Что не так с системой распознавания лиц в Москве

Information
[-]

Общественность против системы распознавания лиц при наружном наблюдении

Полиция хочет установить на все камеры видеонаблюдения в Москве систему распознавания лиц. Против нее активно выступают правозащитники и некоторые депутаты Мосгордумы. Подробности - у DW.

На международном полицейском саммите в Сеуле глава российского министерства внутренних дел  Владимир Колокольцев рассказал о планах внедрить в Москве систему распознавания лиц на всех камерах наблюдения. Всего в столице РФ установлены около 160 тысяч камер, примерно на трех тысячах из них работает система распознавания. По данным МВД, это помогло задержать около 100 разыскиваемых.

В Кремле введение новой технологии лишь приветствуют. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что технология распознавания лиц используется в большинстве стран мира, и эта система хорошо зарекомендовала себя при поимке преступников и предотвращении террористических актов.

Против возможности распознавать лица через камеру наружного наблюдения выступают сразу несколько правозащитных движений, включая "Роскомсвободу", и некоторые депутаты Мосгордумы. Они уверены, что работа новой системы крайне непрозрачна и не поддается общественному контролю, поэтому она может быть использована для незаконной слежки и давления на гражданских активистов.

Кто пострадал от системы распознавания лиц

Первые сообщения о злоупотреблении системой распознавания лиц появились летом 2018 года, сразу после чемпионата мира по футболу, во время которого эту технологию впервые тестировали. Тогда на станции московского метро "Спортивная" был задержан активист "Другой России" Михаил Аксель. Сигнал полиции пришел с камеры, сопоставившей лицо Акселя в базе данных с изображением в режиме наблюдения. Оказалось, что в базу нарушителей, которым активист вовсе не был, его добавил сотрудник антиэкстремистского центра "Э". Михаила отпустили, а на его вопрос, как можно удалить данные из базы, сотрудник полиции ответил: "Никак".

Аксель не стал подавать в суд на московские власти - в отличие от московской активистки Алены Поповой, которая обратилась с иском в Савеловский районный суд Москвы и потребовала запретить незаконную слежку за людьми на улицах. Попова подала в суд после того, как в 2018 году ее оштрафовали на 20 тысяч рублей за одиночный пикет у Госдумы. При рассмотрении ее дела суд воспользовался записью с уличной камеры наблюдения с функцией многократного увеличения изображения. Попова сочла это использованием технологии с распознаванием лиц. Первое судебное заседание назначено на 6 ноября.

"Это не средство борьбы с преступниками, а настоящее давление и преследование. Что крайне вредно, особенно в условиях неработающей судебной системы и тотальной коррупции", - сказала Попова в интервью DW. Самая важная задача иска, по ее мнению, раскрыть подробности использования системы. В частности, куда и по каким алгоритмам попадают биометрические данные горожан, как долго они хранятся в базах и насколько высок уровень защиты информации.

Эти вопросы DW направила в департамент информационных технологий Москвы (ДИТ), ответственный за системы камер наблюдения в Москве. Однако ведомство отказалось от ответов.

Некоторые депутаты Мосгордумы также выступили за полный запрет использования сбора биометрических данных через камеры наблюдения. "Во-первых, потому, что это слежка за гражданами, а во-вторых - потому что это очень дорого”, - объясняет DW свою позицию депутат от КПРФ Екатерина Енгалычева.

Установка и обслуживание системы видеонаблюдения с функцией распознавания лиц обойдется в 260 млн рублей, а займется этим компания "Ситроникс", которой достался контракт с ДИТом после победы в тендере. На вопрос депутата от КПРФ Виктора Максимова, чем оправдывает себя высокая стоимость расходов, в ДИТе ответили, что достаточно даже 5-10 обнаруженных преступников в месяц, чтобы вводить новую систему. "Мы снимаем полтора миллиарда часов видео в год. Без применения средств видеоанализа работать с этим никаких сил и глаз не хватит", - заявил начальник отдела городского видеонаблюдения ДИТа Дмитрий Головин.

Временный мораторий  системы распознавания лиц вместо запрета

Движение "Роскомсвобода" также ведет масштабную кампанию против внедрения системы распознавания лиц. В отличие от Поповой, они добиваются не запрета системы, а моратория на ее использование до тех пор, пока "будет обеспечена полная прозрачность и безопасность их использования для граждан". В пример приводят случай Калифорнии, где активистам удалось заблокировать использование технологий распознавания лиц правоохранительными органами штата до конца 2022 года.

"То, что сегодня делает правительство Москвы вместе с МВД, лежит вне правового поля. Никаких положений, которые предусматривают использование технологии, нет", - поясняет DW глава юридической практики "Роскомсвободы" и управляющий партнер Центра цифровых прав Саркис Дарбинян. Он ссылается на закон о персональных данных, в котором говорится, что использование биометрических данных без согласия лица не допускается. "Если вы не находитесь под уголовным преследованием, то ваши данные не могут собирать и обрабатывать", - уверен юрист.

Прежде чем система заработает в России, нужно создать все условия, что ей не злоупотребляли, считают в "Роскомсвободе". Для этого нужно ввести органы общественного контроля и защитить базу данных от "слива".

Новые иски от участников протестных акций

Дарбинян говорит, что компания "Ситроникс" до конца года должна подготовить юридическое заключение о том, легально ли использовать технологию распознавания лиц в России. И если будет установлено, что система нарушает российские законы, будет разработан начальный вариант законопроекта, расширяющего возможности использования этой технологии без согласия граждан. Иск Алены Поповой - это только первый шаг против введения системы распознавания. "Мы сейчас собираем и другие заявки. По той информации, что у нас есть, после летних московских протестов было немало лиц, которые фактически стали жертвами использования этой технологии. Мы ведем переговоры, до конца года будет еще, как минимум, один иск", - говорит Саркис Дарбинян.

Автор: Елена Барышева    

https://p.dw.com/p/3RtSn

***

Почему москвичам не удастся укрыться от системы распознавания лиц

Сотни тысяч камер видеонаблюдения в Москве оснастят системой распознавания лиц. Как она работает, и не ведет ли тотальной слежке, DW объяснил гедндиректор NtechLab Александр Минин.

Все камеры видеонаблюдения в Москве оснастят функцией распознавания лиц. Об этом 22 октября заявили в МВД России. По словам министра внутренних дел Владимира Колокольцева, сейчас в столице более 160 тысяч камер, но система распознавания лиц есть лишь на трех тысячах. Подрядчика для внедрения системы распознавания лиц выберут на тендере, который, однако, пока не объявлен.

О том, как работает технология распознавания лиц и силуэтов, а также о возможных рисках, связанных с установлением тотальной слежки, DW рассказал Александр Минин, гендиректор NtechLab. Эта компания оснастила функцией распознавания лиц камеры видеонаблюдения в Москве к чемпионату мира по футболу 2018 года.

Хотя в NtechLab пока что лишь говорят о том, что будут участвовать в тендере, профильные издания называют компанию одним из основных претендентов на получение подряда, ссылаясь на одобренные властями результаты предыдущих экспериментов с ней.

DW: - В каких сферах система распознавания лиц сейчас применяется в России?

Александр Минин: - Основная задача, для решения которой используется система в городе, это обеспечение безопасности. Кроме того, она нужна для городской аналитики - поскольку система умеет анонимно считать людей на улице, остановках общественного транспорта, вокзалах, в местах массового скопления людей, а также (определять. - Ред.) их пол, возраст и расовую принадлежность. Мы предоставляем городу возможность получать полноценную городскую аналитику с учетом перемещения людей по городу в зависимости от времени года и массовых мероприятий.

- Как повлияет массовое внедрение системы распознавания лиц на жизнь обычных россиян?

- Я думаю что, с точки зрения россиян, разницы нет никакой. Очень важно правильно понимать, как работает технология. На самом деле камеры с распознаванием лиц и камеры общегородского наблюдения ничем друг от друга не отличаются.

Система распознавания лиц собирает цифровой слепок лица точно так же, как и обычная видеокамера. Сама по себе эта информация не несет никакой ценности, пока не включаются в работу, например, правоохранительные органы. Распознавание лиц - это просто автоматизация и ускорение работы правоохранительных органов, если необходимо кого-то найти.

- Расскажите про систему распознавания силуэта, которую разработала ваша компания. Как она действует и для чего она нужна?

- Распознавание силуэтов - это новая технология, которая сейчас на пилотной стадии разработки. В городе есть камеры, которые расположены на крышах домов или в парках, установленные там камеры физически не могут видеть лица. Но на этих пространствах также необходимо обеспечивать безопасность. Для этого нужна технология распознавания силуэта.

Силуэт человека является таким же уникальным параметром, как и его лицо. С помощью нейронных сетей и машинного зрения мы можем отслеживать этот силуэт между камерами. То есть вести человека до тех пор, пока система не увидела его силуэт вместе с лицом и не соединила их вместе. Это расширяет возможности работы правоохранительных органов.

- Можно ли как-то скрыться от системы распознавания лиц и силуэтов?

- Если говорить о промышленных системах, таких как у нашей компании, которая внедряет свои технологии по всему миру (это сотни тысяч камер), то мы легко работаем при 40-процентном перекрытии лица. То есть если вы наденете мотоциклетный шлем, маску для дыхания или балаклаву, и у вас останется фактически только прорезь для глаз, то этого участка нам будет достаточно чтобы с точностью в 80-90% установить личность человека.

- И нет вообще никаких способов обойти вашу систему?

- Мы постоянно тестируем все новые способы и попытки скрыться от распознавания лиц. Пока что мы не нашли ни одного способа, который работал бы эффективно. Силуэт человека, его походка и биометрические параметры уникальны. Чтобы изменить походку, нужно заниматься физическими упражнениями порядка двух лет.

- Или встать на каблуки...

- Например. Но нейронная сеть работает по принципу человеческого мозга. То есть если вы по силуэту можете определить, что, скорее всего, это один и тот же человек, то нейронная сеть с машинным зрением точно сможет это сделать лучше вас.

- Что вы лично думаете об этических аспектах применения технологии распознавания лиц?

- Если мы говорим об общественной безопасности, то здесь важно понимать два основных тренда. В первую очередь, идет урбанизация. Количество людей в городах растет с огромной скоростью, и в ближайшие 5-10 лет оно увеличится как минимум на 30-40%. Представьте, что Москва удвоится за этот срок. Без автоматизированных систем и искусственного интеллекта управлять городом и обеспечивать безопасность такого количества людей в одном месте будет невозможно.

-  В чем разница между работой сотрудника оперативной службы, который просматривает видео с людьми на камере, и системы распознавания лиц?

-  Система распознавания просто автоматизирует этот процесс. Но от того, что кто-то просматривает видео с вашим изображением, ничего не меняется. К тому же я думаю, что уровень понимания общественностью того, как работает эта технология, сейчас очень низкий. Потому что всем кажется, что теперь камера, которая стоит на улице, всех распознала, и тут же везде все узнают ваше имя и фамилию. Это не так. Доступ к паспортной фотографии имеют лишь силовые структуры. Без индексации всех паспортных данных понять, кто на цифровом слепке с камеры, невозможно.

- В российских реалиях ваши технологии могут означать, что система доведет человека домой с демонстрации, следя за его силуэтом. Но даже если он ничего не нарушал, российские власти часто трактуют действия демонстрантов по-другому. Тут вы тоже не видите никаких проблем?

- Ну, мы же, как налогоплательщики, платим правоохранительным органам за то, чтобы они обеспечивали нашу безопасность. То есть если они посчитают нужным использовать информацию с городского видеонаблюдения, им ничто не мешает это делать. Даже без распознавания лиц они все эти задачи могут решить, просто это займет больше времени и человеческих ресурсов. Все системы городской видеоаналитики были доступны и пять, и десять лет назад.

Второе, что нужно понимать: у правоохранительных органов есть доступ к вашему мобильному телефону. В нем 24 часа в сутки и 7 дней в неделю работает микрофон, можно удаленно включить камеру и точно вычислить вашу геолокацию. Если есть задача понять, кто находится на площади (со всеми персональными данными), это можно сделать в несколько кликов, потому что ваш номер телефона привязан к вашим паспортным данным практически в каждой стране.

- То есть вам не кажется, что система распознавания лиц поспособствует созданию полицейского государства в России?

- Нет, я абсолютно так не думаю, потому что этот вопрос больше привязан к политической структуре страны, чем к технологиям и системам.

Автор: Яна Беляева   

https://p.dw.com/p/3RrhN


Infos zum Autor
[-]

Author: Елена Барышева, Яна Беляева

Quelle: p.dw.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 02.11.2019. Aufrufe: 155

Kommentare
[-]
 Leeo | 05.11.2019, 09:45 #
The ultimate good secret.  slotxo
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta