О чем не сказал президент России Владимир Путин в своем Послании Федеральному собранию

Information
[-]

Бедность как государственное преступление

15 января 2020 года президент России огласил свое Послание Федеральному собранию. Думалось, что Владимир Путин озабочен проблемой бедности в стране, и именно она станет центральной темой Послания. Объективно для этого есть все основания.

Бедность в России приобрела огромные масштабы: 13,1% населения имеют доходы ниже прожиточного минимума, каждый четвертый ребенок живет в бедной семье, МРОТ и прожиточный минимум составляют всего лишь около 200 долларов, реальные доходы населения падают шестой год. Социологические исследования последних лет, независимо от лояльности власти или независимости от нее центров, которые их проводят, ставят бедность на первое место в списке проблем, волнующих граждан.

Бедность бьет по каждому бедному и по всем бедным и небедным вместе, по настоящему и будущему страны. Не случайно беда и бедность — однокоренные слова. Среди бед, которыми оборачивается бедность, прежде всего, низкое качество жизни людей с малыми доходами, что сказывается на их здоровье, образовании, удовлетворении культурных потребностей, самореализации, настроении, социальных связях. За этим не могут не последовать потери в мотивации и качестве труда, а следовательно, снижение качества и доступности услуг в тех сферах, где работают низкооплачиваемые работники.

Проблема усугубляется структурой бедности, так как в числе малооплачиваемых значительную долю составляют работники культуры, науки, образования, здравоохранения — те люди, которые определяют качество человеческого капитала страны. Истощенные переработками, чтобы свести концы с концами, не имея возможности для полноценного отдыха и профессионального саморазвития, они не только не могут сами оказывать услуги на уровне требований времени, но и воспроизводят отрицательные характеристики человеческого капитала. Инновационную экономику с таким капиталом не построишь.

Не только для будущей, но и для существующей экономики бедность является серьезным фактором стагнации. В последние годы в первой тройке факторов, сдерживающих развитие бизнеса, руководители компаний обязательно называют «снижающийся спрос на внутреннем рынке». Если каждая третья семья не может позволить себе второй подходящей по сезону пары обуви, не говоря о более серьезных покупках, как, например, товары длительного пользования, то надеяться на экономический рост могут только «патриоты» на зарплате.

Бедность опасна и своей психологией. Теряющий силы в борьбе за выживание человек снижает планку своих потребностей, довольствуется малым, теряет мотивацию. Министр труда и социальной защиты М. Топилин год назад отмечал, что семьи с детьми составляют 80 процентов тех, кто входит в группу людей с доходами ниже прожиточного минимума. Дети до 16 лет составляют более 30% в группе малоимущих. Вероятность того, что привыкшие жить в бедности дети и сами, став взрослыми, пополнят ряды бедных, является высокой. Это ведет к воспроизводству проблемы. Так бедность лишает страну будущего.

У власти для преодоления бедности нет ни стратегии, ни политической воли. Более того, существование с затянутым поясом предлагается как модель достойной жизни и патриотичного поведения.

При этом чиновники активно эксплуатируют тему бедности. По своему, по-чиновничьи. Разговаривают о ней, изучают, меняют методики ее измерения, составляют программы по ее преодолению, как, например, в Москве. В 13 регионах Минтруда РФ провело пилотный проект анализа главных причин бедности россиян и разработки универсальных механизмов для борьбы с ней. Эксперимент по персонифицированному выявлению семей с низкими доходами и построению для них траекторий выхода из бедности завершился осенью 2019 года, но его результаты обнаружить пока не представляется возможным.

Эти псевдодействия не меняют положение бедных, но очевидно, что материальную выгоду получают сами чиновники. Так, например, Минэкономразвития подготовило изменения в порядок статистического измерения уровня бедности в России с целью повышения качества статистики бедности, а также усиления адресности социальной помощи от государства. Для реализации планов потребуется 1,3 млрд руб. из федерального бюджета за три года. Минтруда уже также говорило о необходимости 7 млрд рублей в 2020 году на упомянутый выше эксперимент.

Обсуждение темы бедности российскими чиновниками показывает, что в России бедным является и само представление о бедности. Для ее измерения используется концепция абсолютной бедности, когда доходы населения соотносятся с установленной чертой бедности — прожиточным минимумом. То есть к бедным относят тех, кто выживает. Правильно этих людей считать нищими, а бедными является большинство граждан из оставшейся части.

Подтверждением этому являются те факты, что модальный (наиболее часто встречающийся) среднедушевой доход во многих регионах страны составляет не более 300 долларов, 30% существующих рабочих мест предполагают зарплату, которая предопределяет жизнь ниже прожиточного минимума при наличии в семье лишь одного ребенка, 17% семей с доходом выше прожиточного минимума на члена семьи денег не хватает на одежду и услуги ЖКХ, 49,2% — на товары длительного пользования.

Есть ли надежды на то, что президент в своем послании предложит какие-то реальные действия по преодолению бедности? Однозначно нет! Доказательством этому служит недавно принятый на три года бюджет, который не содержит никаких намеков на решение данной проблемы. Ожидать можно лишь расплывчатых обещаний с отсроченным результатом в духе «снижение уровня бедности в два раза к 2024 году».

Сомневаться в этом не приходится, потому что бедность выгодна существующей власти. Она боится благосостояния граждан. Манипулировать легче теми, кто выживает. Ситуация, случившаяся год назад в деревне Томсино Себежского района Псковской области, где односельчане затравили 12-летнюю девочку, написавшую В. Путину письмо с просьбой о помощи, показала, как бедность позволяет власти перенаправить агрессию людей друг на друга, управлять через сталкивание лбами, отвлекая внимание от истинных виновников такого положения. Глава Себежского района Леонид Курсенков в тот момент заявил, что семья Перчиковых не единственная, кто испытывает подобные трудности: «У нас в районе 19 тысяч населения, из них такие семьи примерно все в одинаковом состоянии». Забирая жизненные силы человека, бедность гасит политический протест, да и вообще любой протест. Достаточно сравнить рейтинги регионов по доходам граждан с картой протестов, чтобы в этом убедиться.

О правах вспоминают там, где выше уровень жизни, там и появляются политические требования. Именно в самом состоятельном регионе России — Москве — в результате циничного попрания избирательных прав граждан на выборах в Московскую городскую думу столь политически драматичный оборот приняли события летом 2019 года.

Бедность жестко охраняется от посягательств. По итогам 2018 года у 70 российских регионов, в том числе и с беднейшим населением, консолидированные бюджеты были исполнены с профицитом. В 2019 году, скорее всего, мы увидим продолжение этой практики. Так, например, правительство Республики Коми по итогам трех кварталов информировало, что профицит республиканского бюджета составил 7 млрд 202 млн рублей, и это при 16,5% населения за чертой бедности.

Федеральное руководство в рамках межбюджетных отношений цербером контролирует региональные власти в том, чтобы они не проявили инициативу и не увеличили социальные обязательства. Формально это обставлено благими целями эффективного бюджетирования, сокращения госдолга и т.п., а реально — важно сохранить рычаги манипулирования людьми в целях самосохранения власти. Еще одним таким рычагом является администрирование бедности. В каждом региональном бюджете в среднем 25–30% расходной части тратится на социальную защиту. Конечно, это хорошо, что людям оказывают различные формы социальной поддержки, платят пособия.

Например, в тот момент, когда экс-министр занятости, труда и миграции Саратовской области заявила, что можно прожить на 3500 руб. в месяц, из 90 млрд руб. расходной части бюджета области более 31 млрд рублей приходилось на раздел «социальная политика», то есть каждый третий рубль саратовского бюджета. Очевидно, что 31 млрд рублей обслуживает огромная масса чиновников, которые собирают справки, составляют реестры, аналитические доклады, обеспечивают проводки и т.д. и делают это за зарплату, существенно отличающуюся от 3500 рублей и от суммы пособий, которые назначают.

На бедности паразитирует огромная армия чиновников, необходимость которой для власти очевидна, — это солдаты системы, обеспечивающие и нужные результаты выборов, и другие задачи. И власть будет защищать бедность всеми способами!

Что важно было бы услышать в Послании президента, результатом 19-летней деятельности которого являются 19 миллионов нищих в богатейшей стране? Как минимум следующее.

Послание Федеральному собранию (альтернативный вариант)

Есть в стране закон, который призван уберечь человека от чумы и холеры и различных вредных факторов среды обитания, угрожающих ему как живому организму. Он называется Федеральный закон «О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения». В нем установлены многочисленные требования к среде в целях сохранения физического здоровья граждан. Но человеку важно сохраниться не только как особи, но и как личности, обеспечив психологическое и социальное здоровье.

Для этого важно иметь возможность хоть изредка купить книжку или билет в театр, пригласить к себе друзей или навестить родственников в другом регионе, оплатить интернет или экскурсию в музей ребенку, купить если не букет, то хотя бы цветок маме/жене/сестре на день рождения. Эти совершенно обычные человеческие мелочи малодоступны тем, у кого доход на уровне прожиточного минимума на душу и совсем недоступны для тех 19,2 миллиона, у кого он ниже черты бедности. Это унизительно для человека, а в Конституции нашей страны записано, что достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления.

Проявляя уважение к человеку, мы примем Федеральный закон «О социально-экономическом благополучии граждан в Российской Федерации», который гарантирует каждому без исключения гражданину страны доход не ниже прожиточного минимума, а методика определения прожиточного минимума будет основываться на современных цивилизованных социальных стандартах, обеспечивающих сохранение человеческого достоинства. Только при соблюдении такого подхода имеет право на существование статья в Конституции, что наше государство является социальным.

Но не услышим мы таких слов в Послании. Потому что к ним нужно будет добавить про изменение экономической и бюджетной политики, проведение судебной реформы, проведение честных выборов, равенство всех перед законом, отказ от войн на чужих территориях.

Автор: Эмилия Слабунова, политик, партия «Яблоко», депутат ЗакС Карелии

https://novayagazeta.ru/articles/2020/01/14/83447-bednost-kak-gosudarstvennoe-prestuplenie

***

Приложение. Население России погружается в долги

Главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович указывает на рост долговой нагрузки населения России. Тенденция увеличения долговой нагрузки населения является тревожной при наблюдаемом продолжении трендов снижения уровня жизни россиян. Означает ли это критическую угрозу финансовой стабильности граждан?

Рост долговой нагрузки населения в 2020 году продолжится, однако темпы данного роста замедлятся.

Исходя из данных ЦБ РФ за третий квартал 2019 года, мы видим, что долговая нагрузка населения (платежи по необеспеченным и ипотечным кредитам к располагаемым доходам) выросла до уровня 10,6%. По итогам 2019 года данный показатель может составить порядка 10,8−11%. Сразу следует заметить, что тенденция увеличения долговой нагрузки населения является тревожной при наблюдаемом продолжении трендов стагнации/снижения уровня жизни россиян, однако текущие уровни данной нагрузки далеки от критических угроз финансовой стабильности. Основным фактором роста долговой нагрузки населения является потребительское кредитование — спрос населения при низких темпах роста денежных доходов имеет вынужденный характер, что приводит к увлечению долгового бремени домохозяйств. Значительный разрыв в темпах роста денежных доходов населения (за 12 месяцев) и темпах роста долга домашних хозяйств сохраняется. В сентябре 2019 года темпы роста долга превышают темпы роста доходов более чем в четыре раза.

Возвращаясь к показателю долговой нагрузки, мы видим, что ее структура выглядит следующим образом. Так, на потребительские кредиты в третьем квартале 2019 года приходится 8,9% располагаемых доходов населения, в то время как «ипотечная» часть долговой нагрузки составляет всего 1,7% (потребительские кредиты + ипотека 10,6%). За девять месяцев 2019 года уровень долговой нагрузки потребительских кредитов вырос на 0,57 п.п., в то время как рост ипотечной долговой нагрузки составил всего 0,11 п.п.

Основными факторами замедления темпов роста долговой нагрузки в 2020 году призваны стать меры ЦБ РФ, принятые для охлаждения рынка потребительского кредитования. К данным мерам относится как увеличение коэффициентов риска по необеспеченным кредитам, так и введение ПДН. Заметим, что эффект от увеличения коэффициентов риска заметен уже на данных за третий квартал 2019 года (эти данные не учитывают эффект от ПДН, который был введен в октябре 2019 года). Так, в третьем квартале темпы роста уровня долговой нагрузки замедлились до 9,8% г/г против среднего за предыдущие три квартала уровня в 12,7% г/г.

Также следует заметить, что мы считаем основными драйверами замедления темпов роста долговой нагрузки именно «охлаждающие» потребительское кредитование меры ЦБ РФ, в то время как заявленные в рамках послания президента РФ к Федеральному собранию меры социально-демографической поддержки будут иметь вспомогательный характер воздействия на процесс снижения темпов роста долговой нагрузки населения.

В данном случае мы не умаляем важность поддержки наиболее нуждающихся слоев населения, в частности молодых семей за счет увеличения объёмов материнского капитала, а также неполных семей за счет увеличения ежемесячных детских выплат. Данные меры направлены на наиболее закредитованные слои населения. Однако этих мер вряд ли окажется достаточно для того, чтобы вывести реальные располагаемые доходы на траекторию устойчивого роста выше уровней 0,5−1,5% г/г, что могло бы способствовать развороту показателя долговой нагрузки от роста к его снижению.

По нашим оценкам, средние темпы роста показателя долговой нагрузки населения в 2020 году могут замедлиться до уровней 6,5−9% г/г против темпов роста 2019 года в 11%. Ожидаем, что среднегодовой уровень долговой нагрузки населения в 2020 году может вырасти до 11,1% против 10,5% в 2019 году.

Автор: Антон Покатович

https://regnum.ru/news/economy/2832202.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Эмилия Слабунова, Антон Покатович

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 01.02.2020. Aufrufe: 56

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta