Между США и Ираном войны не будет. А что будет?

Information
[-]

Обострение военно-политического конфликта между США и Ираном

После убийства генерала Касема Сулеймани президенту США Дональду Трампу придется искать какое-то решение компенсационного типа для Тегерана. В свою очередь, влиятельный духовный лидер иракских шиитов аятолла Али Систани призвал иранское руководство соблюдать сдержанность и напомнил, что страна столкнулась с очень сложной ситуацией.

После того, как США в аэропорту Багдада уничтожили иранского генерала Касема Сулеймани и заместителя предводителя вооруженного формирования «Аль-Хашд аш-Шаби» Абу Махди аль-Мухандиса, на следующий день американцы нанесли авиаудар по конвою бойцов этой группировки в районе Эт-Таджи на севере иракской столицы. В результате налета погибли пять человек. В то же время информационный портал Baghdad Al Youm уточняет, что один из командиров ополчения, за которым, как надо полагать, охотились американцы, в числе погибших не оказался.

Чуть ранее Вашингтон ввел санкции против иракской группировки «Асаиб Ахль аль-Хакк» и ее руководителей. Как заявил государственный секретарь США Майк Помпео, эта структура является «жестоким союзником» Ирана. Что значит: эпицентр опосредованного вооруженного противостояния между Вашингтоном и Тегераном перемещается в Ирак. Это ранее прогнозировали многие эксперты. В частности, Санам Вакиль из лондонского аналитического центра Chatham House писал, что «дестабилизировать политическую обстановку в стране, где в результате многомесячных антиправительственных демонстраций и отставки премьер-министра Аделя Абделя Махди образовался вакуум власти, будет несложно». Не случайно глава внешнеполитической службы Европейского союза Жозел Боррель заявил, что «нынешний виток насилия на иракской территории должен быть остановлен прежде, чем он выйдет из-под контроля» и призвал «к проведению диалога и мерам по укреплению взаимопонимания с целью предложения долгосрочных решений для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке».

Но кто и с кем может начать такой диалог? В этой связи несколько иначе воспринимаются опубликованные в конце прошлого года в The New York Times невесть как оказавшиеся в распоряжении редакции документы, касающиеся деятельности в Ираке в период между 2014 и 2015 годами иранской разведки и ЦРУ, которые первоначально воспринимались как «утка». В них указывалось, что иранский генерал Сулеймани встречался в Ираке с представителями американского командования и решал с ними некоторые вопросы, касающиеся борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Неизвестно, как долго существовал такой «канал связи», но, как сообщают некоторые курдские сайты, по Сулеймани в аэропорту Багдада был нанесен смертельный удар тогда, когда он прибыл для переговоров с командованием вооруженного формирования «Аль-Хашд аш-Шаби» и заключения с ним какого-то соглашения. США утверждают, что якобы готовилась серьезная эскалация в Ираке. Но это далеко не факт, могло быть и иначе.

И.о. премьера Ирака Адель Абдель Махди назвал убийство Сулеймани и аль-Мухандиса «очевидным нарушением суверенитета» страны. Он также призвал парламент «принять юридические меры» для защиты «достоинства, безопасности и суверенитета Ирака». Пока не ясно, посчитает ли Багдад нарушенными условия военного присутствия США в стране. По данным немецкого еженедельника Der Spiegel, в настоящее время в Ираке дислоцировано около 5000 американских военных. Согласно договору между Вашингтоном и Багдадом, задачей США является консультирование и поддержка правительства и служб безопасности Ирака в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Не получится ли в конечном счете так, как прогнозирует один западный эксперт: «Либо США готовы к войне с Ираном — что очень маловероятно, либо они, бросив сигарету в огромный бензовоз, уйдут и оставят иракцев жить с последствиями этого»?

Потенциально убийство Сулеймани ведет к тому, что напряженность в отношениях между Тегераном и Вашингтоном может достичь более серьезных масштабов. Верховный лидер Ирана Али Хаменеи пообещал отомстить за смерть генерала. В свою очередь, президент США Дональд Трамп заявил, что Соединенные Штаты не стремятся к смене режима в Иране и не хотят начала новой войны, однако «готовы предпринять любые необходимые действия» в случае, если Тегеран будет угрожать американским гражданам. Однако Иран загнан в угол, ему грозит потеря лица. И потому возможна его реакция на то, чтобы сохранить свой статус в регионе. Бывший исполняющий обязанности директора ЦРУ США Майкл Морелл считает в этой связи, что Тегеран способен «провести террористическую вылазку, в результате которой погибнет американское официальное лицо высокого ранга».

По его словам, «это может быть где угодно в мире и даже непосредственно на территории США». Однако существуют важные нюансы. Морелл считает, что убийство Сулеймани ведет к укреплению в Иране позиций сторонников жесткой линии, относя его условно по «табели о рангах» к иранским политикам либерального направления. Кстати, в 2017 году в стране появилось движение, которое призывало генерала баллотироваться в президенты. После убийства Сулеймани соотношение сил в высшем руководстве Ирана может измениться. Если Тегеран решится на решительные ответные действия, встанет вопрос, как он будет интегрироваться в начавшуюся в США избирательную кампанию, в которой позиции демократов и республиканцев по иранской проблематике принципиально расходятся.

Иной вариант: американской дипломатии через череду посреднических усилий удастся предотвратить предполагаемые удары возмездия и ответы на них. Тогда Вашингтону придется искать для Ирана какое-либо решение компенсационного типа. Это менее очевидный и заметный для остального мира аспект. Пока же влиятельный духовный лидер иракских шиитов аятолла Али Систани призвал иранское руководство соблюдать сдержанность и напомнил, что страна столкнулась с очень сложной ситуацией. Будем ждать, что дальше.

Автор: Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/2823076.html

***

Иран — США: война чисел и гонораров

В общем, все идет в русле банального накачивания предвоенного озверения, хотя и с некоторыми неожиданными моментами. В частности – к американцам вернулся бумеранг. Ведь это их метода — назначать денежное вознаграждение «за головы» своих политических противников

После убийства иранского генерала Касема Сулеймани войны «по горячим следам» между США и Ираном не случилось. Более того, рынок нефти, так тревожно встрепенувшийся сразу после 3 января, потихоньку корректируется и откатывается вниз. Если с утра дня убийства цена брента на лондонской бирже подскочила на 2,83% (с 66,3 до 68,18 долларов за бочку), а к утру 6 января — еще на 3,52% (до $70,58), то 7 января она болтается между 68,61 и 68,24 доллара.

А каким бы пугливым ни был мир нефтяных брокеров, там достаточно и аналитики, и инсайда для формирования рациональных прогнозов. Тем более, что цена таковых в этом мире гораздо выше, чем у тех, кто называет себя «профессиональными экспертами». C западнотехасской нефтью (WTI) картинка примерно та же.

Кроме того, ни Иран, ни США, ни тем более американские союзники явно не хотят полномасштабного конфликта, который означал бы длительную кампанию бомбардировок США внутри границ Ирана или наземное вторжение. Заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Арагчи уже заявил сегодня, что его страна «готова вернуться к полному соблюдению» ядерного соглашения с мировыми державами. После воскресного, 5 января, заявления Тегерана о том, что Иран полностью отменит свои ядерные обязательства (включая добычу, обогащение урана и ядерные исследования) а также больше не будет придерживаться ограниченного количества центрифуг, ограниченной пропорции и количества обогащения урана, — это, конечно, миролюбивое заявление.

А президент США Дональд Трамп на пресс-конференции в Мар-а-Лаго решил заняться парадоксами и заявил, что американские военные убили Касема Сулеймани, «чтобы остановить войну, а не начать ее».

Так что ракеты еще не летают, и обстрелы древними «катюшами» американских военных объектов в Ираке военными действиями назвать пока нельзя. Тем более, что обстреливают не иранцы, а их союзники из ливанской Хезболлы. Но война уже идет, просто пока на уровне символических чисел, слухов и гонораров. Так, Трамп заявил, что американские силы держат под прицелом 52 иранских объекта и готовы нанести по ним «очень быстрый и очень сильный» удар в случае, если Тегеран совершит нападение на американцев.

52 — это символическое число. Именно такое количество американцев иранские фундаменталисты удерживали в заложниках 444 дня, после захвата посольства США в Тегеране в 1979 году. Хотя это не самый лучший символ, который мог применить Дональд Трамп. В 1980 году американцы пытались было освободить своих людей из Тегерана посредством операции «Орлиный коготь». Тогда они отправили восемь вертолетов RH-53D Sea Stallion и 138 «спецов» из легендарной «Дельты», а также группы спецназа «А» и рейнджеров для освобождения заложников. Результаты оказались плачевными: до Тегерана освободители не добрались, потеряли восемь человек, все вертолеты и даже книги радиокодов.

Так что, может, и зря Трамп вспомнил 52 в качестве символа. Потому что у персов свои счеты есть. Реагируя на реплику Трампа, президент Ирана Хасан Роухани заметил, что памятуя цифру 52, американцы «также должны помнить цифру 290». По количеству пассажиров авиалайнера Airbus A300B2−203 авиакомпании Iran Air, сбитого 3 июля 1988 года ракетным крейсером ВМС США «USS Vincennes».

Воспоминание об исторических обидах и преступлениях — это естественное состояние государственной машины в канун войны. Однако один момент в данном случае вызывает отвращение гуманитария — американское заявление, что они готовы ударить по объектам культуры. Ну чем тогда носители «общечеловеческих ценностей» отличаются о бойцов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), разрушивших великий античный комплекс Пальмиры в Сирии? Только тем, что пока никого не обезглавили, как это сделали ИГИЛовцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с 83-летним Халедом ас-Асаадом, хранителем древностей Пальмиры? И не положили отрезанную голову между ног подвешенного тела?

В общем, все идет в русле банального накачивания предвоенного озверения, хотя и с некоторыми неожиданными моментами. В частности — к американцам вернулся бумеранг. Ведь это их метода — назначать денежное вознаграждение «за головы» своих политических противников. Порой это и действовало, хотя иногда янки нарывались на откровенный троллинг.

Например, в истории с восточноафриканской исламистской группой «Аш-Шабааб». В июне 2012 года Госдепартамент предложил 33 миллиона долларов за ликвидацию семи старших командиров группы. В ответ старший командир «Аш-Шабааб» Фуад Мохамед Халаф в тот же день издал свое собственное предложение, пообещав 10 верблюдов любому, кто владеет информацией о президенте США Бараке Обаме. А также награду в 10 петухов и 10 куриц за информацию об американском государственном секретаре Хилари Клинтон. По итогам миллионы, верблюды, петухи и куры своих хозяев не сменили.

Тогда, в 2012-м, это было смешно. Но сейчас желания смеяться меньше: в условиях роста исламистских настроений, выросшей мусульманской миграции по миру и негатива по отношению к Трампу как в истеблишменте «глубинного государства», так и в странах «третьего мира» предложение иранских фундаменталистов может даже найти живой отклик. А предложение — 80 миллионов долларов за «голову Трампа». Во время траурной церемонии по убитому Сулеймани, которую транслировал иранский «Первый Канал» было предложено «скинуться» по доллару с иранца и получить «80 миллионов долларов для тех, кто убьет президента Трампа».

Официальный Тегеран эту инициативу никак не прокомментировал. И уверен — комментариев не будет. Зато, в случае чего, всегда найдется восемьдесят миллионов. А это не десять верблюдов. Да уж, в такой ситуации трудно не вспомнить слова евангелиста: «каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Евангелие от Матфея 7:2).

Пока все это лишь угрозы и необходимые па боевых танцев. А в целом же «любой, кто говорит вам, что знает, куда он (конфликт. — А. Г.) идет, вероятно, слишком самоуверен в своих предсказаниях». С этой оценкой Сьюзан Мелони, эксперту по Ирану в Институте Брукингса, нельзя не согласиться. Хотя стоит поднять рождественский бокал за то, чтобы самым верным пророчеством оказался коллективных прогноз нефтяных трейдеров.

Автор: Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/polit/2823890.html

***

Мир взрывается. Его кто-то взрывает или он взрывается сам по себе?

Мы с чем сегодня сталкиваемся? С неконтролируемым развитием событий, которое в одном судьбоносном для истории разговоре двух крупных политиков в свое время получило название «игры свободных сил»? Или с управляемым осуществлением определенных глобальных перемен, которое ими же было тогда зашифровано в формулу «господства высшего разума», когда назревшие перемены спускаются на тормозах в управляемом режиме?

По неожиданному и, очень похоже, что управляемому сценарию разворачивается ситуация после убийства американцами одного из ключевых командиров Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерала Касема Сулеймани. Политические акции Дональда Трампа не просто падают; они валятся невиданными темпами. Не говоря уж о том, что главком вооруженных сил США теряет внутреннюю поддержку, о чем свидетельствует дезавуирование военными и спецслужбами оправданий Белого дома и Госдепа за проведенную акцию ссылкой именно на них и их данные. Между администрацией и внешнеполитическим ведомством тоже начинается «перетягивание каната»: сообщено о многомесячных уговорах госсекретаря Майкла Помпео и его давлении на президента, чтобы выбить из него согласие на спецоперацию против Сулеймани. Причем, информация солидарно распространена неофициальными рупорами как Республиканской, так и Демократической партий — The Washington Post и The New York Times, а ответственность за нажим в пользу террористической атаки против Ирана возлагается еще и на главу Пентагона Марка Эспера. Получается, что военные отмежевались не только от президента, но и от своего министра, который, в свою очередь, пытаясь выкрутиться из неприятной ситуации, проявляет чудеса «миролюбия», по сути, отказываясь отвечать на иранские удары по американским военным базам на Среднем Востоке. И тем самым снова подставляя военных. Эсперу вторит и Конгресс, обещая принять резолюцию, ограничивающую права Трампа по эскалации военного противостояния с Ираном. И если мотив министра обороны заключается в спасении своей репутации и переводе стрелок на начальника-президента, то парламентарии по сути замахиваются на передел власти и конституционных полномочий с Белым домом. Трамп же находится в глубоком цугцванге; он даже сдать Помпео не может, чтобы не подставиться, признав перед общественностью, что превратился в объект манипуляций. Хотя понятно, что менее профессионального госсекретаря, хотя и лично преданного президенту, у США не было уже давно, и по сравнению с Помпео Рекс Тиллерсон с его собственным мнением и фрондой с Трампом, за что и был уволен, — внешнеполитический зубр. Словом, и обвинения в адрес Белого дома в непрофессионализме по руководству внешней политикой в целом, а не только на иранском направлении, тоже созрели, и их предъявление является лишь вопросом времени.

Двухпартийный консенсус по происходящему для Трампа — очень нехороший сигнал, особенно на старте предвыборной гонки. Не будем забывать, что Палата представителей с демократическим большинством уже проголосовала за импичмент, а Сенат с большинством уже республиканским этот вопрос пока не рассматривал. И ранее очевидный провал импичмента в верхней палате Конгресса по партийному признаку сейчас, похоже, ставится под очень большой вопрос. Боссы Республиканской партии и стоящий за ними концептуальный истеблишмент скорее всего вернутся к вопросу о том, как себя вести республиканским сенаторам. И логика такого обсуждения может быть неожиданной. Поскольку от обвинений в международном терроризме Трампу теперь не отмыться, и шансы на победу в ноябре резко падают, стоит ли продолжать делать ставку на действующего главу администрации? Или, пока не поздно, сделать рокировку, пусть и «на переправе» и выдвинуть другую фигуру, которой в сложившихся условиях может оказаться только вице-президент Майкл Пенс, предусмотрительно дистанцирующийся от своего шефа? А для этого нужно всего лишь, чтобы несколько республиканских сенаторов поддержали импичмент…

Выскажем точку зрения, которая безусловно является дискуссионной, но имеет право на жизнь. В Америке назрела смена поколений политиков; время стариков, к которым принадлежат все те, кто сегодня на слуху — от Трампа и его визави Джо Байдена до Берни Сандерса и Хиллари Клинтон — уходит, и в результате праймериз могут сложиться совершенно неожиданные расклады. Если проходит импичмент, и на выборы идет сравнительно молодой по сравнению с перечисленными персонажами Пенс, то следует ожидать сюрпризов и из демократического лагеря. Не развивая далее эту аналитическую гипотезу и не гадая о конкретных кандидатурах, резюмируем, что теракт против Сулеймани возвратился в США бумерангом, обернувшись дымящейся палкой, засунутой в муравейник.

На фоне разразившегося скандала — и это важнейшее следствие произошедшего — на второй план отошли все ключевые прежде вопросы международной повестки. От торговой войны США с Китаем, в которой Вашингтону сейчас явно не до обещанного на январь подписания соглашения по «первому этапу» торгово-тарифной сделки, до ситуации на Украине и в Сирии, где нажим США по всей видимости в ближайшее время тоже ослабеет. Что касается новой ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, где вместе с Ираном забурлил и Ирак, вынудив Вашингтон откровенно замельтешить с вопросом вывода из региона воинского контингента, который они только что принялись было наращивать, то встает вопрос о масштабах и сроках этого вывода. В частности, затронут ли подобные организационные мероприятия, на которые вынужденно пойдут США, левобережье Евфрата, от судьбы которого зависит вопрос восстановления территориальной целостности Сирии? И каким окажется будущее по сути оставляемых американцами на произвол судьбы курдов вместе с зачатком их государственности на севере Ирака?

Нам ли, пережившим распад СССР, не помнить, как это происходило, и не понимать, что сокращение сверхдержавного военного присутствия за рубежом деморализует общество, расширяя пацифистские и, по большому счету, оранжево-перестроечные настроения, которые в США есть, кому возглавить?.

А Трамп тем временем, демонстрируя откровенную растерянность, начинает «путаться в показаниях», оправдываясь «отсутствием жертв» иранских ударов среди американских военнослужащих и гражданского персонала. И что будет, если и когда выяснится, что жертвы есть, и их немало, как об этом уже сообщают некоторые СМИ? Еще хозяин Белого дома превращается в «хозяина своего слова». Сначала он его дает, обещая удар по 52 объектам на иранской территории, включая связанные с культурным наследием. А затем, под давлением журналистов, это слово забирает обратно, заявляя о своей неосведомленности тем, что такие действия приравниваются международным правом к военным преступлениям. Как вообще могут появляться такие взаимоисключающие заявления? Ведь бить — плохо, но еще хуже и разрушительнее для репутации пообещать, но не ударить. Это — тот самый президент, который расчетливо и цинично, в присутствии крупного иностранного лидера, которым оказался Си Цзиньпин, отдает приказ о нанесении удара по сирийскому аэродрому Эш-Шайрат «в ответ» на постановочную химатаку в Хан-Шейхуне? Или это — ослабленная копия Горбачева, который сначала действовал руками военных, а затем их подставлял, прячась за их спины, при том, что копия, в отличие от оригинала, интригует на словах, боясь действовать? В США начинается «активная фаза» своей «перестройки»? И чего ждать в дальнейшем? На что может рассчитывать в запускаемых «крутых событиях» Израиль, если вместе с Трампом под ударом оказывается его агентура влияния, которой буквально наводнено его ближайшее окружение?

Задаваясь этим кругом вопросов, нельзя не оказаться перед дилеммой. Мы с чем сегодня сталкиваемся? С неконтролируемым развитием событий, которое в одном судьбоносном для истории разговоре двух крупных политиков в свое время получило название «игры свободных сил»? Или с управляемым осуществлением определенных глобальных перемен, которое ими же было тогда зашифровано в формулу «господства высшего разума», когда назревшие перемены спускаются на тормозах в управляемом режиме? Если предположить первое, то тогда следует признать полное банкротство не только американского «глубинного государства», но и концептуальной власти на Западе в целом. Ибо любому, кто хотя бы чуть-чуть разбирается в политике, понятно, что стихийная эскалация кризиса, развивающегося в одном из самых нестабильных, отягощенных другими масштабными конфликтами, регионе планеты, чревата потрясениями невообразимого характера и масштаба. Если же речь об управляемом варианте, при котором эскалация доводится ровно до того, чтобы провернуть и легализовать уже нарисованный кулуарно сценарий — а это наиболее вероятный сюжет, ибо деградация Запада хотя и зашла далеко, но до утраты контроля пока не докатилась, то возникают два главных вопроса. Первый: какой именно сценарий реализуется в отношении США? Добавим, что стратегически таких сценариев три, и любой связан с первыми шагами, которые вполне укладываются в «прокрустово ложе» нынешних событий:

  • возрождение глобализма, позиции которого пошатнулись после победы Трампа в 2016 году;
  • формирование «североамериканского блока» в виде объединения США с Канадой, а возможно и Мексикой, что предусмотрено не отмененными Техасскими соглашениями 2005 года, под которыми стоят подписи президентов США и Мексики Джорджа Буша-младшего и Висенте Фокса, а также премьер-министра Канады Стивена Мартина;
  • разрушение США с переходом глобального центра в возрождаемую по предначертаниям Сесила Родса «новую» Британскую империю.

Сразу оговоримся, что ввиду продолжающегося кризиса в Гонконге (Сянгане), последний вариант явно проблематичен и приведен здесь скорее не в практических, а в академических целях, ибо неизвестно, списан ли он уже вообще или еще сохраняется в анналах глобального планирования.

И второй вопрос, который не может не волновать нас с точки зрения российских интересов: в какой мере частью «высшего разума» и, следовательно, реализуемого сценария могут являться российские элиты? Ибо только слепой не видит, что неизбежное при любом глобальном сценарии ослабление США, с одной стороны, создает уникальные возможности для укрепления наших позиций на постсоветском пространстве. А с другой, что такое ослабление также служит уменьшению зависимости от США европейского аппендикса Евразии, определенные виды на который еще с 70-х — 80-х годов прошлого века сохраняют поборники так называемого «европейского проекта». Экспресс-визит президента России Владимира Путина в Сирию и Турцию — яркая иллюстрация того, что наша страна играет в разворачивающихся событиях далеко не последнюю роль. Но ничего более определенного, чем активизация контактов в треугольнике Москва — Пекин — Париж, в которую вписывается и ожидаемый визит немецкого канцлера Ангелы Меркель, пока сказать невозможно. Остается наблюдать за ситуацией, внимательно отслеживая то, что на языке аналитики именуется «моментами истины», ибо что-то подсказывает, что мы присутствует при начале по-настоящему крупных, возможно переломных мировых событий.

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2824118.html

***

Иран — США: убийства за убийствами. Что предшествует гибели самолёта в Иране

Убийством иранского генерала Касема Сулеймани 3 января американская Национальная разведка открыла «дверь» Овертона в новую реальность мира спецслужб XXI века. Если раньше между «цивилизованными» разведками существовала джентельменская договоренность не убивать «установленных» коллег, то теперь под прямой угрозой ликвидации могут оказаться не только нелегальные сети, но и посольские резидентуры, а также непосредственные руководители разведорганов стран, находящихся в модном для XXI века состоянии «гибридной войны». Пожалуй, именно это главное стратегическое последствие решения, принятого крайне далекой даже от разведсообщества США группой лиц.

Имена тех, кто лично готовил решение о ликвидации генерала Корпуса стражей Исламской революции для президента Дональда Трампа, не случайно первым «подсветило» агентство главного будущего противника действующего президента на выборах 2020 —Bloomberg. Со слов источников агентства в Белом доме, «операцию» на стратегическом уровне планировали врио главы администрации Трампа Джон Майкл aka Мик Малвейни (John Michael 'Mick' Mulvaney), советник президента по национальной безопасности с 2019 года Роберт Чарльз О’Брайен (Robert Charles O'Brien), госсекретарь Майкл Ричард aka Майк Помпео (Michael Richard 'Mike' Pompeo) и вице-президент Майкл Ричард aka Майк Пенс (Michael Richard 'Mike' Pence). Получается, что решение предпринималось именно верхушкой администрации Трампа и имело отношение к Национальной разведке только в части реализации. Самому же президенту США после «операции» только и оставалось, что опубликовать в Twitter'е гордо развевающийся над могилой глав шиитских вооруженных формирований американский флаг.

Лиц из «узкого круга» объединяет несколько основных моментов: кроме того, что они, как принято в президентской администрации, юристы, каждый ранее имел долговременные интересы, связанные с Ближним Востоком. Пенс до вице-президентства был связан с компанией Gephard, работающей с Турцией. Помпео «на гражданке» числился президентом Sentry International, занимающейся поставками оборудования для нефтепереработки и имевшей собственную ЧВК. О’Брайен во времена Кондолизы Райс был сопредседателем частно-государственного партнерства по реформам законодательства в Афганистане. Малвейни же с 2016 года возглавлял административно-бюджетное Управление администрации президента США, где координировал финансирование спецслужб и Пентагона в Сирии, Афганистане и Ираке. Так что, предположение о том, что деятельность этих высоких государственных чиновников ранее могла быть связана с огромной коррупционной составляющей, информация о которой как-то оказалась у главы подразделения аль-Кудс КСИР (аналог российских ССО), можно считать весьма вероятным.

Несмотря на то, что Майк Помпео в 2016 — 2018 годах был директором ЦРУ, к разведсообществу он имел исключительно «политическое» отношение и был абсолютно не знаком с оперативной практикой. В зону его ответственности в Ленгли, в частности, входило обеспечение совмещения интересов США и Королевства Саудовская Аравия (КСА) на Ближнем Востоке. Помпео также курировал «благотворительные» фонды, обеспечивающие финансирование ИГ со стороны королевского дома Саудов. Именно через них закупалось и поставлялось в Сирию для ИГ современное американское и британское вооружение. Во время визита на Ближний Восток в феврале 2017 года будущий глава Госдепа наградил тогда еще наследного принца КСА Мухаммеда бен Наифа ибн Сауда медалью ЦРУ «Джордж Тенет», а позже они поддерживали постоянную связь. Надо сказать, что именно этот, на то время второй человек в КСА, отвечал «за Сирию», был председателем совета по делам политики и безопасности Королевства и разработчиком операции «Буря решимости» против шиитских повстанцев — хуситов — в Йемене. Причем в Сирии с 2014 года он работал по очень многим линиям. Именно принца Мухаммеда называли одним из самых непримиримых противников как Хезболлы, так и «старой» аль-Каиды и, одновременно, сторонником «израильской» практики физического уничтожения лидеров противников, кем бы они ни были. В этих целях он создал внутри МВД КСА, которое возглавлял на тот момент, специальный отряд «ликвидаторов», действующий по всем странам региона. Символично, что бывший глава ЦРУ Джордж Тенет (George Tenet), ушедший в отставку в 2004 году, в своей книге «В центре шторма. Откровения экс-главы ЦРУ» пишет о бен-Наифе, награжденном медалью его имени:

«Его точечные атаки были очень избирательны, чтобы избегать жертв среди мирных граждан, как это было в Алжире в 90-х или в Ираке сегодня. Таким образом, бойцы министерства внутренних дел смогли ликвидировать террористов без ущерба для мирного населения. Принц понимал, что необходима соразмерность и осмотрительность в борьбе с подпольным террором».

Учитывая эти факты, можно предположить, кто, как и когда именно смог сформировать у госсекретаря США несколько странные для «цивилизованного» разведсообщества принципы вседозволенности, которые он реализовал в этом Новом 2020 году. Дело в том, что ментальность ближневосточных разведок и имперские традиции спецслужб христианских стран резко разнятся. Теперь же, когдаBloombergпрямо назвало Майкла Помпео главным инициатором убийства действующего генерала Корпуса защитников исламской революции Ирана Касема Сулеймани, замглавы шиитского ополчения Ирака «Хашд аш-Шааби» и сопровождавших их лиц, эта граница между западом и востоком оказалась стерта.

Этому непосредственно способствовала деятельность главного куратора операции «в поле». По мнению военного эксперта Алексея Леонкова, к реализации покушения на руководителя аль-Кудс и лидеров Хезболлы причастен бывший руководитель станции ЦРУ в КСА и близкий знакомый Мухаммеда бен НаифаМайкл Д'Андреа aka«Темный принц», он же «Аятолла Майк». Во время работы на Аравийском полуострове он вообще принял ислам ваххабитского толка. На должности начальника антитеррористического отдела ЦПУ Д'Андреа стал известен в мире спецслужб как мастер в устранении лидеров группировок, использующих в своей деятельности методы террора. Так, в 2008 году он организовал убийство в Дамаске главы военного крыла сирийской Хезболлы Имеда Магнийя. Он же координировал операцию по ликвидации Оссамы бен-Ладена и создал в Афганистане секретную тюрьму SaltPit. С конца мая 2017 года именно Д’Андреа возглавляет в ЦРУ «иранский» сектор. То, что до этого он успел поработать с программой дронов-убийц, только расставляет дополнительные акценты.

После его назначения «на Иран» TheNewYorkTimesсо слов бывшего юрисконсульта ЦРУ Роберта Итингера (RobertEttinger) писала: «Он может вести очень агрессивную программу, но делать это очень умно».

Именно эта характеристика кажется справедливой при оценке многослойности проведенной операции, которая в любом случае войдет в анналы американских спецслужб. Для того, чтобы выманить Сулеймани в Ирак 2 января, около посольства США были организованы беспорядки по старой «иранской» схеме, уже использованной Д’Андреа в ноябре 2019 года на протестах «за бензин» у ЦБ в Тегеране. Обвинения, брошенные шиитам, курируемым аль-Кудс, требовали проверки и объяснений, тем более что «деза», видимо, была запущена и по оперативным каналам. Именно поэтому глава спецподразделения КСИР и прибыл в Ирак, чтобы разобраться с обстоятельствами событий лично.

Скорее всего, ловушка захлопнулась, когда источники американцев в шиитской среде сообщили о срочном и одновременном выезде своих командиров «на совещание». Дальше было дело космической разведки и АНБ. Саму ликвидацию спланировали именно в зоне аэропорта на обратном пути именно для того, чтобы все подумали, что некий агент сообщил о присутствии Сулеймани в Иране после, а не до встречи.

Следующим слоем оперативного прикрытия стало возложение вины за убийство на окружение лидера Сирии Башара Асада и его лично. В западные СМИ «просочилась» информация о том, что Сулеймани контактировал именно с сирийским лидером. Мало того, тут же был задействован и третий уровень отвлечения внимания: по данных некоторых источников, активно цитируемых оппозиционными российскими телеграмм-каналами, Асад якобы пригласил к себе Касема Сулеймани по настоянию российских спецслужб, которые находились в сговоре с американцами и «сдали» им иранского генерала «со всеми потрохами», так как он «более активно работал с МГБ Китая чем с Россией».

Цели этих историй по отвлечению внимания на «негодный объект» достаточно прозрачны, но очень многочисленны. Вот только некоторые из них: поссорить Иран и Сирию, Сирию и Россию, Россию и Иран, Россию и Китай, окружение Асада и шиитское ополчение Ирака, Хезболлу и их кураторов из аль-Кудс. Через оперативные возможности «прокидываются» и якобы существующие личные противоречия между шиитскими лидерами, резидентами иностранных разведок и их осведомителями. Этот набор не дает возможности реальной координации ответных действий аль-Кудс через собственную агентуру, каждое звено которой может оказаться дискредитированным потенциальными предателями.

Таким образом, стратег Помпео и тактик Д' Андреа подстраховались от ответных методов индивидуального террора со стороны иранских сил специальных операций и продолжают активно подталкивать Иран к военным ответным акциям. Получается как быcasusbelliнаоборот. Военный ответ от Ирана в этой ситуации в глазах мирового сообщества будет выглядеть слишком ассиметрично и «цивилизованный мир» вполне удовлетворят слова Трампа о будущем ударе «по 52 целям» в случае «иранской агрессии 13-ю способами». Международной легитимизации убийства, которое на самом деле является актом государственного терроризма, служит и формальный повод: именно Тегеран обвинен Трампом в ракетном обстреле военной базы коалиции К-1 в иракском Киркуке27 декабря. То, что «с шифера» там запускают реактивные снаряды исключительно игиловцы (ведь у шиитского ополчения есть реальные установки залпового огня) никого в мире не волнует. Как и слова о причастности к этой акции ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые в тот же день произнес и начальник полиции города Али Кемаль. Всё ничто по сравнению с козырями (trumps) Трампа.

За последнюю неделю операция прикрытия акта государственного терроризма не останавливалась «на достигнутом». В ход пошли и беспорядки у посольства США в Багдаде, якобы исполненные контролируемыми аль-Кудс шиитами, и очередной «ракетный» обстрел. Найдены и неразорвавшиеся ракеты, которые будут наверняка иметь российский или китайский след. Будет использованы даже жертвы давки во время несостоявшихся сегодня похоронах погибшего генерала.

Интересно, что описанная выше группа «инициативников», скорее всего, объяснила «истинную» цель операции Трампу как защиту американских интересов и недопущение постройки и эксплуатации газопровода из Ирана в Турцию через Ирак и Сирию. Только бизнес! — очень понятная мантра. Поэтому высшим пилотажем планировщиков можно считать манипулирование при прикрытии истинных целей убийства самого осведомленного на Ближнем Востоке человека авторитетом президента США. Жупел выборов и демократической опасности резко сужает Трампу коридор возможностей, ограничивает степени свободы и сужает угол зрения. Похоже, что ему не дают встать над навязанной ситуацией не только извечные противники из Демократической партии, но и собственное окружение, связанное грязными деньгами.

Единственное, что не учли соратники «Майка» Помпео в своих раскладах — так это последствия гибели главы группировки «Кятаиб Хизболла» Абу Махди аль-Мухандиса, лидера движения махдистов, высшей целью которого является возвращение 12-го имама Махди из сокрытия. Аятолла Али Хаменеи, признанный Абу Махди своим духовным лидером, как-то сказал: «Под руководством Аллаха и с его невидимой помощью мы вернём гордость исламской цивилизации. Это — наша судьба». Для тех, кто не понял: строительство всемирного халифата, объявленное контролируемыми со стороны США и КСА игиловцами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и завершившееся тотальной террористической войной просто «ничего», по сравнению с чистой ненавистью фанатиков «от Махди». Кстати, они давно имеют в США скрытых адептов, живущих на основании принципа «такия». Это значит, что они совсем не отличаются от обычных американцев, формально исповедуют другие религии и регулярно совершающие грехи, запрещенные шариатом. Эти люди готовы в «нужный» момент выполнить любой приказ от имени 12 имама Махди.

Так что Помпео и Ко есть, о чем подумать на досуге, вкушая в Белом доме любимое блюдо глобальных интриганов — слоеный пирог.

Автор: Дмитрий Ефимов

https://regnum.ru/news/polit/2824001.html

***

Ошибся ли Трамп с покушением на Сулеймани?

Стратегия США была сформулирована после окончания Второй Мировой войны, когда Штаты «отжали», говоря современным языком, у задолжавшей Британии Ближний Восток. Бжезинский популярно объяснил смысл американской стратегии: господство над Ираком, Ираном и Сирией означает контроль над центром Евразии, что равносильно мировому господству. С Ираком получилось, а вот с Ираном и Сирией не заладилось.

В СМИ часто используют приём подмены фактов, и это возможно для тех, кто контролирует информационное пространство. Так, с течением времени все как-то забыли, что Крым и Донбасс ушли в Россию не потому, что Россия вдруг напала, а потому, что сама Украина начала террор на этих территориях в результате военного переворота в Киеве, и территории просто бежали от резни, от которой не смогла убежать Одесса. Но и на самой Украине, и на Западе эту причинно-следственную связь, невыгодную для Запада, уже смогли замылить, поменять местами причины и следствия и приучить аудиторию к тому, что телега всегда стояла впереди лошади.

Такая же операция незаметно произошла с инфоповодом о том, что Трамп убил в Багдаде Сулеймани и тем самым совершил непредвиденную ошибку, запустив процессы неотвратимого выхода Ближнего Востока из-под американского управления. Такая политика объявлена неуклюжей и опрометчивой, а сам Трамп сравнивается со слоном в посудной лавке. На самом деле простота всегда хуже воровства, так как в жизни всё всегда сложно и непросто. Трамп вовсе не глуп и не прост, он не дилетант в политике и прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что он делает и что из этого будет. Покушение Трампа на Сулеймани во всех СМИ трактуется как ответ на нападение Сулеймани на американское посольство в Багдаде.

То есть, Трамп среагировал на действия «террориста» Сулеймани, ибо не среагировать он не мог, но это была неудачная реакция. Именно так трактуют действия Трампа его оппоненты из демократической партии, и эту тему подхватили многие российские аналитики, так она льстит самолюбию некоторых наших политологов. В такой трактовке Трамп получается рефлексирующим простаком, которого хитро развели и подставили его оппоненты из Пентагона, спецслужб и Госдепа, ибо они предупредили его, что не среагировать означает потерять лицо, что для США как гегемона и Трампа как претендента на победу на выборах совершенно недопустимо. И Трамп клюнул на наживку, как последний карась, и теперь его водят на крючке его враги, пока не заведут в тупик полной геополитической катастрофы.

В этой схеме Сулеймани — террорист, а Трамп — непродуманный мститель, попавший в капкан предвыборных амбиций. Но на самом деле Сулеймани с его налётом на посольство США в Багдаде был вовсе не инициатором, а как раз защищающейся стороной. Посольство в Багдаде окружали люди без оружия, они громили это посольство подручными средствами. И случилось это 31 декабря 2019 года в ответ на авиаудары США в Ираке и Сирии, в результате которых погибли 25 человек из иракской организации шиитов «Катаиб Хезболла». То есть, террором как раз занимались США и Трамп, а Сулеймани как раз защищался. Ни один раненый при нападении на посольство не был убит. И это несколько меняет всю картину происшедшего. Но меняет ли это оценку действий Трампа как неосмотрительных?

В Ирак США пришли в 2003 году. Вместо просто смены режима они разрушили страну. То, что все мусульманские группы Ирака из-за этого ненавидят США — факт медицинский. Только вот ошибкой Трампа это назвать нельзя. США действительно поменяли Конституцию Ирака, приведя к власти шиитов, что усилило там позиции Ирана. И это тоже было сделано задолго до Трампа. В Сирию США влезли тоже не по инициативе Трампа. Весь этот «букет Абхазии» Трамп получил в наследство от своих оппонентов в республиканской и демократической партиях. И то, что Трамп был вынужден вести политику, начатую предшественниками, будучи не в силах быстро её изменить — это такой же медицинский факт. Трампу просто некуда было деваться, кроме того, как продолжать удары в Сирии, сохранять шиитов в Ираке, конфликтовать с Ираном и везде обманывать курдов. Выгодная это политика? Нет. Виноват ли Трамп в её проведении? Нет. Была ли у него альтернатива? Нет.

Учитывая эти три «нет», говорить, что Трамп поступил опрометчиво — это самому делать опрометчивый вывод. Трамп поступил так, как единственно мог поступить, и толкнули его на это все его предшественники, накопившие для него нынешний критический политический багаж. И то, что любая реакция США на происходящее ведёт в тупик, заслуга прежних администраций Белого дома. Это просчёт большого и многолетнего стратегического плана, в основе которого положен тезис о том, что в этом мире у США всё может быть, и им ничего за это не будет. Это оказалось ошибкой. Но это не ошибка Трампа — он-то прекрасно все понимает! Он в эти рамки был поставлен, а не сам их создал и в них влез. Теперь к США возвращаются все бумеранги, запущенные ими в последние 75 лет.

Стратегия США была сформулирована после окончания Второй мировой войны, когда Штаты «отжали», говоря современным языком, у задолжавшей Британии Ближний Восток. Бжезинский популярно объяснил смысл американской стратегии: господство над Ираком, Ираном и Сирией означает контроль над центром Евразии, что равносильно мировому господству. С Ираком получилось, а вот с Ираном и Сирией не заладилось. И учитывая это, посыпался и Ирак, находиться в котором при таком раскладе потеряло всякий смысл и означало затраты без результатов. А точнее, убытки и материальные, и геополитические. Так что вполне логично, что Трамп отступает, пока это отступление возможно как организованный отход, а не паническое бегство. Именно в этом смысл всей политики США на Ближнем Востоке: через наведение хаоса захватить центр Евразии и перекроить карту мира так, что все претенденты на гегемонию будут навечно зафиксированы в положении подчинённых.

Россия заинтересована в прямо противоположном. Она смогла так нажать на главные болевые точки США, что даже при несопоставимости потенциалов американская геостратегия стала рушиться как карточный домик, вызывая эффект падающего домино. Ибо нельзя уйти из одного места и остаться в других местах. Начав отход в Ираке, уходить придётся из всех прочих мест, от Афганистана до Венесуэлы. США, затеяв перекройку мировых границ, оказались не готовы к большой войне, без которой такой перекройки не бывает. Почему так произошло — хорошо описано здесь, приведу только маленький фрагмент:

«На наших глазах идет геополитический сдвиг, осуществляемый слабыми ручонками вашингтонских умственных пигмеев. Такое в Истории происходило многократно. Римскую Империю трудолюбиво строили веками. Лили реки крови, строили базы по границам, базируя там свои легионы. На Британских островах, в Иудее, Испании, Египте, Галлии…

Гады, строившие Империю, неукоснительно соблюдали один Принцип. Никогда, ни при каких обстоятельствах не допускать сомнений в непобедимости Империи.

…Варвары должны твердо знать — напавшие на римский легион в любой точке Империи, убившие римского посла-легата будут уничтожены. Империя будет посылать легион за легионом, но своего добьется. Через год, два, три, но легионы придут… И жестоко покарают.

Пока соблюдался этот Принцип, Империя была непобедима. Её непобедимость была вбита в головы варваров. … Но наступило время, когда в Риме воцарились умственные пигмеи. Бабы, кони, бентли, ЛГБТ, менялы-ростовщики, дворцовые интриги, ряженые фанфароны, зрелища стали ценностями. Властным Римским Пигмеям стало как-то не до границ и варваров.

Принципом стало — «Все куплю!»

Бывший глава германской разведки и открытый американский лоббист и агент Август Ханнинг в интервью германскому изданию Tagesspiegel сказал, что «мир на Ближнем Востоке может воцариться лишь тогда, когда в Иране сменится режим. Это может произойти лишь при серьезном военном конфликте в регионе». Так же можно сказать про мир на Украине и режим в Киеве. Но это обычная американская ложь. Мир и на Ближнем Востоке, и на Украине, и далее везде сможет воцариться лишь тогда, когда режим сменится в США. И так как в ядерной войне нет смысла искать победителей, то покоя в мире пока также не будет.

Россия напоминает терпеливого воспитателя, который спокойно, но настойчиво отнимает из рук элитарного барчука то спички, то канистру с бензином, то нож, то гранату, то двустволку. Барчук негодует, брызжет слюной, щипается, но поджечь или взорвать школу у него так и не получается. И самое главное в том, что вся политика США в целом и убийство Сулеймани в частности — это вовсе не просчёт Трампа. Байден или Клинтон на его месте должны были бы делать то же самое. Просто по объективным и не зависящим от американской элиты причинам никаких других альтернатив, кроме невыгодных, у США не осталось. Так стоит ли винить в этом одного Трампа, если речь идет о стратегии?

Автор: Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/2824838.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Андрей Ганжа, Владимир Павленко, Дмитрий Ефимов, Александр Халдей

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 19.01.2020. Aufrufe: 110

Kommentare
[-]
 jackar | 21.01.2020, 12:11 #
Quickly this particular web address may irrefutably wind up renowned between each and every composing lots of people, due to persistent content articles as well as evaluations as well as rankings.    luxury car rental usa
 asas | 28.01.2020, 21:33 #
It truly is while doing so a reliable area i always particularly savored checking. Is just not every day that include the prospect to look at a service.
florida fish to eat    
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta