Почему власть Украины не стимулирует украинцев экономить?

Information
[-]

Страна проедания

"Проедание" есть вся отечественная экономика и образ жизни. Не государственный бюджет, а украинская политика, экономика и нация в целом не заботятся о будущем и не настроены на преодоление бедности. Украина - образцовая "страна проедания".

Украина - бедная страна, беднейшая в Европе (наряду с Молдовой), беднее многих стран Латинской Америки и Африки, которые еще 30 лет назад были несравненно беднее нас. Для преодоления бедности необходим экономический рост не менее 7% годовых в течение не менее 20 лет.

Для экономического роста необходимы финансовые ресурсы - инвестиции объемом хотя бы 27-35% от ВВП. Главный источник инвестиций - внутренние сбережения, так как иностранные инвестиции не могут составлять значительную долю необходимых инвестиций. Внутренних сбережений у нас недостаточно, потому что мы бедная страна. Вроде бы замкнутый круг, но последний тезис неверен: некоторые бедные страны, даже беднее Украины, имели и имеют высокий уровень сбережений.

В 2017 году в Украине валовые сбережения, то есть сбережения населения, предприятий и государства, составляли 13% к ВВП (здесь и далее данные Всемирного банка).

В 2019 году валовые сбережения в Китае составляли 47% к ВВП, Непале и Филиппинах - 44%, Мавритании - 38%, Бангладеш - 36%. Выше 30% к ВВП экономили Кыргызстан, Индонезия, Индия, Шри Ланка. Эти страны трудно назвать богатыми. Средний уровень сбережений для стран с низкими и средними доходами - 31%, для стран с высокими доходами - 23%. То есть бедные экономят больше, чем богатые, хотя это кажется разрывом шаблона.

Больше всего экономят те, кто стремится развиваться и богатеть. За последние 20 лет уровень сбережений в Китае ни разу не опускался ниже 35%, колеблясь на уровне 40-50%. За последние 30 лет в Южной Корее сбережения ни разу не были ниже 31%, а в Малайзии этот показатель никогда не был меньше 28%.

Кто экономит мало

С 2010 года средний уровень сбережений в ВВП в мире составляет 25%. Страны, которые имеют меньшие сбережения, отстают от роста мировой экономики. Это могут себе позволить две группы стран: очень богатые, для которых быстрый рост неактуален, и очень бедные страны, которые не имеют экономической политики быстрого роста. К примеру, страны Евросоюза с 2010 года имели уровень сбережений 20-22% к ВВП, США - 16-20%, Канада - 19-22%, Великобритания - 12-13%.

Среди богатых стран тоже есть страны с высоким уровнем сбережения, например, Швеция, Швейцария, Норвегия, Ирландия, Сингапур, но общий уровень сбережений богатых стран составляет 21-23% к ВВП. Высокий уровень сбережений богатым странам не очень нужен, потому что им некуда инвестировать такие объемы капитала внутри страны, лишние средства они инвестируют за рубежом.

Бедным странам высокий уровень сбережений крайне необходим, без этого невозможно избавиться бедности. Если бедные хотят преодолеть бедность, они не могут себе позволить иметь низкий уровень сбережений. Поэтому такой пессимизм вызывает экономическая перспектива "черной" Африки (к югу от Сахары), где средний уровень сбережений в 2017 году составил 18% к ВВП.

С 2010 года в регионе уровень сбережений составлял 17-21%, и это уже успех, потому что в некоторых странах региона сбережения были значительно ниже: Бенин - 11-18%, Кения - 10-15%, Гамбия - 4-12%. Украина с 2010 года имеет уровень сбережений 9-18%, что катастрофически мало даже на фоне африканских показателей.

Если определить минимальный уровень сбережений, который дает возможность роста хоть немного выше среднего мирового, 27% к ВВП, то за последние 20 лет только три года (2002-2004) Украина имела сбережения выше этого уровня, потому что тогда сложились исключительно благоприятные для страны условия на мировом рынке.

Однако для преодоления бедности высокий уровень сбережений - 27% и выше - должен быть не в течение года или трех, а 20-30 лет подряд. Нужно осознание того, что низкий уровень сбережений навеки консервирует бедность страны. Африка начинает это осознавать. Кенийская пресса призывает изменить "потребительский" образ жизни на «экономный». Между тем общественное мнение Украины все еще молится на приход мифического "иностранного инвестора", не осознавая, что только внутренние сбережения способны преодолеть бедность.

Украинская пресса клеймит государственный бюджет как «бюджет проедания», не понимая, что "проедание" есть вся отечественная экономика и образ жизни. Не государственный бюджет, а украинская политика, экономика и нация в целом не заботятся о будущем и не настроены на преодоление бедности. Украина - образцовая "страна проедания".

Кто обеспечивает валовые сбережения

По данным Госстата Украины за 2017 год, 70% валовых сбережений обеспечивали предприятия, главным образом нефинансовые. 

                                                                            млрд           грн, % 

Нефинансовые корпорации                               324               61 

Финансовые корпорации                                     48                9 

Сектор общего

государственного управления                             72              14 

Домашние хозяйства                                            84              16 

Некоммерческие организации,

обслуживающие домашние хозяйства                 2                0 

Вся экономика                                                     531            100

Что покажет сравнение этих данных со структурой сбережений Индии?

В течение 2011-2017 годов валовые сбережения в Индии держались в пределах 31-35% к ВВП, что более чем вдвое выше украинского уровня. Причем 61% валовых сбережений в Индии обеспечивали домохозяйства, 35% - предприятия, 4% - государственный сектор. Результат - быстрый рост в Индии, упадок в Украине.

Неблагоприятная ситуация со сбережениями в Украине имеет два аспекта: низкий уровень валовых сбережений и неблагоприятная их пропорция: слишком большая доля предприятий и малая доля домохозяйств. Решать надо обе проблемы. Перераспределение сбережений от предприятий до домохозяйств, кажется, не имеет смысла, потому что это вроде перекладывания денег из кармана в карман. Это не так.

Главная задача украинской экономики - ее реструктуризация, переход от аграрно-сырьевой экономики к высокотехнологичной. Сбережения предприятий инвестируются в консервацию структуры экономики, поскольку производитель зерна не будет инвестировать в выпуск микропроцессоров. Доля предприятий в общем объеме капитальных инвестиций примерно такая же, как и в валовых сбережениях - 70%.

Чтобы поменять структуру экономики, инвесторами должны быть не предприятия, а специализированные институты: банки развития, венчурные инвестиционные фонды, инновационные инкубаторы, то есть институты, которые не имеют отраслевой принадлежности. Как это сделать?

Если ввести обязательную накопительную пенсионную систему наряду с солидарной хотя бы на уровне 2% от средней зарплаты, то есть 200 грн в месяц с работника, то 10 млн человек дадут 24 млрд грн сбережений, которые в среднем будут два десятка лет использоваться как инвестиционный ресурс. Этот ресурс можно превратить, например, в акции банка развития вроде ЕБРР.

Если бы это было сделано 15 лет назад, то мы бы имели банк с собственным капиталом в объеме сотен миллиардов гривен. Это условно, без учета инфляции, но даже с учетом инфляции это был бы крупнейший банк в Украине, примерно такой же по капиталу, как ЕБРР, который является крупнейшим инвестором в украинскую экономику. Однако это при условии, что его создали бы как нормальный банк развития. В 2003 году украинский аналог ЕБРР был создан под названием УБРР, но таким страшным образом, что он не смог начать работу и был продан китайцам. Эти условные 200 грн должны иметь персонализированный вид как частный пакет акций банка, при выходе его владельца на пенсию стоил бы десятки или сотни тысяч гривен и обеспечивал несколько тысяч гривен ежемесячной дополнительной пенсии.

Таким образом, даже такая маленькая реструктуризация как перенаправление только 5% нынешнего объема сбережений из промышленности к домохозяйствам с последующим инвестированием в институты экономического развития может дать существенный эффект как для изменения структуры экономики, так и для социального обеспечения.

Как повлиять на уровень и структуру сбережений

Этот пример намеренно примитивизированного для упрощения объяснения. На самом деле механизм сбережения через накопительные пенсионные фонды более сложный, и он не может быть единственным инструментом. Изменение структуры сбережений должно быть значительно большим, чем 5%, поэтому различных инструментов должно быть много.

Например - экономия через развитие страхования жизни, через создание фондового рынка в Украине, через увеличение вкладов населения в банки. Последнее предложение - наиболее очевидное. Вне банковской системы вращается почти 400 млрд грн (информацию о наличной гривне обнародует НБУ, достоверной информации о наличных долларах и евро не существует, косвенные оценки в несколько раз превышают объем наличности в гривне, то есть общая наличная масса за пределами банковского сектора превышает триллион гривен).

Относительно денежной массы в банковской системе: масса наличных только в национальной валюте (а есть еще объемы в долларах) в два-три раза больше, чем в странах Европы. Если бы эту массу уменьшить, страна получила бы минимум 200 млрд грн кредитного ресурса. Определенная его доля может быть использована на инвестиционные проекты.

Причины такого большого объема наличности вне банковской системы разные. Зарубежные исследования опираются на рандомизированные контролируемые исследования (методика заимствована из медицинских исследований), которые имеют доказательную силу.

Эти исследования опровергают популярный тезис, что на значительный объем наличных денег в обращении влияет плохая финансовая грамотность населения. Экспериментально доказано: не влияет. Финансовые курсы повышают грамотность людей, но не влияют на их поведение. Здесь действуют другие факторы, главный из которых - фактор доступности услуг. Если до ближайшего отделения банка 30 км украинских или африканских дорог, то не стоит надеяться, что это вдохновит пользоваться банковскими услугами.

Когда же кенийский мобильный оператор предложил открытие банковских счетов через мобильный интернет, то за первые четыре месяца было открыто 2 млн счетов и положено на них 47 млн долл. Вклады по 20 долларов - это смешные деньги для зажиточной страны, но это показательно для бедной африканской страны.

Как только был предложен легкий доступ к банковским услугам, спрос на них возник мгновенно без каких-либо затрат на повышение финансовой грамотности. В странах Латинской Америки для облегчения доступности банковских услуг широко применялись государственные почтовые службы, которым была предоставлена возможность предлагать банковские услуги в самых отдаленных селах.

"Укрпочта" могла бы действовать так же, но до 2019 года в одном ее отделении даже не было POS-терминала. Некоторые банковские функции "Укрпочта" все же выполняет - перевод средств, выплаты пенсий, но они ограничены и не направлены на сбережения.

Еще один пример, когда простое технологическое решение значительно увеличивало сбережения на банковских счетах: напоминание по SMS. Проведенное в нескольких странах исследование показало, что напоминание о пополнении накопительного счета давало прирост сбережений в среднем на 6%. Исследования также доказали эффективность целевого сбережения. Если отдельно экономить на лечение, образовании и свадьбах, это увеличивает объем сбережений.

Это типичные примеры поведенческой экономики - нового направления экономической науки, возникшей на пересечении психологии и экономики и позволившей не просто высказывать мнения по поводу факторов экономического поведения, но и проверять их. К сожалению, ни одного такого исследования сбережений в Украине автор не знает.

Факторы сбережений, которые надо исследовать

Уровень развития теневой экономики. Понятно, что в теневом секторе платежи проходят только наличными - в национальной валюте или иностранной. Поэтому уменьшение теневого сектора должно уменьшать потребность в наличном обращении.

Хотя отчет Минэкономики за 2018 год показывает уменьшение теневой экономики в процентах к ВВП, рассчитанной всеми четырьмя методами, от 1 до 4 процентных пунктов, наличный объем гривны вне банковской системы значительно возрос. Это явная аномалия требует объяснения. Минэкономики несколько изменило методику монетарной оценки теневой экономики, и измененная методика показала не уменьшение, а рост теневого сектора, что противоречит всем другим методам оценки. Очевидно, что достоверно измерить объем "тени" пока невозможно, как и невозможно оценить потенциальные ресурсы сбережений путем уменьшения "тени".

Влияние культурных и других неэкономических факторов. Демографическая структура населения, при которой в семьях есть небольшое количество иждивенцев, уменьшает потребление и увеличивает сбережения. Отсутствие государственного пенсионного обеспечения заставляет экономить на старость самостоятельно. Такие факторы находятся вне экономики, но существенно влияют на уровень сбережений.

Самым влиятельным из них является национальная культура. Есть большое количество исследований, которые показывают зависимость уровня сбережений от национальной культуры. Экономное поведение человека сохраняется даже тогда, когда он, например, из-за миграции попадает в общество с другими "потребительскими" стандартами поведения. Показательно, что не только сохраняется, но и передается во второе и третье поколение, пока не произойдет культурная ассимиляция. Однако просто утверждать, что китайцы экономят почти половину ВВП, потому что они китайцы, а украинцы экономят втрое меньше, потому что они не китайцы, непродуктивно.

Культурные стереотипы поведения формировались исторически. Они не обусловлены биологически, поэтому со временем могут меняться под влиянием различных факторов, в частности, политических. Это означает, что средствами экономической политики можно влиять на поведение людей, поощряя их экономить. Такая политика характерна даже в странах с китайской культурной традицией, например, в Сингапуре.

Политико-экономические меры увеличения сбережений. Крайне полезно исследовать и проверить на практике меры экономической политики, которые за последние 70 лет успешно использовались для стимулирования сбережений и инвестиций. Исследованию этого явления посвящено огромное количество эмпирических и теоретических работ, но до сих пор нет полной ясности относительно факторов высокого уровня сбережений и мер экономической политики, которая стимулирует такой уровень. Тем не менее, есть меры, проверенные не одной страной.

Обязательные сберегательные фонды, которые применялись в Японии, Сингапуре и Малайзии. Они похожи на накопительные пенсионные счета, но есть различия: из фонда можно взять средства в случае медицинской необходимости. Было бы полезно дать людям на выбор: как сберегательные, так и пенсионные фонды, причем с разными программами сбережения. Поощрение реинвестирования прибыли, а не выплаты ее через дивиденды. Это мероприятие использовали Южная Корея, Сингапур, Тайвань и Китай.

Замена налога на прибыль предприятий налогом на выведенный капитал является наиболее совершенным видом этого мероприятия, но стимул реинвестирования прибыли может иметь и другие формы реализации. То есть его можно применять в рамках модели налогообложения прибыли предприятий, хотя это сложнее администрировать.

Налогообложение приобретения предметов роскоши. Налогообложение таких товаров в Китае при импорте состоит из трех компонентов: пошлины, НДС и налога на потребление. Для ювелирных изделий сумма трех составляющих составляет 60%, для часов и косметики - до 56%, для женских сумочек - до 69%. Правда, такие высокие налоги способствуют развитию черного рынка, но для "страны проедания" налог на избыточное потребление может быть очень полезным.

Что до сбережений предприятий, то для украинских условий существенным фактором увеличения сбережений и инвестиций (около 10 млрд долл в год) является противодействие выводу сбережений за пределы страны через механизм трансфертных цен. Эта мера не увеличит уровень сбережений предприятий, но оставит их в банковской системе Украины, а не выведет за границу. Только благодаря этому фактору сбережения предприятий в Украине могут удвоиться.

Также надо переосмыслить некоторые стереотипы экономической политики, например, представление о положительном влиянии кредитов на экономический рост. Структура банковских кредитов свидетельствует, что только кредиты предприятиям имеют положительную корреляцию с ростом ВВП, а ссуды домохозяйствам такой корреляции не имеют. Впервые это было доказано в исследовании Всемирного банка в 2008 году.

Это особенно понятно на примере кредитования в Украине. "Обзор банковского сектора" Нацбанка от августа 2019 года дает следующие цифры: 80% займов домохозяйствам было выдано на потребительские цели и на приобретение автомобилей, остальные 20% - на строительство, ремонт и покупку недвижимости. Эти 20% еще могут повлиять на рост ВВП, однако 80% влияют на рост ВВП других экономик. Если украинцы не могут сделать нормальную машину или телевизор, то можно финансировать их приобретение не кредитованием, а накоплением средств на целевом счете. Так страна будет финансировать чужую промышленность, но даст хоть какой-то финансовый ресурс для развития местной.

Поэтому разумно было бы не радоваться росту потребительского кредитования, как это делает НБУ в указанном обзоре, а ограничивать доступ к потребительскому кредиту, например, высокими нормами резервирования при банковском потребительском кредитовании. Рост потребительского кредитования - благо для банков, так как увеличивает их доходность, но это плохо для страны, поскольку уменьшает инвестиционные ресурсы для экономического роста. Это так же, как с ОВГЗ и сертификатам НБУ: в них вложено 30% активов банков страны, что для них хорошо, но это плохо для реального сектора, который теряет доступ к 400 млрд грн кредитных ресурсов.

Чужие сбережения

Если страна не экономит сама, то источником роста могут быть сбережения иностранцев, поступающие в страну как прямые иностранные инвестиции или долгосрочные кредиты. В 2018 году из общего объема инвестиций 579 млрд грн иностранных инвестиций было только 1,8 млрд грн или 0,3%.

Кредиты иностранных банков составляли 8,2 млрд млн грн или 1,4% общего объема капитальных инвестиций. Итак, иностранных источников для экономического развития Украины сейчас нет. Если раскрыть реальных владельцев иностранных инвестиций, поступающих из Кипра, Нидерландов или Швейцарии, то станет понятно: это незаконно выведенные за границу сбережения украинских предприятий.

Упование на чужие сбережения, которые принесет иностранный инвестор, получили в общественном сознании украинцев ненормально преувеличенный вид. Они уже напоминают что-то вроде "карго культа". Во времена Второй мировой войны на острова Меланезии американцы самолетами завозили продовольствие и одежду, часть которых доставалась местному населению. Представив, что эти блага являются посланием предков, а самолеты - их посланцами, население стало строить из веток и листьев макеты самолетов в натуральную величину и поклоняться им. Это поклонение стало религиозным культом, который получил название "карго культ". Такое культовое отношение в Украине сейчас возникает к мифическому "иностранному инвестору".

Страна развивается благодаря внутренним источникам, и это нормально. Развитие очень незначительно, потому что ВВП проедается или выводится за границу, а не экономится. Спекулятивный иностранный капитал вреден для экономики. Его нужно запретить или сильно ограничить в допуске на отечественный рынок, который еще слишком мал и слаб, чтобы выдержать внезапные приливы и еще более неожиданные утечки. Прямые зарубежные инвестиции нужны, прежде всего, как источник новых технологий.

Южная Корея, одна из самых успешных стран в преодолении бедности, в начале своего фантастического экономического рывка вообще запрещала иностранные инвестиции, потому что считала их угрозой для независимости. Финансовым механизмом привлечения иностранного капитала у корейцев были гарантированные государством долгосрочные кредиты. Иностранным инвесторам корейцы позволили войти в страну только тогда, когда ее экономика окрепла и угроза потери экономической независимости исчезла.

Вывод

За почти 30 лет независимости ни одно правительство Украины не ставило целью накопление сбережений для их использования на инвестиционные цели. Однако сбережения не падают с неба, они являются результатом поведения населения и предприятий, которое должно руководствоваться экономической политикой государства.

Если Украина хочет преодолеть бедность и стать в ряды развитых стран, она должна разработать и воплотить такую экономическую политику, которая минимум вдвое увеличит уровень сбережений и направит их на инвестиции в реальный сектор экономики.

К сожалению, ни слова о таких намерениях от новой власти не слышно, только привычный набор неолиберальных штампов: дерегулирование, приватизация, либерализация. Неужели Украина навсегда останется "страной проедания"?

 


Infos zum Autor
[-]

Author: Вадим Новиков

Quelle: argumentua.com

Übersetzung: ja

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 08.09.2019. Aufrufe: 73

Kommentare
[-]
 milito | 26.09.2019, 09:09 #
The information is very special, I will have to follow you, the information you bring is very real, reflecting correctly and objectively, it is very useful for society to grow together. candy crush soda
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta