Владимир Путин останется национальным лидером России и после 2024 года

Information
[-]

Путин останется национальным лидером России и после 2024 года

Я абсолютно убежден, что Владимир Путин останется национальным лидером и после 2024 года, а какую он будет при этом занимать должность, не так уж и важно. Если в России все будет хорошо, то В.В. Путин уйдет в тень, оставаясь национальным лидером России, но если ситуация в России будет кризисная, то В.В. Путин снова выставит свою кандидатуру на президентских выборах 2024 года, а там как народ решит.

В последнее время в СМИ и политологических кругах поднялся шум по поводу «транзита власти» после 2024 года. Особенный ажиотаж вызвало выступление президента России Владимира Путина перед Федеральным собранием и озвученные на нём предложения по внесению изменений в Конституцию РФ.

Остроты добавила и смена неуважаемого большинством населения России правительства Дмитрия Медведева. Все наперебой стали гадать — какую должность займет Владимир Путин после 2024 года, и кто станет его преемником на посту президента.

Когда же Владимир Путин согласился с предложением первой женщины-космонавта Валентины Терешковой об обнулении президентских сроков в связи с изменениями в Конституции, то тут у либералов всех мастей случилась просто истерика по поводу того, что Путин останется у власти вечно.

Запад также увидел угрозу в инициированной президентом конституционной реформе. Там сразу поняли её опасность: реформа устраняет риски ослабления управления к 2024 году, который определён мозговыми центрами Запада как пик слабости российской государственной системы.

Все шансы на реванш Запад относил к периоду 2021−2024 годов, когда Путин, по их замыслам, должен был стать «хромой уткой», то есть уходящим президентом, но российский президент последовательно захлопывает перед их носом все окна возможностей Овертона.

Компрадорский переворот и антилиберальный контрпереворот Е.М. Примакова

В 1989 году я демонстративно вышел из КПСС, так как абсолютно четко понял, что руководство партии не желает идти по китайскому пути развития, который мне представлялся единственно правильным. Партия разделилась на две части, одна из которых во главе Е. Лигачевым «не могла поступиться принципами», то есть не хотела допускать никаких изменений, а другая, во главе с А. Яковлевым и Б. Ельциным, как можно скорее хотела «войти в мировое цивилизованное сообщество». В результате этого раздрая верхи разрушили одну из двух существовавших на тот момент империй — социалистический лагерь, а заодно развалили оплот социализма — СССР, превратив его в сырьевой придаток главной империи Имперского мирохозяйственного уклада (МХУ) — США.

После того, как в 1991 году лидеры России, Украины и Белоруссии в Беловежской пуще объявили о развале СССР, президент Б. Ельцин привел к власти в РФ неолиберальную команду во главе с Е. Гайдаром и А. Чубайсом, проводящую компрадорскую политику отказа от политического и экономического суверенитета России в пользу США, в которой компрадорская буржуазия относилась к России как к «территории свободной охоты» (М. Ходорковский). Верховный Совет, избранный в 1990 г. как орган Совета народных депутатов, попытался противостоять политике отказа от суверенитета России, но был разогнан в результате событий в октябре 1993 г.

В декабре 1993 г. была принята новая Конституция РФ — абсолютно либеральная и компрадорская по своей сути, в которой государство должно было играть роль «ночного сторожа», охраняющего собственность олигархов, а международные законы имели преимущества перед законами РФ. И все 1990-е годы Россия жила в опасении окриков из-за рубежа, а международные институты, такие как Всемирный банк, МВФ, ВТО или ПАСЕ, могли в любой момент потребовать от нас отмены принятых законов, решений, и Россия должна была подчиниться по нашей же собственной конституции.

Захватившая власть компрадорская элита, желавшая «войти в мировое цивилизованное сообщество», стала проводить неолиберальную политику Вашингтонского консенсуса, которую ей навязали США.

 

Проведение этой политики вполне закономерно завершилось 17 августа 1998 г. дефолтом, в результате которого Б. Ельцин был вынужден сформировать 11 сентября 1998 г. правительство, отражающее интересы российского народа, во главе с Е.М. Примаковым, первым заместителем которого стал бывший руководитель Госплана СССР Ю.Д. Маслюков, а Банк России возглавил В.В. Геращенко. Правительство Е.М. Примакова вместе с В.В. Геращенко осуществило попытку социально-экономического и внешнеполитического контрпереворота.

Е.М. Примаков во внешней политике осуществил знаменитый «разворот над Атлантикой», вернувший России внешнеполитический суверенитет, а В.В. Геращенко с Ю.Д. Маслюковым стали проводить политику по возвращению экономического суверенитета России и подъему ее экономики после дефолта 1998 г. Компрадорская элита, захватившая власть в результате военного переворота 1993 г., недолго терпела правительство, отражающее интересы российского народа, и в мае 1999 г. президент Б. Ельцин отправил Е.М. Примакова в отставку.

Но в канун нового 2000 года президент Б. Ельцин передал бразды правления Россией В.В. Путину, который продолжил проведение независимой внешней политики российского суверенитета, которую начал осуществлять Е.М. Примаков, что позже нашло свое отражение в речи В.В. Путина на Мюнхенской конференции по безопасности 2007 года. В экономической же политике В.В. Путин вернул к руководству правительством РФ неолибералов, хотя и не таких ненавистных народом фигур, как Е. Гайдар и А. Чубайс, а более гибких и тонких, таких как Г. Греф и А. Кудрин. Но всё же В.В. Геращенко смог проработать при президенте В.В. Путине до марта 2002 г., обеспечив подъем российской экономики после дефолта и высокие темпы ее развития в 2000-е годы.

Проведение вопреки либеральной идеологии и интересам российского олигархата политики суверенитета в экономической сфере позволило правительству Е.М. Примакова уже в 1999 г. не только преодолеть кризис 1998 г., но и обеспечить высокие темпы экономического роста: в 1999 году рост ВВП составил 6,4%, а в 2000 году даже был достигнут рекордный рост ВВП в 10%, которого не смогли достигнуть в дальнейшем. Либералы голословно утверждали, что эмиссия денег неизбежно приведет к галопирующей инфляции, но вопреки этим утверждениям неолибералов В.В. Геращенко за 3,5 года снизил инфляцию в 5 раз, хотя денежная масса за это время выросла в 3,3 раза.

Именно это и обеспечило высокие темпы экономического развития в первые годы президентства В.В. Путина. После ухода В.В. Геращенко из Банка России неолибералы вернулись к проведению неолиберальной политики Вашингтонского консенсуса, но им повезло, т.к. с 2003 г. начался устойчивый рост цен на нефть и другое сырье, которое Россия поставляла на внешние рынки. В результате роста мировых цен на сырье в Россию устремился мощный поток валюты, и экономика РФ продолжила развиваться высокими темпами вплоть до кризиса 2008 года.

Путин — национальный лидер России

В 2006 году все СМИ и политологи были обеспокоены проблемой, что будет делать В.В. Путин после выборов 2008 г. и кто будет президентом РФ после 2008 г. Я тогда написал статью «У России будет лидер нации!», которую разместил в своем журнале «Политический класс» В. Третьяков.

В этой статье я доказывал, что какую бы должность ни занимал В.В. Путин после окончания его второго срока на президентской должности в 2008 г., он неизбежно станет национальным лидером России на обозримое будущее. И не потому, что он такой гениальный руководитель или «помазанник божий», а потому, что он очень тонко чувствует, о чём думают и к чему стремятся простые россияне. Путин спинным мозгом ощущает нерв российского общества, понимает место и роль России в мировом сообществе на протяжении многих веков и в будущем мировом порядке. Он абсолютно точно отражает архетип русского (в широком понимании этого слова) народа.

Придя к власти, Владимир Путин очень точно поставил диагноз российских проблем: «Мы находимся на этапе, когда даже самая верная экономическая и социальная политика дает сбои при проведении ее в жизнь из-за слабости государственной власти, органов управления. Ключ к возрождению и подъему России находится сегодня в государственно-политической сфере. Россия нуждается в сильной государственной власти и должна иметь ее, крепкое государство для россиянина не аномалия, не нечто такое, с чем следует бороться, а, напротив, источник и гарант порядка, инициатор и главная движущая сила любых перемен. Утратив патриотизм, связанные с ним национальную гордость и достоинство, мы потеряем себя как народ, способный на великие свершения» (Владимир Путин, статья «Россия на рубеже тысячелетий», Независимая газета. 1999 год, 30 декабря).

С другой стороны, он был прекрасно подготовлен к роли национального лидера всем опытом своей предыдущей жизни и очень своеобразным менталитетом: качественным юридическим образованием, полученным в одном из лучших вузов России — ЛГУ, прекрасной школой КГБ и особенно своим увлечением дзюдо с его восточной философией. Когда я анализирую действия президента Путина, то у меня создается впечатление, что я снова пересматриваю выдающийся фильм А. Куросавы «Гений дзюдо», все его поступки неожиданны, неординарны и проникнуты духом уважения не только к своим друзьям, но даже к своим противникам.

За 6 лет его правления я понял, что он абсолютно адекватен стоящим перед Россией очень непростым задачам, но решает он их постепенно, тщательно выверяя каждый свой шаг и соблюдая баланс интересов различных элитных групп и социальных слоев населения. И если он решается на какие-то изменения в политике РФ, то значит, они уже назрели и не сделать их просто невозможно, но при этом он никогда не идет ни на какие авантюры.

Я понял в 2006 г., еще до речи В.В.Путина в Мюнхене, что решение задачи восстановления великодержавной роли России В.В. Путину вполне под силу, так как он четко понимал, что «Россия может быть только Великой Державой, или ее не будет вообще». У какого еще народа может родиться такая крылатая фраза: «За Державу обидно!», отражающая внутреннюю суть русского менталитета и его отношения к своей стране. Поэтому я и написал тогда свою статью «У России будет лидер нации!».

Я абсолютно убежден, что Владимир Путин останется национальным лидером и после 2024 года, а какую он будет при этом занимать должность, не так уж и важно. Поэтому он и поддержал предложение В.В. Терешковой об обнулении президентских сроков при условии признания его Конституционным судом соответствующим Конституции РФ, т.к. он доказал всей своей предыдущей деятельностью, что закон нужно выполнять, нравится ли это ему или нет. Если в России всё будет хорошо, то В.В. Путин уйдет в тень, оставаясь национальным лидером России, но если ситуация в России будет кризисная, то В.В. Путин снова выставит свою кандидатуру на президентских выборах 2024 года, а там как народ решит.

Автор: Александр Айвазов

https://regnum.ru/news/polit/2889349.html

***

Почему российскиe либералы так боятся «трансфера»?

К либеральному политическому языку как к зловредному вирусу у общества возник устойчивый иммунитет, а другого языка у них нет. Поставить в один ряд слова «либерал», «Запад», «модерн» и «прогресс» теперь является очень неуклюжей технологией влияния, дающей противоположный, отталкивающий результат.

Pоссийскиe либералы относятся к социальной группе, наиболее болезненно переживающей конституционные реформы в стране и вообще всю идеологию трансфера политической власти. Это расставание с их сакральностью и символом веры, если можно назвать сакральным отвержение сакральности, и верой — безверие. Но либералы имеют свою сакральность и свою веру и никак не могут простить Владимиру Путину тезис «либерализм устарел», оставаясь приверженцами лозунга «либерализм жил, либерализм жив, либерализм будет жить» и тому подобного катехизиса.

Включившись в борьбу с конституционной реформой, российскиe либералы используют не только свой политический язык, но и построенные на нём конструкции. Принцип их применения включает необходимость сочетания идейно окрашенных терминов с категоричностью их заявления. Это позволяет применять принцип эмоционального заражения, так как логика у либералов с изъянами и это необходимо маскировать и компенсировать манипуляциями.

Какие же манипуляции используют в либеральных экспертных кругах, когда они через свои СМИ манифестируют свою позицию? Есть смысл рассмотреть некоторые из них, наиболее типичные и часто встречающиеся, превратившиеся, по сути, в журналистские клише.

  1. «Элита при Путине стала более фрагментированной и конфликтной». Здесь манипуляция во фразе «стала более». Элита всегда состоит из пришедших к компромиссу конфликтующих групп, конфликт в ней всегда наполовину скрыт, наполовину проявлен. Измерителя «более» или «менее» не существует. Меняются лишь степени активности противостояния. То, что в период выборов элиты пользуются механизмами легитимного влияния на повестку, является инструментом согласования и не может служить доказательством их возросшей конфликтности, так как зона расхождения интересов между группами не увеличилась.
  2. «Ближайшее окружение Путина состоит из старых друзей». Если внимательно рассмотреть состав ближайшего окружения Путина, то так называемых «старых друзей» там менее одной четверти. Сам тезис «ближайшее окружение» ущербен, так как не имеет объективных критериев и основан на вкусовых пристрастиях применяющих его экспертов. Среди «старых друзей» вовсе не все оказываются друзьями, а сами «друзья» по факту оказываются на всех уровнях удалённости, чередуясь с чиновниками, делегированными во власть от других кланов. В экономике ключевые должности занимают люди, никак к ближнему кругу Путина и его старым друзьям не относящиеся.
  3. «Охранители и силовики — опора путинского режима». Это самая отчаянная манипуляция, с какой только можно столкнуться в информационном поле, причём настолько привычная, насколько и отчаянно ложная. Важнейший блок в правительстве — экономический, куда входит и глава Центрального банка. Кто скажет, что Кудрин, Силуанов, Набиуллина, Орешкин, Медведев, Мантуров, Греф, Голикова, Шувалов, Христенко и прочие весьма колоритные либеральные личности все эти годы не являлись «опорой режима»? Они принимали важнейшие для государства решения, как бы ущербны для рейтинга Путина они ни были. Разве Путин на них не опирался? Сам тезис «опора путинского режима» — манипуляция, ибо существует система сдержек и противовесов, и на деле речь идёт о стабильной политической системе, построенной на принципах, а не на воле вождя.
  4. «Охранители работают на консервацию режима и защиту его от перемен». Ещё одна многократно повторённая чудовищная ложь по Геббельсу. Никто сильнее либералов не работает на консервацию режима и защиту его от перемен. Те, кого либералы называют «охранители» и «консерваторы», как раз и являются самыми главными противниками консервации либеральных основ нынешнего режима и сторонниками решительных перемен. Суть нового движения — не консервация, а борьба с консервацией либеральных основ политической системы. Я бы даже скорее отнёс охранителей к революционерам, так активно они сражаются с консервацией режима. И правда, если им удастся поколебать либеральные догматы системы, это будет революцией. И оттого либералы тоскуют и жалуются на охранителей.
  5. «Несмотря на склонность к консервации, политический режим начал серьёзно меняться». Это противоречие в определении — если склонен к консервации, значит, меняться не начнёт, а если начал, значит, не склонен к консервации. Высказывание по абсурдности аналогично фразе: «Несмотря на склонность к бесплодию, женщина забеременела». Но чем увереннее заявлен абсурд, тем он более внушителен.
  6. «Если понять, как распределены роли в ближайшем окружении Путина, то можно понять, куда движется Россия». Это экспертное заключение, выдающее непрофессионала, но либералы этот тезис тиражируют давно и повсеместно. На самом деле всё наоборот: если понять, куда движется Россия, то можно определить, как будут распределены роли в ближайшем окружении Путина.
  7. «Общий тренд заключается в выдавливании всего либерального из власти». Здесь такие же натяжки, как и в формулировке «стала более фрагментарна и конфликтна». Все главные системные либералы на своих местах. Однако на самом деле здесь речь о другом — о важном. По сути, это жалоба на то, что монополии на власть у либералов не получается, а конституционная реформа подрывает всякую надежду на либеральный реванш.
  8. «Из-за сложности задач и ответственности работа на государственной службе становится опасной». Это высказывание в устах либералов дорогого стоит. До этого времени суть либеральной системы состояла в том, что никакой ответственности за провалы выдвиженцы либеральной партии не несли и нести не собирались в принципе.
  9. «Кремль предоставляет политический патронаж частному бизнесу, а тот взамен позволяет власти использовать его ресурс в политических целях». В устах российских либералов это звучит как порицание. Хотя в США и любой стране «просвещенного» Запада так происходит сплошь и рядом, а местные либералы этому только рукоплещут. Подобные отношения государства и бизнеса — основа современного монополистического капитализма, и ярче всего это выражено в США. Там этого не стесняются, а даже гордятся. Здесь российские либералы немного нелепо выглядят, не умея маскировать открытое стремление ослабить российскую государственность в пользу американской и скрыть уже откровенно компрадорскую мотивацию.
  10. «Служащий Путину крупный бизнес больше всех нарастит своё влияние в ходе транзита». Это пугалка для обывателей. Те, кто в курсе основных пунктов условий трансфера, знают, что больше всех нарастит своё влияние государство, а не бизнес, который будет поставлен в жёсткие национальные рамки. Махновщина с офшорами, дружбой с чиновниками и двойными гражданствами закончена. И именно это либералам не нравится.
  11. «Прежняя система строилась на рыночной экономике и открытости мировому сообществу». Сейчас применение термина «мировое сообщество» уже неприлично, ибо с ушами выдаёт манипулятора, применяющего устаревшие модели манипуляции. Открытость мировому сообществу, так оплакиваемая либералами, означает капитуляцию России эпохи Ельцина, Гайдара, Бурбулиса и Чубайса, а также нынешнюю Украину во власти Сороса. Ещё Прибалтику или Польшу под властью Британии, Германии и США. В России последний раз на это ловились в конце 80-х — начале 90-х, тридцать лет назад. Пытаться у нас сегодня ещё раз «продать» эту штуку — это вообще непонятно, каким заскорузлым ретроградом надо быть. Хорошо хоть «цивилизованный мир» уже научились порой брать в кавычки.
  12. «Идеология охранителей антизападная и антилиберальная, носит характер теории заговора». Здесь либералы исходят из предположения, что вне их тусовки, как и внутри неё, антизападность и антилиберальность являются ругательствами. И при этом попытка выдать понимание основ геополитики за абсурд теории заговора выдаёт неуклюжую манипуляцию, давно вскрытую в пропаганде и потому не работающую сейчас. В продажах каждые три года меняются технологии построения убеждающего разговора. Любые манипулятивные новинки, работающие поначалу, тиражируются, описываются и становятся известны покупателю, и потому устаревают.

Так, сегодня уже никого не поймать на уловку трёх «да», чтобы создать инерцию согласия по главному предложению, следующему в конце. Уже применение СПИН-метода (воронки наводящих вопросов) считается устаревшей технологией. Им на смену пришли скрипты, которые уже сейчас перестают работать в силу известности приёмов, и нас опять ждёт что-то новое. Современные либералы в пропаганде никак не желают учиться у бизнеса. Они напоминают торговых агентов «Цептера», «Сейф-инвеста» или «Гербалайфа» эпохи сетевого маркетинга начала 90-х, пришедших со своими приёмами в начало 20-х годов следующего века и навязывающих нам идею увидеть в друзьях и родственниках перспективный рынок для их «чудо-продукта». Или торговцев пейджерами в эпоху 5G.

Ничто не подтверждает путинский тезис «либерализм устарел» сильнее, чем нынешняя пропаганда либералов. Они не понимают, что их бизнес-модель по продвижению либерализма устарела. Рынок изменился, и его не интересуют протухшие идеологические консервы эпохи конца ХХ века. К либеральному политическому языку как к зловредному вирусу у общества возник устойчивый иммунитет, а другого языка у них нет. Поставить в один ряд слова «либерал», «Запад», «модерн» и «прогресс» теперь является очень неуклюжей технологией влияния, дающей противоположный, отталкивающий результат.

Автор: Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/2876466.html

***

Если у чиновника в РФ недвижимость за рубежом — он агент, а не чиновник

Возможно ли в принципе допускать даже в рабочую группу по разработке поправок в Конституцию России людей, у которых есть активы за рубежом? Возможна ли в США причастность к разработке поправок в Конституцию людей, имеющих недвижимость в России или, например, в Китае? Думается, нет!

Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников считает излишним вносить в Конституцию запрет чиновникам иметь недвижимость за рубежом, о чем сообщила газета «Ведомости» со ссылкой на знакомые источники. Таким образом, запрет на владение иностранной недвижимостью не вошел в проект поправок в Конституцию. Налицо — факт защиты интересов чиновников, в том числе парламентариев, которые хотели бы сохранить свои посты при наличии активов за рубежом. Между тем рядовые россияне не понимают, как такие псевдопатриоты России могут рассуждать о патриотизме, создавать законы, заниматься развитием страны, если они не только далеки от реальности, но и предпочитают иметь, по сути, «запасной аэродром». Наличие «запасного аэродрома» говорит народу только об одном — ждать хорошего в своей стране не приходится, ведь, думается, что вершители судеб знают всё наперед, а потому и имеют запасную недвижимость за рубежом.

Но это только одна сторона медали! Вторая — в том, что активы чиновников и парламентариев — это их слабое место, на которое в случае необходимости можно надавить. Не правда ли, порою возникает впечатление, что некоторые чиновники или парламентарии действуют на руку зарубежным странам, ведут явно нелогичную политику против развития страны, против народа, не раз порождая вопросы: на Россию ли работает чиновник, реально ли он заблуждается или целенаправленно выступает глашатаем Запада?! Такие чиновники не только не могут служить примером для россиян, но и служить России. Как говорится, сильной России нужны сильные чиновники! Чиновники, имеющие активы за рубежом — слабые чиновники, и им с Россией не по пути!

Если чиновники не способны расстаться с недвижимостью за рубежом, значит, они способны на государственную измену! Думается, это хорошо понимают на Западе, у которого в руках находится «ключик» от недвижимости, а по факту — от механизма, способного запустить процесс госизмены. Подобные трюки уже успешно отработаны на бизнесменах российского происхождения и широко нам всем известны. Еще недавно жертвой этих трюков был Олег Дерипаска, сейчас впросак попал второй Олег — Тиньков. Когда два Олега попадают в неприятности — не просто совпадения — это ясно всем, похоже, кроме чиновников и парламентариев!

Еще в апреле 2018 года издание Forbes рассказывало о том, как национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании выявило около 50 потенциальных целей, которые должны будут раскрыть информацию об имуществе неясного происхождения. Несколько из этих дел касались россиян. В начале 2018 года у правоохранительных органов Великобритании появился новый инструмент борьбы с коррупцией: приказы о раскрытии информации об имуществе неясного происхождения (unexplained wealth orders, UWO). В условиях токсичной политической обстановки нововведение у многих ассоциируется с Россией и уже прозвано «Законом Макмафии».

Если раньше доказать, что имущество было приобретено на доходы от преступной деятельности должны были правоохранительные органы, то с принятием новой правовой нормы бремя доказывания легло на плечи самих подозреваемых — они должны подтвердить источники своих доходов, на которые было приобретено имущество, в противном случае им грозит конфискация имущества. Таким образом, Великобритания может пополнить свой бюджет, продав конфискованное имущество, либо, предположим, взять на крючок «непатриотичных» граждан других стран.

Отметим, что под действие закона подпадают две группы лиц: политически значимые лица (politically exposed persons, или РЕР) из государств за пределами Европейской экономической зоны, а также лица, в отношении которых есть разумные основания полагать, что они вовлечены в серьезные преступления в Великобритании или за рубежом либо связаны с такими лицами. Первой жертвой данного закона, как сообщало РБК, стала жена экс-главы Международного банка Азербайджана Джахангира Гаджиева, который отбывает тюремный срок на родине. Замира Гаджиева была задержана из-за крупных трат в магазинах и дорогой недвижимости в Лондоне. У нее были конфискованы ювелирные изделия стоимостью более £400 тысяч, а еще раннее — заморожены активы.

Так что наши чиновники рискуют, как в сказке про золотую рыбку, оказаться у разбитого корыта. Успеют ли они продать за рубежом недвижимость или, лишившись здесь поста, станут там никому неинтересными персонами, чьими интересами можно будет пренебречь — найти предлог для конфискации имущества, или же их заставят вещать против России? Вот в чем вопрос! Но, как правило, вещание из уст таких вот горе-чиновников заканчивается плачевно для них самих.

Возникают и другие вопросы. Возможно ли в принципе допускать даже в рабочую группу по разработке поправок в Конституцию России людей, у которых есть активы за рубежом? Возможна ли в США причастность к разработке поправок в Конституцию людей, имеющих недвижимость в России или, например, в Китае? Думается, нет! Более того, там тут же начались бы расследования на предмет заинтересованности, результатом которых стало бы как минимум отстранение этих людей от работы в рабочей группе.

Автор: Галина Смирнова

https://regnum.ru/news/polit/2878154.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Айвазов, Александр Халдей, Галина Смирнова

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 31.03.2020. Aufrufe: 45

Kommentare
[-]
 Yejefol | 01.04.2020, 06:46 #
Thanks for sharing this post. I am digging deep and utilizing information regarding this.
Buy Instagram Followers
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta