufe: 76

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta