Mировая экономика продолжает приближаться к катастрофе

Information
[-]

Современная глобальная экономика на пути к суперкризису

Решение существующих проблем больше нельзя откладывать в долгий ящик. Мировая экономика прибывает в опасном периоде и остро нуждается в более мудром и эффективном руководстве. Пока этого не будет сделано, риски вряд ли удастся уменьшить.

В минувшие выходные в Вашингтоне собрались министры финансов и главы центральных банков со всего мира, чтобы обсудить состояние мировой экономики, которая крайне нуждается в лечении. Большинство участников считают, что хорошо осознают, какие именно опасности угрожают мировой экономике, но, похоже, что это не совсем так. Необходимость внесения изменений в политику кажется очевидной для всех, но министры финансов и главы центральных банков продемонстрировали лишь некоторое ощущение срочности этих изменений и ещё меньше признаков необходимости конкретных действий. Побуждаемый, мягко говоря, неуравновешенной американской администрацией, мир может столкнуться с новой глобальной рецессией, говорится в редакционной статье издания Bloomberg.

Международный валютный фонд (МВФ) в очередной раз понизил свои прогнозы глобального роста. Ожидается, что в 2019 году глобальный объём производства вырастет всего на 3% (в отличие от весеннего прогноза, когда говорилось о 3,3%), а в 2020 — на 3,4% вместо 3,6%. Экономический импульс почти повсеместно снижается. В МВФ этот процесс назвали «синхронизированным замедлением темпов роста». Пересмотренный прогноз оказался самым слабым с момента мирового экономического кризиса 10 лет назад. Прогноз включает в себя серьёзные риски, которые, по мнению экономистов, указывают на возможность дальнейшего снижения.

Подобное положение вещей всегда является волнительным при любых обстоятельствах, но перспектива рецессии в нынешних условиях действительно настораживает. Неуверенное восстановление, которое продемонстрировала мировая экономика в течение последнего десятилетия, привело к истощению возможностей использования традиционных инструментов макроэкономической политики. Во многих странах — не в последнюю очередь в США — налогово-бюджетное стимулирование и постоянный дефицит бюджета привели к увеличению соотношения между государственным долгом и национальным доходом. В следующий раз правительства станут менее охотно использовать дополнительные государственные займы, чтобы поднять спрос, справедливо или ошибочно опасаясь нехватки фискального пространства. Возможности денежно-кредитной политики также практически исчерпаны: процентные ставки либо приблизились к своей «эффективной нижней границе» (как в США), либо опустились ниже этой границы (как в ЕС).

Ещё одним следствием предыдущего экономического кризиса и чрезвычайных мер, принятых для его сдерживания, стала усиленная финансовая неустойчивость. Принятые меры были необходимы, но следствием этих мер стали безрассудные оценки рыночной стоимости активов и рост кредитного риска. Безрассудно завышенные цены на жильё стали главной причиной крушения. Во многих странах мира цены на жильё вновь выросли на фоне дешевых кредитов. Банки смогли увеличить свой капитал с 2009 года, но этого может оказаться недостаточно для того, чтобы обезопасить себя в случае очередного большого экономического спада. Италия и другие страны до сих пор не смогли освободиться от «порочного круга» суверенного долга и банкротства банковских учреждений.

На фоне сохраняющихся рисков и ограниченного количества вариантов ответных политических действий, которые могут быть использованы в случае кризиса, президент США Дональд Трамп решил начать торговую войну против КНР и любой другой страны, которая привлекла к себе его внимание. Администрация Трампа проявила поразительное безрассудство при попустительстве со стороны Конгресса. Всё это уже привело к огромному экономическому ущербу, последствия которого на себе ощутили и США. Если «синхронизированное замедление темпов роста» приведёт к глобальному экономическому кризису, то большая часть вины за это ляжет на плечи американского правительства. Но другим также не стоило бы забывать о своей ответственности. Другие страны могли бы сделать гораздо больше, чтобы защитить себя от повышенных рисков.

Например, Китай слишком медленно реагирует на возникающие финансовые дисбалансы. Без сомнения, торговая война Трампа усложнила ситуацию, но китайское правительство добилось лишь незначительных успехов в восстановлении своей системы распределения кредитов. На фоне возникшего давления финансовая уязвимость может внезапно дать о себе знать, что, в свою очередь, может иметь последствия не только для КНР. Великобритания, похоже, намеревается разрушить свою экономику и правительственную систему, стремясь завершить процесс выхода из состава ЕС. Правительства многих стран по всему мира не торопятся проводить реформы, которые позволили бы сделать их экономику более продуктивной и устойчивой. На фоне практически повсеместного увеличения рисков политическая дисфункция может дополнительно усложнить ситуацию.

Если бы страны могли проявить политическую волю, многие проблемы удалось бы решить. Некоторые проблемы, безусловно, можно решить в два счёта. Например, сюда можно отнести риски, связанные с торговой войной Трампа, они исчезли бы, если бы президент США воздержался от разжигания бессмысленного конфликта. Другие риски будет удалить намного сложнее. Для возобновления макроэкономической политики в мире, в котором господствуют постоянно низкие процентные ставки, нужно новое мышление как в денежно-кредитной, так и в бюджетно-налоговой сферах.

Решение существующих проблем больше нельзя откладывать в долгий ящик. Мировая экономика прибывает в опасном периоде и остро нуждается в более мудром и эффективном руководстве. Пока этого не будет сделано, риски вряд ли удастся уменьшить.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2755362.html

***

Финансовый суперкризис на подходе: Аналитический отчет Банка международных расчетов

Минувший кризис капиталистическую финансовую систему не научил вообще ничему. В мировой финансовой системе закончились не только деньги, которые можно конвертировать в капитал, но и львиная доля суммы самого капитала загнана в токсичный пузырь, приемлемого выхода из которого уже не существует. Открытым остается лишь вопрос – когда?

Есть такая структура — Банк международных расчетов (Bank for International Settlements (BIS). Несмотря на привычное слово в названии банковской деятельностью в классическом представлении она не ведет. БМР специализируется исключительно на координации банковской деятельности в целом, контроле состояния мировых финансов, анализе складывающихся в отрасли тенденций и выработке коллективной стратегии реагирования на них. Так как его учредителями являются центральные банки ведущих государств (конспирологическая версия гораздо более занятна), его вполне заслуженно называют «центробанком центробанков» и обычно всегда внимательно следят за любыми его исследованиями.

Так вот, согласно новому аналитическому отчету БМР, мировая экономика начинает демонстрировать те же признаки, которые предшествовали ипотечному кризису 2008 года в США, уничтожившему в итоге все в мире созданное на протяжении почти десяти лет до того. Только в этот раз масштаб взрыва экспертами BIS прогнозируется на порядок больше.

Для тех кто не помнит, следует сделать историческое отступление. Когда-то, очень давно, банк выполнял всего три простые функции: кошелька, сейфа и аккумулятора денег для превращения их в капитал. То есть банк предоставлял защищенное от разных напастей место для физического хранения денег, помогал осуществлять бухгалтерские расчеты, особенно на больших расстояниях, и понемногу, в объемах размера свободных остатков, выдавал кредиты, зарабатывая на ссудном проценте.

Именно отсюда и вытекает системный смысл капитализма. Он не только в эксплуатации или отъеме прибавочной стоимости. Суть капитализма в постоянном превращении денег (шире — любых ресурсов вообще) в капитал, то есть в актив, приносящий прибыль. Его простейшей формой является кредит. Взяли рубль с обязательством через четко фиксированный срок вернуть, например, два. Пока деньги лежат под матрасом, даже если это банковский счет, капиталом они не являются. Это пассив, становящийся активом только будучи выданными в качестве кредита.

Пока банковская и финансовая деятельность происходила в рамках формулы деньги — товар — деньги капитализм жил неспешно, имея достаточно пространства для развития. Даже в очень капиталистических США в начале ХХ века в активном обороте находилось менее 15% всей суммы имевшихся в стране денег. Включая золото. Расти было куда. Опять же обязательность превращения денег в товар создавало серьезные риски. Завод мог сгореть, мог исчерпать доступный рынок и остановиться, у конкурентов мог появиться товар лучшего качества по лучшей цене и разное такое прочее. Спрогнозировать все многообразие рисков на длительный срок почти ни у кого не получалось, потому кредиты выдавались только на короткие сроки, для очень понятных проектов и под весьма серьезное обеспечение.

***

Все изменилось с изобретением ипотеки и появления чисто денежных инструментов — облигаций. Это когда заемщик берет деньги не под что-то конкретное, а вообще просто на свои надобности под гарантию собственного имени (имеющегося капитала).

Сначала результат выглядел прекрасно. Банк выдает очень длинный на 10−15−20−25 лет кредит под самое надежное обеспечение — недвижимость, чем обеспечивает себе что-то вроде постоянно действующей нефтяной скважины. Превратил все пассивы в капитал и четверть века спокойно стриги купоны. Но как всегда захотелось большего.

Вот, скажем, был у банка миллион. Его выдали на десять ипотек по сотне тысяч на 25 лет. И дальше что, закрываться, потому что свободный капитал назад в хранилище вернется только лет через 15? И все это время безучастно смотреть на очереди желающих взять ипотеку?

В классической модели капитализма все именно так и происходило. Темпы расширения экономики уравновешивались размером имеющегося капитала, выполнявшими роль обратной тормозящей связи. Даже если на рынке появился очень выгодный проект с огромной кредитной емкостью, то он тут же оттянет на себя все свободные деньги системы, лишив доступа к кредитам прочие отрасли, где тут же начнется кризис, убивающий не только эти отрасли, но и сам выгодный проект.

В новой версии капитализма (вторая половина ХХ века) механизм работал уже иначе. Кто-то умный сообразил, как обменять часть ипотечного дохода на возможность эти же деньги выдать в кредит еще раз. Ведь обеспечением под новые облигации может выступать сам ипотечный кредит! Условно говоря, вот, смотрите, у нас выдано 10 кредитов по 100 тыс. под 10% годовых на 25 лет. Давайте вы нам дадите, скажем, 800 тысяч, а мы будем перечислять вам или даже половину своей ипотечной прибыли? Не беспокойтесь, залогом в любом случае выступает реальная недвижимость. Полученные деньги снова выдавались в ипотеку, а заключенные договора опять превращались в залог под выпуск следующей партии облигаций.

Что в итоге позволило «выдать» один и тот же миллион несколько раз, параллельно повышая доходность в процентах за счет обналичивания и капитализации даже еще не полученных процентов по ипотечным договорам будущих периодов. Все это вело к эффекту саморазгона, известного из ядерной физики. Чем больше выдается ипотечных кредитов, тем выше спрос на жилье. Это стимулирует рост строительства и повышение цен, тем самым позволяя оплачивать проценты через перепродажу ипотечного жилья на вторичном рынке и даже оставаться в прибыли, за счет которой можно опять брать ипотеку на новые, более дорогие объекты. А рост спроса на ипотеку требовал новых денег и толкал выше спрос на жилье. И все вокруг читали в деловой прессе о сияющих перспективах рынка жилья и роста экономики.

Постепенно ресурс ипотечных договоров оказался исчерпан. Потом расследование вскрыло ряд случаев, когда один и тот же кредитный договор оказывался обеспечением эмиссии облигаций аж одиннадцати разных выпусков. Но процесс превращения репутации в деньги банкам уже понравился, и они изобрели субстандартные облигации (CDO), обеспечением которых являлись уже не сами ипотечные договора, а облигации первого уровня, выпущенные на их основе.

И строительство пирамиды продолжилось, одновременно окончательно запутывая схему обеспечения для инвесторов (впрочем, те особо не заморачивались, руководствуясь лишь репутацией эмитента) и критичными темпами перегревая рынок. Дело дошло до выдачи ипотек лицам без постоянного дохода вообще. Не парьтесь! Жилье в любом случае дорожает. Возникнут проблемы с обслуживанием, продадите, вернете банку кредит, да еще в плюсе останетесь.

А потом в 2008 году пузырь оглушительно лопнул. Похоронив под обломками пирамиды все, что мировой экономикой было заработано за предыдущее десятилетие. Причем зацепило не только Соединенные Штаты, одномоментно потерявшие 50% биржевой капитализации всех там котировавшихся компаний. Ушли в историю такие монстры финансового рынка как Lehman Brothers, Fanni Mae, Freddie Mac, AIG, а государственному бюджету США для спасения финансовой системы страны пришлось заплатить суммой почти в 2% ВВП страны. Досталось всем, включая как сильно связанные с Америкой рынки Европы, так и довольно от нее далеко стоящей России.

***

Так вот, из анализа BIS следует, что минувший кризис капиталистическую финансовую систему не научил вообще ничему. Будучи критично завязанной на необходимость постоянного повышения уровня капитализации прекратить превращать деньги в капитал (т.е. в кредиты), она требовала от банков найти другие варианты рынков взамен утраченного ипотечного.

Таковой стал рынок CLO (Collateralized loan obligations) — точно таких же облигаций, но обеспеченных не ипотечными домами, а ранее выданными коммерческими кредитами, от корпоративных до самых обычных потребительских. Остальное — один в один. И перемешивание бумаг, выпущенных на основе кредитных договоров, с бумагами, эмитированными на базе уже вторичных субстандартных облигаций. И ранжирование CLO на так называемые транши якобы на основе уровней кредитного риска. И даже местами отмеченная знакомая практика выдачи первичных кредитов и без того предельно закредитованным предприятиям и частным лицам, уже в принципе неспособным обслуживать долги.

Эксперты БМР отмечают наличие на балансах банковской системы обеспеченных кредитных обязательств (этих самых CLO) по меньшей мере на 1,4 трлн долларов. На фоне примерно 78 трлн долларов совокупного мирового ВВП — это пока не кажется опасным, если не учитывать три момента.

Во-первых, озвученная сумма является лишь вершиной айсберга. Когда в прошлый раз регуляторы столкнулись с признаками приближения кризиса ипотечного рынка, их оценки его реального масштаба отстали от фактического положения вещей в 14 раз.

Судя по всему, с CLO положение еще масштабнее из-за чрезвычайно высокой вовлеченности в пузырь капиталов финансовых фондов «первого и второго дивизионов». Есть основания полагать, что из-за прогрессирующих отрицательных ставок рефинансирования и минусовой фактической доходности трежерис, в той или иной степени не менее 15% всего мирового капитала уже вложено в CLO или получено под их обеспечение.

Во-вторых, лежащий в основе обеспеченных кредитных обязательство кредитный рынок на протяжении последних трех лет демонстрирует признаки ускорения деградации. Доля бумаг, эмитированных без ковенантного соглашения (то есть без ограничения права заемщика набирать потом еще кредиты, даже чреватые последующим банкротством) с 2012 года по настоящий момент увеличилась с 20 до 80%!

В переводе на русский это означает, что инвестор, покупающий CLO, даже близко не представляет реальное состояние компаний, кредитный договор с которыми служит обеспечением этих облигаций. Так что когда начнется череда банкротств, а она начнется неизбежно, кризис затронет не только самих заемщиков или кредитовавшие их банки, он обрушит балансы практически всех финансовых фондов планеты.

В-третьих, и это пожалуй самое важное, катастрофа такого масштаба не только вынудит все банки постараться как можно быстрее отозвать кредиты, в том числе досрочно, их руководство в первую очередь будет стремиться выдернуть деньги из наименее надежных клиентов, и без того с трудом балансирующих на грани обрушения. Чем лишь ускорит темпы и увеличит масштаб банкротства экономики в целом.

А хуже всего то, что возврат денег на банковский счет систему в целом уже спасти не сможет. Давно и окончательно лишившись функции накопления стоимости все нынешние фиатные деньги станут массово обесцениваться просто ввиду падения доверия к ним со стороны пользователей и отсутствия у них понимания что сколько будет стоить потом.

Причем, без разницы даже о конкретной национальной принадлежности валюты. Хотя доля доллара в мировых расчетах, по данным SWIFT, находится у отметки в 45%, в той или иной степени на него пока еще завязано не менее 55−60% всех торговых операций на планете.

А согласно отчета ФРС от 25 сентября текущего года на балансе этой организации по сей день числится на 1,46 трлн долларов еще тех, уже мусорных, ипотечных облигаций. Объем CLO там пока не раскрывается, однако он должен быть точно не меньшим, а скорее всего, пропорционально большим. Так что когда костяшки посыплются, проблемы с устойчивостью возникнут даже у него.

Ряд источников указывает на подготовку в США запуска четвертого раунда программы количественного смягчения, что, пусть и косвенно, свидетельствует о росте остроты проблемы до критического уровня. В мировой финансовой системе закончились не только деньги, которые можно конвертировать в капитал, но и львиная доля суммы самого капитала загнана в токсичный пузырь, приемлемого выхода из которого уже не существует. Открытым остается лишь вопрос — когда?

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2733199.html

***

B мировой экономике сложилась странная ситуация

Старые договорённости больше не работают. Институты, управляющие экономикой, должны адаптироваться к условиям странного нового мира.

В богатых странах мира проживает миллиард потребителей и находятся миллионы компаний, которые принимают самостоятельные решения. Однако также существуют мощные государственные институты, которые пытаются управлять экономикой, в том числе центральные банки, определяющие монетарную политику, и правительства, которые решают, сколько денег необходимо потратить и какой объём кредитов взять. В течение последних 30 лет данные учреждения придерживались установленных правил. Правительство всегда было заинтересовано в улучшении ситуации на рынке труда и завоевании новых голосов, однако если бы экономика перегрелась, это могло бы привести к инфляции. Поэтому нужны были независимые центральные банки, которые внимательно следили бы за ситуацией. Существовало определённое разделение труда: политики сосредотачивались на многочисленных приоритетных задачах государства, а банки пытались приручить цикл деловой активности, говорится в статье издания The Economist.

Однако сложившееся разделение труда начинает рушиться. В своём специальном отчёте мы показали, что связь между снижением уровня безработицы и ростом инфляции пропала. Большая часть богатых стран переживает бум на рынке труда, даже несмотря на то, что центральные банки не могут достигнуть целевых показателей инфляции. Уровень безработицы в США достиг 3,5% — это самый низкий уровень безработицы с 1969 года, при этом уровень инфляции составляет всего 1,4%. Процентные ставки настолько низки, что у центральных банков остаётся мало возможностей для снижения в случае рецессии. Даже сейчас некоторые все ещё пытаются поддержать спрос с помощью количественного смягчения, то есть за счёт покупки облигаций. Это странное положение дел раньше казалось временным явлением, но теперь оно стало нормой. В результате этого необходимо скорректировать правила экономической политики, в том числе деятельность правительств и центральных банков, иначе это чревато серьёзными последствиями.

Новая эра экономической политики уходит своими корнями в финансовый кризис 2007—2009 годов. Центральные банки задействовали временные и чрезвычайные меры, включая количественное смягчение, чтобы избежать депрессии. Но с тех пор стало ясно, что в движение пришли глубинные силы. Больше нет устойчивого роста инфляции, когда уровень безработицы снижается. В то же время избыток сбережений и нежелание фирм инвестировать в новые проекты снизили процентные ставки.

Экономисты и чиновники изо всех сил пытались приспособиться к новым условиям. В начале 2012 года большинство чиновников ФРС считали, что процентные ставки в США установятся на уровне более 4%. В течение уже почти восьми лет процентные ставки держатся на уровне всего 1,75−2%, при этом это самый высокий показатель среди стран «Большой семерки». Десять лет назад почти все политики и инвесторы думали, что центральные банки в конечном итоге активизируют свою деятельность, продавая облигации, что привело бы к росту активов. Совокупные балансы центральных банков в США, еврозоне, Великобритании и Японии составляют более 35% от их общего ВВП. Европейский центральный банк (ЕЦБ), отчаянно пытаясь повысить инфляцию, возобновил политику количественно смягчения. Какое-то время ФРС удалось сократить свой баланс, но с сентября 2019 года активы ФРС снова начали расти. 8 октября председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл подтвердил, что этот рост продолжится.

Что готовит нам новая эра экономической политики? Учитывая то, что у центральных банков теперь меньше возможностей для стимулирования экономики, большая часть тяжёлой работы будет связана со снижением налогов и государственных расходов. На фоне низких или отрицательных процентных ставок государственный долг стал более устойчивым, особенно если новые заимствования идут на финансирование долгосрочных инвестиций, стимулирующих рост, например, сюда можно отнести инвестиции в инфраструктуру. Тем не менее недавняя фискальная политика приобрела запутанный характер и иногда приводила к разрушительным последствиям. Германия так и не смогла отремонтировать свои разрушающиеся дороги и мосты. Великобритании пришлось сильно сократить бюджет в начале 2010-х годов, когда её экономика оказалась слабой. Отсутствие государственных инвестиций является одной из причин хронически низкого роста производительности в Великобритании. В США дефицит бюджета оказался выше среднего, но он был связан со снижением налогов для компаний и состоятельных граждан, а не с ремонтом дорог или внедрением «зелёных» технологий.

Политики начинают рассматривать банки в качестве удобных источников денег. «Современная монетарная теория» — причудливое понятие — гласит, что увеличение государственных расходов не связано с новыми затратами, пока уровень инфляции остаётся низким. Что касается центральных банков, то они начинают посягать на фискальную политику, т. е. заходить на территорию правительства. Некоторые экономисты считают, что центральным банкам нужны фискальные рычаги, которые они смогли бы использовать самостоятельно.

Здесь кроется опасность слияния монетарной и фискальной политики. Подобно тому, как у политиков возникает соблазн вмешаться в дела центральных банков, так и у центральных банков появляется желание принимать решения, которые являются исключительной прерогативой политиков. Если они получат в свои руки фискальные рычаги, сколько денег они выделят малообеспеченным слоям общества? Куда они направят инвестиции? Какая доля экономики будет принадлежать государству?

Старые договорённости больше не работают. Институты, управляющие экономикой, должны адаптироваться к условиям странного нового мира.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/economy/2745038.html

***

Кому спасать капитализм

Темпы мирового экономического роста находятся под угрозой из-за демографического спада в половине регионов планеты.

Множество неправительственных организаций с упорством, достойным лучшего применения боролись в ростом народонаселения на планете. Эта человеконенавистническая борьба, финансируемая миллиардерами, считающими необходимым сдержать рост потенциала развивающихся стран, ведется под лозунгами роста благосостояния тех, кого она оставит в живых. В действительности, ситуация обратная. Так, портал «Вести.Экономика» провел исследование, показавшее положительную зависимость между ростом численности населения и экономическим ростом.

Демографический рост стимулирует проекты инфраструктуры, расширение цепочек поставок, увеличение производства и окончательный рост потребительского спроса, пишут «Вести.Экономика». Экономический рост обусловлен растущим спросом на фоне роста населения трудоспособного возраста и присущим ему финансовым поведением.  Однако «замедление роста и резкое сокращение численности населения трудоспособного возраста ясно видны в любой части мира». Проблемы, пишет издание, наблюдаются повсеместно, вплоть до Китая, где этот спад входит в активную фазу. Но особенно демографические проблемы заметны в развитых странах.

В Восточной Азии, где население долго росло, Западной Европе, где рождаемость и так уже на низком уровне, как и в Восточной Европе (включая РФ), авторы исследования прогнозируют, с 2020-2030 годов, депопуляцию населения трудоспособного возраста. Некоторый рост его вероятен в Севернрй Америке вместе с Австралией и Новой Зеландией, заметный рост (+8%) прогнозируется в Южной Америке. В остальном мире вероятен рост численности населения трудоспособного возраста на 19%, но «эти бедные страны станут еще беднее, если будут следовать нынешней экономической системе».

Вызов капитализму в целом

Адекватно описать текущие социально-экономические проблемы  в мире с точки зрения современной монетаристской макроэкономической теории практически невозможно, констатирует главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий Антон Быков. И уж тем более невозможно искать решение проблем в рамках этой системы, а про прогнозирование будущего, наверное, и заикаться не стоит.

Зато происходящее неплохо вписывается в концепции политэкономии, рассказывает эксперт, где текущий момент в мировом развитии является следствием структурного изъяна капиталистической системы распределения добавленной стоимости. Суть этого изъяна заключается в том, что на длинной исторической дистанции, происходит постепенное аккумулирование капитала в руках небольшой группы крупного бизнеса (владельцев средств производства).

В этом, наверное, нет ничего плохого, но данный тренд автоматически и неумолимо ведет к сокращению покупательной способности наемных работников, коих большая часть населения планеты, признает Антон Быков. Этот тренд виден буквально во всем, начиная от бытовой семейной жизни, где теперь двое родителей вынуждены работать для обеспечения семьи, и заканчивая направлениями бизнеса, где главной идеей становится аренда и совместное использование.

Так же, такой тренд естественным образом ограничивает экономические рост, в основе которого лежит все возрастающее потребление. А также медленно отдаляет момент заведения семьей потомства, ведь теперь для достижения необходимого материального уровня требуется все больше времени. В итоге, указывает Антон Быков, темпы роста мировой капиталистической экономики сначала замедляются, а потом мировое хозяйство и вовсе начинает рассыпаться.

При этом, обращает внимание эксперт, крупнейшие развитые экономики мира и так смогли отдалить этот момент фрагментации с помощью потребительского кредитования, ультранизких ставок и бесконечных программ количественного смягчения, которые искусственно раздували покупательную способность наемных работников. И вот в этой системе наступает неизбежная развязка: долги астрономические, закредитованность феноменальная, ставки нулевые или отрицательные, экономика замедляется, идут торговые войны, а число трудоспособного населения, то есть условно молодых сокращается.

Что будет дальше? Вне зависимости от того, найдут ли решение структурных проблем или нет, в период 2020-2030-х годов очень вероятны дефолты целых стран, полагает Антон Быков. При этом необязательно, что это будут только лишь развивающиеся страны, возможно, что даже, напротив, при текущем уровне государственного долга крупнейших развитых стран, именно они находятся в зоне риска, и представляют наибольшую потенциальную угрозу для системы мирового хозяйства. Естественно, что все это будет сопровождаться турбулентностью и потрясениями на глобальных рынках и в экономиках. Но дальнейшее развитие событий уже будет зависеть от усвоенных уроков и принятых решений.

Можно предположить несколько вариантов преодоления этой структурной проблемы, говорит Антон Быков. Первый негативный, но исторический. В XX веке было два момента, когда разделение в доходах между самыми бедными и самыми богатыми достигало максимальных значений. Первый – перед Первой мировой войной, второй перед Второй мировой войной, в обоих случаях разрыв доходов схлопывался до приемлемой для дальнейшего развития величины. Очень хорошо, что в текущей ситуации вряд ли возможны подобные военные конфликты, так что этот вариант, скорее всего, отпадает либо он будет реализовываться в более мягкой форме – трансформации социальных конструкций с разделением мира на самостоятельные экономические зоны.

Второй вариант, продолжает Антон Быков, более позитивный и безболезненный подразумевает, во-первых, добровольное перераспределение капитала, возможно с помощью введения базового дохода или других социальных благ для наемных сотрудников. Во-вторых, это технологические прорывы, которые позволят мировой экономике, в рамках более социального капитализма, вновь начать рост. И в-третьих, необходимы ограничения на накопления капитала, а также на права его наследования.

Будем живы — не помрем

Как отмечается также в публикации «Вестей», спад рождаемости естественным образом приводит к росту численности пожилого населения. С экономической точки зрения у него, вообще говоря, немало преимуществ. Но, конечно, оно более консервативно в потреблении как с качественном, так и в простом количественном отношении. Однако, выражая тревогу по поводу низкой или падающей рождаемости, было бы безнравственно делать акцент на относительном, и там более на абсолютном росте числа пожилых людей как на негативном факторе. Так же можно сказать, что такой акцент не оправдан и экономически.

С одной стороны, население Земли действительно стареет, к 2035 году количество людей старше 65 лет перевалит за миллиард, комментирует управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.. С другой стороны, к этому времени они составят всего 13% от общего числа, что не так уж много. Правда, будут отдельные страны, например, Япония, где доля людей старше 65 ко всем остальным будет примерно в 3 раза выше, чем в среднем по миру. Но не следует пугаться подобным прямолинейным трендам.

Старение населения, полагает эксперт, породит целую индустрию заботы о здоровье и нишу гаджетов, помогающих пожилым людям справляться с бытовыми проблемами, и люди старше 65 будут, хотя и не все, заняты в этих сферах. Все большую роль будет играть качественное образование, так как, статистически, шансы сохранить работу после 65 выше у тех, кто хорошо образован и владеет специальными навыками. Проще говоря, экономика, несомненно, «придумает», что продать состоятельным пожилым людям, как позаботиться о малоимущих пенсионерах и как их трудоустроить, либо предложить им кредитные программы с обратной ипотекой.

Другое дело, продолжает аналитик, что рост численности старшего населения должен привести к социальным изменениям и конфликтам, так как может появиться солидное число молодых людей с низким пока еще образованием и, по этой причине, безработных. Им сложно будет конкурировать с уже занимающими эти рабочие места пожилыми. Кроме того, добавляет Илья Жарский, нас ждет повсеместная автоматизация рабочих мест, которая тоже будет приводить к безработице для всех возрастных групп, но более всего — для малообразованных.

Автор: Анна Королева

https://expert.ru/2019/10/25/komu-spasat-kapitalizm/


Infos zum Autor
[-]

Author: Максим Исаев, Александр Белов, Анна Королева

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 15.12.2019. Aufrufe: 109

Kommentare
[-]
 Дмитрий Воробьевский | 19.12.2019, 14:28 #
Здравствуйте! На мой взгляд, к вышеупомянутому "суперкризису", в том числе и к деградации экономики, ведут очень многие сугубо насильственные действия разнообразных так называемых "государственных структур", не вписывающиеся не только в общечеловеческие, так сказать, морально-правовые нормы, но даже и в элементарные понятия здравого смысла. Подробнее об этом можно прочитать, например, в моей прилагаемой статье 2-летней давности.
Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
_______________________________



https://abvgdoprst.livejournal.com/47247.html (14 ноября, 2017):


ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

В последние недели почти ежедневно приходят разные новости из Барселоны -- столицы испанской автономной провинции Каталония, где 1-го октября то ли состоялся, то ли не совсем состоялся (из-за репрессивных действий испанской полиции и "нацгвардии") местный референдум о независимости, на котором вроде бы более 90-та процентов участников проголосовали "за".

Этот каталонский референдум -- как, кстати, и некоторые другие события, в том числе недавний аналогичный референдум в Иракском Курдистане, где уже, увы, вновь начала литься кровь, -- на мой взгляд, очень явно демонстрирует, что во всём мире, включая даже наиболее цивилизованный Запад, всё более и более обостряется такое явление, которое можно назвать следующим образом: "глобальный кризис государственности".

То есть, одно из наиболее очевидных проявлений этого кризиса заключается в том, что связанные с подобными референдумами о независимости конфликты, в принципе, вообще невозможно мирно урегулировать в рамках нынешней общепринятой, так сказать, традиционной государственности. Под ней я подразумеваю такую государственность, которая основана на изначальном -- а не только на сугубо ответном -- насилии, проявляющемся в трудноотличимых от обычного грабежа налогах и таможенных пошлинах, в разных государственных "повинностях" (по сути являющихся, в лучшем случае, просто "узаконенными" разновидностями рабского труда), а также во всевозможных не только явно сомнительных, но и вообще совершенно абсурдных экономических и прочих запретах.

Конечно, всё это бывало и в давние времена. Однако, на мой взгляд, в последние годы -- а отчасти даже в последние примерно два десятилетия -- эти печальные явления приняли явную форму кризиса по той причине, что теперь, увы, наблюдается очевидное (и, по-моему, вовсе не естественное, а, так сказать, сугубо рукотворное) прекращение всемирного, хотя и довольно постепенного, продвижения к максимальному либерализму, к максимальной экономической, политической и просто бытовой свободе, ко всё более и более полному соблюдению естественных прав человека...

И вышеназванные конфликты, связанные с референдумами о независимости, -- это, разумеется, лишь небольшая часть всех бесчисленных проблем, обостряющихся в ходе вышеупомянутого кризиса государственности. На мой взгляд, главная причина данного кризиса, грозящего привести не только к множеству войн с теми или иными, так сказать, "сепаратистами", но и вообще бог знает к чему, вплоть до апокалиптической мировой войны, -- это чудовищно безответственное и абсолютно неадекватное применение насилия разными "государственными структурами", как-будто совершенно забывшими не только общечеловеческие понятия о том, "что такое хорошо, и что такое плохо", но и давно известную "аксиому", гласящую, что рано или поздно насилие порождает насилие...

По-моему, давно пора -- в том числе для предотвращения или мирного урегулирования таких "сепаратистских" конфликтов или даже гражданских войн -- изменить само понятие "государственность", исключив из него разнообразные проявления вышеназванного -- увы, как бы "законного" на данный момент -- изначального насилия (оставив только сугубо ответное), и тем самым максимально сведя значение государственных границ к совсем малозначительной формальности.

Иначе, увы, противоречие между вроде бы давно уже провозглашёнными и даже как бы общепринятыми понятиями насчёт "права наций на самоопределение" и "нерушимости государственных границ" будет не только совершенно неразрешимым, но и, скорее всего, регулярно приводящим к сколь угодно кровавым войнам -- даже в более-менее "цивилизованных государствах", не говоря уж об остальных...

Впрочем, как я уже упоминал здесь, этот глобальный кризис традиционной государственности проявляется далеко не только в том, что в её рамках принципиально неразрешимо стремление жителей тех или иных автономий и прочих провинций к отделению от их, так сказать, "метрополий", власть которых по каким-то причинам не нравится большинству этих жителей. Например, он проявляется также и в том, что даже во вроде бы "цивилизованных государствах" (не говоря уж о прочих) отношение их властей к тысячам и без того обездоленных беженцев или мигрантов в последние годы стало нередко достигать, увы, такого уровня государственного насилия, которое характерно для совершенно диктаторских или вообще фашистских режимов.

К сожалению, в так называемой борьбе против "незаконных мигрантов" и за "сохранение своей самобытности" Европа -- как и вообще Запад, -- увы, как раз теряет эту свою самобытность, вроде бы пока ещё состоящую в хотя бы более-менее реальном уважении к правам человека. И тем самым она, увы, приближается к таким "порядкам", которые характерны для типичных диктатур, вроде путинской России... Например, недавно власти ряда европейских государств фактически запретили благотворительным организациям заниматься спасением тонущих в Средиземном море африканских и азиатских беженцев или мигрантов, -- пусть, мол, лучше тонут тысячами и тысячами, чем живыми добираются до европейских берегов... Об этом, в частности -- совсем недавняя статья "Новой газеты" под названием "Европа закрывается" (её автор -- Раффаэлло Лорето). А в качестве дополнительного материала по этой трагической теме могу также предложить вниманию уважаемых читателей свою прошлогоднюю статью "Фашизм возвращается в Европу", которую тоже можно без особого труда найти в Интернете (кстати, на некоторых сайтах она опубликована вместе с другой моей статьёй об одном из основных прав человека -- о праве на передвижение по Земле, -- которая называется "Падут ли "берлинские стены"?")...

Для большей ясности повторю, что нынешний кризис государственности, грозящий перерасти во множество региональных войн или даже в очередную мировую войну, явно связан с тем, что, увы, прекратилось начавшееся в середине 20-го века общемировое -- хотя и неравномерное, и, увы, слишком постепенное -- продвижение человеческой цивилизации ко всё большему и большему либерализму, ко всё более полной свободе людей, ко всё большей, так сказать, "толерантности" (т.е. благожелательной терпимости к проявлениям иной культуры или иных взглядов), которая теперь -- с подачи властей ряда стран, включая в первую очередь Россию и некоторые страны "СНГ", -- превращается, увы, чуть ли не в ругательное слово.

Проявляется эта почти общемировая, так сказать, "де-либерализация" в очень многом -- и в резко ухудшающемся отношении государственных структур к беженцам и мигрантам, и в продвижении во власть ряда сугубо националистических партий и движений, и в усиливающемся так называемом "госрегулировании" в экономике, и в повторном введении кое-где -- включая даже вроде бы уже ставшую частью "Запада" Литву -- рабовладельческой системы комплектования армии (т.е. воинской повинности), и в строительстве новых стен из колючей проволоки между многими странами, и в восстановлении так называемого "пограничного контроля" и грабительских таможен в ряде тех мест, где они сколько-то лет назад уже были упразднены...

А началось вышеупомянутое и уже довольно давнее общемировое продвижение к либерализму и толерантности, очевидно, не просто так, а в результате предыдущего кризиса государственности, унёсшего многие десятки миллионов жизней и чуть не вогнавшего в гроб вообще почти всю человеческую цивилизацию. Разумеется, я имею в виду невиданно кровавые события 1-ой половины 20-го века, включая две мировые войны. Особенно -- 2-ую из этих войн, после которой вроде бы не только до миллионов и миллиардов простых людей, но даже и до большинства мировых правителей стало доходить, что вовсе нет у этих правителей никакого права на абсолютный, как говорится, "суверенитет". Точнее -- никакого права на любые издевательства над народом, на пренебрежение основными и естественными правами человека и на сколь угодно кровавые зверства даже на, так сказать, "своей" территории.

Однако, на мой взгляд, те невообразимо трагические события 2-ой мировой войны, в ходе которой уничтожение разными "госструктурами" миллионов и миллионов ни в чём неповинных людей было поставлено, как говорится, на "промышленную основу", до сих пор, увы, в полной мере не осознаны человечеством. По-моему, очевидно, что их осознание должно ниспровергнуть с пьедестала, так сказать, общечеловеческих ценностей и, как минимум, поставить под огромное сомнение саму идею так называемой государственности (понимаемой в традиционном смысле), которой, как какой-то святыне, увы, до сих пор поклоняется огромная часть людей и абсолютное большинство политиков.

Те кровавейшие события -- и, кстати, далеко не только они, -- на мой взгляд, весьма убедительно доказали, что эта, основанная на изначальном насилии (а вовсе не только на ответном, как было бы и логично, и справедливо), традиционная государственность слишком часто становится просто инструментом планомерного и систематического уничтожения человечества. А также -- полного порабощения той его части, которая ещё не уничтожена... И с этим, как говорится, надо что-то делать, -- пока эта так называемая государственность вообще не уничтожила человечество или не привела его к полнейшей деградации...

Подробнее об этом можно прочитать, например, в моей старой и совсем небольшой самиздатской статейке (написанной и первоначально опубликованной ещё в конце девяностых годов) -- из воронежских газет "Крамола" и "Берег", московского "Свободного слова" и ряда интернет-СМИ -- под названием "20-й век. Итоги государственности", которую можно без труда найти в Интернете. Прилагаю короткий отрывок из неё:
"...Существующие вроде бы для безопасности и нормальной жизни людей, для защиты их от преступников государственные структуры сеют вокруг себя, как правило, разруху и смерть, многократно превышающие своими масштабами все последствия "обычной" (т.е. негосударственной) преступности. По приблизительным общемировым статистическим данным, жертвами "обычных" убийц становятся от 200 до 300 человек на миллион жителей в год. (Эти цифры, выведенные из разных источников, скорее слегка завышены, чем занижены). Несложные арифметические подсчёты показывают, что такие убийцы с начала 20-го века (среднее население Земли в этом веке -- около 3,5 миллиарда) отправили на тот свет во всём мире примерно от 70 до 100 миллионов человек... Примерно столько же людей за это же время было уничтожено государственными структурами лишь на территории бывшего СССР..."

Несмотря на вышеприведённые факты -- вроде бы более-менее общеизвестные и довольно легко проверяемые, -- нередко приходится читать и слышать в разных СМИ, что, мол, абсолютно любая государственность гораздо лучше её отсутствия -- т.е., мол, анархии и беззакония. И из этой, мол, "аксиомы" как бы должно следовать, что любые рассуждения о цене той или иной государственности -- совершенно бессмысленны, поскольку, мол, государственность должна быть во всех странах и вообще на любых заселённых людьми территориях любой ценой.

Я вовсе не отношу себя к, так сказать, "классическим анархистам" (вроде Бакунина или Кропоткина), однако с вышеприведёнными "аксиомами" совершенно не согласен. На мой взгляд, цена того, что обычно называют "законностью", "порядком" или "государственностью", вполне может быть -- и нередко, увы, бывает -- такой, что ни на каком свободном рынке никто из свободных покупателей никогда в здравом уме не купил бы за такую цену такой "товар"... (Разумеется, я имею в виду именно свободную покупку, а не такую, когда, например, бандит, держащий в одной руке нож, а в другой -- кирпич, предлагает "купить" его за "штуку баксов" какому-нибудь предпринимателю в тёмном переулке.)

В этом можно убедиться, например, поинтересовавшись у нескольких тысяч жителей расположенной в Белоруссии и Украине радиоактивной "Чернобыльской зоны", где практически нет никакой государственности (т.е. никаких "госструктур"), хотели бы они, чтобы их, так сказать, "анархия" сменилась бы на какую-нибудь сталинщину, гитлеровщину или, например, "пол-потовщину" (была и такая государственность, при которой власти лишь за 3 года истребили около трети многомиллионного населения целой страны), -- или не хотели бы... Думаю, что ответ был бы совершенно однозначным и очевидным...

Разумеется, у меня могут спросить, что конкретно я предлагаю... Как известно, насилие порождает насилие. И, по-моему, очевидно, что если нет желания дождаться очередных кровавейших катаклизмов, вроде переходящих в гражданские войны беспорядков или вообще мировой ядерной войны, то необходимо каким-то образом изменить общемировую тенденцию, вновь направив её не к увеличению, а к резкому уменьшению разнообразного государственного насилия, в первую очередь -- изначального (т.е. не отличающегося по сути от насилия всяких бандитов и грабителей), а не сугубо ответного.

Можно предложить для начала и кое-что более конкретное. Например -- отменить, наконец, абсолютно 100-процентное рабство, точнее -- ту его разновидность, которая, увы, до сих пор сохраняется в десятках стран и именуется воинской повинностью. (Я вовсе не преувеличиваю насчёт 100-процентного рабства, поскольку если вы под угрозой водворения в застенки или какого-то другого насилия принуждаете кого-то задарма -- или за назначенную вами же безо всякого договора произвольную "зарплату" -- выполнять какие-то ваши поручения и указания, причём -- "беспрекословно", то вы тем самым однозначно и со всей очевидностью зачисляете себя в рабовладельцы.)

Впрочем, это уже давным-давно предлагалось -- и, между прочим, вполне могло бы предотвратить невообразимые ужасы 2-ой мировой войны, если бы к данному предложению всерьёз прислушались бы тогдашние правители... Прилагаю совсем короткий “Манифест против воинской повинности“, написанный и обнародованный ещё в 1925 году:

“Мы считаем, что созданные на основе воинской повинности армии, располагающие массой кадровых офицеров, представляют серьёзную угрозу миру. Воинская повинность ведет к деградации человеческой личности, к ликвидации свободы. Жизнь в казармах, военная муштра, слепое подчинение несправедливым и необоснованным приказам, обучение людей убивать себе подобных подрывает уважение к личности, демократии и человеческой жизни. Заставлять людей против воли и их убеждений идти на смерть или убивать других — это унижение человеческого достоинства.
Государство, которое считает себя вправе заставлять своих граждан быть военнообязанными, даже в мирное время пренебрегает основными правами человека. Более того, обязательная воинская повинность прививает всей мужской части населения дух агрессивного милитаризма и как раз на том этапе жизни, когда человек более всего подвержен влиянию со стороны. В результате насаждения милитаризма война начинает восприниматься как неизбежное и даже желанное явление.”

Кстати, среди авторов, подписавших этот вышеприведённый Манифест, -- Альберт Эйнштейн, Махатма Ганди, Герберт Уэллс, Бертран Рассел, Ромен Роллан...

Среди других первоочередных мер (помимо отмены рабовладельческой воинской повинности) по уменьшению государственного насилия -- нередко, увы, неотличимого от сугубо бандитского, -- на мой взгляд, очень полезна была бы также и отмена всех таможенных пошлин, являющихся, по сути, разновидностью грабежа на большой дороге, очень сильно тормозящих развитие экономики и к тому же препятствующих -- наряду со всякими "визовыми режимами", пограничными заграждениями и т.п. -- осуществлению естественного права людей на свободу передвижения, да ещё и разнообразным взаимовыгодным связям между представителями разных народов. Для большей ясности прилагаю небольшой отрывок из своей статьи о таможнях, написанной и кое-где опубликованной ещё в девяностых годах (она называется "Грабить -- нехорошо...", её можно довольно легко найти в Интернете):

"...Грабёж - дело нехитрое, но доходное, а если он совершается государством, - то и довольно безопасное.
Не случайно сразу же после распада советской империи (и даже до её официального распада) таможни внутри её территории стали вырастать как грибы... При этом, как правило, периодически повторяют определённые заклинания, выполняющие роль дымовой завесы. Например - "Не дадим растащить Россию (или область, край, республику)!", "Защитим интересы отечественных производителей!", "Защитим национально-культурное достояние!" и т.п.
Если люди, принимающие эти заклинания за чистую монету, не разбираются в экономике и не понимают, что любой грабёж способствует её развалу, то они могли бы хотя бы вспомнить одну из самых известных и бесспорных евангельских заповедей, гласящую: "не укради" (вероятно, её можно понимать и как "не ограбь"). Впрочем, совсем необязательно ссылаться на евангельские заповеди, достаточно вспомнить про естественные права человека, многие из которых отражены в их Всеобщей Декларации, где сказано, например, что каждый человек имеет право "владеть и распоряжаться своим имуществом", а также право на свободу передвижения. Люди, именуемые контрабандистами, "виноваты", как правило, лишь в том, что используют оба этих права одновременно.
Возможно, Вы, уважаемый читатель, прочтя слово "контрабандисты", сразу же вспомнили про оружие и наркотики. Но в этой статье речь идёт не о них, а о самых обычных товарах. Впрочем, о весьма спорной проблеме оружия и наркотиков можно очень коротко упомянуть. Оружие, если бы оно было у большинства людей, например, в тридцатые годы, могло бы предотвратить чудовищный сталинский террор, приведший к десяткам миллионов жертв... А что касается наркотиков, то даже если приравнять их употребление к самоубийству, то всё равно едва ли можно вести речь о преступлении, если это самоубийство совершается добровольно. (Возможно, наказуемой должна быть лишь продажа наркотиков детям, не понимающим, к чему приводит их употребление.)
...Если же говорят, что таможенный "протекционизм" необходим для "защиты" отечественных производителей от иностранных конкурентов, то такая логика - вообще на грани абсурда, т.к. защищать можно лишь от того, кто нападает, а не предлагает людям товары более высокого качества и по более низкой цене.
Если речь идёт о продуктах, а также о некоторых других товарах, то более высокое качество включает в себя и большую безопасность для здоровья потребителей. Но почему-то на интересы потребителей "протекционистам", мягко говоря, наплевать. Если, так сказать, творчески развить идею "протекционизма", то можно руководству какого-нибудь магазина или завода поставить по несколько вооружённых вышибал у дверей или ворот своих конкурентов и тем самым обеспечивать "защиту" своих "экономических интересов".
Нетрудно догадаться, как количество таких вышибал будет влиять на общий уровень экономики и благосостояния народа. Точно так же на него влияет и количество таможенников..."

Кстати, в этой моей старой статье, впервые опубликованной (например, в "Крамоле" и "Свободном слове") ещё в 1994 году, есть и одно как бы "предсказание", которое, увы, уже начало сбываться. Вот оно:
"...Ещё можно упомянуть о том, что расплодившиеся внутри бывшего СССР таможни (так же, как и всевозможные визовые режимы) несут людям столько зла, что тем самым становятся мощнейшим козырем в руках тех, кто стремится к силовому восстановлению былой совдеповской империи. За ними могут пойти миллионы людей, вынужденных терпеть новые лишения..."

В связи с этим могу напомнить, что одной из главнейших причин (или даже вообще главнейшей) известных событий, начавшихся в Украине в конце 2013 г., а затем ставших поводом для агрессивных действий путинского режима против Украины и для развязывания там настоящей войны, стал именно вопрос о таможнях и визах. Как известно, к свержению на Украине власти Януковича привёл именно его отказ (очевидно, под давлением Путина) подписывать давно запланированное, и ожидавшееся миллионами простых жителей, соглашение с "Евросоюзом" о постепенном упразднении таможен и виз на украинско-"евросоюзовской" границе.

А одним из главных поводов для этого отказа, судя по сообщениям СМИ, было то соображение, что в случае отмены виз и таможен на западной границе Украины они, мол, непременно будут введены или усилены на её восточной границе, -- чтобы, мол, Украина не превратилась в бесконтрольный "проходной двор" между Россией и "Евросоюзом". А это ужесточение погранично-таможенного режима, очевидно, очень не понравилось бы миллионам жителей восточных и юго-восточных украинских регионов (как, разумеется, и жителям прилегающих российских территорий), поскольку людям, естественно, вообще не нравятся серьёзные ограничения их прав и свобод... И оно -- хотя на данный момент визовый режим там формально ещё не введён, -- разумеется, действительно им очень не понравилось; и этим активно пользуется путинская власть, несущая основную долю вины за всё это и продолжающая разжигать там межнациональную вражду и даже войну... А ведь вполне можно было сохранять тот либеральный порядок, который существовал на украинско-российской границе, например, в 1992 году, -- когда, в частности, я дважды ездил по своим делам из Воронежа в Киев (в августе и декабре) и не увидел на той уже межгосударственной границе ни так называемого "таможенного досмотра", ни даже проверки паспортов...

Впрочем, здесь эта трагическая украинская тема -- всего лишь дополнительная иллюстрация к тому, что самые, казалось бы, обычные (однако, увы, сугубо насильственные) проявления традиционной государственности, вроде "погранично-таможенного контроля", вполне могут приводить -- и нередко, увы, приводят -- к сколь угодно кровавым событиям с бесчисленными тысячами жертв, главным образом -- совершенно ни в чём не виновных... Тем самым лишний раз подтверждается -- хотя и, увы, в довольно далёкой от справедливого возмездия форме -- уже упоминавшаяся здесь известная фраза: "насилие порождает насилие".

Между прочим, любые попытки оправдать государственное насилие над ни в чём невиновными людьми, как правило, сводятся не к каким-то принципиальным, а как бы к сугубо "техническим" или сугубо "прагматичным" причинам... Например, такое насилие над беженцами или так называемыми "незаконными мигрантами" -- вплоть до насильственных депортаций и прочих действий, непосредственно приводящих к их массовой гибели, -- часто пытаются оправдывать тем, что среди них, мол, присутствует какой-то процент (или, на практике, всего лишь доля процента) насильников и прочих преступников, а профессионально проводить работу по их выявлению -- это, мол, слишком сложно и утомительно... Поэтому, мол, проще и дешевле применять так называемую "коллективную ответственность", не имеющую никакого отношения к праву, и "разбираться" со всеми этими мигрантами или беженцами сугубо насильственными методами (например, способствуя разными способами тому, чтобы побольше их тонуло где-нибудь в Средиземном море), -- тем самым лишая их не только совершенно естественного права на свободное передвижение, но нередко и права на жизнь... Как говорится, мол, "цель оправдывает средства"...

Примерно таким же образом -- т.е. сугубо насильственными методами и за счёт очевидных естественных прав других людей, -- как известно, решают свои денежные и прочие проблемы обычные уголовники, т.е., например, бандиты и грабители, убийцы и террористы. На мой взгляд, очень печальны, увы, перспективы общемировой цивилизации, если даже в самых как бы "цивилизованных" странах -- не говоря уж об остальных -- государственные структуры всё больше и больше продвигаются по этому же бандитскому пути; и если эта, так сказать, тенденция -- не случайная и кратковременная, а такая, которую в обозримом будущем никакие силы не смогут повернуть вспять...

С наилучшими пожеланиями всем читателям, Дмитрий Воробьевский (г.Воронеж).
ava
พลอย จ่ะ | 03.01.2020, 10:20 #
Special choice for salaryman. Read more.  pg slot
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta