Финансовые проблемы глобальной экономики современного мира

Information
[-]

***

Мир должен попрощаться с гегемонией доллара

При отсутствии альтернативы платёжной системе SWIFT США, скорее всего, продолжать навязывать экстерриториальность своих законов всему миру, угрожая санкциями странам, которые не хотят подчиняться их требованиям. Всё это представляет риск для глобальной экономической и финансовой системы.

Главная причина, по которой глобальная торговля и финансовая система оказались под угрозой, заключается в гегемонии американского доллара, которая позволяет США вводить санкции против любой нации, которая не ровняется на США или осуществляет деятельность, которая, по мнению американского правительства, представляет угрозу для национальных интересов страны. Президент США Дональд Трамп готов ввести санкции против любой страны, которая покупает иранскую нефть или ведёт бизнес с Исламской Республикой. Европейским предприятиям фактически запретили направлять инвестиции в Иран или экспортировать туда свою продукцию, что подорвало их финансовые перспективы и способствовало возникновению длительных периодов экономической стагнации в странах ЕС. Блокирование продаж иранской нефти и доступа к иностранным инвестициям привело к падению темпов роста иранской экономики, пишет Кен Моак в статье для издания Asia Times.

Это всего лишь один из примеров многочисленных санкций США, которые сопряжены с разрушительными последствиями, поэтому некоторые пострадавшие страны задумались об отказе от использования доллара. Россия и Китай используют валюты друг друга в сфере торговли и инвестиций. ЕС, Китай и Россия также предложили создать альтернативные платёжные системы в рамках дедолларизации. Данное предложение заключалось в том, чтобы получить возможность обойти доминирующую в США платёжную систему SWIFT, которая подчиняется американским законам, даже несмотря на то, что транзакции могут не иметь никакого отношения к США. Подобное вопиющее злоупотребление властью со стороны США поставило под угрозу мировую экономику и финансовые системы.

Например, санкции, которые США ввели против Зимбабве, обвинив страну в нарушении прав человека, неприемлемой земельной политике (предполагавшей отнятие земли у белых) и коррупции, так или иначе поспособствовали гиперинфляции и обнищанию населения. Страна оказалась неспособна приступить к осуществлению программ по улучшению экономической ситуации и выплатить кредиты. Экономическое положение граждан Зимбабве ухудшилось, а геополитическая стабильность региона оказалась под угрозой. Многие граждане страны были вынуждены искать лучшей жизни в соседних странах, что привело к возникновению расовой напряжённости между мигрантами и населением соседних стран.

При отсутствии альтернативы платёжной системе SWIFT США, скорее всего, продолжать навязывать экстерриториальность своих законов всему миру, угрожая санкциями странам, которые не хотят подчиняться их требованиям. Всё это представляет риск для глобальной экономической и финансовой системы.

В связи с этим мир должен поддержать инициативу Китая, России и ЕС по созданию альтернативной платёжной системы, предполагающей использование их валюты в торговых операциях. Если такая платёжная система будет создана, она позволит укрепить и стабилизировать мировые торговые и финансовые рынки. Альтернативная платёжная система может сделать санкции США неэффективными, позволив странам сохранить торговлю и доступ к иностранным инвестициям. Страны также могли бы брать кредиты в юанях или евро, минуя контролируемые США Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, которые устанавливают обременительные условия кредитования, включая требование, обязывающее заёмщика проводить программы жёсткой экономии в периоды экономического спада.

Кроме того, учитывая то, что Китай является крупнейшим торговым партнёром для примерно 120 стран мира, использование юаня для расчётов по сделкам не только возможно, но и окажется крайне эффективным, поскольку это позволит исключить затраты, связанные с обменом валюты и нестабильностью. Вероятно, именно это отчасти может объяснить успех китайской инфраструктурной инициативы «Один пояс — один путь».

Согласно статистике китайского правительства, торговля между Китаем и более чем 80 странами, которые присоединились к инициативе «Один пояс — один путь», резко увеличилась, достигнув в 2018 году $6,5 трлн, отчасти потому, что юань выступил в качестве основного средства обмена. Кроме того, Китай инвестировал в страны-участницы сотни миллиардов юаней, поэтому все стороны оказались в выигрыше с точки зрения экономического роста и роста торговли.

Как показывает опыт, связанный с инициативой «Один пояс — один путь», мир может не только выжить, но и процветать без американского доллара. Отчасти это объясняет, почему жёсткая политика американского правительства в отношении КНР провалилась, несмотря на то, что Трамп утверждает обратное. Удушить китайскую инфраструктурную инициативу не удалось, вместо этого всё большее число стран, включая союзников США, продолжают присоединяться к инициативе или выражать свою заинтересованность.

Однако для создания альтернативной платёжной системы потребуется политическая воля и решимость. Нет никаких сомнений в том, что США станут оказывать давление и запугивать своих союзников, требуя от них отказаться от данного пути, точно также, как США пытаются запугать другие страны «хищническими экономическими практиками» Китая, который якобы представляет «угрозу для свободолюбивых стран».

В Вашингтоне должны рассматривать альтернативную платёжную систему не как вызов превосходству США, а просто как инструмент, который позволит обезопасить экономические и финансовые интересы других стран. Данный подход способствовал бы развитию и укреплению мировой экономической и финансовой системы.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2780117.html

***

Выиграет ли доллар битву у крипты?

Учитывая, что за Дуровым никакое государство не стоит, а для закрытого клуба владельцев старых денег он все равно останется «этим выскочкой из России», то нельзя исключить и варианта, «как с Русалом»...

На американском биржевом рынке завязалась увлекательная интрига. Владелец популярного месенджера Telegram анонсировал выпуск собственных цифровых денег под названием Gram. Под это дело Telegram Group Inc. создала дочку TON Issuer Inc и блокчейн-платформу Telegram Open Network (TON).

С января 2018 года, не особо афишируя процесс, в рамках предварительных мероприятий по подготовке ICO (Initial Coin Offering — первичное размещение монет, — англ.), команда Павла Дурова продала со скидкой 2,9 млрд своих цифровых денег 171 крупному покупателю из разных стран на общую сумму в 1,7 млрд долларов. В том числе на чуть более чем миллиард долларов их приобрели 39 инвесторов из США.

Согласно условиям сделки, доступ к своим «грамам» владельцы должны были получить после официального публичного запуска TON. И все уже было практически на мази, но в процесс вмешалось американское правительство.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) подала иск в окружной суд Манхэттена с требованием остановить эмиссию на том основании, что она не соответствует требованиям Закона США о ценных бумагах от 1933 года. По нему эмитент обязан зарегистрировать сделку как с обычными ценными бумагами, то есть раскрыть полную информацию о своем финансовом состоянии, структуре бизнеса, положении с финансами, менеджменте, рисках и составе бенефициаров, чего Дуровым сделано не было.

Следовательно, как заявила руководитель отдела правоприменения SEC Стефин Авакян, цифровые деньги Telegram были проданы незаконно. И вообще регулятор не может допустить наводнения финансового рынка Америки непонятно чем, угрожающим экономической стабильности государства.

Таким образом, возникла любопытная коллизия. Дуров воспользовался другой, формально тоже юридически законной схемой «спокойных гаваней» (safe harbours), в частности, пункта 506, вроде как тоже трактующим токиен как ценную бумагу, но предъявляющим к процессу менее жесткие требования, которые были полностью соблюдены.

Стало быть, суду необходимо определить, по какому варианту, в конечном счете, и надлежит оформлять процедуру. Но формально он какого-либо решения еще не вынес, так что создатель «телеги» имеет достаточно обширное пространство для маневра и даже достаточно высокие шансы выиграть дело.

Другой вопрос, успеет ли он уложиться до дейдлайна в контрактах, зафиксированного на 31 октября 2019 года? Юридические тяжбы в Америке дело долгое, а времени осталось всего считанные недели. И если нет, то как эмитент себя поведет потом?

Как сообщается в открытых источниках, подобная ситуация в инвестиционных контрактах оговаривалась в разделе форсмажоров, снимающих ответственность с эмитента и позволяющих ему собранные деньги инвесторам не возвращать. Но подобный ход также имеет свою цену, прежде всего в виде репутационных потерь. Окажется она больше или меньше упомянутых 1 миллиарда 700 миллионов долларов, гадает замерший в ожидании рынок.

А пока эксперты подбрасывают монетку и строят теории, самое время обратить внимание на куда более важный и интересный момент. «Телеграмовский Грам» не просто столкнулся лбами с еще более амбициозным проектом других цифровых денег — цукерберговской Libra. Своей эмиссией Дуров фактически сыграл роль последней соломинки, ломающей хребет верблюду. Американское государство внезапно осознало достаточную серьезность цифровых денег в целом.

Пока они казались не более чем странной игрушкой для фриков, финансовое сообщество, включая государственные регуляторы, предпочитало лениво теоретизировать о перспективах примерно в том же ключе, как о возможной высадке человека на Марс. Когда-нибудь такое вероятно произойдет, но случится все слишком нескоро, чтобы требовалось решать что-либо конкретное непосредственно сейчас. Сами посудите, что такое совокупная рыночная капитализация крипты в 225 млрд на фоне 30 триллионов долларов фондовой капитализации только США, тем более 56,4 трлн совокупной фондовой капитализации первой десятки ведущих экономик мира?

Даже анонс проекта цифровых денег Facebook вызывал лишь обсуждение идеи с Цукербергом в разных сенатских комиссиях. Хотя дело шло ни шатко, ни валко, однако в целом процесс двигался поступательно. На больших международных форумах важные люди говорили о недопустимости корпоративных цифровых денег, но при этом упоминали лишь надобность полного одобрения регуляторов, а не запрета их как самого факта.

И тут в тихий закрытый клуб лихо ввалился Telegram, убедительно показавший, что если хитрованов решительно не притормозить, то само понятие денег очень быстро полностью выйдет из-под государственного контроля. Утратится даже смысл регулирования процесса. Оно станет попросту невозможным. Если объединить пользователей Facebook (2,4 млрд пользователей), Messenger (1,3 млрд), Instagram (1 млрд) и WhatsApp (1,5 млрд), получается крупнейший в мире рынок денежного оборота, охватывающий свыше 3 млрд реальных человек на планете. Это уже настолько огромная, к тому же полностью частная финансовая система, что даже пресловутый ФРС очень скромно курит в самом дальнем уголочке. В окружении очень бледных мировых банкиров, рискующих одномоментно потерять источники своего дохода.

В открытых планах Цукерберга сразу, как только Libra будет полноценно запущенной и хотя бы несколько месяцев устоится в области обслуживания просто платежных транзакций, Facebook тут же перейдет к выдаче потребительских кредитов. Что обычные банки просто убьет. Самое главное, такая система уже не является голой теорией. Еще в 2007 году локальный проект «мобильных денег» M-PESA в Кении успешно запустил Vodafone. Правда, там глобальные цели изначально не ставились. Оператор лишь попытался создать для местных потребителей осязаемо полезный смысл владения мобильными телефонами. Однако оказалось, что в нищей стране, практически никак не охваченной банковской инфраструктурой, можно почти мгновенно получить сразу 20 тысяч пользователей и сформировать самоподдерживающийся рынок платежей, высоко востребованный у потребителей.

Правда, портировать успех M-PESA на другие регионы особо не получилось. Он прижился лишь в семи самых бедных африканских странах, зато к 2019 году им оказалось охвачено уже 37 млн человек. Но главное, идея цифровых денег, пусть и с целым списком оговорок, тем не менее, убедительно доказала жизнеспособность полностью децентрализованных цифровых финансов. А что еще важнее, из-за критичной слабости государственных институтов, их правительства оказались фактически далеко на обочине денежных потоков.

Одной из ключевых причин, сыгравших на ограничение, было то, что мобильная PESA не позиционировалась в качестве самостоятельной денежной единицы. Она служила лишь удобным, дешевым и массово доступным даже для простых кнопочных телефонов инструментом для перевода платежей по схеме физический нал — PESA — физический нал. Тогда как Libra и Gram изначально созданы именно как полноценные деньги, абсолютно не нуждающиеся в какой бы то ни было физической наличной форме.

Если этому джину из бутылки позволить вылезти, то загнать его назад уже не получится совершенно точно. А значит, вся привычная жизнь рухнет. В первую очередь в части институтов государства. Только наличие достаточно плотного контроля над механизмом эмиссии и оборота денег, включая электронные, позволяет в достаточной мере собирать налоги и финансировать все остальное.

Хотя и не без определенных локальных сбоев в виде теневого рынка, контрабанды и даже такого сложного явления как арабский банкинг, ухитряющийся преодолевать даже очень жесткие пограничные запреты, вроде китайских. Впрочем, Китай его опыт уже достаточно успешно перенял и активно применяет. В том числе с Россией. Но сейчас речь немного о другом, а именно — о принципе, по сути касающемся всей мировой экономики без исключения.

В общем, конгрессмены на слушаниях «по делу» анонсированного на 2020 год криптовалютного проекта Цукерберга вроде как уперлись. Вроде как — потому что члены Комитета по финансовым услугам палаты представителей не сказали твердого нет, ограничившись только выражением различных опасений и солидарности на тему необходимости подумать еще. А главный толкач — глава блокчейн-подразделения Facebook Дэвид Маркус — им подыграл, клятвенно заверив о своем решительном согласии с взвешенным и ответственным подходом конгрессменов.

«Я согласен с вами, что наш проект должен быть тщательно проанализирован перед запуском… И это мое обязательство перед вами. Мы не будем жалеть времени, чтобы дождаться окончательного решения от американских властей», — сказал Маркус. В итоге стороны сошлись на предложении компании подумать над идеей члена палаты представителей Кэролин Мэлоуни провести небольшое тестирование Libra «с участием не более 1 миллиона пользователей». Естественно, под контролем SEC и ФРС.

Уж слишком сладким выглядит для властей Америки морковка в виде обещания базировать эту крипту на корзине стоимости фиатных валют с пятидесятипроцентной долей доллара США. Им кажется, что тем самым Соединенные Штаты сумеют вернуть власть над мировой финансовой системой.

По той простой причине, что абсолютное большинство из упомянутых выше 3 млрд потенциальных пользователей почти наверняка попытаются налоговые системы своих государств немедленно кинуть, а их правительства предотвратить процесс, скорее всего, не сумеют. Тогда как у Америки удержать власть над платежами выйдет. Хотя бы потому, что в основе основ окажется доллар, который послужит эффективным инструментом управления рыночной стоимостью самой Libra.

Отсюда и получилось, что с точки зрения регулятора вкладываться в Gram для американских инвесторов слишком рискованно, тогда как поучаствовать в Libre очень даже возможно. И, вероятно, перспективно.

У Цукерберга из-за этой общественно-бюрократической тягомотины свои сложности тоже возникают. Например, особо не распространяясь в СМИ, из проекта Libra тихо вышли Mastercard, PayPal, Stripe, Booking Holdings, eBay и Mercado Pago, изначально служившие убедительным наглядным подтверждением надежной перспективности идеи.

Но на последовавшем позднее первом официальном собрании Libra Association в Женеве было сказано, что на место этих шести выбывших заявки на вступление уже подали 1500 других компаний, минимум 180 из которых полностью соответствуют требованиям для кандидатов. А именно: иметь капитализацию не менее 1 млрд долларов, ежегодно обслуживать не менее 20 млн пользователей, и входить в топ-100 ключевых компаний в нишах своего бизнеса.

Это значит следующее. Какое бы решение в итоге ни приняли хозяева Telegram, власти Соединенных Штатов будут всеми силами блокировать проект Gram на своей территории, по меньшей мере, до принятия окончательного решения по Libre, анонсированной на 2020 год. А так как за пределами Америки, но исключая американский финансовый рынок, ничего масштабного реализовать, скорее всего, невозможно, то если Gram и доживет до более благоприятных времен, пытаться взлетать ему придется в очень жестких конкурентных условиях.

Учитывая, что за Дуровым никакое государство не стоит, а для закрытого клуба владельцев старых денег он все равно останется «этим выскочкой из России», то нельзя исключить и варианта, «как с Русалом»…

Однако притопив Gram американский истеблишмент, тем не менее, показал слишком высокую заинтересованность в самой идее запуска некоей мировой крипты, если им в нее удастся встроить собственную «красную кнопку». Это открывает положительную перспективу проекту Цукерберга. Слишком много слишком крупных корпораций слишком хотят эту Libru. Ради обретения желаемого они пообещают кому угодно и что угодно. Даже передать властям контроль над «красной кнопкой».

Вот сработает ли она потом — уже совсем другое дело. Но случится оно лишь потом. Тогда как сейчас, пусть и с оговорками, американский сенат нужность глобальной крипты психологически признал. А значит, в войне в целом она одержала стратегическую победу. Еще, конечно, не окончательную, но все-таки победу.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2752639.html

***

Европа пытается отжать у Visa и Mastercard рынок в 2,9 трлн евро

Вашингтон усиливает торговую войну, ограничивая доступ европейского бизнеса к своему внутреннему рынку, а также с помощью угрозы санкций выдавливает европейцев из России, Азии и Ближнего Востока. Количество доходных областей слишком сильно сократилось, чтобы можно было спокойно смотреть, как американцы забирают из-под носа почти по 6 млрд долларов ежегодно.

Деловая пресса обсуждает новость о попытке европейской финансовой системы обзавестись собственной платежной системой. Хотя это и не признается публично, тем не менее, агентство Фрас-Пресс, со ссылкой на свои источники в отрасли, распространило сообщение о реализации плана PEPSI — Pan-European Payment System Initiative («Панъевропейская платежная система»). В нем принимают участие около двух десятков ведущих банков Евросоюза, включая Deutche Bank.

Этот шаг преподносится в первую очередь политическим. На данный момент лидерами мирового рынка являются американские Visa (3,4 млрд карт принимаются в 53,9 млн точек в 200 странах, общий оборот 8,3 трлн долларов на март 2019 года) и MasterCard (1.8 млрд карт, 210 стран, общий оборот 5,3 трлн долларов). Однако с начала второго десятилетия текущего века их обоих обошла китайская система Union Pay, занявшая на конец 2018 года 53,07% мирового рынка, тогда как доля Visa — 28.95%, а доля MasterCard — 15.35%.

Правда, китайцы работают преимущественно в Азии, где их доля еще больше, а местами даже доминирует, тогда как американцы, формально присутствуют везде, но в наибольшей степени сосредоточены на американском и европейском континентах.

В частности, в Европе из 2,9 трлн евро платежей с помощью банковских карт, 53,7% трансакций осуществляется через Visa, 38,7% — через MasterCard, 2,1% — через American Express, 3.9% — через карты торговых сетей, 0,3% — через Disciver. На локальные европейские платежные системы приходится лишь 1,3%.

Считается, что тем самым США осуществляют финансовый контроль за Европой, так как базовой валютой в Visa является доллар, что предполагает двойную конвертацию любого перевода, сначала из евро (или любой другой валюты плательщика) в базовую валюту, а потом из нее в валюту продавца.

У MasterCard схема несколько лучше, так как базовой валютой там считаются как доллар, так и евро, но по факту наибольшая часть переводов все равно идет «по долларовой схеме». В результате американские банки, а значит, и их государство, имеют возможность контролировать все платежи в Европе. Поэтому, если Евросоюз желает обрести реальную финансовую независимость, ему кровь из носу нужна собственная платежная система. Иначе все останется только пустой болтовней. Это в теории.

Тогда как на практике главным мотивом являются все же деньги. Карточный бизнес сегодня является одним из самых доходных. Если средняя прибыль ТОП500 биржевого рынка США не превышает 7%, у платежных систем она колеблется у отметки в 42%. Это значит, что та же Visa, имея выручку на октябрь 2019 года в 22 млрд долларов, получит в результате более 9 млрд прибыли, треть из которых — в Европе. Учитывая размер доли компании там, общий объем карточного рынка ЕС можно считать равным 5,6−5,8 млрд долларов в год. Из него европейским банкам достается лишь 72 млн долларов, что выглядит сущими копейками.

Стоит ли удивляться желанию банковского сообщества ЕС этот рынок переделить в свою пользу? Оно существовало и раньше, но до 2006−2008 года карты в Европе особой популярности не имели, оставаясь принадлежностью лишь небольшой доли среднего класса, часто посещавшей США. Но по мере исчерпания емкости собственного рынка, Visa и MasterCard резко активизировали экспансию в ЕС, быстро захватив там доминирующие доли. В том числе, с использованием административного ресурса в виде непубличного влияния Соединенных Штатов в финансовом сообществе коллективного Запада.

Европе это не нравилось, но сопротивляться в тех условиях она возможности не имела. Однако теперь у европейских банков появился сильный стимул и достаточно весомый шанс.

Вашингтон усиливает торговую войну, ограничивая доступ европейского бизнеса к своему внутреннему рынку, а также с помощью угрозы санкций выдавливает европейцев из России, Азии и Ближнего Востока. Количество доходных областей слишком сильно сократилось, чтобы можно было спокойно смотреть, как американцы забирают из-под носа почти по 6 млрд долларов ежегодно.

Раньше предпринимать решительные действия Брюссель опасался из-за риска вызывать ответное неудовольствие и санкции у Вашингтона. Но сейчас Америка и так уже ведет войну с Европой, и той стало просто особо нечего терять. Тем более что на фоне грядущего кризиса такие деньги будут совсем не лишними.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2770951.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Максим Исаев, Александр Запольскис

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 15.12.2019. Aufrufe: 126

Kommentare
[-]
ava
Neha Gupta | 19.12.2019, 11:13 #
An opportunity cost is the benefit one gives up in making an economic choice. The classic example is guns and butter  domestic investment over defense spending. The more guns you produce, the lfewer funds are available to invest in public schools and infrastructure, for example. The more you invest in the domestic economy, the less you can spend on defense. buy twitter account
ava
Neha Gupta | 19.12.2019, 11:15 #
Global trade can also reduce international conflict and war. It may not make intuitive sense at first glance but think about it for a moment. Global trade creates long-term mutually beneficial relationships or a symbiosis. pvagmailaccs
ava
พลอย จ่ะ | 27.12.2019, 04:00 #
I will try to use some Thanks for the great article.
It's a photo taken and feels like I'm there. slotxo
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta