2010-е годы привели в России к обнищанию народа и обогащению начальства

Information
[-]

Развитие наоборот

Итоги десятилетия подводить еще рановато — в соответствии с правилами летоисчисления «десятые» закончатся вместе с 2020 годом, а не с 2019-м. Но в России любят круглые цифры, и поэтому такие итоги можно подвести сейчас. С точки зрения народа и начальника эти итоги выглядят по разному.

На первый взгляд к завершению 2019 года российская экономика подошла без особых успехов. Даже официальные данные Росстата и Центрального банка свидетельствуют, что результаты — в том, что касается экономического роста и доходов — плохонькие. ВВП, как ты ни жонглируй статистикой, не растет быстрее чем на полтора процента в год, а то и меньше, а реальные доходы снижаются.

Чтобы ни говорили в государственном телевизоре, это снижение доходов каждый может увидеть в домашнем холодильнике и может ощутить на собственном кошельке. Считая в долларах, российский ВВП вообще не вырос за минувшие десять лет, только если в 2008 году экономика России составляла 3% от мировой, то теперь — не больше 2%, а будет еще меньше. Согласно данным того же Росстата, за 10 лет (с 2008-го по 2019-й) экономика прибавила всего 8,8 %.

Тот, кто рассказывает, будто теперь «национальные проекты» обеспечат какой-то особенный рост, на самом деле просто не любит считать. Сумма запланированных расходов на «нацпроекты» составляет 25 трлн рублей, вроде много, но… это всего лишь 3% от прогнозного объема российского ВВП на ближайшие пять лет. Для сравнения — в 2014–2018 гг. отток капитала составлял около 4% ВВП в год. Так что все национальные проекты от нас давно уехали. Ну, про уровень массовых зарплат, дифференциацию доходов и рост закредитованности можно даже не говорить — все всё знают. На этом фоне вполне естественным выглядит желание людей, не допущенных до властных рычагов, рассказать публике о «потерянном десятилетии» и дать совет начальству, как именно нам следует реорганизовать Россию.

С успехом: взгляд сверху

Ерунда, скажет начальник, положение дел в экономике хорошо, как никогда! И существующее положение — не провал, и не ошибка, а успех экономической политики, которая сознательно и последовательно осуществляется властью со второй половины «нулевых». А то, что эта наша политика не предусматривает роста ваших доходов, то это ваши проблемы.

Для такого рассуждения у начальника есть все основания. Кроме маленьких цифр роста экономики и ничтожных цифр роста доходов у начальника есть большие и красивые цифры, роста золотовалютных резервов и роста бюджетного профицита (в уходящем году этот профицит составит 1,4% ВВП). При этом бюджет сверстан из расчета $42,4 за баррель — все, что «сверху» идет в казенные закрома.

Есть и маленькая цифра, греющая руководящее сердце — темпы инфляции, которые как ни крути, в истекающее десятилетие превратились из двузначных в однозначные. А начальник превосходно помнит трехзначную инфляцию девяностых, да и народ, когда его спрашивают об экономических страхах, в первую очередь называет страх роста цен. Правда, инфляция, как раковая опухоль, продолжает давать метастазы, то в виде повышения цен на проезд, то в идее сокращения объемов упаковки, когда вместо килограмма продукта в яркой коробке оказывается граммов восемьсот, то в виде дополнительных сборов и платежей «ни за что». Да и повышение НДС на два процента — тоже свидетельство инфляционного давления. Тем не менее, если цены и ползут вверх, то делают это медленнее, чем раньше. Правда, напоминают экономисты, низкая инфляция куплена ценой жесткой бюджетной экономии и отсутствием роста доходов. Но доходы населения волнуют начальника в «обратном смысле» — только бы не выросли.

Настоящая политика для настоящих хозяев

Дело в том, что главный позитивный итог десятилетия начальник видит вообще в других цифрах. Ударными темпами богатеет российский высший класс, по числу официальных долларовых миллиардеров Россия уступает разве что США, а если учесть, что рядом с каждым официальным миллиардером стоит миллиардер неофициальный, то возможно и превосходит. 1% наиболее состоятельных граждан России контролирует почти 60% всех материальных и финансовых активов страны – никаким ротшильдам с рокфеллерами такое и не снилось. Российский фондовый рынок уверенно растет. Так же, как и рубль, вроде слабый и зависимый от нефти, считая с момента своего обвала в 2014-м году, принес умелым инвесторам 73% доходности. Если это не успех, то я не знаю какого вам успеха еще нужно, мог бы сказать начальник.

Успех хозяев российской государственной экономики — производная от действительной, а не декларируемой экономической политики. И причина нынешней бедности и закредитованности граждан вовсе не в экономических санкциях, и не в бюджетной политике «десятых», и тем более не в наследии «девяностых». Причина — в комплексе решений, принятых в конце нулевых, после кризиса 2008 года.

Тогда в очередной раз оказалось, что у российской экономики есть только два настоящих союзника — высокие цены на экспортное сырье, и дешевые западные кредиты. Но цены на нефть рухнули (и не вернулись к прежним показателям), а с кредитами получилось совсем нехорошо. Выяснилось, что российские полугосударственные олигархи задолжали «иностранным партнерам» полтриллиона долларов — всего на сто миллиардов меньше, чем золотовалютные резервы Центрального банка.

Вариантов было два — либо отдавать корпорации «империалистическим хищникам», либо помогать хищникам собственным. Начальство выбрало второй вариант, и в новое десятилетие российская экономика вступила уже с другой структурой. «Внешне» все осталось, как и было, с вывесками акционерных обществ, свободным ценообразованием, и красивыми словами вроде «капитализации» и KPI. Но «внутренне» экономика в огромной степени вернулась на орбиту, намеченную еще товарищем Сталиным — в знаменитой статье «Об экономических проблемах социализма в СССР». Не просто так в последние годы вождь буквально лезет из всех щелей.

«Уполномоченные государства»

«Можно ли рассматривать средства производства при нашем строе, как товар», сам себя спрашивал товарищ Сталин? И сам себе отвечал — нет, нельзя. «Во-первых, средства производства “продаются” не всякому покупателю, … только распределяются государством среди своих предприятий. Во-вторых, владелец средств производства — государство, при передаче их тому или иному предприятию ни в какой мере не теряет права собственности на средства производства, а наоборот, полностью сохраняет его. В-третьих, директора предприятий, получившие от государства средства производства, не только не становятся их собственниками, а наоборот, утверждаются, как уполномоченные государства по использованию средств производства, согласно планов, преподанных государством».

Ну, и что не так? Сплошь и рядом мы видим, что «средства производства» если даже и продаются, то «не всякому покупателю». Об этом, кстати, свидетельствуют два тренда — внешние инвесторы охотно покупают российские долговые обязательства, инструмент вполне ликвидный, но совсем не спешат вкладывать деньги в уставный капитал российских компаний — такие вложения по сравнению с 2008-м годом сократились в сто раз, в целом же объем прямых иностранных инвестиций в Россию за 10 лет уменьшился раз в десять и продолжает снижаться. Инвесторы все понимают, в том числе и степень гарантий собственности. И даже «олигархи» оказываются не столько собственниками, сколько «уполномоченными государства по использованию средств производства». И стараются исправно выполнять «планы, преподанные государством» — вбивают сваи, строят стадионы, укладывают трубопроводы… Само собой, не бесплатно, а по монопольным ценам.

Поэтому сверхвысокие доходы «уполномоченных государства по использованию средств производства» – почему бы им и не быть? Информацию о роскошном образе жизни детей и подруг высокого начальства никто особо и не скрывает. Тем более, что всякие личные самолеты давно стали для них не роскошью, а средством передвижения.

Зарплаты в минус, прибыль в плюс

Кроме того, из опыта кризиса 2008 года начальство сделало и другой важный вывод – снижение доходов населения несет гораздо больше плюсов, чем минусов! Каждый раз, когда доля зарплат в издержках компаний радикально снижалась, так крупные предприятия демонстрировали рост прибыли. Так было и в 1999 году, и в 2009-м, так произошло и в 2019-м… Собственно, низкие доходы работников – один из важнейших механизмов извлечения прибыли государственными корпорациями. Если рассматривать экономику страны, как единое хозяйство, принадлежащее группе собственников, то все становится на свои места – основные доходы приносит экспорт ресурсов, и налогообложение потребления. Цены на экспортное сырье от воли начальства не зависят, экономить «на оборудовании» начальство опасается, потребление, в свою очередь, зависит от доходов и от цен на импорт… остается совершенно очевидный ресурс — дешевый труд.

Кроме того, гипертрофированный государственный сектор играет злую шутку с российским рынком труда — рост зарплаты в частном секторе, случись он чудом, обернется необходимостью повышения зарплат в секторе государственном. А с точки зрения начальства это означает повышение издержек и снижение общей прибыли «корпорации «Россия». Зато повышение пенсионного возраста, полностью укладывается в логику снижения цены труда в издержках российского бюджета и государственных компаний. Больше предложение труда на рынке, ниже зарплаты. И меньше обязательств начальства перед людьми. Выкрик начальницы «государство вам ничего не должно» — это не оговорка. Они действительно так думают.

Главная задача хозяйственной политики

Мания «снижения издержек» и «оптимизации», охватившая начальство, вполне объяснима — это все тоже сокращение непроизводительных расходов. С высоты начальственных кабинетов ситуация в стране выглядит совершенно иначе. Когда министр здравоохранения называет «систему» российской медицины «эталонной», министр ведь нисколько не лукавит. С точки зрения начальства эта система действительно — лучше не придумать – все, кому «положено» получать медицинскую помощь, получают ее незамедлительно и в полном объеме. Все, кому «положено» зарабатывать «на здоровье», зарабатывают свои сверхприбыли. А всем, кому не повезло оказаться в привилегированных списках, никто не запрещает собирать деньги себе на лечение смсками.

Да и вообще, как писал товарищ Сталин, «организация производительных сил, планирование народного хозяйства, образование общественных фондов и т.д. — является не предметом политической экономии, а предметом хозяйственной политики руководящих органов».

Правда, существующая «хозяйственная политика руководящих органов» не может привести экономику к росту, но такая цель на самом деле никем и не ставится. Целью — если судить по делам, а не по словам, является планомерное обогащение «уполномоченных государства по использованию средств производства». Ну, а если какие то крошки упадут с начальственного стола вниз, нагибаться за ними и подбирать их особо никто не будет. Разве что налоговая служба придумает, каким образом извлечь эти крошки из карманов «самозанятых», то есть, на самом деле, безработных, пытающихся выжить самым мелким бизнесом. Как в Африке.

В ближайшие годы сутью хозяйственной политики станет деятельность по передаче собственности и власти детям «государственных уполномоченных». И в этом процессе нас ждет много интересного.

Автор: Дмитрий Прокофьев, экономист

https://novayagazeta.ru/articles/2019/12/30/83340-razvitie-naoborot

***

Приложение. Когда нефтянка начнет кормить народ России?

Hа протяжении всего постсоветского периода среди критиков деятельности государства традиционно озвучивался вопрос о народном достоянии. В частности, о природных ресурсах. Постоянно предлагалось посмотреть на примеры Норвегии и Саудовской Аравии, где нефтяные доходы якобы «использовались на пользу людям». Откуда немедленно выводился следующий вопрос — доколе? Когда российская власть, наконец, начнет делиться народным достоянием с собственным народом?

Тем удивительнее сейчас выглядит полная тишина после нынешнего президентского послания Федеральному собранию. А ведь Владимир Путин, кроме всего прочего, в части экономики озвучил именно то, что от него еще со времен Болотной требовала оппозиция.

Глава государства сказал, что подушка финансовой безопасности государства в лице Фонда национального благосостояния достигла 7% ВВП. Этого достаточно для обеспечения стабильности внешней торговли и гарантии безопасности от прочих предсказуемых рисков. Таким образом, с января 2020 года средства, поступавшие в ФНБ по бюджетному правилу, теперь будут направляться на развитие экономики страны.

Речь идет о части экспортной выручки от продажи российской нефти, превышающей 40 долларов за баррель марки Urals. Впрочем, высота отсечения в бюджет заложена динамично. Антон Силуанов отметил, что к 2023 году предусмотрено поднять ее до 45 долларов. Все, что ниже, формирует сиюминутную доходную часть бюджета России. Все, что сверх — превратится в дополнительный стимул экономического роста.

Размер дополнительных вливаний в российскую экономику, если не вдаваться в отдельные мелкие детали, можно подсчитать достаточно просто. По итогам 2019 года Россия в дальнее зарубежье отгрузила 248,51 млн тонн нефти. Хотя далеко не вся она относится к марке Urals, для простоты сей момент также можно опустить, а также перевести тонны в более привычные публике баррели. Получается примерно 1,82 млрд баррелей. По итогам года средняя цена барреля марки Urals составила 63,52 доллара. Годом ранее она была даже выше, достигнув отметки в 70,92 доллара. Таким образом, из 115,6 млрд долларов выручки 72,7 млрд уходило в бюджет, а 42,8 млрд направлялось на накопление в кубышку. С января 2020 года эти деньги станут инвестироваться в развитие российской экономики.

Обычно средний дисконт российской марки к стандартной Brent колеблется в районе 2,52−2,74 долларов, но порой, по ряду причин, разница может сокращаться до почти нулевой. Однако, говоря о перспективах, примем эту величину за условно неизменную. Как это обычно бывает, точно предсказать нефтяные цены на будущее не в состоянии никто, однако современные тенденции на Ближнем Востоке позволяют предполагать их некоторый рост. В частности, аналитическое агентство Fitch Solutions прогнозирует выход котировок Brent на отметку в районе 80 долларов в 2021 и до 82 долларов в 2022—2023 годах. Эта тенденция выгодна и американским сланцевикам, и одновременно бьет по экономике Китая, поэтому Трамп не будет против.

С учетом упомянутого выше дисконта можно допускать цену Urals на уровне 77−78 долларов. Что означает поступления по бюджетному правилу, даже с учетом повышения высоты отсечения, примерно в 58,24 млрд долларов или ориентировочно в 3,76 трлн рублей (если считать по среднегодовому курсу рубля к доллару в 64,66 рублей в 2019 году). Для справки. Расходная часть федерального бюджета России за 2019 год составила 18,06 трлн рублей. Это значит, что в экономику государства с января текущего года будет направляться на 20% больше денег. Причем, судя по словам президента, пойдут они не тонким слоем по чуть-чуть на все, а прежде всего на улучшение инфраструктуры. В первую очередь, автодорожной. С целью улучшения связности территории с федеральными магистралями.

Много это или мало? В 2018 году консолидированный бюджет региональных дорожных фондов был установлен в размере 971 млрд. Плюс около 700 млрд рублей федерального уровня. Таким образом «доплата» в 2,35 раза превышает все деньги, ежегодно ранее выделявшиеся на дорожное строительство.

Конечно, можно легко предсказать вопрос — почему государство собирается вбухать такую прорву финансов в дороги вместо развития высоких технологий или ремонта школ, состояние которых в 90% случаях даже в Москве оставляет желать лучшего?

Ответ прост и циничен. Потому что даже если всех ненужных офисных менеджеров, вместе со слабо востребованными малоквалифицированными работниками, резко переучить в высококлассные программисты (допустим, такое чудо как-то сумеет произойти), то платежеспособного рынка сбыта для них все равно не существует. Развивать технологии, безусловно, необходимо, и работы в этом направлении ведутся тоже. Только ощутимый результат они дадут хорошо если лет через 5−10. Тогда как обеспечить занятость необходимо уже здесь и сейчас. Это даже если не трогать вопрос необходимости ремонта самой дорожной сети страны.

Плюс загрузка предприятий, производящих стройматериалы. Плюс загрузка ремонтно-строительных и транспортных мощностей. Строительство даст первый оборотный цикл для инвестирования внутри страны, после чего накопленные деньги пойдут и по другим инвестиционным циклам, в том числе и на переобучение граждан и на ремонт школ. И вот при всем этом комментаторы и критики президентского послания сосредотачиваются только на вопросе транзита власти и назначении бывшего главного налоговика премьер-министром. Впрочем, не удивительно. У нас вообще традиционно не принято замечать, когда государство делает что-либо хорошее.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2833399.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Дмитрий Прокофьев, Александр Запольскис

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 02.02.2020. Aufrufe: 211

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta