Европа в состоянии войны с коронавирусом

Information
[-]

***

Германия: психоз определяет сознание. Поиск стратегии как национальная идея

Но стратегия начинает просматриваться. Главное — снизить темп распространения вируса.

Президент Франции Макрон объявил, что мир в состоянии войны с вирусом. Кандидат в канцлеры ФРГ Армин Лашет — что мир на грани между жизнью и смертью (другой кандидат, Фридрих Мерц, не спорит, потому что сам подцепил вирус и слег). Канцлер Меркель допускает, что будут инфицированы 70 процентов населения. А вот у берлинского института им. Роберта Коха, изучающего инфекционные заболевания, прогноз щадящий — инфицированы будут процентов 13, хотя пандемию специалисты нам обещают на пару лет. Хорошо хоть к карантину на все это время не призывают.

Населению, впрочем, пока не до этих тонкостей. В Европе (да и не в ней одной) реакция, если можно так выразиться, опережает осознание ситуации, причем форма реакции — предельно неконструктивная: массовый психоз. Наиболее ярким его проявлением в ФРГ стала скупка макарон и туалетной бумаги.

Если быть точным, охоту за продуктами начали еще в феврале. Что вовсе не мешало дисциплинированным немцам игнорировать призывы Минздрава: свернуть массовые мероприятия, отказаться от театров, выставок, стадионов и перелетов.

Массовое заражение и в ФРГ, и в Италии произошло, констатируют медики, по ходу традиционных карнавалов, которые шли весь февраль и сопровождались обильными возлияниями. Власти не стали их запрещать, чтобы не вызывать паники. Да народ в ту пору и не внял бы запретам. Последнее очевидно на примере австрийского Тироля. Мекка для любителей горных лыж, ежегодно собирающая миллионы, стала крупнейшим источником заразы в ЕС. Причем виноваты не лыжи, а послелыжная тусовка (так называемая Apres-Ski), продолжавшаяся и в этом году ночи напролет, хотя все знали, что тесные контакты способствуют распространению вируса, а тирольский вирусолог Роберт Цангерле в газете Standard прямо предостерегал: Apres-Ski инфекцию «подхлестнет».

Так и вышло. Как установлено, новый коронавирус в «австрийский Куршевель» принес бармен-немец. От него вирус получили, по данным СМИ, не менее 100 датчан, 80 жителей Гамбурга, сотни нидерландцев, исландцев, шведов, россиян, украинцев. Что потрясает: даже когда стало ясно, «кто виноват», бар не закрывали несколько дней. О проблеме стало известно 29 февраля, когда из Тироля домой вернулась группа исландцев. Первая же проверка в аэропорту выявила: они инфицированы. Исландия объявила Тироль опасной зоной, но Австрия закрыла регион лишь через две недели. Итог охоты за прибылью и развлечениями: в маленькой (9-миллионной) Австрии больше зараженных и умерших, чем в Германии с ее 82 млн.

Подлинные масштабы беды стали вырисовываться 6 марта, когда надзорная служба запретила проводить в Берлине крупнейшую туристическую ярмарку мира ITB (не все ее участники могли доказать, что не являются носителями вируса). Отмена ярмарки, где десятки тысяч фирм заключают контракты, определяют цены и условия, координируют все это с перевозчиками, была первым звонком. Стало ясно: в этом году из-за боязни заразиться миллионы людей никуда не поедут. Но и этот сигнал был услышан не всеми. Свыше 100 тысяч немцев уехали в марте, их предстоит возвращать из разных концов света в условиях, когда почти все авиакомпании прекратили полеты. На их эвакуацию МИД ФРГ получил из бюджета 50 млн евро. Что, впрочем, ничтожная сумма в сравнении с тем, сколько придется потратить на борьбу с последствиями эпидемии. Лишь на финансовую помощь фирмам, пострадавшим от пандемии, парламент ФРГ обещал 500 млрд евро — около 13 процентов ВВП ФРГ.

«Мы готовы применить любое оружие»,-— говорит министр финансов Олаф Шольц. Принадлежащий государству банк развития (KfW) будет давать предпринимателям любые кредиты, чтобы компании не прекращали работу из-за нехватки денег. «Верхней границы кредита не будет»,— обещает Шольц. Одобрен сложный план финансовой поддержки. В принципе это те «инструменты», которые KfW применял в период восстановления Германии и при ее объединении: поручительства и займы на крайне выгодных условиях, почти без процентов. Последние 10 лет государство такого не делало, введя в конституцию поправку, запрещающую ФРГ брать новые кредиты, пока не будут погашены старые (они превысили 2 трлн). Власти упорно не брали кредиты сами и запрещали это партнерам по ЕС. И вот вирус сломал запрет: сколько в итоге будет потрачено и что это даст, никто не знает.

Больше того. Ради спасения экономики правительство готово взять на себя на время управление стратегически важными компаниями. Назвать это национализацией вряд ли можно, но глава Минэкономики Петер Альтмайер говорит, что готов на все, лишь бы не допустить банкротства экономически здоровых предприятий. Любопытно, что об этом заговорили, когда появилась информация, что биотехнологическая фирма CureVac в Тюбингене, занимающаяся созданием вакцины от грозного вируса, близка к результату.

Если верить СМИ, Трамп попытался переманить немецких ученых в США, потребовав, чтобы вакцина использовалась только в Штатах. 3 марта на сайте CureVac сообщалось, что гендиректор фирмы побывал в Белом доме, где обсуждал с Трампом возможности ускорения создания вакцины. Ясно, что правительство ФРГ готово на все, чтобы не допустить этого. Правда, насколько CureVac близка к успеху реально, неясно. Как и то, на какой стадии разработки вакцины дюжина других биофирм ФРГ.

Вообще же вирус создал массу проблем, решить которые невозможно ни чьим-то распоряжением, ни деньгами. Вот некоторые аспекты. Большая часть мелких и средних предпринимателей — почти вся сфера обслуживания (кроме аптек и супермаркетов) — обязана закрыться из-за карантина. Предприятия производящих отраслей работать в принципе могут, но, чтобы не подвергать риску работников, многие предпочитают закрыться.

К тому же все понимают: вскоре любое производство встанет из-за глобализации. Ведь каждый производитель связан с тысячами поставщиков, все они зависят от транспорта. Ни одно крупное предприятие не имеет складов длительного хранения: комплектующие (скажем, для автомобиля) доставляются, когда они нужны по системе Just-in-Time. Система функционирует, но лишь при условии, что работают все ее элементы. Не случайно мир так болезненно воспринял атаку вируса на КНР: ведь в производственных цепочках ведущих компаний мира ключевую роль сейчас играют китайские фирмы. Речь уже идет о «китаизации» мировой экономики: какой-то элемент любой вещи, покупаемой нами (от компьютера до игрушки), обязательно выпущен в Китае, от него в той или иной мере зависит 30 процентов мировой экономики.

Теперь о ЕС. Проблемы, начавшиеся в Ухане, усугубились, когда страны ЕС одна за другой стали закрывать границы. За первые два дня пробки на границах Германии с Австрией, Францией, Швейцарией, Данией, Польшей достигли сотен километров. И это — только грузовики, везущие заказанные кем-то детали и продукты. Поэтому в Еврокомиссии быстро сообразили, что потоки грузов, хотя бы внутри ЕС, прерывать нельзя. Заговорили даже о том, что, поскольку в странах ЕС в общем-то уровень инфицированности примерно сопоставим, то и для перемещения людей внутри ЕС проблем создавать не стоит. Как это будет сделано, неясно, поскольку у каждого правительства свои политические и экономические соображения по ограничениям на границах. Пока решено изолировать от внешнего мира целиком весь ЕС. В него могут въезжать только жители ЕС, а также Великобритании, Исландии, Лихтенштейна, Норвегии, Швейцарии. Из других стран будут впускать в «неотложных» случаях, заявил глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер. А канцлер Меркель потребовала, чтобы свободное движение грузов было восстановлено.

Еще сложнее с «человеческим фактором». Тех, кто не имеет права ходить на работу из-за карантина, решено приравнивать к больным. Но кто тогда им должен платить? Система ФРГ предусматривает, что первые месяц-полтора заболевший получает от нанимателя, а затем от своей больничной кассы (до 60 процентов заработка). Но как может платить наниматель, если у него нет доходов и неясно, когда они будут? Чтобы решить это, срочно был принят закон, по которому предприниматели смогут просить деньги на это в долг у государства (через KfW). А те, кому не будет хватать, смогут получать социальные пособия в упрощенном порядке.

Пока руководство ФРГ рассчитывает, что к концу мая перспективы станут яснее. Большие надежды на то, что не все инфицированные заболевают. Все услышали слова Меркель, что заражено будет до 70 процентов населения. Но не все поняли, что речь о всех случаях — от самых легких до смертельных. В отделениях интенсивной терапии окажется не более 2–3 процентов, а летальный исход грозит менее чем одному проценту заболевших. Поэтому сейчас в ФРГ основная задача — снизить темп распространения вируса, ведь если заболеют сразу многие, то справиться будет тяжело, поскольку даже в Германии не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких и персонала.

Автор: Виктор Агаев, Бонн

https://www.kommersant.ru/doc/4290761

***

Франция: выборы во время чумы. Заражение электоральным путем

Передается ли COVID-19 электоральным путем?

Как невесело шутят франкоязычные публицисты, свою первую схватку с демократией злополучный коронавирус выиграл нокдауном. А как еще подвести итоги первого общенационального голосования в эпоху пандемии, которые прошли во Франции 15 марта?

В самом деле, первый тур местных (выбирали мэров 35 тысяч коммун) выборов, очень важных во Франции — их не отменяли даже во время мировых войн, зафиксировал скандально низкую явку: 45,5 процента вместо обычных 65–75 процентов. Оборотной стороной такой явки стала близкая к катастрофе непопулярность на местном уровне правящей президентской партии — даже премьер Эдуар Филипп не смог выиграть с ходу в родном Гавре у коммуниста (из-за чего пошли спекуляции о смене кабинета). Главное же — во весь рост встал вопрос о проведении второго тура (был намечен на 22 марта).

Но и это не все. Вняв предвыборным призывам не поступаться демократией и образом жизни, избиратели, как проголосовавшие, так и не проголосовавшие, принялись демонстрировать верность ценностям вслед за своим президентом, который перед волеизъявлением лично прогулялся по Парижу под телекамеру. Его примеру — благо день выборов выдался солнечным — последовали: сограждане дружно фланировали среди парков и достопримечательностей милой Франции, начисто позабыв, что накануне голосования из-за пандемии закрыли школы, вузы, почти всю торговли и запретили собрания свыше 100 человек.

Первыми не выдержали медики, которые на востоке страны (в частности, в Эльзасе и Страсбурге) к тому времени уже сбились с ног из-за наплыва инфицированных, нехватки оборудования и больничных коек. Их обращения можно суммировать так: вы что, очумели? Как мы можем остановить эпидемию, когда вы ей способствуете! Инфекционист из старинного парижского госпиталя Питье-Сальпетриер, профессор Ком, прямо назвал происходящее «итальянским сценарием». Стало просматриваться: Франция поставила на себе эксперимент, итоги которого позволят судить о том, распространяется ли этот чертов вирус еще и электоральным путем. Разом опомнились почти все политики: стало ясно, что требовать таких жертв от сограждан именем демократии (или чего бы то ни было) — полный и жестокий абсурд.

Оппозиция (ее опросил премьер) дала понять, что готова к переносу второго тура, но хотела бы сохранить в силе результаты победного для нее первого (партия Марин Ле Пен, в частности, отхватила несколько городов и близка к показательной победе в Перпиньяне, здорово продвинулись и «зеленые»). Президент, со своей стороны, нашел силы для компромисса и согласился первый тур не отменять — он хоть для его партии и провальный, но не зря же боролись за принципы. Оперативно собрался Совет по науке (эта инстанция объединила лучших вирусологов страны во главе с Жаном-Франсуа Дельфресси, иммунологом, который 30 лет вел исследования по ВИЧ-инфекции, возглавлял Национальное агентство). Совет честно предупредил Эмманюэля Макрона: о том, чего будут стоить нации эти выборы и когда она снова сможет сражаться за принципы на избирательных участках, станет ясно через 14 дней. В ситуации, когда мир учится новой жизни в условиях пандемии на ошибках, своих и чужих, к результатам отчаянного французского голосования стоит присмотреться всем — и нам, которым голосовать в апреле, и США, которым голосовать в ноябре.

Присмотреться, впрочем, стоит не только к выводам медиков. Общественная дискуссия, готовность властей Пятой республики к работе над своими ошибками и поиск взаимопонимания с гражданами в драматический момент достойны внимания и уважения не в меньшей степени. Главный вывод уже можно сформулировать мыслью Альбера Камю из великого и страшного романа «Чума» (его продажи, как подсчитала газета Figaro, в эти дни выросли вчетверо). Вот она: хотя активно со злом в этих условиях могут бороться только врачи, борьба с эпидемией касается всех, важнее всего — «не отдать чуме часть себя». В этом смысле (хотя о выборах в зачумленном Оране не додумался даже Камю) общее правило сохраняется: из суммы индивидуальных судеб эпидемия делает судьбу коллективную. Чтобы спастись самому, надо исполнять свой долг и оставаться человеком даже в санитарной изоляции: скажи мне, как ты сопротивляешься вирусу, и я скажу, кто ты…

Конечно, важны нюансы современной биополитики (термин философа Мишеля Фуко). Вирус не существует вне человека, вне общества, поэтому эпидемия по определению биосоциальный процесс. Но и биополитический также — наш ответ эпидемии зависит, в частности, от того, какой системой здравоохранения мы располагаем и что мы в нее вкладывали и вкладываем. В своем обращении к нации после выборов Эмманюэль Макрон, определив текущую ситуацию, как «войну с невидимым врагом», призвал к смене парадигмы. Как только мы преодолеем пик санитарного и экономического кризиса.

О чем речь? Президент Франции, похоже, настроен взять быка за рога. «Предстоит задуматься над той моделью развития, в которую мир погрузился за последние десятилетия»,— говорит он, подчеркивая, что «ближайшие недели и месяцы потребуют решений разрыва». Он готов к отказу от ряда болезненных реформ, в частности пенсионной, которые отстаивал с момента избрания во имя либерализации экономики Франции — какой смысл в либерализации, комментируют советники президента, если пандемия обрушила либерализм вместе с рынками? Речь идет и о пересмотре глобальных цепочек в жизненно важных сферах: в фармакологии, по крайней мере, Франция (и шире — Европа) не хочет больше зависеть от производства медикаментов и бактериальных масок в Китае, далекой, чужой и подчиняющейся неведомой логике стране. Так же не может зависеть Европа и от США, президент которых пытается лечить вирус биржевой логикой и перекупкой немецких фирм, ближе всех подобравшихся к производству вакцины от новой заразы (см. ниже). В конце концов, прав Камю: именно в период эпидемий важно оставаться людьми. Иначе это просто не лечится.

Автор: Дмитрий Сабов

https://www.kommersant.ru/doc/4290762?from=doc_vrez

***

Италия: репортаж с маской на лице. Страна в роли лаборатории

На Апеннинах теперь все ждут шести вечера. В это время приговоренная коронавирусом к домашнему заключению страна выходит на балконы, обменивается приветствиями, поет, выпивает (у кого, конечно, осталось), демонстрируя себе и миру, что «все будет хорошо».

Так, во всяком случае, детским почерком написано на нашем подъезде в Риме. Жаль только, что в этот час и представители эпидемиологической службы проводят ежедневные пресс-конференции: из них неизменно следует, что переломить тенденцию распространения болезни пока не удается. Каждый день в Италии число заболевших растет на 2,5–3 тысячи человек, умирает свыше 300. Особо тяжелая ситуация на севере, где палаты интенсивной терапии уже переполнены. По этой причине выставочное пространство Миланского EXPO-2015 срочно переоборудуется в госпиталь. Сильвио Берлускони, говорят, дал на это 10 млн евро, проблема в том, чтобы найти оборудование.

Не хватает не только аппаратуры для вентиляции легких, но и элементарных масок для персонала.

Почему? Замминистра здравоохранения Пьерпаоло Силери, которому «Огонек» задал вопрос, как так вышло, что медслужбы беспомощны перед эпидемией даже в северных областях, где здравоохранение, как считалось, на уровне, ответа не дал. Больше того, сам свалился с коронавирусом.

Для Италии в этом нет ничего удивительного. Не раз приходилось слышать в частном порядке от работающих в несколько смен и часто без необходимой защиты медиков, что противостоять болезни помогает адреналин и рабочий азарт. А на вопрос, почему медицинские структуры оказались не готовы, разводят руками: мол, общественное здравоохранение в Италии «убивают» уже много лет.

На фоне общей беды, которую сравнивают то с 11 сентября 2001-го, то с бойней в парижском Батаклане в 2015-м, предписание властей сидеть дома всем, кто не занят на важных для жизнеобеспечения работах, можно считать меньшим злом. С 11 марта на всей территории Италии каждый, кто покидает свой дом, должен иметь декларацию с объяснением причины. Полицейские патрули признают уважительными причинами поход за продуктами, в аптеку, на работу и обратно домой.

Другое дело, что, помимо перечисленного, ходить некуда. Закрыты рестораны, бары, торговые центры и бутики, театры и спортзалы, салоны красоты, даже парки, не говоря уже о школах, детсадах и вузах. На этом фоне воодушевляют работающие киоски с прессой, что приравнивает нашу работу к жизненно необходимым. Впрочем, есть и потери, которые не восполнить. Лично мне особенно жаль закрывшуюся через три дня после вернисажа выставку Рафаэля: она была приурочена к 500-летиею с его кончины. В Италии по случаю вспоминали, что гений Возрождения и сам погиб от неведомого недуга…

Говорят, все эти жесткие меры правительство приняло в ответ на несознательное поведение граждан 7–8 марта. В те последние «мирные» выходные одни массово расслаблялись в ресторанах, другие штурмовали поезда, чтобы ехать в сторону более благополучного в эпидемическом отношении юга. Результат этого смешения масс, утверждают эпидемиологи, подстегнул вирус, а защитные маски стали не только приметой времени, но и, как пишут в глянцевых журналах, «предметом желания». К слову, эпидемия уже сказалась на уличной моде. Редкие прохожие, которых можно встретить в обычно многолюдных по весне городах Италии, одеты в спортивные штаны и бесформенные куртки. Стали неактуальными каблуки, юбки и фирменные сумки, без которых уважающие себя итальянки прежде не выходили. Да и наносить макияж, чтобы закрыть его маской, тоже как-то нелепо.

 

Меняются и отношения. Я знаю несколько пар, которые перестали встречаться. На одной из пресс-конференций местного медика спросили, как эпидемия (а скорее, сидение дома) скажется на демографии, и в ответ услышали: отрицательно. Врач знал, о чем говорит: многие семейные уже жалуются, что им «не хватает личного пространства».

Но есть и позитивная сторона самоизоляции: отсекаются бесполезные связи, фигуры и инициативы. Так, из зоны общественного интереса исчезли движения типа «Сардин», пару месяцев назад собиравшие многолюдные митинги. Не слышно о Грете, на которую молились прогрессивные жители Апеннин. А уж о том, что год назад Италию называли «лабораторией популизма и суверенизма» (по сути, изоляции и антиевропеизма), в которой экс-советник Трампа Стив Бэннон ковал изоляционистский рецепт для Европы, и вовсе не вспоминают. Вот только изоляционизм настал сам собой. Под давлением невидимого врага страны позакрывали границы, ЕС с его институтами все больше похож на призрак. Что до Италии, то она снова напоминает лабораторию. На этот раз — по борьбе с вирусом. Кстати, помогают ей пережившие эпидемию китайцы, приславшие на днях в Рим и Милан специалистов и оборудование. Встречали их на ура. А ведь месяц назад от китайцев шарахались — как теперь по всему миру сторонятся от итальянцев…

Автор: Елена Пушкарская, Рим

https://www.kommersant.ru/doc/4292635?from=doc_vrez

***

Белоруссия: эксклюзивный оптимизм. Крайности особого пути

В стране борются не с вирусом, а с паникой вокруг него.

Белоруссия продолжает оставаться одним из немногих островков спокойствия на фоне мировой пандемии нового коронавируса. Во всяком случае, такое впечатление складывается у иностранцев. Здесь открыты границы для туристов и не введен карантин для местных. Власть и Минздрав уверены: в этом нет необходимости. Между тем количество подхвативших коронавирус растет в стране с каждым днем.

Как ни странно, в разгар эпидемии в Ухане именно Белоруссия первой протянула руку помощи китайцам.

Александр Лукашенко лично распорядился отправить в Поднебесную два военных самолета с гуманитарным грузом (масками, перчатками, халатами, дезинфицирующими средствами и антибиотиками). «Пусть эта помощь, идущая от чистого сердца всех белорусов, позволит дружественному китайскому народу справиться с выпавшими на его долю испытаниями. Мы готовы и далее вас поддерживать в преодолении этих временных трудностей. Только скажите, что еще мы могли бы сделать для вас. Беларусь всегда будет надежным и преданным другом Великого Китая!» — вдохновенно заявлял белорусский лидер.

Парадокс, но примерно в это же время жители деревни Клинок в Минской области узнав, что в один из коттеджей их населенного пункта заехала группа китайских строителей, написали открытое письмо местным властям. Требовали немедленно выселить иноземцев, в противном случае обещали «защищаться самостоятельно любыми мерами». Хозяйку дома и вовсе грозились закидать камнями. Хотя китайцы были проверены на наличие коронавируса при въезде в страну, прошли 14-дневный карантин и оказались абсолютно здоровы.

Правда, уже к концу февраля белорусам пришлось всерьез задуматься о помощи самим себе: люди столкнулись с дефицитом медицинских масок и перчаток. Они исчезли из аптек, как только в стране был выявлен первый случай инфицирования коронавирусом. Не то чтобы народ стал массово их носить. Брали, что называется, про запас. При этом, как стало известно «Огоньку», санитарки в райцентрах были вынуждены вручную отшивать из марли и старого постельного белья хоть какие-то средства защиты для врачей и сотрудников скорой помощи. Спохватилось государство только через неделю, заставив в срочном порядке перепрофилироваться 15 предприятий на пошив средств индивидуальной защиты. Но из одной крайности впали в другую. «Сшили — девать некуда. Легпром требует: оплатите нам. А здравоохранение говорит: нам столько не надо, нам некуда девать,— сетует Лукашенко и параллельно строит планы по решению проблемы:— Правда, я ему (концерну "Беллегпром".— "О") сказал, что надо разворачиваться: в Германии не хватает спецодежды, масок. Надо продать их, если на них есть спрос».

Спроса пока, судя по всему, нет. Ни у немцев, ни у кого-либо другого. Вообще, пока все государства мира закрывают свои границы, стараются максимально прогнать людей с улиц и минимизировать любые контакты между ними, белорусы предпочитают не нагнетать обстановку и живут практически так же, как и до появления злосчастного коронавируса.

Почему? Потому что ставку с самого начала сделали на «пресечение всякого рода дезинформации». Фактически единственным органом, уполномоченным делать заявления по теме, стало Министерство здравоохранения. Ни один медик без разрешения пресс-секретаря ведомства и слова не сказал по поводу сложившейся ситуации в стране. Сухие сводки по утрам о количестве случаев заражения вирусом и редкие комментарии министра здравоохранения Владимира Караника оптимизма, прямо скажем, людям не вселяют, но и лишних поводов для беспокойства не дают. Впрочем, на дворе не 86-й год, когда единственными источниками информации были газеты, радио и ТВ. Сейчас, даже если захочешь что-то утаить, не получится.

Первый же заболевший новым вирусом на территории Белоруссии — студент-иранец Парса — записывал аудиосообщения, находясь в инфекционной больнице Минска, и выкладывал их в Сеть. От камер случайных очевидцев не ускользнули очереди из десятков машин скорой помощи у той же инфекционки. Кое-кто умудряется вести прямые трансляции из специальных боксов для пациентов с подозрением на COVID-19. Вмиг становятся достоянием общественности истории о дальнобойщиках, вернувшихся из рейсов по Европе, которые убегают прямо из медицинских лабораторий, потому что боятся узнать результаты тестов. Им же снова на работу — не до вирусов! Так и прячутся по квартирам.

Как ни странно, на простых людей особого страху такие картинки не нагоняют.

В стране упорно продолжают игнорировать массовый карантин. Учреждения образования, офисы и производства за редким исключением работают в штатном режиме. Закрываются или переходят на дистанционку только в случае выявления заболевшего в коллективе и то с большой неохотой.

Нельзя сказать, что такое положение устраивает всех. Студенты Минска (в белорусской столице около 30 вузов) на прошлой неделе собрали 16 тысяч подписей под петицией с требованием перейти на дистанционное обучение. Естественно, получили отказ.

«Кто верит, что после прекращения очного обучения в университетах, ссузах, старшей школе учащиеся и студенты будут находиться дома или в общежитии и будут постоянно заниматься образовательным процессом? Если кто-то в это верит — изучите опыт 2-недельного дистанционного обучения студентов БНТУ. И, как показывает этот опыт, часть из них разъедется по стране, а основная масса будет активно посещать места общего пользования, устраивать тусовки, "тематические вечера" в общежитиях и тесно общаться между собой»,— то ли оправдывая свои действия, то ли успокаивая окружающих, заявляет Минздрав.

Неприятный эпизод случился на прошлой неделе: кто-то из чиновников Министерства образования поспешил довести до школ информацию о начале весенних каникул на неделю раньше (не с 30 марта, а с 23-го). Сообщение быстро распространилось по всей республике, самые шустрые учителя начали подводить итоги четверти. О переносе даже успели объявить на одном из государственных телеканалов. Однако вскоре министр образования поспешил заверить народ, что оснований для переноса нет — учимся по графику…

Любопытную меру пресечения паники предлагает Министерство антимонопольного регулирования. Пока во всем мире торговые сети переживают золотое время благодаря паникующим, которые закупаются туалетной бумагой, гречкой и солью, ведомство настоятельно рекомендует торговцам попридержать коней — отменить стимулирование продаж и рекламные акции для товаров длительного хранения, в том числе бакалеи, социально значимых товаров и товаров критического импорта. А когда в начале марта в интернете появилась информация о белорусской семье, которая по собственному желанию решила запереться дома на карантин на месяц-другой, ее буквально засмеяли и закидали нелестными комментариями, пришедшими со всей страны.

Кажется, на создание «атмосферы спокойствия» в Белоруссии работают все. Тот же иранец Парса, который уже успел выздороветь и выписаться из больницы, готовится стать звездой интернета. Минские музыканты пригласили молодого человека сняться в клипе на песню с красноречивым названием «No panic». Оптимистичный посыл от белорусов зазвучит сразу на нескольких языках — английском, арабском, белорусском, немецком, русском, французском.

Президент Лукашенко и вовсе раздавал фирменные советы, как победить вирус: «Приятно смотреть по телевизору — люди на тракторе работают, никто не говорит про вирусы. Там трактор вылечит всех, поле всех лечит» или «Я человек непьющий, но в последнее время в шутку говорю, что водкой надо не только руки мыть, но и, наверное, в день 40–50 грамм в пересчете на чистый спирт, травить этот вирус. Но не на работе».

Все это вызывало улыбку и казалось здравым оптимизмом ровно до того момента, пока абсолютно все страны-соседки Белоруссии не ввели запрет на въезд для ее граждан. Новости на этот счет, правда, в стране встречали по-разному. Закрытие границ с западной стороны, например, никакого ажиотажа не вызвало, хотя очереди из грузовых автомобилей со стороны Польши растянулись на десятки километров. Желание украинцев отгородиться кордоном многих белорусов даже порадовало: наверное, потому что там не особо активно проверяют народ на наличие нового вируса. А вот в то, что белорусско-российскую границу все-таки закроют, большинство жителей республики не верили до последнего.

Понятно, почему: подобных инициатив не было на протяжении последних 25 лет, и все уже успели и подзабыть о существовании этой самой границы. «Как можно закрыть то, чего нет»,— сокрушались многие. А белорусский президент в порыве эмоций даже предположил, что Борис Ельцин с Виктором Черномырдиным, с которыми он в 1995-м эту самую границу ликвидировал, «видят оттуда (то есть с того света.— "О"), что мы творим».

В ночь с 17 на 18 марта десятки легковых машин с белорусскими номерами ехали к переходам между странами с надеждой проскочить, как обычно. Но уже к утру журналисты выдали разочарованные репортажи: белорусов действительно впервые за четверть века не пускают в Россию! Грозные сотрудники ФСБ разворачивали народ даже там, где раньше и в помине не было шлагбаумов и КПП… 

Планируется, что запрет на въезд продлится до 1 мая. Чем он аукнется для обеих стран, пока не знает никто. Правда, российское правительство поспешило заверить: на экономике нововведения никак не отразятся. Зеленый свет на пересечение границы по-прежнему дан дипломатам, сотрудникам международных организаций, дальнобойщикам, машинистам и пилотам, которые управляют транспортными средствами, следующими по международному маршруту. Будут впускать на территорию и тех, у кого есть временный вид на жительство.

Автор: Алеся Корженевская, Минск

https://www.kommersant.ru/doc/4274772?from=doc_vrez


Infos zum Autor
[-]

Author: Виктор Агаев, Дмитрий Сабов, Елена Пушкарская, Алеся Корженевская

Quelle: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 24.03.2020. Aufrufe: 77

Kommentare
[-]
 Allen Archer | 24.03.2020, 18:29 #
The COVID-19 virus (coronavirus) epidemic is spreading quickly throughout the Western world. Major European countries have announced drastic measures to slow down the infection rates and the United States is starting to implement more aggressive measures in various areas.
dave chappelle wife
 Дмитрий Воробьевский | 28.03.2020, 10:09 #
Здравствуйте! Постепенно вроде бы проясняется источник нынешней "пандемии коронавируса". Окончательно выяснилось, что именно в городе Ухани (где всё это началось) расположен главный китайский Институт Вирусологии -- с лабораториями, предназначенными для "изучения", как говорится, "особо опасных инфекций"...

Кроме того, несмотря на нынешний временный спад экономики, именно власти Китая -- как, впрочем, и других диктаторских государств (включая Россию, увы) -- являются, очевидно, главными, так сказать, выгодо-приобретателями  от нынешней пандемии, поскольку именно диктаторские режимы, наиболее приспособленные для всевозможных запретов и репрессий, теперь -- в нынешних условиях -- получили вроде бы очевидные преимущества перед более-менее демократическими и либеральными странами (хотя в нормальных условиях диктатуры, как известно, всегда проигрывают экономическое соревнование либеральным демократиям)...

Впрочем, конечно, нельзя пока полностью исключить и вероятность случайной "утечки" коронавируса из вышеупомянутого уханьского Института Вирусологии... Как, впрочем, нельзя исключить и вероятность того, что, так сказать, "интернациональную помощь" своим, как говорится, "китайским товарищам" вполне могли оказать в этом деле и представители путинского режима, имеющие большой опыт в осуществлении всевозможных "спецопераций" не только в России, но и в зарубежных странах...

И ещё добавлю, что нынешняя всемирная так называемая "борьба с коронавирусом", очень похожая то ли на эпидемию истерии и шизофрении, то ли на приучение народов к тоталитаризму, на мой взгляд, -- гораздо опаснее не только для экономики, но и вообще для человечества, чем сам этот коронавирус (вроде бы не очень сильно отличающийся по своей опасности от обычного гриппа)...

В качестве дополнения прилагаю ссылку на свою довольно старую небольшую статью "Не рукотворен ли китайский "коронавирус"?" -- http://maxpark.com/user/814874022/content/7011960 -- и пару ссылок на один из своих предыдущих "постов" по данной теме, а в самом конце -- и весь текст того "поста":
https://www.facebook.com/dimvds/posts/2893477207365328 , https://ok.ru/profile/285190372887/statuses/151369700068631 .

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.

_________________________
____________________
________________



https://www.nature.com/articles/nm.3985 (Машинный перевод англоязычной научной статьи 2015 года об искусственной трансформации коронавируса летучих мышей в коронавирус, пригодный для того, чтобы вызвать эпидемию или даже пандемию среди людей. Согласно имеющимся данным, эти научные исследования были начаты в США, однако затем признаны незаконными, и их финансирование там было прекращено, в связи с чем они были продолжены в Институте вирусологии Китайской академии наук, в городе Ухани, где и началась нынешняя пандемия. Ссылка на комментарий в Фейсбуке, где можно прочитать о некоторых подробностях по данной теме -- https://www.facebook.com/dimvds/posts/28922...892258447487204 . Сначала прилагаю короткую цитату из этой статьи, а затем и её текст.):

"...Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV. ..."
________________


"Опубликовано: 09 Ноября 2015 Г.
Похожий на торс кластер циркулирующих коронавирусов летучих мышей показывает потенциал для появления человека
Винеет Д Menachery, Бойд Л Янт Младший, Кари Debbink, Судхакар Agnihothram, Лиза Электронная Gralinski, Джессика В Планте, Рейчел L Грэм, Тревор Скоби, Син-Йи Ге, Эрик Ф Дональдсон, Ч Скотт Рэнделл, Антонио Lanzavecchia, Уэйн В Мараски, Zhengli-Ли Ши & Ральфа Барич
Nature Medicine volume 21, pages1508-1513 (2015)цитируйте эту статью

1.11 м подъезды

94 цитаты

6249 Altmetric

Metricsdetails

Исправление к этой статье было опубликовано 06 апреля 2016 года
Эта статья была обновлена
Абстрактный
Появление коронавируса тяжелого острого респираторного синдрома (торс-ков) и ближневосточного респираторного синдрома (БВРС)-КоВ подчеркивает угрозу межвидовой передачи событий, приводящих к вспышкам заболевания у людей. Здесь мы исследуем потенциал заболевания вирусом, похожим на торс, SHC014-CoV, который в настоящее время циркулирует в популяциях китайских подковообразных летучих мышей1. Используя систему обратной генетики SARS-Cov2, мы сгенерировали и охарактеризовали химерный вирус, экспрессирующий Спайк коронавируса летучих мышей SHC014 в адаптированном к мышам позвоночнике SARS-CoV. Полученные результаты показывают, что вирусы группы 2b, кодирующие Спайк SHC014 в позвоночнике дикого типа, могут эффективно использовать множественные ортологи рецептора атипичного ангиотензинпревращающего фермента человека II (ACE2), эффективно реплицироваться в первичных клетках дыхательных путей человека и достигать титров in vitro, эквивалентных эпидемическим штаммам атипичной пневмонии. Кроме того, эксперименты in vivo демонстрируют репликацию химерного вируса в легких мыши с заметным патогенезом. Оценка имеющихся иммунотерапевтических и профилактических методов лечения ОРВИ показала их низкую эффективность; как моноклональные антитела, так и вакцинальные подходы не смогли нейтрализовать и защитить от инфекции ков с использованием нового спайкового белка. На основании этих результатов мы синтетически воссоздали инфекционный полноразмерный рекомбинантный вирус SHC014 и продемонстрировали надежную вирусную репликацию как in vitro, так и in vivo. Наша работа предполагает потенциальный риск повторного возникновения торс-ков от вирусов, циркулирующих в настоящее время в популяциях летучих мышей.

Главный
Появление торс-ков ознаменовало собой новую эру в межвидовой передаче тяжелых респираторных заболеваний с глобализацией, ведущей к быстрому распространению по всему миру и массовым экономическим последствиям 3, 4. С тех пор несколько штаммов—включая штаммы гриппа А H5N1, H1N1 и H7N9 и БВРС-КоВ—появились в популяциях животных, вызывая значительные заболевания, смертность и экономические трудности для пострадавших регионов5. Хотя меры общественного здравоохранения смогли остановить вспышку атипичной пневмонии ков 4, недавние метагеномические исследования выявили последовательности тесно связанных с атипичной пневмонией вирусов,циркулирующих в китайских популяциях летучих мышей, которые могут представлять будущую угрозу1, 6. Однако только данные о последовательностях дают минимальную информацию для идентификации и подготовки к будущим препандемным вирусам. Поэтому, чтобы изучить потенциал возникновения (то есть потенциал заражения человека) циркулирующих ков летучих мышей, мы построили химерный вирус, кодирующий новый зоонозный ков—спайковый белок-из последовательности RsSHC014—ков, которая была выделена из китайских подковообразных летучих мышей1-в контексте адаптированного к атипичной пневмонии костяка мыши. Гибридный вирус позволил нам оценить способность нового спайкового белка вызывать заболевание независимо от других необходимых адаптивных мутаций в его естественном костяке. Используя этот подход, мы охарактеризовали ков-инфекцию, опосредованную спайковым белком SHC014 в первичных клетках дыхательных путей человека и in vivo, и проверили эффективность доступных иммунотерапевтических средств против SHC014-ков. Вместе эта стратегия преобразует данные метагеномики, чтобы помочь предсказать и подготовиться к будущим появлениям вирусов.

Последовательности SHC014 и связанного с ними RsWIV1-CoV показывают, что эти ков являются ближайшими родственниками эпидемических штаммов SARS-CoV (рис. 1a, b); однако существуют важные различия в 14 остатках, которые связывают человеческий ACE2, рецептор для SARS-CoV, включая пять, которые являются критическими для диапазона хозяина: Y442, L472, N479, T487 и Y491 (ref. 7). В WIV1 три из этих остатков отличаются от эпидемического штамма SARS-CoV Urbani, но они, как ожидалось, не изменят связывание с ACE2 (дополнительный рис. 1а, в и дополнительная таблица 1). Этот факт подтверждается обоими экспериментами по псевдотипированию, которые измеряли способность лентивирусов, кодирующих спайковые белки WIV1, проникать в клетки, экспрессирующие человеческий ACE2 (дополнительный рис. 1) и анализами репликации in vitro WIV1-CoV (ref. 1). Напротив, 7 из 14 остатков ACE2-взаимодействия в SHC014 отличаются от таковых в SARS-CoV, включая все пять остатков, критичных для диапазона хостов (дополнительный рис. 1С и дополнительная таблица 1). Эти изменения вкупе с неспособностью псевдотипированных лентивирусов, экспрессирующих Спайк SHC014, проникать в клетки (дополнительный фиг. 1d), предположил, что Спайк SHC014 не способен связывать человеческий ACE2. Однако было сообщено,что аналогичные изменения в родственных штаммах SARS-CoV позволяют связывать ACE27, 8, что предполагает необходимость дополнительного функционального тестирования для верификации. Поэтому мы синтезировали Спайк SHC014 в контексте реплицирующе-компетентного, адаптированного к мышам костяка SARS-CoV (далее мы будем называть химерный ков SHC014-MA15), чтобы максимизировать возможности для изучения патогенеза и вакцинации у мышей (дополнительный рис. 2а). Несмотря на предсказания как структурного моделирования, так и экспериментов по псевдотипированию, SHC014-MA15 был жизнеспособным и реплицировался до высоких титров в клетках Vero (дополнительный рис. 2b). Подобно атипичной пневмонии, SHC014-MA15 также требовал функциональной молекулы ACE2 для входа и мог использовать ортологи ACE2 человека, циветты и летучей мыши (дополнительный рис. 2С, г). Чтобы проверить способность шипа SHC014 опосредовать инфекцию дыхательных путей человека, мы исследовали чувствительность клеточной линии эпителиальных дыхательных путей человека Calu-3 2B4 (ref. 9) к инфекции и обнаружена устойчивая репликация SHC014-MA15, сравнимая с таковой при ОРВИ-ков Урбани (рис. 1С). Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV.


Рис. 1: атипичные вирусы размножаются в клетках дыхательных путей человека и продуцируют патогенез in vivo.
Рисунок 1
а) полнометражные геномные последовательности репрезентативных ков были выровнены и филогенетически нанесены на карту, как описано в онлайновых методах. Шкала шкалы представляет собой нуклеотидные замены, причем маркируется только поддержка bootstrap выше 70%. Дерево показывает ков, разделенных на три различные филогенетические группы, определенные как α-ков, β-ков и γ-ков. Классические кластеры подгрупп обозначаются как 2a, 2b, 2c и 2d для β-ков и как 1a и 1b для α-ков. (b) аминокислотные последовательности доменов S1 спайков репрезентативных β-ков группы 2b, включая SARS-ков, были выровнены и филогенетически картированы. Шкала весов представляет собой аминокислотные замены. (С,D) репликацию вирусов SARS-коронавирус Урбани (черный) и SHC014-МА15 (зеленый) после заражения культуры клеток 3 2В4 (С) или высокодифференцированными, первичный воздух-жидкость Хэ клеточных культур (Д) при множественности заражения (МВД) в размере 0,01 для обоих типов клеток. Образцы были собраны в отдельные моменты времени с биологическими репликами (n = 3) как для экспериментов Calu-3, так и для экспериментов HAE. (e,f) потеря веса (n = 9 для SARS-CoV MA15; n = 16 для SHC014-MA15) (e) и репликация вируса в легких (n = 3 для SARS-CoV MA15; n = 4 для SHC014-MA15) (f) 10-недельных мышей BALB/c, инфицированных 1 × 104 p.F.u. мышей, адаптированных к SARS-CoV MA15 (черный) или SHC014-MA15 (зеленый) через интраназальный (i.n.) путь. (g,h) показаны репрезентативные изображения срезов легких, окрашенных на антиген SARS-CoV N от мышей, инфицированных SARS-CoV MA15 (n = 3 мыши) (g) или SHC014-MA15 (n = 4 мыши) (h). Для каждого графика центральное значение представляет среднее значение группы, а полосы ошибок определяют шкалу s.e.m., равную 1 мм.

Полноразмерное изображение
Чтобы оценить роль Спайка SHC014 в опосредовании инфекции in vivo, мы заразили 10-недельных мышей BALB/c 104 бляшкообразующими единицами (p. f. u.) либо SARS-MA15, либо SHC014-MA15 (рис. 1e-h). Животные, инфицированные SARS-MA15, испытывали быструю потерю веса и летальность при 4-дневной постинфекции (d. p. i.); напротив, инфекция SHC014-MA15 приводила к существенной потере веса (10%), но не летальности у мышей (рис. 1е). Исследование вирусной репликации выявило почти эквивалентные вирусные титры из легких мышей, инфицированных SARS-MA15 или SHC014-MA15 (рис. 1f). В то время как легкие у мышей, инфицированных SARS-MA15, показали сильное окрашивание как в терминальных бронхиолах, так и в легочной паренхиме 2 d.p.i. (рис. 1g), у мышей, инфицированных SHC014-MA15, наблюдалось снижение окрашивания антигеном дыхательных путей (рис. 1Н); напротив, в паренхиме или в общей гистологической картине не наблюдалось дефицита антигенного окрашивания, что свидетельствует о дифференциальной инфекции легочной ткани для SHC014-MA15 (дополнительная таблица 2). Затем мы проанализировали инфекцию у более восприимчивых животных в возрасте 12 месяцев. Зараженные SARS-MA15 животные быстро теряли вес и поддавались инфекции (дополнительный рис. 3а, б). Инфекция SHC014-MA15 индуцировала устойчивую и устойчивую потерю веса, но имела минимальную летальность. Тенденции в гистологическом и антигенном окрашивании образцов, которые мы наблюдали у молодых мышей, были сохранены у более старых животных (дополнительная таблица 3). Мы исключили возможность того, что SHC014-MA15 был опосредован инфекцией через альтернативный рецептор на основе экспериментов с использованием Ace2−/− мышей, которые не показали потери веса или окрашивания антигеном после инфекции SHC014-MA15 (дополнительный рис. 4а, В и дополнительная таблица 2). Вместе взятые данные указывают на то, что вирусы со Спайком SHC014 способны индуцировать потерю веса у мышей в условиях вирулентного Ковенанта.

Учитывая доклиническую эффективность терапии моноклональными антителами к Эболе, например ZMApp10, мы затем попытались определить эффективность моноклональных антител к атипичной пневмонии против инфекции SHC014-MA15. Ранее сообщалось о четырех широко нейтрализующих человеческих моноклональных антителах, нацеленных на спайковый белок SARS-CoV, которые являются вероятными реагентами для иммунотерапии 11, 12, 13. Мы изучили влияние этих антител на вирусную репликацию (выраженное в процентном ингибировании вирусной репликации) и обнаружили, что в то время как атипичная пневмония дикого типа была сильно нейтрализована всеми четырьмя антителами при относительно низких концентрациях антител (Рис.1). 2a-d), нейтрализация варьировалась для SHC014-MA15. Fm6, антитело, генерируемое фагом display и escape-мутантами 11, 12, достигало только фоновых уровней ингибирования репликации SHC014-MA15 (рис. 2а). Аналогичным образом, антитела 230.15 и 227.14, которые были получены из клеток памяти в инфицированных SARS-CoV пациентах13, также не смогли блокировать репликацию SHC014-MA15 (рис. 2b, c). Для всех трех антител различия между спайковыми аминокислотными последовательностями SARS и SHC014 соответствовали прямым или смежным изменениям остатков, обнаруженным у побеговых мутантов SARS-CoV (fm6 N479R; 230.15 L443V; 227.14 K390Q/E), что, вероятно, объясняет отсутствие нейтрализующей активности антител против SHC014. Наконец, моноклональное антитело 109.8 смогло достичь 50% нейтрализации SHC014-MA15, но только при высоких концентрациях (10 мкг / мл) (Рис.1). 2d). Вместе взятые результаты показывают, что широко нейтрализующие антитела против SARS-CoV могут иметь лишь незначительную эффективность против эмерджентных SARS-подобных штаммов CoV, таких как SHC014.

Рис. 2: моноклональные антитела к атипичной пневмонии имеют предельную эффективность в отношении атипичной пневмонии.
Рисунок 2
(a-d) анализы нейтрализации, оценивающие эффективность (измеряемую как уменьшение количества бляшек) панели моноклональных антител, которые все были первоначально сгенерированы против эпидемии SARS-CoV, против инфицирования клеток Vero SARS-CoV Urbani (черный) или SHC014-MA15 (зеленый). Тестируемые антитела были fm6 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) 11,12 (a), 230,15 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) (b), 227,15 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) ©и 109,8 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) 13 (d). Каждая точка данных представляет собой среднее значение группы, а полосы ошибок определяют s. e. m.обратите внимание,что полосы ошибок в зараженных SARS-CoV Urbani клетках Vero в b, c перекрываются символами и не видны.

Полноразмерное изображение
Для оценки эффективности существующих вакцин против инфекции SHC014-MA15 мы вакцинировали пожилых мышей двукратно инактивированным цельным SARS-CoV (DIV). Предыдущие работы показали, что DIV может нейтрализовать и защитить молодых мышей от вызова с гомологичным вирусом14; однако вакцина не смогла защитить пожилых животных, у которых также наблюдалась усиленная иммунная патология, что указывает на возможность причинения животным вреда из-за вакцинации15. Здесь мы обнаружили, что DIV не обеспечивает защиту от вызова с SHC014-MA15 в отношении потери веса или вирусного титра (дополнительный рис. 5а, б). В соответствии с предыдущим сообщением с другими гетерологичными группами 2b CoVs15, сыворотка от DIV-вакцинированных пожилых мышей также не смогла нейтрализовать SHC014-MA15 (дополнительный рис. 5С). Примечательно, что вакцинация DIV приводила к стойкой иммунной патологии (дополнительная таблица 4) и эозинофилии (дополнительный рис. 5d-f). В совокупности эти результаты подтверждают, что вакцина DIV не будет защищать от инфекции SHC014 и, возможно, может усилить заболевание в пожилой вакцинированной группе.

В отличие от вакцинации мышей с DIV, использование SHC014-MA15 в качестве живой аттенуированной вакцины показало потенциальную перекрестную защиту от инфекции с SARS-CoV, но результаты имеют важные предостережения. Мы заразили молодых мышей 104 p. f. u. SHC014-MA15 и наблюдали их в течение 28 дней.затем мы бросили вызов мышам с SARS-MA15 на 29-й день (дополнительный рис. 6а). Предшествующее заражение мышей высокой дозой SHC014-MA15 обеспечивало защиту от вызова с летальной дозой SARS-MA15, хотя была только минимальная реакция нейтрализации SARS-CoV от антисыворотки, вызванной через 28 дней после заражения SHC014-MA15 (дополнительный рис. 6b, 1: 200). При отсутствии вторичного усиления антигена 28 d. p. i. представляет собой ожидаемый пик титров антител и подразумевает,что со временем будет снижена защита от SARS-ков 16, 17. Аналогичные результаты, свидетельствующие о защите от вызова с летальной дозой SARS-CoV, наблюдались у пожилых мышей BALB/c в отношении потери веса и репликации вируса (дополнительный рис. 6С, г). Однако инфекционная доза SHC014-MA15 в дозе 104 р. У. Е. индуцировала > 10% - ную потерю веса и летальность у некоторых пожилых животных (рис. 1 и дополнительный рис. 3). Мы обнаружили, что вакцинация с более низкой дозой SHC014-MA15 (100 p.f. u.) не вызывала потери веса, но также не смогла защитить пожилых животных от смертельной дозы SARS-MA15 (дополнительный рис. 6е, f). Вместе взятые данные свидетельствуют о том, что shc014-MA15 challenge может обеспечить перекрестную защиту от торс-ков с помощью консервированных эпитопов, но требуемая доза индуцирует патогенез и исключает использование в качестве аттенуированной вакцины.

Установив, что Спайк SHC014 обладает способностью опосредовать инфицирование клеток человека и вызывать заболевание у мышей, мы затем синтезировали полноразмерный инфекционный клон SHC014-CoV на основе подхода, используемого для SARS-CoV (рис. 3а) 2. Репликация в клетках Vero не выявила дефицита SHC014-CoV по сравнению с таковым для SARS-CoV (рис. 3b); однако SHC014-CoV был значительно (Р < 0,01) ослаблен в первичных культурах HAE как через 24, так и через 48 ч после заражения (рис. 3С). In vivo инфицирование мышей не продемонстрировало значимой потери веса, но продемонстрировало снижение вирусной репликации в легких при полноразмерной инфекции SHC014-CoV, по сравнению с SARS-CoV Urbani (рис. 3d, e). Вместе взятые результаты подтверждают жизнеспособность полноразмерного SHC014-CoV, но предполагают, что для его репликации требуется дальнейшая адаптация, эквивалентная репликации эпидемического SARS-CoV в респираторных клетках человека и мышей.

Рис. 3: полноразмерный SHC014-CoV реплицируется в дыхательных путях человека, но не обладает вирулентностью эпидемии SARS-CoV."

____________________________
_________________________



(Текст -- точнее, начало текста -- оригинала данной статьи на английском языке:
"Letter
Published: 09 November 2015
A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence
Vineet D Menachery, Boyd L Yount Jr, Kari Debbink, Sudhakar Agnihothram, Lisa E Gralinski, Jessica A Plante, Rachel L Graham, Trevor Scobey, Xing-Yi Ge, Eric F Donaldson, Scott H Randell, Antonio Lanzavecchia, Wayne A Marasco, Zhengli-Li Shi & Ralph S Baric
Nature Medicine volume 21, pages1508–1513(2015)Cite this article

1.11m Accesses

94 Citations

6249 Altmetric

Metricsdetails

A Corrigendum to this article was published on 06 April 2016
This article has been updated
Abstract
The emergence of severe acute respiratory syndrome coronavirus (SARS-CoV) and Middle East respiratory syndrome (MERS)-CoV underscores the threat of cross-species transmission events leading to outbreaks in humans. Here we examine the disease potential of a SARS-like virus, SHC014-CoV, which is currently circulating in Chinese horseshoe bat populations1. Using the SARS-CoV reverse genetics system2, we generated and characterized a chimeric virus expressing the spike of bat coronavirus SHC014 in a mouse-adapted SARS-CoV backbone. The results indicate that group 2b viruses encoding the SHC014 spike in a wild-type backbone can efficiently use multiple orthologs of the SARS receptor human angiotensin converting enzyme II (ACE2), replicate efficiently in primary human airway cells and achieve in vitro titers equivalent to epidemic strains of SARS-CoV. Additionally, in vivo experiments demonstrate replication of the chimeric virus in mouse lung with notable pathogenesis. Evaluation of available SARS-based immune-therapeutic and prophylactic modalities revealed poor efficacy; both monoclonal antibody and vaccine approaches failed to neutralize and protect from infection with CoVs using the novel spike protein. On the basis of these findings, we synthetically re-derived an infectious full-length SHC014 recombinant virus and demonstrate robust viral replication both in vitro and in vivo. Our work suggests a potential risk of SARS-CoV re-emergence from viruses currently circulating in bat populations.

Main
The emergence of SARS-CoV heralded a new era in the cross-species transmission of severe respiratory illness with globalization leading to rapid spread around the world and massive economic impact3,4. Since then, several strains—including influenza A strains H5N1, H1N1 and H7N9 and MERS-CoV—have emerged from animal populations, causing considerable disease, mortality and economic hardship for the afflicted regions5. Although public health measures were able to stop the SARS-CoV outbreak4, recent metagenomics studies have identified sequences of closely related SARS-like viruses circulating in Chinese bat populations that may pose a future threat1,6. However, sequence data alone provides minimal insights to identify and prepare for future prepandemic viruses. Therefore, to examine the emergence potential (that is, the potential to infect humans) of circulating bat CoVs, we built a chimeric virus encoding a novel, zoonotic CoV spike protein—from the RsSHC014-CoV sequence that was isolated from Chinese horseshoe bats1—in the context of the SARS-CoV mouse-adapted backbone. The hybrid virus allowed us to evaluate the ability of the novel spike protein to cause disease independently of other necessary adaptive mutations in its natural backbone. Using this approach, we characterized CoV infection mediated by the SHC014 spike protein in primary human airway cells and in vivo, and tested the efficacy of available immune therapeutics against SHC014-CoV. Together, the strategy translates metagenomics data to help predict and prepare for future emergent viruses.

The sequences of SHC014 and the related RsWIV1-CoV show that these CoVs are the closest relatives to the epidemic SARS-CoV strains (Fig. 1a,b); however, there are important differences in the 14 residues that bind human ACE2, the receptor for SARS-CoV, including the five that are critical for host range: Y442, L472, N479, T487 and Y491 (ref. 7). In WIV1, three of these residues vary from the epidemic SARS-CoV Urbani strain, but they were not expected to alter binding to ACE2 (Supplementary Fig. 1a,b and Supplementary Table 1). This fact is confirmed by both pseudotyping experiments that measured the ability of lentiviruses encoding WIV1 spike proteins to enter cells expressing human ACE2 (Supplementary Fig. 1) and by in vitro replication assays of WIV1-CoV (ref. 1). In contrast, 7 of 14 ACE2-interaction residues in SHC014 are different from those in SARS-CoV, including all five residues critical for host range (Supplementary Fig. 1c and Supplementary Table 1). These changes, coupled with the failure of pseudotyped lentiviruses expressing the SHC014 spike to enter cells (Supplementary Fig. 1d), suggested that the SHC014 spike is unable to bind human ACE2. However, similar changes in related SARS-CoV strains had been reported to allow ACE2 binding7,8, suggesting that additional functional testing was required for verification. Therefore, we synthesized the SHC014 spike in the context of the replication-competent, mouse-adapted SARS-CoV backbone (we hereafter refer to the chimeric CoV as SHC014-MA15) to maximize the opportunity for pathogenesis and vaccine studies in mice (Supplementary Fig. 2a). Despite predictions from both structure-based modeling and pseudotyping experiments, SHC014-MA15 was viable and replicated to high titers in Vero cells (Supplementary Fig. 2b). Similarly to SARS, SHC014-MA15 also required a functional ACE2 molecule for entry and could use human, civet and bat ACE2 orthologs (Supplementary Fig. 2c,d). To test the ability of the SHC014 spike to mediate infection of the human airway, we examined the sensitivity of the human epithelial airway cell line Calu-3 2B4 (ref. 9) to infection and found robust SHC014-MA15 replication, comparable to that of SARS-CoV Urbani (Fig. 1c). To extend these findings, primary human airway epithelial (HAE) cultures were infected and showed robust replication of both viruses (Fig. 1d). Together, the data confirm the ability of viruses with the SHC014 spike to infect human airway cells and underscore the potential threat of cross-species transmission of SHC014-CoV. ...")
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta