Как Индия ввела самый строгий в мире трехнедельный карантин

Information
[-]

Великий лидер побеждает вирус

В последние дни отечественный обыватель, невротизированный обнулением, переконституированием и коронавирусом, которые вроде уже как есть, но их еще нет, с тревогой и дурным предчувствием наблюдает за визуальным рядом, поступающим из братской Индии.

Полицейские там ходят парами по улицам опустевших городов и мочат бамбуковыми палками случайных прохожих. Мочат всех без разбора: стариков, женщин, детей и даже иностранцев. Травмирующие психику европейца видеокадры (сами индийцы к ним относятся спокойнее) усиливает фейсбучный стон не успевших эвакуироваться соотечественников, которых теперь якобы дискриминируют: аборигены неправильно на них смотрят, из больничек шугают и в целом гнобят почти как понаехавших в Москве.

Картинка складывается малообаятельная, ибо пугает потенциальными параллелями: индийский народ воспринимается у нас не только как братский, но еще и как богоносный, и коли там можно ходить по хребтине палками носителей традиционных ценностей, не ровен час, переймут опыт и здесь. Попробую внести малую толику в святое дело рассеивания недоразумений, опираясь на личный опыт: 35 лет йоги, вегетарианства и 13 последних лет совместного с индийскими людьми проживания на их территории. На постижение всех глубин тамошней души моего багажа явно не хватит, но адекватную интерпретацию наблюдаемому сегодня визуальному ряду дать, надеюсь, получится.

Все началось с того, что 19 марта 2020 года великий популист и мастер политического перформанса Нарендра Моди обратился к нации с отеческим призывом. На самом деле в Индии нет нации, а есть сотни разных народов и народностей, которые разговаривают на 447 языках и 2 тысячах диалектах, но премьер-министр, по совместительству — лидер националистической правой партии «Бхаратия Джаната», старается такие мелочи не замечать и всех своих подданных полагает одной нацией, исповедующей исключительно индуизм.

Итак, Моди обращается к согражданам с просьбой (ключевое слово!) добровольно принять в воскресенье, 22 марта, с 7 часов утра до 9 часов вечера Janata curfew — неведомое истории действо, «народный комендантский час». Неведомость эта вытекает из определения «комендантского часа» как декларированного государственной властью запрета на нахождение на улицах и в общественных местах в определенное время суток лицам, не имеющим соответствующего разрешения. Комендантский час действует в условиях объявленного чрезвычайного положения, обычно в военное время, а его выполнение контролируется воинскими подразделениями и полицией государства.

Поскольку никакого чрезвычайного, тем более военного положения в Индии объявлено не было, Моди «комендантский час» не навязал, а предложил в виде несуществующей — «народной» — девиации. Суть действа заключалась в том, что премьер-министр попросил граждан взять на себя добровольно два необременительных обязательства ради задержки распространения коронавируса: с 7 утра до 9 вечера оставаться в стенах родного дома, а в 5 часов вечера выйти дружно на балкон и крыши и хлопать в ладоши, звенеть в «гханта» и дудеть в «шанкха» в знак солидарности с теми, кто борется с коронавирусом на рабочих местах.

Аналитики, как и следовало ожидать, сосредоточились на символическом звучании «народного комендантского часа», поскольку практического, тем более медицинского смысла в нем не было никакого: 14 часов самоустранения — нонсенс для вируса, который готов терпеливо дожидаться. Однако даже в символическом аспекте демарша аналитики упустили нечто весьма важное. Все почему-то повелись на мякине солидарности, общего национального действия, единого порыва, патриотизма, подчинении эгоистических интересов коммунальным, и при этом оставили без внимания прямо противоположный — разъединяющий — подтекст воззвания Моди.

Во-первых, «гханта» (колокольчики) и «шанкха» (морские раковины) — это атрибуты индуистских религиозных ритуалов. Ни христиане, ни мусульмане колокольчики и ракушки дома не держат, поэтому им для демонстрации национальной солидарности придется довольствоваться «второсортным» хлопаньем в ладоши. Мне одному кажется, что подобная дискриминация выглядит со стороны как националистическая провокация, неуместная в ситуации, когда граждан вроде как призывают демонстрировать солидарность единой нации? «Ты во что там у себя дуешь на крыше? Ах, ты не дуешь, а только хлопаешь… Неправильный, значит, ты какой-то. Ну-ну».

Во-вторых, непонятно, с кем Моди предлагал индийским гражданам солидаризироваться, потому что на момент анонса «народного комендантского часа», 19 марта, в Индии было зафиксировано — вы не поверите! — 199 случаев заражения коронавирусом (31 из них — у итальянских туристов), из которых 20 уже успели выздороветь, и только четверо, к великой печали, скончались. И вот 1 миллиарду 400 миллионам обитателей Индии премьер-министр предлагает выйти на балконы-крыши и дружно дудеть-звенеть-хлопать в честь тех, кто самоотверженно лечит в эту минуту 199 пациентов на просторах бескрайней страны. Даже не смешно.

Очевидно, что Нарендра Моди сильно испугался. Испугался того, что происходит с коронавирусом в мире, и того, что может теоретически произойти в Индии. Премьер-министра нельзя осуждать за этот страх: в 1918 году за несколько месяцев «испанский грипп» унес жизни 18 миллионов индийцев (6% населения) — больше, чем погибло людей во всем мире за четыре года Первой мировой войны.

Несмотря на то, что COVID-19 даже отдаленно не идет ни в какое сравнение со смертоносной «испанкой», можно предположить, что для Индии, с ее отсутствующими на уровне национальной ментальности представлениями об общественной и индивидуальной гигиене, даже коронавирусная мелочь может обернуться катастрофой. Что ж, замечательно. Допускаем, что Нарендра Моди реально испугался за здоровье нации и, насмотревшись интернет-роликов про поющих арии на балконах итальянцев, призвал сограждан заняться чем-то похожим в добровольном порядке.

Итак, наступило воскресенье, 22 марта. С добровольностью, как и можно было ожидать, у индийских граждан не срослось. Особенно в плане понимания того, куда и зачем их позвал отец нации. Ровно в пять пополудни одна часть населения принялась дудеть в морские раковины, другая — звенеть в колокольчики, меньшинство с неправильными вероисповеданиями — хлопать. Кто-то этим занимался на крыше, кто-то на балконе, но большинство — на улице! Люди собирались на площадях и, расплываясь своими неповторимыми — от уха до уха — жизнерадостными улыбками, хлопали в ладоши, дудели и звенели в едином порыве солидарности и братства — с ближним своим, с Моди, с коронавирусом, с теми, кто борется против коронавируса, с мусульманами, христианами и вообще со всем человечеством. Это Индия, детка!

Больше всего, однако, меня потряс информационный фон, на котором разворачивался «народный комендантский час». Искренне не понимая медицинского смысла домашнего сидения, индийский человек попытался рационализировать инициативу премьер-министра на свой самобытный лад. Местный твиттер, вотсап и фейсбук завалили пояснительными записками такого содержания: «Привет! Очень прошу тебя не выходить из дома после 10 часов вечера и до 5 часов утра! С воздуха будут рассеивать лекарственные препараты, убивающие COVID-19!! Поделись информацией со всеми своими друзьями, родственниками и членами семьи. Спасибо! Это относится к Дели. Весь город. Опрыскивают из вертолетов».

Аналогичные сообщения распространялись и в других крупных городах — Бенгалуру и Чандигарх. Особое возбуждение герменевтики стимулировал ритуал, запланированный на 17.00. Идея с чествованием врачей, самоотверженно спасающих от иноземного гриппа 403 пациентов (столько их уже было 22 марта), в чистом виде — кто бы сомневался — не прижилась, поэтому народ интерпретировал событие сообразно древним традициям.

Легенда Болливуда актер Амитабх Баччан написал у себя в твиттере: «22 марта будет амавасья, самый темный день месяца. Вирусы, бактерии и злые духи достигают в этот момент максимальной силы и влияния! Хлопанье в ладоши и вибрации «шанкха» снижают и уничтожают потенциал вируса. Луна переходит в новую накшатру Ревати. Накопленные вибрации также способствуют улучшению кровообращения».

Другой народный кумир, Раджиникантх, украсил Ютюб и твиттер постом, сочетающим глубокие познания в диванной вирусологии с тонким искусством выражения любви к отцу нации: «Призыв премьер-министра провести 22 марта народный комендантский час поможет Индии избежать решающей, Третьей Стадии коммунального распространения коронавируса в стране». Пост Раджиникантха успели прочитать и перепостить десятки тысяч индийцев прежде, чем компания Twitter удалила его за распространение недостоверной информации.

Суд да дело, «народный комендантский час» миновал, и в понедельник народ повалил на улицы делиться впечатлениями, а главное — радоваться, что в сравнении с денежной реформой 2016-го, когда Моди в одночасье без всякого предупреждения обнулил сбережения нескольких поколений, новая инициатива власти получилась совсем ненакладной. Наивные индийские братья. Воистину способность учиться на примерах истории не входит в число достоинств богоносных народов планеты. Уже на следующий день Нарендра Моди в телевизионном обращении поставил сограждан перед новым фактом: начиная с ближайшей полуночи надлежит «забыть о том, что такое — выходить из дома на улицу», потому что по всей стране вводится принудительный локдаун (строгая изоляция) сроком на три недели.

Палочные избиения, которыми полнится интернет, — это реакция властей на физиологическую неспособность индийских граждан безвылазно сидеть дома. Дело тут не в патологической коммунальности индийцев, которые не мыслят существования без взаимного общения 24 часа в сутки, желательно — нон-стоп, а в том, что практически все население страны зарабатывает деньги на улице: в торговых лавках, на базарах, на обочинах дорог, в полях, в джунглях, на стройках, заправках, чайханах и столовых.

Интернет в Индии — это место для обмена лайками, смайлами и пожеланиями счастливой брачной жизни, у самых продвинутых — для покупок китайской мелочи в онлайн-супермаркете Flipkart. Всё. Больше никакого интернета нет. Дистанционного онлайн-трудоустройства за пределами города Бенгалуру, обслуживающего колл-центры американского и британского бизнеса, в Индии не существует. Хочешь что-то заработать? Иди на улицу!

И вот отец нации, точь-в-точь как в истории с денежной реформой, без всякого предупреждения ставит нацию перед фактом: с полуночи из дома — ни ногой! На 21 день. Выйдешь за порог — прибьем! На закупку трехнедельного запаса продовольствия населению отвели пару часов. Нужно учитывать, что в Индии никто харч дома не хранит и запасов не делает в принципе: индийцы привыкли всегда все потреблять в свежем виде: кончилось — прогулялся до ближайшей лавки 25 метров и отоварился.

За что же такие мучения? За то, что за два месяца эпидемии 571 человек заболел новым гриппом (по состоянию на 24 марта), а 10 из них даже скончались. И это в стране, где каждый день умирает 26 тысяч 703 человека, однако население все равно продолжает расти экспоненциально! В качестве отступного за свои безумные по непропорциональности и неуместности действия власть обещала выписать 15 тысяч крор рупий (2,1 млрд долларов) на развитие инфраструктуры здравоохранения. И еще 22 миллиарда передать неимущим. Сумма кажется внушительной, но это оптическая иллюзия. 22 миллиарда — это 16 долларов на человека. Не хватит даже на похороны. Тех, кто непременно умрет от голода. Да и кому собираются выплачивать? 90% жителей Индии трудоустроены в теневой экономике, нигде не числятся, многие не имеют банковских счетов, на которые можно получать субсидии.

Другая проблема — трудовая миграция. Десятки миллионов людей выполняют поденную работу в крупных городах, расположенных вдали от родных деревень. Их семьи выживают только благодаря регулярным денежным переводам кормильцев. Теперь кормильцам приказано сидеть дома и подыхать с голода. Самим — на местах, их семьям — дистанционно. Разумеется, они дома не сидят, выходят на пустынные улицы, бессмысленно слоняются в поисках какого-то приработка, огребают бамбуковых палок от полицейских и, в конце концов, оставляют города, украдкой пробираясь ночами к родным местам. Сотни километров пешком, потому что общественный транспорт тоже не функционирует.

У меня нет никакого желания вступать в дискуссии по поводу реальной опасности, которую представляет собой грипп версии 2020 года. Я не эпидемиолог, не вирусолог, ничего в этом не понимаю. Моя диссертация посвящена массовым психозам, галлюцинациям и тонкостям манипулирования толпой, поэтому единственное, что могу сказать по существу вопроса: такой массовой истерии и помрачения сознания в планетарном масштабе человечество не переживало даже 11 сентября 2001 года. То, что происходит сегодня в мире, — за пределами всякой рациональности.

Нет у меня желания и упрекать индийские власти за осторожность. Просто в моем представлении такая осторожность граничит с безумием. А может, и с преступлением. С начала эпидемии на момент написания этой статьи в Индии от коронавируса скончались 19 человек. Могут ли умереть еще 1000? Наверное, могут. А могут и не умереть. Этого никто не знает наверняка, потому что у нас нет сегодня ничего, кроме не подтвержденных гипотез, хайпа, страшилок, истерик и безответственных прогнозов, претендующих на научность.

Зато можно с уверенностью сказать, что непосредственно из-за локдауна Моди погибнет очень много людей. Без всяких гипотез, в силу одного только здравого смысла: невозможно сидеть 21 день дома, ничего не зарабатывать, не кормить детей и стариков и умудриться при этом не умереть.

Когда я оцениваю действия премьер-министра, меня не покидает ощущение дежавю. В 2002 году, будучи первым министром (губернатором) штата Гуджарат, Нарендра Моди не предотвратил кровавого погрома на религиозной почве, стоившего жизни 790 мусульманам и 254 индуистам. Его потом долго обвиняли в этнической чистке и геноциде, однако в суде доказать вину не сумели, поэтому единственным наказанием для политика стал запрет на въезд в Соединенные Штаты и страны Евросоюза.

С 2014 года Нарендра Моди и его партия националистов рулит уже не штатом, а всей страной. И вот что характерно: риторика власти — чиста и благородна. Так же, видимо, чисты и благородны ее помыслы.

Однако всякий раз, как я пытаюсь объективно оценить демарши Моди — от профанации экологических реформ субботниками по сбору бумажек на улице (программа «Чистая Индия») и монтажом общественных туалетов до обмена денежных купюр, закона о гражданстве и теперь вот локдауна — ничего, кроме популизма, экономического невежества и религиозного высокомерия, я в этих символических жестах не нахожу. И от этого тревожное чувство, что многие индийцы светлого будущего не увидят отнюдь не из-за коронавируса, только усиливается.

Автор: Сергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/29/84580-velikiy-lider-pobezhdaet-virus

***

Комментарий. Мир нужен тому, у кого есть жизнь: как Индия борется с коронавирусом

Внимание большинства сфокусировано сейчас на европейском, китайском, среднеамериканском «театре военных действий» борьбы с коронавирусом, где зараза распространяется с пугающими темпами. В это же время Индия демонстрирует минимальный фон заражения с учётом гигантской численности населения.

В аналитическом обзоре Дмитрия Шелеста интересные факты о том, как Индия борется с коронавирусом: здесь и свадьбы проводят онлайн, и правительство принимает строгие меры. Основная повестка 2020 года — инфекция коронавируса — в том или ином виде уже привычно обитает в медийном пространстве. При этом большинство обозревателей фокусируют своё внимание на европейский «театр военных действий», Китай или на Североамериканский континент, где зараза распространяется пугающими темпами. В это же время Индия, государство с населением в 1,383 млрд человек, демонстрирует минимальный фон заражения с учётом гигантской численности населения.

На 14 апреля статистика по Индии выглядит следующим образом: 10 541 заболевших, 358 умерших и 1 205 выздоровевших. Следует учесть, что в относительном выражении показатель смертности в 3,4% выглядит несколько неожиданно в сравнении с развитыми Великобританией (12,79%), Испанией (10,44%), Францией (10,95%) и другими государствами, где система здравоохранения считалась передовой в сравнении с большинством стран мира. Чётко прослеживается взаимосвязь смертности с возрастом заболевших, 63% — это лица 60 лет и старше. Коронавирус в Индии достаточно избирателен: поражает около 76% мужчин и всего 24% женщин. Впрочем, это связано и с традиционным распределением ролей в индийских семьях. К двадцатому марта количество заразившихся коронавирусом превысило 500 человек, а с 25 марта премьер-министр Нарендра Моди законодательно ввёл режим строгой изоляции по всей стране. Режим был введён на основании федерального закона «Об управлении в условиях чрезвычайной ситуации», который позволяет без дополнительного согласования использовать три недели для решения возникшей проблемы, то есть до 14 апреля.

Упомянутые меры предполагают изоляцию в домашних условиях, когда выход из дома разрешён только для посещения продуктового магазина, аптеки и обращения за медицинской помощью. Запрещено собираться в общественных местах компанией, состоящей более чем из трёх человек. Приостановлена деятельность большинства предприятий. В этих условиях полиция не слишком церемонится с людьми на улицах, население как местное, так и приезжие нередко попадают под «антиэпидемические» бамбуковые палки. В то же время правительство достаточно честно и внятно рассказывает о возможности эпидемии, на телевидении в доступной форме транслируются правила поведения в период особого режима и необходимые меры профилактики.

Мегазвезда Болливуда Салман Кхан обратился к нации с призывом оставаться дома, выдающиеся во всех отношениях болливудские дивы с телеэкранов предлагают спортивные тренировки в домашних условиях. Здесь уместно заметить, что индийские актёры первой величины являются объектами почти религиозного поклонения, и их высказывания для простых людей нередко более значимы, чем речи политических лидеров.

На этом фоне особенно трогательно в глазах индийцев выглядит свадьба в онлайн-режиме моряка торгового флота Прита Сингха из Бомбея и его невесты Нит Каур из Нью-Дели. Индийская свадьба — вещь совершенно особая, и сотни приглашённых друзей и родственников — это обычное дело для более-менее обеспеченных граждан. Естественно, что такие церемонии планируются за год вперёд. В условиях режима полной изоляции бракосочетание решили не откладывать: сотни виртуальных гостей внутри страны, а также родственники из Австралии, Канады, Объединённых Арабских Эмиратов поздравляли молодых и веселились перед веб-камерами.

В то же время в полном объёме сохранена возможность работать фермерам, животноводческим комплексам, рыболовным промыслам. Безусловно работают больницы, продовольственные магазины, банки, офисы страховых компаний, телекоммуникационные сервисы, СМИ, службы доставки, заправочные станции, полиция, охранные предприятия, гражданская оборона и другие службы и государственные учреждения. Причём финансовые организации сохраняют открытые представительства в силу неразвитости рынка услуг в интернете для малообеспеченных частей населения. С вводом режима закрыты следующие учреждения: правительство Индии и общественные корпорации; вся транспортная инфраструктура; все образовательные учреждения; большинство мест религиозного культа; гостиницы; политические, культурные и спортивные центры; а также другие общественные заведения.

Соответствующие органы госвласти и силовые структуры активно отслеживают и пресекают все попытки распространения дезинформации и ложных слухов. Показательным примером стал арест в штате Ассам исламского проповедника Аминула Ислама, который утверждал, что штамм COVID-19 создан и направлен против мусульманского населения страны. В ряде штатов сообщали о задержании лиц, выдающих себя за журналистов. И, конечно, жестко, если не жестоко, пресекаются все попытки мародерства.

На федеральном уровне реализуется пакет мер, направленных на сохранение ситуации под контролем. Правительство Нарендры Моди немедленно выделило 26 млрд долларов США на мероприятия по сдерживанию эпидемии. Одновременно компаниям были даны налоговые льготы, оцененные в 18,2 млрд долларов США. Тестирование на коронавирус и лечение болезни проводится бесплатно при одновременном увеличении производства тестовых препаратов и соответствующих процедур. Всё это проводится за счёт дополнительных государственных расходов. Частным клиникам дано разрешение без дополнительного лицензирования проводить лечение граждан от COVID-19. Для медицинского персонала закупаются дополнительные средства защиты. За счёт бюджета наиболее бедным индийцам выделяется ежемесячная сумма, эквивалентная 65,5 доллара США (средняя зарплата — 194 доллара США) на последующие два месяца после объявления режима. На этот же период осуществляется бесплатная выдача зерна из федеральных зернохранилищ. Разрабатываются дополнительные меры по спасению отдельных секторов экономики. Индийский совет по медицинским исследованиям ведёт мониторинг распространения заболевания и информирует своевременно власти и население государства.

Естественно, картина не выглядит радужной, также очевидно, что борьба с наступающей эпидемией не может обходиться без необходимости жертвовать чем-либо, без расширения застарелых социальных болезней. По данным Всеиндийской организации производителей, две трети предприятий не могут выплачивать заработную плату работникам. Отменено 50% экспортных заказов. Безработица на начало апреля выросла до 10,4%, а в ближайшей перспективе ожидается полная или частичная потеря занятости среди пяти миллионов индийцев. Особенно страдает малый и средний бизнес, который даёт около 500 млн рабочих мест при годовом обороте 2,9 трлн долларов США. В силу этого Нарендра Моди ввёл в действие второй пакет мер, который в том числе предусматривает выделение 13 млрд долларов США на поддержку малых предприятий.

Несмотря на экономические проблемы, уже 9 апреля глава кабинета министров предположил необходимость продления режима строгой изоляции. Впрочем, ранее об этом же высказывались региональные политики Махараштры, Телаганы и других индийских штатов. Одновременно премьер-министр Моди, чтобы показать свою готовность сотрудничать со всеми оппозиционными силами, обратился за советом относительно дальнейших действий к лидеру Индийского национального конгресса Соне Ганди. Заручившись поддержкой политических соперников, уже утром 14 апреля в своём обращении к нации премьер-министр огласил решение о продлении режима строгой изоляции до 3 мая 2020 г.

Он выделил семь необходимых задач для представителей власти, бизнеса и рядовых граждан: забота о пожилых людях; социальная дистанция; следование рекомендациям по поддержанию иммунитета; использование средств коммуникации в виде специально разработанных приложений; помощь нуждающимся; сохранение рабочих мест; уважение к тем, кто борется с COVID-19.

Рассматривая масштаб распространения заболевания в Индии на сегодняшний день, можно утверждать, что руководство Индии смогло взять ситуацию под контроль. И, конечно, индийцы не были индийцами, если бы они не находили силы в семье. Люди постоянно звонят родным, стараются помочь ближним. Большая часть пропагандистских роликов акцентирует внимание на необходимости сохранения своего здоровья ради близких и, прежде всего, детей. Например, 23 врача одной из больниц штата Керала записали и выложили в социальные сети песню для поддержки настроения и больных, и здоровых сограждан. Бывает, что на фоне трагедии не обходится и без фарса. Так, в городе Рампуре (шт. Уттар-Прадеш) счастливые родители новорождённого мальчика назвали сына звучным именем Ковид, очевидно, чтобы вирусный тёзка принял его «за своего».

В целом же индийские граждане пытаются сохранять терпимость и спокойствие. Это также заслуживает уважения, если учесть то, что в Индии по крайней мере четверть населения имеет достаточно архаичное мировоззрение. Такие люди, руководствуясь страхом, могут вполне спровоцировать вспышки неоправданной жестокости, но этого не происходит. Даже на очень неспокойном политическом ландшафте Индии наблюдается нечто похожее на «водяное перемирие». Соперничающие партии не всегда, но, как правило, достаточно сдержаны в негативных оценках своих противников. Несмотря на все проблемы, можно утверждать, что Индия сплотилась и на уровне правящих кругов, и в масштабе нации. В качестве последнего штриха отмечу: на днях в сакральном для индуистов, буддистов и джайнов городе Варанаси люди провели ночь со свечами в руках, символизируя победу света над тьмой, восход солнца после длинной ночи.

Автор: Дмитрий Шелест

https://regnum.ru/news/society/2915847.html

***

Приложение. Индия уходит в глухую оборону в период эпидемии коронавируса

С 26 марта Индия ввела тотальный (с запретом покидать дома) карантин на 21 день. Это самый масштабный карантин на планете: в стране с населением 1,3 млрд закрыты также границы штатов, полностью остановлено транспортное сообщение. Именно в это время в Индии оказались заперты 10 тысяч российских граждан. Как они пытаются вернуться домой, выяснял «Огонек».

Художница Александра Семенова считает, что ей повезло: «Пустили к себе пожить добрые люди, знакомые знакомых». Но выходить нельзя: «Если кто из местных увидит, сразу донесет в полицию и нас выгонят на улицу».

На улицу — это в буквальном смысле: индийские гостиницы больше не селят туристов. А из некоторых европейцев выгоняют с полицией, если нет справки, что они не являются носителями нового коронавируса. При этом где выдают такие справки, никто не знает, даже в самой полиции. «Такое впечатление, что индийцы сами не понимают, что они должны с нами делать,— говорит Александра.— Полный хаос. Появилось постановление правительства — не селить белых в гостиницы. Ну они и решили: не только не селить новых, но и выгнать тех, кто уже живет». В чатах россиян, застрявших в Индии, гуляет видео: двух девушек выселяют из гостиницы с криками «go-go». «Куда нам идти?» — возмущаются девушки.

«Гость-угроза»

«Из гостя-бога мы превратились в гостя-угрозу,— говорит "Огоньку" Юлия Толмачева, которая находится на карантине в Мумбае.— Местные на нас смотрят косо, стараются держаться подальше. У них паника: считают, что белые — распространители смертельной заразы. Дети кричат вслед: корона, корона, go-go! Есть, конечно, и образованные, скажем те, что нас приютили. Но особое отношение из-за цвета кожи ощущается».

Юлия приехала в Индию из Непала за день до закрытия гостиницы. «В Мумбае в дом, где нас поселили знакомые, пришли люди в химзащите и поставили на руки синие печати с датой начала карантина. Сказали: если мы нарушим карантин, полиция имеет право нас направить в больницу. А в индийскую государственную больницу никто не хочет». Печать ставят на тыльные стороны ладоней и чуть выше локтя. Выйти из дома можно только утром, с 7 до 11, чтобы закупить продукты. Нарушивших карантин европейцев и индийцев полиция бьет бамбуковыми палками: эта специфическая индийская практика среди туристов называется bamboo massage (бамбуковый массаж).

— Мы в изоляции. За дверь не выходим,— рассказывает Юлия.— В округе закрыты даже продуктовые магазины. Я пыталась заказывать еду в интернет-магазине, но там многие продукты значатся как «закончившиеся на складе», и когда возможна доставка, не понятно. Нас кормит наш хозяин. Приносит еду и оставляет под дверью.

В Индии организовали бесконтактную службу доставки. Тем, кому удается все-таки заказать продукты в интернете, их привозят и оставляют у входа. Пакет у двери фотографируют и отправляют заказчику. Так сообщается, что еда доставлена. В Гоа заказать продукты можно в определенное время по нескольким телефонам.

— Нужно как можно быстрее вернуться в Россию,— подводит черту Александра.— Но как это сделать, не ясно: мы даже в Дели попасть не можем, границы штатов закрыты.

Уходите быстрее

25 марта «Аэрофлот» организовал рейс Дели—Москва, который вывез 408 россиян с обратными билетами на даты с 23 по 31 марта, а авиакомпания «Россия» вывезла 127 человек из Гоа. Учитывая, что и без коронавируса, перед сезоном дождей домой возвращаются тысячи перезимовавших в теплой Индии соотечественников, это капля в море. Но и о ней с индийскими властями, закрывшими внешние границы неделей раньше, было договориться крайне непросто.

А вот как все это выглядит в жизни. Художники Александра Семенова и Джон Пешков должны были вылететь из Гоа в Москву 26 марта. О том, что Индия закрывает границы, стало известно 19 марта. Они тут же купили новые билеты на перелет Гоа—Мумбай—Дубай—Москва. Но в Мумбае выяснилось, что Арабские Эмираты тоже закрылись и в Дубай пара вылететь не может.

— У нас кончались деньги,— говорит Александра,— не было связи. Мы сутки не спали, у меня поднялась температура. Обошли больше десятка отелей, но селить нас отказывались: либо «нет мест» (хотя они были), либо называют немыслимые цены за номера. Поехали к консульству РФ в Мумбае. Там, сидя на земле у ворот, три часа ждали, пока кто-нибудь выйдет. Наконец вышел человек и сказал, что нас очень много и помочь он не может. На салфетке написал e-mail, куда слать свои данные. Но мы их уже послали на этот адрес, как только узнали о закрытии границ. Говорил неуважительно, так и сказал: «Уходите». Мой молодой человек говорит: «Вы девушку с температурой прогоняете». Он ответил: «Тем более уходите. А что вы хотели? Теперь как на войне».

Посольство РФ в Индии, как сообщается на его сайте, «прорабатывает вопрос об организации эвакуационных рейсов на родину» и составляет списки граждан, нуждающихся в эвакуации. Увы, анонимный источник, связанный с посольством, объясняет, что чудес ждать не стоит: «Мгновенной помощи по запросам, как в американском кино, не будет. Есть директива МИДа (помогать оставшимся в закрытых странах россиянам.— "О"), а есть обычные люди на местах, которые работают сутками уже недели. Им не выдали дополнительных сотрудников разгребать ситуацию с застрявшими соотечественниками. Прямого координирования между МИДом, посольством и консульствами касательно списков, кого нужно эвакуировать, тоже нет».

— Мы обращались в консульство, в посольство, в МИД. Заполняли формы, которые они требуют на своих сайтах, посылали письма на указанные адреса электронной почты, но ответа нет,— негодует Юля Толмачева.— Горячая линия консульства не отвечает. Кто-то может сказать, они хотя бы попытаются нас эвакуировать или нет?

Александра Семенова создала группу в WhatsApp «Эвакуация Мумбаи», чтобы собрать данные и написать обращение в МИД и президенту от имени всех, кто ждет эвакуации. Написала в Instagram официальному представителю МИДа Марии Захаровой. «Мария связалась с нами по телефону,— рассказывает Александра,— это было неожиданно. Объяснила, что никаких групп создавать не надо, никаких обращений президенту писать не нужно, а нужно ждать. Но сколько ждать?»

«Посольство России в Индии прилагает все возможные усилия, чтобы получить разрешение на прибытие в Индию самолетов для эвакуации российских туристов,— сообщил ТАСС советник-посланник посольства России в Индии Роман Бабушкин.— Мы также пытаемся получить разрешение индийской стороны на то, чтобы российские граждане получили возможность приезжать в аэропорт закрытого индийскими властями Нью-Дели, чтобы сесть на эти самолеты».

Хочется верить, что эти усилия дадут результаты. Но на момент подписания этого номера россияне, застрявшие в Мумбае (это самый близкий из крупных городов к Гоа), реально ощущали помощь лишь сотрудницы местного российского визового центра — на добровольных началах она собирала списки нуждающихся в эвакуации. Есть надежда, что они окажутся кстати: появилась информация, что эвакуационные рейсы возможны с 30 марта.

Автор: Наталия Нехлебова

https://www.kommersant.ru/doc/4301457


Infos zum Autor
[-]

Author: Сергей Голубицкий, Дмитрий Шелест, Наталия Нехлебова

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 30.03.2020. Aufrufe: 40

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta