Какие ответные российские санкции могут эффективно ударить по США?

Information
[-]

Надо бить не по паспорту: какая связь между Германией и нашим ответом на американские санкции?

После февраля 2014 года тема санкций стала чем-то вроде британского разговора о погоде в приличном обществе. Или, на современный лад, о степени могущества российских хакеров и русской пропаганды. Однако американцы даже тут сумели достичь новых высот. Формально не придумав ничего особо свежего, они тем не менее всё-таки заставили нас задуматься об ответных мерах.

Если рассматривать новый санкционный пакет внимательно, то особых открытий он не содержит. США в очередной раз «ужесточили» контроль над экспортом товаров и технологий двойного назначения. Так он вообще-то еще с конца 90-х годов прошлого века действует. Россию признали государством — спонсором терроризма? А разве аналогичные обвинения они не озвучивали еще десять лет назад?

В сущности, весь нынешний список есть лишь красивая перепаковка привычных обвинений с мелкими вкраплениями перехода количества в качество. Впрочем, сами эти вкрапления отдельного разбора требуют.

По новому американскому закону теперь координацией антироссийских мер должно будет заниматься отдельное специально утвержденное федеральное ведомство с годовым бюджетом в 250 млн. долл. А раз появится бюрократия, то, значит, возникнут и разные календарные планы работы с KPI по их исполнению. Следовательно, и количество повседневных мероприятий увеличится. В определенном смысле это можно считать успешным результатом.

Из западной, точнее — из долларовой финансовой системы выдавливаются российские госбанки. На операции с ними (подчеркиваю, любые операции) налагается множество ограничений, что осложнит жизнь их клиентам, а, значит, подвигнет их сокращать пользование услугами российских банков в западном экономическом пространстве. Тем самым степень влияния США на политику частного бизнеса теоретически должна повыситься, а американо-российское деловое сотрудничество — сократиться. Естественно, с прямыми потерями для российской экономики.

Еще плотнее закручиваются гайки в части прекращения доступа российского государства к дешевым западным займам. Американским инвесторам «прямо не рекомендуется» вкладывать деньги в государственные долги РФ. Правда, только в новые. На данный момент уже размещенных ограничение не касается.

Ну и, конечно, американские законодатели не смогли пройти мимо благодатной темы тайных миллиардов Владимира Путина, которые безуспешно ищут уже более десятка лет. Теперь искать станут еще активнее и очень надеются «на этот раз точно найти». Ах, да, в США запретят летать «Аэрофлоту». Тем самым, по принципу зеркальности, сократится и количество рейсов американских авиакомпаний в Россию.

Словом, формально шумиха по-прежнему носит преимущественно медийный, а не действительно серьезный экономический характер. Однако не стоит забывать, что мы сегодня живем, прежде всего, в мире образов и репутаций, где вовремя грамотно реализованные PR-мероприятия играют роль не менее важную, чем прямая наступательная военная операция или тотальная финансовая экспансия на рынке. Собственно, возмущение США по поводу вмешательства российских СМИ в американский образ жизни служит лучшим тому подтверждением.

И это уже не вопрос вкусов. Американская общественно-политическая традиция очень сильно смахивает на поведение истерика, поступки которого определяет уровень его внутренней психологической накрутки. Пока он спокоен, он тих, вежлив и культурен. Чтобы напасть, ему необходимо, в первую очередь, убедить себя в том, что противник есть олицетворение вселенского зла, которое просто невозможно не уничтожить.

Вот именно этим — расчеловечиванием России — они там сейчас и занимаются. Тем самым вынуждая нас тоже задуматься над темами официального публичного «ответа». Сложность ситуации заключается в том, что реальное положение вещей сильно отличается от наших о нем представлений, тем самым порождая явно неверные инициативы.

Это примерно как сейчас в Германии, где Сара Вагенкнехт пытается убедить депутатов бундестага, наконец, взяться за ум и отказаться от навязанной Вашингтоном русофобии. Ее усилия, безусловно, заслуживают всяческих похвал, однако следует признать их очевидно низкую эффективность. Потому что не с того конца за проблему взялись.

При всей теоретической правоте, призывы к дружбе с Россией игнорируют весь прошлый исторический процесс. Две мировые войны. Множество военных конфликтов до этого. В том числе вроде русско-японского, где Запад напрямую как бы не участвовал, однако воюющую против нас сторону деньгами и оружием активно поддерживал. Минимум пять веков восприятия русских как далекой и дикой периферии цивилизованного мира, который олицетворяла исключительно Европа (позднее в сочетании с США).

Ну и самое главное — экономика. Немцы, особенно после Второй мировой войны, нация прежде всего торговая, а политика, как известно, всегда вытекает из экономики. Из 1,25 трлн долл. совокупного объема экспорта в США Германия товаров и услуг экспортирует на 113 млрд. (9%), а в Россию — только на 22,7 млрд. (1,8%). Кого-то удивляется, почему Евросоюз не отворачивается от Соединенных Штатов, даже учитывая откровенно свинское поведение американских властей?

А они могут? Нет, понятное дело, что к смене геополитического курса Вашингтон их подталкивает сам. Но делает это он как в известной истории с лягушкой — нагревая воду медленно. Потому призывы Сары Вагенкнехт пока особого успеха не имеют. Не к тому она призывает. Нужно не дружить, начинать следует с расширения взаимовыгодной торговли. Дружба тогда в процессе сама придет. Это главный вывод, который роднит положение Европы и России в смысле реакции на американские санкции. В ней нельзя поддаваться эмоциям. Чтобы получить эффект, требуется четкий рационализм и даже холодный цинизм. Иначе получится как на Украине.

Вот что будет, если «мы перестанем поставлять американцам наши РД-180»? Байки про батуты можно рассказывать детям. В реальности тестирование пассажирской версии SpaceX Dragon назначено уже на сентябрь текущего года. И есть достаточно оснований полагать, что шансы на успех там весьма и весьма высоки. Имеющихся у NASA двигателей до этого момента хватит. Сложности, безусловно, возникнут, однако фатально критического уровня они не достигнут. Тогда как у НПО «Энергомаш» пропадет половина выручки, из-за чего нам придется уволить половину из 4400 человек высококвалифицированного персонала. Рынок покупателей РД-180 чрезвычайно узок. Заменить американцев на нём банально некем.

Точно такой же «зрадой» закончится и попытка перестать продавать американцам, например, титан. Из общего объема нашего производства экспорт достигает 77%, из которых половина идет в США. Введем запрет на продажу — автоматически будем вынуждены сокращать производство и увольнять «лишних людей». Думаю, за такой результат госдеп США авторам идеи еще какую-нибудь медаль вручит на радостях. Ведь рост безработицы и сокращение российского производства как раз и является главной целью американских санкций.

Впрочем, аналогичная награда ожидает и тех, кто думает в целом в верном направлении, но промахивается мимо конкретной цели. Ряд экспертов предлагают ответить несимметрично, запретив деятельность в России компании ООО «Макдональдс» (100% «дочка» американской McDonald's), годовой оборот которой в России составляет порядка около 1 млрд долларов. При этом забывая, что подобный шаг оставит без работы примерно 20 тыс. россиян. Чем не заявка на медаль Конгресса?

Поэтому предлагаю отложить в сторону старую и уже затупленную порядком дедову шашку и посмотреть на объективную реальность. Все подобные меры в качестве ответных мало того что вредны нам самим, для воздействия на американцев они бесполезны от слова вообще. Совокупный экспорт США — 1,58 трлн долл., из них на Россию приходится 0,52% (6,8 млрд долларов). Наш совокупный экспорт — 269 млрд долларов, из которых на США приходится 12,2 млрд (4,6%). Ну, какие в подобном раскладе могут быть «серьезные» прямые санкции? Тем более на уровне «давайте им не продадим»?

Действовать следует иначе. Брать не количеством, а качеством. В чем главная проблема США сегодня? В дефиците торгового баланса, перевалившем за 566 млрд долларов! Степень ее серьезности видна уже по тому, с какой яростью Трамп экономическими санкциями воюет буквально со всем миром, включая текущих союзников по военным и политическим блокам. А Турцию так вообще на днях занесли в прямые противники. Значит, что? Значит, надо нашим иностранным партнерам именно в этих проблемах «помочь». По всему товарному списку.

Для всей американской торговли полтора миллиарда долларов как сумма, может, и не много, однако если вспомнить, что они приходятся на автомобильный и авиационный транспорт, она играет совсем другими красками. Вот что случится с российской экономикой, если мы вдруг решим, что американские «Боинги» ничем принципиально не лучше «Аэрбасов» и директивным образом станем закупать только европейцев? И усиленно «допиливать» свой МС-21. Тем более что дело коснется только новых покупаемых машин, без исключения из эксплуатации уже там находящихся.

Мне почему-то кажется, что кроме некоторых технических сложностей на переучивание экипажей, потребитель разницы даже не заметит. А вот в руководстве «Боинга» вопрос наверняка окажется воспринят сильно трагичнее. Да и с Европой появится дополнительная тема «о чем поговорить» ко взаимному удовольствию. Прибыль, она, знаете ли, сближает. И Саре в бундестаге тоже станет легче убеждать герров и фройляйн в глупости продолжения поддержки антироссийской позиции США.

Что там дальше? Соевые бобы. США, конечно, мировая промышленная держава, но, как показали переговоры с Китаем, важную ставку на улучшение сальдо внешнеторгового баланса Вашингтон делает на продовольствие. В первую очередь — на расширение сбыта соевых бобов. А их, кроме Северной Америки, в весьма товарных количествах производят и продают: Бразилия, Аргентина и Индия! И с любыми из них, особенно с Индией, у нас сразу тоже появляется благодатная тема для плодотворных переговоров по поводу возможности «заменить выбывающих из гонки американских конкурентов».

Что-то мне подсказывает, такие наши предложения в Нью-Дели встретят с очень высоким энтузиазмом. Что касается Китая, то он на импорт американских соевых бобов свои запретительные санкции уже ввел, чем сразу заметно сократил объем их продаж. Полагаю, полезный опыт нам тоже стоит перенять.

И вот так по всему списку. Там в нём примерно миллиардов на пять есть такого, что вроде как не шибко много в абсолютной сумме денег, но по целевой значимости именно для США очень даже чувствительно. На 1,7 млрд химической продукции мы не можем взять у BASF? Полагаете, немцы в расширении своего сбыта откажут?

Словом, если смотреть на вопрос объективно, относительно легко поменять поставщика мы можем по 78% нашего импорта из-за океана. Зачем нам создавать дополнительную безработицу у себя дома, если ничего для себя не теряя, мы сможем увеличить ее в Америке? Пусть не полностью фатально. Пусть всего на какой-то десяток-другой тысяч рабочих мест. Но для них это уже существенно и более чем ощутимо. А нам ведь нужен в первую очередь именно ощутимый результат, или только «шашечки»?

Вот это и называется эффективная стратегия непрямых действий. Ее еще один мудрый китаец очень сильно рекомендовал. А уж он в области практического применения стратегий понимал более чем. Так что про батуты — это по незнанию. Уж если бить, то тут эффективность много важнее внешних понтов.

Автор - Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2463936.html

Комментарий. 4 года продэмбарго: оправдала ли себя российская политика контрсанкций? 

Продуктовые контрсанкции помогли импортозамещению в России, однако в целом плохо сказались на экономике страны, считают эксперты. Кроме того, санкции негативно повлияли на качество продуктов.

Продуктовому эмбарго со стороны России исполнилось 4 года: в августе 2014-го Владимир Путин подписал указ об ограничении ввоза в РФ продовольственной продукции из стран, которые ранее ввели санкции против России.

Спустя год президент также постановил, что нелегально ввезенные в РФ продукты должны быть уничтожены. За три года Россельхознадзор уничтожил почти 26 тысяч тонн таких продуктов, заявили в этом ведомстве в понедельник, 6 августа.

Россия надеялась, что контрсанкции поспособствуют быстрой отмене введенных против нее ограничений, считают опрошенные DW эксперты. По их мнению, эта политика скорее не оправдала себя, однако теперь она может сохраниться на долгие годы. Что нужно знать о продуктовом эмбарго?

  1. Контрсанкции навредили скорее российским потребителям

Введенное Россией эмбарго обошлось российской экономике в 0,2 процентных пункта ВВП, заявили в аналитическом агентстве АКРА 6 августа. Цифра, на первый взгляд, небольшая, однако ограничение импорта привело к росту цен на ряд товаров. По подсчетам РАНХиГС, в среднем каждый россиянин ежегодно теряет из-за эмбарго по 4,4 тысячи рублей.

За три года Россия уничтожила почти 27 тысяч тонн "санкционки"

"Да, благодаря контрсанкциям российские компании нарастили производство, однако это не привело к снижению цен. Поставщики далеки от социальных мотивов, если нет нормальной конкуренции, они пользуются этим и извлекают прибыль", - отметил в интервью DW профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

Эксперт оценивает эффект от контрсанкций как негативный: "Туда закладывался скорее политический смысл, чтобы производители в ЕС и других странах надавили на свои правительства и те свернули санкции. Но этого не произошло, так что контрсанкционная политика в целом себя не оправдала".

  1. Качество продуктов в России снизилось

Освободившиеся после эмбарго ниши в основном заняли российские производители, также экспорт нарастили страны СНГ, Латинской Америки, Азии и Африки. Однако нередко быстрый рост производства в России происходил в ущерб качеству, отмечают эксперты.

Особенно это касается сыров и молока. Так, после введения контрсанкций, в России резко увеличился импорт пальмового масла, которое используется как более дешевый заменитель молочного жира. "Выпуск дешевых низкокачественных товаров тянет Россию назад, рынок наводнен ненатуральным и некачественным молоком", - отметила в интервью DW замдиректора направления "Финансовый консалтинг" группы компаний SRG Ольга Фетищева.

  1. Контрсанкции помогли импортозамещению, но есть нюансы

После введения контрсанкций импортозамещение в России активно развивалось. "Импорт свинины сократился в три раза, импорт птицы - в 2,5 раза, импорт овощей - в два раза. Благодаря импортозамещению первые два-три года активно росли акции компаний, которые занимаются производством продуктов", - отметил эксперт ВШЭ Алексей Портанский.

Однако, по его словам, в настоящее время этот рост прекратился. "Импортозамещение должно планироваться исходя из экономических соображений, чтобы в итоге государству и гражданам было выгодно. У нас же в основу положены политические соображения, желание "дать отпор", поэтому и экономический эффект не столь высок", - добавил Портанский.

  1. Количество уничтоженных продуктов растет

Санкционные продукты по-прежнему попадают в Россию. Россельхознадзор уничтожает их: три года сотрудники ведомства активно жгли и давили бульдозерами нелегальные продукты, и уничтожили в общей сложности почти 26 тысяч тонн "санкционки": в основном это были польские яблоки и турецкие томаты.

Петицию с просьбой раздать такие продукты нуждающимся россиянам подписали более 500 тысяч человек, однако она осталась без внимания. По данным Федеральной таможенной службы (ее данные расходятся с данными Россельхознадзора), количество "санкционки" попавшей в Россию, ежегодно увеличивается: если в 2016 году было уничтожено 3000 тонн продуктов, то в 2017 году - уже 8000.

  1. Контрсанкции навредили отношениям в ЕАЭС

В основном санкционные продукты попадают в Россию через страны Евразийского экономического союза: Беларусь и Казахстан. Так, например, в интернете активно высмеивали белорусские устрицы и тропические фрукты, якобы произведенные в этой стране.

Еще одно из негативных последствий контрсанкционной политики - трения внутри ЕАЭС, считает Алексей Портанский: "Страны Таможенного союза не согласились с российской политикой контрсанкций, хотя такие организации обычно должны занимать общую линию. В итоге продолжает функционировать нелегальный транзит. А комиссия ЕАЭС постановила, что российские таможенные органы нарушают правила организации, когда проверяют грузовики на наличие таких продуктов".

  1. Контрсанкции - это надолго

Эксперты считают, что при помощи контрсанкций Россия надеялась на быструю отмену введенных против нее ограничений. И в итоге теперь она не может просто так выйти из санкционной гонки.

"Некоторые наши экономисты, такие как Кудрин и Алексашенко, считают, что контрсанкции нужно просто снять "по-тихому". В аналогичной ситуации находился Китай в 90-х годах, там не применяли контрсанкции и в итоге ограничения против этой страны были отменены", - отметил Портанский.

По его мнению, снять контрсанкции России мешает ее негативная риторика в отношении Запада: "Наша яростная пропаганда только усугубляет ситуацию, можно было добиться какого-то смягчения санкций путем совершенно противоположной политики, это показал и китайский опыт", - добавил эксперт.

Автор - Никита Баталов   

https://p.dw.com/p/32hrq 


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Запольскис, Никита Баталов

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 01.09.2018. Aufrufe: 59

Kommentare
[-]
 значительные | 06.09.2018, 11:12 #
Россельхознадзора), количество "санкционки" попавшей в Россию, ежегодно увеличивается: если в 2016 году было уничтожено 3000 тонн продуктов, то в 2017 году - уже 8000. happy wheels racing game
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta