Россия должна реализовать свое историческое предназначение

Information
[-]

Нужно ли нам ограничивать свои геополитические амбиции

С глубокой древности люди стремились жить сообща. Уже их первые поселения (деревни и города) контактировали – торговали или воевали, заключали договоры, иными способами общались между собой. Весь этот процесс можно считать прообразом международных отношений. В исторической памяти и источниках сохранилось множество сведений о том, как осуществлялись подобные взаимодействия.

Баланс сил и его источники

Ярким примером равноправного сотрудничества между государствами явилась теория равновесия сил, родившаяся на руинах Тридцатилетней войны 1618–1648 годов и заключенного впоследствии Вестфальского мира. Главный смысл Вестфальского мирного договора заключался в том, что европейские государства, осознав сходство своих интересов, решили соединиться в международное сообщество для обсуждения политических намерений каждого из них и всех вместе. Тем самым были заложены первые основы концепции равновесия сил в мировой политике.

Вестфальский мир положил начало становлению новой системы международных отношений, впоследствии названной государственно-центристской моделью мира. Это стало возможно благодаря признанию принципа национального суверенитета, согласно которому нация-государство является источником высшей политической власти, осуществляемой в полной мере в пределах собственной территории без вмешательства извне.

В международных отношениях национальный суверенитет предполагает такой порядок, когда каждое государство самостоятельно формирует и проводит внешнюю политику, а также уважает право других государств действовать подобным образом (принцип суверенного равенства государств).

Этот принцип используется в качестве одного из главных оснований международного общения. С тех пор государство стало центром, исходной единицей для создания мировой политической системы.

На свет появилась государственно-центристская (Вестфальская) модель мира, под которой понимались: 1) аналитическая схема международных отношений, в которой главный объект рассмотрения – суверенное государство, его взаимодействия с подобными ему государствами как основными акторами на международной сцене; 2) сформированная Вестфальским договором 1648 года система мироустройства, представляющая собой совокупность наций-государств, ведущих самостоятельную внешнюю политику. В рамках Вестфальской системы суверенитет впервые стал атрибутом государства, а не монарха.

Но последовавшие через полтора века Наполеоновские войны нарушили принцип национального суверенитета. Это подтвердил Венский конгресс 1815 года, который инициировал начало строительства в Европе обновленного порядка отношений государств, получившего название «Венская система международных отношений, или Европейский концерт». Ведущие страны континента попытались найти основания сотрудничества для пресечения возможных поползновений решать межгосударственные противоречия военными методами. Они восстановили равновесие сил, просуществовавшее вплоть до конца XIX века, когда вновь возобладал принцип силовой политики.

Венская система базировалась на общем согласии наиболее могущественных европейских монархий (в первую очередь России) по учету национальных интересов, которые не подлежат обсуждению. Именно поэтому в основу государственно-центристской модели мира были положены национальные интересы, по которым возможен поиск компромиссных решений. Как отмечает в своей книге «Дипломатия» Генри Киссинджер, в XIX веке в Европе «именно традиционные национальные интересы и меняющееся соотношение сил определяли дипломатическую игру, образование и развал союзов, изменение сфер влияния».

В результате к началу XX века на мировой сцене сменилась конфигурация ведущих держав: стали заметны прежде всего США (они добились экономического доминирования), а также Япония, Германия и Италия. С этого времени Европа перестала быть континентом, где формировались отношения баланса сил и равноправного сотрудничества.

Подписанные после Первой мировой войны Версальский (1919), а затем Вашингтонский (1922) пакеты соглашений положили начало организации международного порядка, ориентированного на обеспечение мирных основ отношений между государствами, в том числе путем новаторских инициатив по созданию систем коллективной и региональной безопасности. На смену Венской системе пришла Версальско-Вашингтонская система международных отношений. В Версальский мирный договор был включен статут Лиги Наций – международной межправительственной организации, направленной на развитие сотрудничества между народами. Первоначально его подписали 44 государства. США не ратифицировали этот договор и не вошли в состав Лиги Наций.

Отказ США от участия в функционировании Версальско-Вашингтонской системы, изоляция России и антигерманская направленность превращали ее в несбалансированную и неуниверсальную, что увеличивало потенциал будущего мирового конфликта. Так оно и произошло.

Дипломатия силы и баланс сил: прямое противоречие

После окончания Второй мировой войны (1939–1945) была сконструирована Ялтинско-Потсдамская система международных отношений, как и предыдущие, признанная частью Вестфальской модели мира, но построенная уже по принципу «Во всем мире нет никаких моральных правил, законов. Есть только право силы. Кто силен, тот и прав».

С понятием силы связана одна из центральных проблем международных отношений – проблема войны и мира. На его основе акторы судят о возможностях друг друга, строят планы своего взаимодействия, принимают решения, оценивают степень стабильности международной системы. В самом общем виде под силой понимают способность международного актора навязать свою волю и повлиять на характер международных отношений в собственных интересах.

Международные отношения после Второй мировой войны складывались сложно и противоречиво. Создание Организации Объединенных Наций (1945), разработка ее принципов положили начало современному международному праву и развитию механизма его действия. ООН в течение более полувека стремилась эффективно способствовать обеспечению мира и международной безопасности при помощи особых способов урегулирования конфликтов интересов на мировой сцене. Этому же содействовало заключение многосторонних и двусторонних межгосударственных договоров о сотрудничестве. Одним из ключевых элементов мироустройства опять стал принцип коллективной безопасности. Однако в геополитическом и военно-стратегическом плане  мир оказался разделенным на сферы влияния между двумя сверхдержавами – СССР и США – и их союзниками; за сохранение и распространение этого влияния шла ожесточенная борьба, во многом обусловленная также идеологическими соображениями. Впоследствии такая структура миропорядка была определена как биполярная.

В послевоенный период появился новый тип конфронтации – холодная война. Мир фактически раскололся на два блока, соперничество которых не раз приводило к ситуации, граничащей с мировым конфликтом. Одним из наиболее опасных был Карибский (Кубинский) кризис 1962 года, когда США и СССР всерьез рассматривали возможность обмена ядерными ударами. Противостоящие сверхдержавы создали военные союзы – НАТО и Организацию Варшавского договора (ОВД).

На рубеже 1990-х годов, после крушения социализма в СССР и странах Центральной и Восточной Европы, распада ОВД, а затем и самого Советского Союза, задача переоформления международных отношений состояла в определении новых принципов, практического контура мира и безопасности на основе многосторонних отношений сотрудничества свободной ассоциации государств. Сначала крах коммунизма и победа Запада в холодной войне были восприняты в стиле политического романтизма: многие аналитики вслед за Фрэнсисом Фукуямой, автором статьи «Конец истории?» (1989), предрекали исчезновение силовых методов разрешения споров, вооруженных конфликтов ввиду полной победы либерально-демократического подхода к политической системе мира и международным отношениям. Резкое усиление напряженности, всплеск вооруженных конфликтов, особенно в Европе, породили прямо противоположные настроения, названные в 1993 году Сэмюэлом Хантингтоном столкновением цивилизаций.

Выступают и сторонники школы политического реализма, настаивающие на том, что наряду с понятием национального интереса ключевую роль играет понятие баланса сил, характеризующее ситуацию равновесия между государствами как условие сохранения мира и стабильности. Это теоретическое положение основано на трактовке Гоббсом международных отношений как враждебной среды, в которой государства постоянно подвержены угрозе нападения и вынуждены поддерживать соизмеримый с соперниками силовой потенциал. С помощью внешней политики одни государства стремятся добиться власти над другими, расширить и укрепить свое доминирующее положение, обеспечить себе превосходство. Международный баланс сил рассматривается реалистами как самое эффективное средство сохранения мира. Нарушение силового равновесия влечет за собой войны, поэтому достижение и поддержка баланса сил – важная цель международной политики.

Каковы же возможности и есть ли пределы силовой политики на современном этапе? Усиление собственных возможностей не только за счет наращивания их, но и за счет ослабления потенциального противника – в этом суть политики баланса сил, сохраняющей свое значение и поныне.

Баланс сил в международных отношениях – это распределение мирового влияния между силовыми полюсами. Он может принимать различные конфигурации: биполярную, трехполюсную, многополярную и т.д. Главная цель баланса сил – предотвращение доминирования в международной системе одного или группы государств.

Понятие «баланс сил» в определенной мере тождественно понятию «стратегический паритет», которое означает состояние международных отношений, обеспечивающее равную вероятность победы в случае вооруженного конфликта для потенциально конфликтных сторон, война между которыми неизбежно вызывает существенные последствия для третьих стран. Понятие также описывает ситуацию, при которой сторона, обладающая преимуществом, в случае конфликта гарантированно несет неприемлемые потери. Частным случаем стратегического паритета в современном мире является ядерный паритет.

Что делать с геополитическими интересами России?

Сторонники политического реализма убеждены, что преобладающая тенденция в международных отношениях – борьба государств за расширение своих силовых возможностей. А для этого всегда нужен враг, таков суровый урок нашей истории. Именно на этом основании строится по большей части внешняя политика больших держав, которые в отсутствие экзистенциального врага рискуют провалить всю свою стратегию, строившуюся в течение десятилетий.

У каждого государства есть свой враг. В течение многих десятилетий державы выстраивали международную систему, основанную на надежных альянсах, а также на исторической вражде. Масштабные международные кризисы нашей эпохи основаны на стратегическом соперничестве, уходящем корнями далеко в историю и преодолевшем смены правительств и серьезные политические перемены. И если политическая воля разрешить их была, то не хватало желания многих ведомств, которые зависят от этих решений. Потому что за счет наличия врага ты можешь легитимизировать себя. Доказательством тому служат неоднократные заявления президента США Дональда Трампа о стремлении «поладить с Россией», которых очень многие испугались.

Трамп – президент, который резкими методами реализует внешнюю политику, не похожую на привычную. Он не революционер, но он – результат американской политической теории, которая уже давно представляет иную, менее инвазивную, менее внимательную к Европе Америку, стремящуюся к формированию хороших отношений с Россией. Как считают некоторые специалисты, именно эта теория подтолкнула Трампа к встрече с Ким Чен Ыном в Сингапуре: стремление найти пути выхода из конфликтов, укорененных исключительно в прошлом.

Это не означает, что Трамп – пацифист. Президент Соединенных Штатов просто меняет своих врагов. Россия его не интересует, потому что на данный момент проблемой является Китай, все более внимательно приходится присматриваться к Ирану. И это, по мнению многих, подразумевает не только конец эпохи, но и конец света. Вот так мы снова возвращаемся к разговору о врагах.

Давайте еще раз поставим перед собой вопрос и постараемся честно ответить на него: смогут ли стать партнерами Россия и США или им уготована судьба оставаться всю жизнь противниками?

Повторюсь: ориентация на национальный интерес должна быть исходным пунктом внешней политики и дипломатии каждого суверенного государства. Подчеркиваю – суверенного и независимого. Если Россия громко заявила об этом, она не может пойти по пути стран-лимитрофов, которые в силу слабой экономической развитости или своих экономических интересов и практической выгоды примыкают к более крупному и сильному государству и подпадают под его влияние. К сожалению, идеи такого рода поддерживаются и некоторыми отечественными учеными, общественными и политическими деятелями.

Нельзя не согласиться с коллегой Алексеем Кивой, который в связи с печальной историей Советского Союза напомнил известное изречение Василия Ключевского о том, что история никого и ничему не учит, но она наказывает за невыученные уроки. Но, во-первых, свою бывшую страну под названием СССР мы развалили сами, во-вторых, опыт отечественной истории свидетельствует, что наша родина за многие сотни лет своего существования постоянно подвергалась нашествиям врагов. Враг приходил к нам и с Запада, и с Востока. Александр III утверждал, что Россия за свою тысячелетнюю историю не воевала только при нем. Русский философ Иван Ильин в своей книге «О России» указывал: «Соловьев насчитывает с 1240 по 1462 год (за 222 года) 200 войн и нашествий. С XIV по XX век (за 525 лет) Сухотин насчитывает 329 лет войны. Россия провоевала две трети своей жизни».

Россию всегда не понимали и ненавидели за ее мощь и суверенность. «Нас не любят за нашу огромность», – говорил император Александр III об отношениях России и мира. И если в один день России не станет, это будет самой приятной мировой новостью, тем более что многие страны мира с жадностью смотрят на наши природные ресурсы.

Планов по уничтожению России существовало и существует множество. «Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких», – откровенно высказался как-то ведущий идеолог внешней политики Соединенных Штатов Збигнев Бжезинский. В 2000 году в Соединенных Штатах был разработан Хьюстонский проект, по которому Россия должна быть расчленена на мелкие государства. Согласно этому проекту, Сибирь должна отойти к США, северо-запад страны – к Германии, юг и Поволжье – к Турции, а Дальний Восток – к Японии.

Причина ненависти к России – в ее силе. Это только у русских «не в силе Бог, а в правде». В свое время французский президент генерал де Голль сказал удивительную фразу: «Русские люди никогда не будут счастливы, зная, что где-то творится несправедливость». В этом кардинальное отличие России от других стран. «Россия призвана быть освободительницей народов. Эта миссия заложена в ее особенном духе. И справедливость мировых задач России предопределена уже духовными силами истории», – указывал Н. Бердяев.

Исторический опыт России свидетельствует, что обладание военной мощью, основой дипломатии силы, для России всегда являлось объективной необходимостью. Так было при татаро-монгольском нашествии, так было в войнах с Наполеоном и Гитлером.

Россию всегда пытались подло обмануть и предать. Достаточно вспомнить 1941 год, когда Гитлером был нарушен пакт о ненападении Германии на СССР, в 1943 году США и Великобритания, будучи союзниками СССР во Второй мировой войне, готовились повернуть против него свое оружие, уже в наше время Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем ПРО, была нарушена договоренность о нерасширении НАТО на восток и т.д. и т.п.

Важно понять, что сегодня против России ведется настоящая война с неблаговидными целями. Это проявляется в том, что в последние годы Вашингтон усиленно стремится осуществить стратегическое окружение России, ведется активная работа по разобщению российского социума по этническому, религиозному и территориальному признаку, организуется экономическое давление на Россию с использованием недобросовестных приемов и методов. Фактически речь идет о попытках вернуть нас в 1990-е, то есть полностью лишить Россию национальной независимости и суверенитета.

Россия преодолела свои внутренние проблемы, мешавшие развитию в 1990-х годах. Она восстановилась от прежнего правления, исправила последствия развала СССР и выработала новые экономические механизмы, способные преодолеть тяжелейший кризис. Сейчас мы возвратили свою былую мощь, мы способны и должны давать отпор любому государству, допускающему агрессивные действия в наш адрес. Наша главная цель – полностью искоренить ложные представления о преимуществах однополярного мира и добиваться становления многополярного миропорядка. А многополярный мир более отвечает принципам равенства, так как при этом одно государство не диктует всему миру, что такое хорошо и что такое плохо.

 


Infos zum Autor
[-]

Author: Владимир Винокуров

Quelle: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 01.11.2018. Aufrufe: 53

Kommentare
[-]
ava
jennyhannb | 03.11.2018, 02:50 #
«Венская система международных отношений, или Европейский концерт» clicker heroes game app
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta