Президенту Украины и Верховному главнокомандующему Владимиру Зеленскому пора взяться за голову

Information
[-]

***

О единственном варианте победы в войне для Украины

"Войну взвешивают семью расчетами и таким путем определяют положение. Кто из государей обладает Путем? У кого из полководцев есть таланты? Кто использовал Небо и Землю? У кого выполняются правила и приказы? У кого войско сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого правильно награждают и наказывают? По этому всему я узнаю, кто одержит победу, и кто потерпит поражение". Сунь-Цзы, "Искусство войны", 5-й век до нашей эры

Оценка обстановки

Россия в 2020 г. будет принуждать Украину признать существование оккупированных территорий по сценарию Приднестровья, пишет ZN.ua. РФ захватила Крым и Донбасс не для того, чтобы в Украине наступил мир, а чтобы откусить кусок и пойти дальше. Пример Молдовы показывает — формальный мир не принес сам по себе в страну процветания и реформы, РФ использует оккупированное Приднестровье для подрыва изнутри.

Война будет продолжаться, пока одна из сторон не пойдет на уступки. Для Украины поражение — это отказ от борьбы за оккупированные территории. Для России поражение — это уход с оккупированных территорий. Других вариантов нет. Санкции Запада для режима Путина не смертельны, главным фактором давления на РФ является сопротивление Украины и эффективность наших сил обороны — Вооруженных сил, Нацгвардии, Госпогранслужбы.

Руководство страны рассматривает любые проблемы исключительно в информационной плоскости, а то, что не вызывает скандалы и не находится в фокусе СМИ, не получает адекватной реакции. А в это время тихо, с каждым новым увольнением опытных воинов, с каждым ветераном, который уезжает из страны, с каждым новым потерянным днем продолжается деградация армии и сил обороны в целом.

Как удержать воинов на службе, готовить новые кадры, и что делать в 2020-м?

  1. Управление

Президент Владимир Зеленский должен стать Верховным Главнокомандующим. На данный момент Владимир Зеленский систему управления обороной страны не построил, полномочия рассеяны среди большой группы приближенных руководителей, выработка и направленность политики отсутствует, они борются за влияние на любой вопрос, и по сути в аппарате идет война всех против всех. На решения по войне и развитию армии сейчас уполномочены оказывать влияние в своих сегментах как минимум 12 человек: 1. Владимир Зеленский. 2. Глава ОП Андрей Богдан. 3. Глава фракции "Слуга народа" Давид Арахамия. 4. Замглавы ОП Анна Коваленко. 5. Министр обороны Андрей Загороднюк. 6. Начальник Генштаба Руслан Хомчак. 7. Глава комитета по обороне ВР Александр Завитневич. 8. Замглавы комитета Марьяна Безуглая. 9. Секретарь СНБО Алексей Данилов. 10. Гендиректор "Укроборонпрома" Айварас Абромавичюс. 11. Замминистра экономики Светлана Панаиотиди. 12. Гендиректор по вопросам безопасности и обороны ОП Иван Апаршин.

Неконструктивная и заполитизированная разработка законопроекта об оборонных закупках, которая является сейчас одним из главных скандалов в президентском окружении, показывает, что функция планирования и анализа в работе Главкома отсутствуют, и Зеленский не определяет вектор и задачи, а пытается интуитивно угадать. Никто кроме самого Зеленского такой "порядок" не изменит. Вопросы, что хочет Запад, что будет популярно в Фейсбуке, кто больше пытается надуть, и кому лучше верить, что скажут друзья, президент должен обдумывать после того, как осмыслит экспертные оценки и сформирует свое мнение и свои вопросы. Управлять войной должна система, которую выстроил Главнокомандующий, пора прекратить бесконечно балансировать между группами влияния. Лидерство нельзя делегировать, — оно либо реализовывается самим Главкомом, либо его нет.

  1. Планирование

Решение Зеленского о принятии до 20 ноября Стратегии национальной безопасности не выполнено. Отсутствует базовый документ планирования, на шестом году войны это показатель безответственности. Не менее проблемно, что нет и других ключевых стратегий, которые требуют глубокого изменения подходов и принципов — а это доктрина боевых действий, программа развития ВСУ, программа развития НГУ и ГПСУ, программа развития вооружений, разведывательная программа. Новое качество обороны должно быть отражено прежде всего здесь. Секретарь СНБО Данилюк в июле собрал большую группу экспертов, анонсировал системную работу — да только первое заседание стало и последним.

  1. Люди

Президент часто говорит, что "надо изменить отношение к людям". Но изменить отношение к людям на государственной службе можно только путем изменения организации службы. Иначе хорошие слова превращаются в фикцию, теряют свой смысл. Зеленский уже семь месяцев руководит армией и войной — а что за это время изменил для подчиненных Главнокомандующий? Структурных изменений нет. Все та же служба, те же порядки, те же правила. Это и есть реальное отношение к людям. Наша структура обороны неподъемна для государства ни по деньгам, ни по людям, но самое главное — она мало дееспособна для современной войны. Какие реформы необходимы прямо сейчас?

3.1. Главными целями изменений в армии должны стать боеспособность и боеготовность. Все, что на это работает, требует развития и поощрения, все, что этому противоречит, требует ликвидации и пересмотра.

3.2. Провести анализ боевых действий, проблем строительства сил обороны, которые проявились за годы войны — привлечь лучших офицеров, провести экспертные обсуждения, составить полный перечень потребностей, рекомендаций и выводов.

3.3. Создать историю войны, чтобы сделать выводы о реальном характере боевых действий, сложить объективную характеристику всем командирам, отметить всех достойных бойцов, кто рисковал собой и по-настоящему нанес урон врагу. Это позволит наградить по заслугам всех достойных.

3.4. Разработать доктрину боевых действий и уставы на основе реального облика войны. Нынешняя военная доктрина, под которую организованы наши силы обороны и написаны наши уставы, была разработана в СССР в 70-х гг. Это требует пересмотра.

3.5. Внедрить новые правила оценки и порядка проверки боеспособности и боеготовности воинских частей и их командиров на основе боевого опыта. Действующая советская система оценивает не боевые качества командного состава, а число бирок и журналов учета.

3.6. На прохождение карьеры прежде всего должны влиять командирские качества, проявленные в бою и на маневрах, инициатива, критическое мышление, самостоятельность, способность брать на себя ответственность, решительность.

3.7. Разработать бюджет каждого министерства и ведомства сил обороны, который будет составлен, исходя из требования постоянной боевой подготовки и боевых действий солдата, офицера, подразделения части. Планирование определяется из интересов прежде всего действующей на фронте армии.

3.8. Обеспечить по представлению исключительно командиров рот и батальонов премии и дополнительные отпуска для военнослужащих, которые отправляются на повторные ротации на передовую в составе их подразделений, — надо приложить усилия, чтобы в действующей армии находилось как можно больше опытных воинов. Мы тратим миллионы на подготовку специалистов и быстро их теряем, тратя копейки на их содержание.

3.9. Сократить число контролеров и проверок воинских частей до разумного минимума, т.е. всего до одной однодневной в месяц, потому что нынешнее засилье контролеров парализует управление войсками, мы воспитываем в штабах офицеров, которые не умеют командовать и принимать решения.

3.10. Ограничить приказом объем документооборота в главном оперативном звене, ведущем боевые действия — рота-батальон-бригада как минимум в 10 раз, и увеличить штат деловодов, чтобы разгрузить командиров от административных функций, ограничить число журналов учета, заполняемых непосредственно командиром звена рота-батальон не более чем до трех.

3.11. Сократить количество органов управления, штабов, командований, которые не являются жизненно необходимыми для выполнения задач обороны на трех стратегических направлениях. Громоздкая управленческая структура размножилась почкованием для производства генеральских должностей без всякой доктрины и логики.

3.12. Сократить число воинских частей согласно штатной численности, определенной законом, чтобы обеспечить комплектность частей не менее 80–90%. Десятки тысяч военных и гражданских служащих сосредоточены в лишних хозяйственных, учебных, административных структурах.

3.13. Сократить все предприятия, которые не нужны для обеспечения боеспособности и боеготовности сил обороны, запретить непрофильную хозяйственную деятельность. Создать открытый перечень избыточной земли и имущества сил обороны для передачи под управление Фонда госимущества Украины.

3.14. Передать в собственность сил обороны государственное имущество, которым в настоящее время управляет бесполезное для обороны Общество содействия обороне Украины.

3.15. Изменить структуру мобилизации, комплектования и территориальной обороны — сосредоточить административные функции в вертикали областных и районных администраций на базе единого реестра избирателей, ликвидировать областные и районные военкоматы, сосредоточить функции рекрутинга, работы с призывниками и территориальной обороной непосредственно в боевых бригадах в каждом регионе, которые наиболее мотивированы для качественной работы с людьми.

3.16. Разрешить по представлению командиров частей действующим военнослужащим и резервистам, регулярно проходящим сборы, приобретение и ношение короткоствольного оружия.

3.17. Разрешить командирам боевых частей привлекать резервистов для службы на фронте по добровольному согласию резервиста на период сборов.

3.18. Предоставить командирам боевых частей права и ресурсы для набора на гражданский контракт инструкторов по боевой подготовке, с правом принятия участия в боевых действиях в составе своей части по добровольному согласию.

3.19. Насильственный привод в военкоматы уклонистов запретить прямо сейчас — это позор. Сократить сроки службы по призыву до 6 месяцев вместо 18 месяцев и проводить программу интенсивной подготовки призывников на базе боевых бригад по единому стандарту только в качестве пехотинцев и пограничников, без привлечения к хозяйственной и административной деятельности. Срочная служба должна стать этапом профилирования и воспитания, отбором для службы в силовых структурах государства, и начинаться в 18 лет, а не с 20, как сейчас. Определить преференции и права для прошедших призыв, санкции и ограничения — для уклонистов.

3.20. Ликвидировать военные кафедры в учебных заведениях. Даже при поступлении на учебу в правоохранительных вузах и в полицию срочную службу должны проходить все военнообязанные.

3.21. Для выполнения хозяйственных задач в воинских частях набирать гражданских служащих.

3.22. На порядок повысить качество питания во всех боевых частях. Эксперимент с питанием в МО показал очень хорошие результаты, но он охватил небольшое число частей, и на это важно выделять дополнительные ресурсы.

3.23. Реализовать программу служебного жилья для офицеров и сержантов либо выделить больше фондов на поднаем и проезд.

3.24. Прекратить практику круглосуточного задействования воинов на базах, обеспечить людям личное время, выходные, свободные вечера.

3.25. Провести реальный аудит боеготовности боевой техники. Официальные цифры намного занижены, технику воины по-прежнему во многом ремонтируют за свой счет и за счет волонтеров.

3.26. Прекратить закупки военной техники без комплекта запасных частей в самих частях, без гарантийного и постгарантийного обслуживания. Очень значительная часть как старой, так и новой боевой техники фактически не боеготовы. Есть батальоны даже на БТР-3 не боеготовые по факту, потому что плачевное состояние техники умалчивается. Пора прекратить врать, надо считать стоимость техники по количеству часов, сколько она фактически отрабатывает без ремонта. На фронте острая нехватка транспорта, мобильность наших войск совершенно недостаточна.

3.27. Определить линейку продукции, которая требуется прежде всего для фронтовых частей. В техническом плане приоритетом является оснащение сил обороны военным транспортом, системами управления войсками и управления огнем, ударными беспилотниками, высокоточным оружием, средствами оптической и электронной разведки и средствами ночного боя.

Любая дипломатия имеет какую-то силу, когда есть те, кто ради соблюдения договоров готов идти в бой. Законы ничего не стоят, если не выстроены институты, которые обеспечивают правоприменение. А в плане боеспособности армия продолжает слабеть в результате массового оттока опытных кадров. Только в ВСУ увольняются до 30 тыс. человек в год, которые устали ждать изменений при Порошенко и не собираются верить в чудеса при Зеленском. Верить в государство люди будут только благодаря делам.

Автор: Юрий Бутусов, ZN.ua

http://argumentua.com/stati/verkhovnomu-glavnokomanduyushchemu-zelenskomu-pora-vzyatsya-za-golovu

***

Приложение. Вопросы, которые, наконец, надо поставить президенту ребром

Почему в острых ситуациях, где объяснение действий власти является необходимым, президент ведет себя в стиле «не подобает царю перед холопами отчитываться»?

Бывших беркутовцев, подозреваемых в расстрелах майдановцев во время Революции достоинства, отдали России. Лиц, подозреваемых в совершении теракта в Харькове - тоже. Фигурантов дела о трагедии 2 мая 2014 года в Одессе, - так же.

В обществе - снова протесты, пишет Детектор Медіа. Во многих публикациях СМИ - снова непонимание. И снова публичное объяснение президента - только поздно вечером, в день обмена пленными, а не тогда, когда был пик протестов.

Да, возможно, в данном случае ситуация действительно требовала воздерживаться от каких-либо комментариев, пока обмен не превратился в свершившийся факт. Вот только стал уже привычным странный стиль коммуникации Владимира Зеленского - избыточность ее там, где это необязательно (вроде легендарного пресс-марафона), и поведение в стиле «не подобает царю перед холопами отчитываться» там, где объяснение его действий является не только необходимым, а немедленно, срочно нужним. Избыточная коммуникационная активность в спокойных, рутинных ситуациях и кричащая недостаточность коммуникации в острые моменты.

Наверное, своевременное объяснение Зеленского не погасило бы накал страстей. Но сами протесты были бы совсем иного рода: оппоненты критиковали бы решение президента как ошибочное и недальновидное (а ошибка и недальновидность - не преступления). Не слыша же разъяснений, они подозревали Зеленского в преследовании каких-то неафишируемых целей - в “зраде”, проще говоря. В том, что нам показывают не то, что происходит на самом деле. И этот осадок недоверия теперь останется, даже несмотря на запоздалые разъяснения президента. Этот элемент недоверия, который у оппонентов Зеленского и без того очень силен, только возрастет.

Сам по себе вопрос: что важнее - освобождение заключенных или правосудие, - является слишком непростым, чтобы поиски ответа на него сами по себе не разделили общество. Фактор недоверия к президенту, имеющийся у значительной части гражданского общества, отнюдь не облегчает поиск компромисса, а тем более консенсуса. Рассмотрим пропагандистскую сторону дела.

Первое: президент сделал выбор в пользу гуманности и в ущерб правосудию. Вот только Путин слишком большой гуманностью не страдает. Он может просто понять, что на теме освобождения заложников от Зеленского можно добиться чего угодно. И не факт, что два акта освобождения пленных за последние три месяца - это не зондирование Путиным почвы: он мог вполне сознательно позволить Зеленскому получить ореол освободителя пленников, чтобы украинская общественность в дальнейшем требовала новых и новых освобождений на любых условиях - ведь именно малозначимость всех других условий по сравнению с судьбой заключенных и подчеркивает в публичных выступлениях Зеленский.

Второе. Лица, которые отдала России Украина, не принимали участия в боевых действиях. Их задержали не на линии фронта, вблизи фронта или за содействие врагу. Беркутовцев вообще обвиняют в преступлениях, произошедших в начале российской агрессии. Процедура обмена распространила на них определение «пленные» и «пленники», которыми они на самом деле и близко не являются. И, сообщая об обмене, наши СМИ так же не должны называть их «пленными». Эти беркутовцы, как и подозреваемые в харьковском теракте, благодаря процедуре обмена были уравнены в статусе с украинцами, попавшими «на подвал» только за свои убеждения. Хотим мы того или не хотим, но журналист Асеев фигурирует в том же статусе, что и беркутовцы.

Но теперь и российская пропаганда вполне может (и наверняка будет) подчеркивать их одинаковый статус. На том, что якобы состоялся обмен преступниками, а не пленными - а значит, «ихтамнет». Злая, очень злая ирония ситуации в том и состоит, что, опираясь на личности лиц, переданных Украиной России, российская пропаганда сможет лишний раз подчеркивать якобы отсутствие на Донбассе российских воинов - и аргументировать именно тем, что большинство переданных лиц не имеют никакого отношения ни к войне, ни к оккупированным территориям, когда они уже были оккупированными: мол, а действительно пленных российских военнослужащих в Украине и нет.

Третье. Растет вероятность, что мы так никогда и не узнаем, кто расстреливал людей на Майдане, и кто поджег Дом профсоюзов в Одессе. Что эти дела так и не будут доведены до суда - по крайней мере, в полном объеме. Точка так и не будет поставлена. А значит, многие украинцы под влиянием российской пропаганды и далее - то есть уже навсегда - будут верить, что майдановцев расстреливали якобы «снайперы Яценюка», а в Одессе «людей заживо сожгли» промайданивские силы.     

А эти два пропагандистских тезиса - не просто рядовые, они - основополагающие.

Именно они являются фундаментом, на котором Россия построила свою «защиту русскоязычного населения». «Убивали невинных беркутовцев, которые выполняли служебный долг» и «в Одессе людей заживо сожгли» - именно эти два тезиса и позволили российской пропаганде внушать, будто в Украине - «фашисты». Именно после событий в Одессе многие жители Донбасса под влиянием российской пропаганды сделали свой выбор в пользу поддержки сепаратистов. Трагедия в Одессе произошла 2 мая 2014 года, а уже 11 мая в Донецке и Луганске состоялись «референдумы», участники которых на эмоциональной волне, накрученные той же российской пропагандой, из страха перед «фашистами» проголосовали за «независимость». Именно гибель беркутовцев в Киеве и антимайдановцев в Одессе является для многих земляков решающими точками невозврата.

Только судебный приговор мог хотя бы немного поколебать эти убеждения земляков - опять же, навеянные российской пропагандой. Теперь, с большой вероятностью, полномасштабного приговора никогда не будет. Украина отдала России те карты, которые только и могли бы побить российские крапленые «козыри». Собственно, не исключено, что именно беркутовцев и одесских подозреваемых Путин хотел получить в свое распоряжение так же индивидуально, как Цемаха три месяца назад. Как людей, которые могли засвидетельствовать, что в основу российской агрессии против Украины была положена наглая ложь. И, следовательно, что никакого «гражданского конфликта» нет и в помине. Что жителей Донбасса запугали выдумками, и сделала это Россия.

Тут самое время поставить вопрос ребром к президенту. Не припомнить, чтобы он когда-нибудь четко и недвусмысленно сказал, как он сам относится к Революции достоинства. Считает ли ее поворотным пунктом развития Украины или нет, считает ли ее положительной или отрицательной страницей истории. Революцией, а не «антиконституционным переворотом». Неизвестно. Известно лишь, что и он сам, и представители его ближайшего окружения допускали реплики о «проплаченисти» уже нынешних протестов. Известна его ненависть к постмайданной власти, часто она выглядит иррациональной и плохо мотивированной.

Он не упоминает о Майдане, чтобы не разъединять общество - ведь часто говорит о необходимости их объединения? Тогда это - плохой способ: любой психолог скажет вам, что замалчивать проблему означает тянуть и тянуть ее с собой в будущее. Если о проблеме не вспоминать, она от этого не только не исчезнет, но и будет становиться наболевшей. Советский опыт, когда замалчивание проблем не спасло, должен научить раз и навсегда.

«Объединить общество» - это вообще иллюзия. Любое общество является разделенным в отношении важных проблем: посмотрите на американцев в отношении Трампа, посмотрите на британцев в отношении к Брекситу, посмотрите на французов в отношении к «желтым жилетам». Это только тоталитарные общества шагают строем - вот только и это оказывается одной лишь видимостью. Это и есть отличие между демократической и недемократической властью: демократическая власть проговаривает проблемы, тогда как недемократическая пытается их замалчивать.

«Объединить общество», - говорит Зеленский. Как, вокруг чего его объединить? По данным социологических исследований, большинство украинцев (то есть одни и те же люди) хотят в НАТО и ЕС, но лучшим государственным лидером считают Лукашенко (только совсем недавно его обогнала Меркель). Так что, вокруг этих людей и объединять нацию? Вокруг тех, кто потребляет прежде всего таблоидные СМИ? Леонид Кучма когда-то уже пытался - а закончилось все темниками.

Завершается календарный год, когда Владимир Зеленский пришел на президентский пост. И оценить этот год, по большому счету, невозможно: мы не знаем, соответствуют ли используемые им средства поставленной цели, потому что так и не знаем самой его цели: он никогда ее не провозглашал. Мы так и не знаем, какой он видит в своем воображении Украину в конце его каденции и видит ли ее вообще. «Богатую и счастливую» - это не ответ.

Вот отсюда и недоверие значительной части общества. Потому вокруг президентского «да» и «нет» не говорить» объединить страну невозможно.

Автор: Борис Бахтеев, опубликовано в издании Детектор Медіа, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/voprosy-kotorye-nakonets-nado-postavit-prezidentu-rebrom


Infos zum Autor
[-]

Author: Юрий Бутусов, Борис Бахтеев

Quelle: argumentua.com

Übersetzung: ja

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 06.01.2020. Aufrufe: 86

Kommentare
[-]
ava
medada966 | 15.02.2020, 04:31 #
Ich habe mich entschieden, Nachrichten und Artikel von dieser Website zu lesen, weil sie die wahrsten Informationen enthalten. >>> slotxo
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta