Почему в России не введено чрезвычайное положение в связи с коронавирусом?

Information
[-]

Высшая исполнительная власть — на фронте борьбы с эпидемией коронавируса 

Врачам будет что сказать после кризиса, а депутатам и сенаторам будет что сказать? «Мы пахали»?

Депутатам и — особенно — сенаторам на какое-то время придется отказаться от привычки жить за чужой законопроектный счет. И не потому, что нынешняя ситуация заставит депутатов и — особенно — сенаторов в ускоренном порядке освоить наконец-то умение сочинять законопроектные тексты и делать это добротнее министерств и ведомств. И не потому, что будет нарушена сложившаяся за последнее десятилетие диспропорция числа принятых законов между их авторами: три четверти — от правительства, четверть — от всех остальных. Но привычка — вторая натура. От нее можно избавиться, только сменив носителя этой привычки. Так что пока — законотворческая «социальная изоляция», потому что правительству не до плановой законопроектной работы.

Вся высшая исполнительная власть — на фронте борьбы с экологической катастрофой. В отличие от депутатов и сенаторов, члены кабинета министров за ту же зарплату, что и у депутатов и сенаторов, работают круглосуточно. В том числе потому, что принятый депутатами и сенаторами в 2001 году федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении», хотя и редактировался в 2016 году, оказался совершенно не пригодным для правового регулирования и управления в нынешней «коронавирусной» ситуации, которая, конечно, является чрезвычайной.

Целью введения чрезвычайного положения по закону было и является «устранение обстоятельств, послуживших основанием для его введения». Это неверно. Основанием для введения того или иного режима, установления того или иного правила является нормативный правовой акт. Причиной же введения чрезвычайного положения является чрезвычайная ситуация, ликвидация последствий которой возможна особенным порядком, особенным содержанием и масштабом действий, временной концентрацией сил, средств и ресурсов, независимо от форм собственности и прежних отношений. Здесь же получается по Черномырдину: отродясь такого не было, и вот опять.

В числе «обстоятельств», которые надо устранить, если иметь в виду нынешнюю коронавирусную эпидемию, закон определяет, «в том числе эпидемии, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей, значительные материальные потери, нарушение условий жизнедеятельности населения, требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ».

Парадокс заключается в том, что выражением — устранение обстоятельств, послуживших основанием для его введения — был недоволен и сам автор законопроекта, а именно президент Российской Федерации. Однако это не помешало вынесению проекта на пленарное заседание Государственной думы после четырёх лет вылеживания в законопроектной базе Госдумы. При обсуждении законопроекта в первом чтении представитель президента, убеждая депутатов в необходимости принятия проекта, сам обратил внимание на несуразность формулы цели. Никто его за язык не тянул. Потому что, по мнению президентской стороны, целью введения чрезвычайного положения не может являться устранение обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения. «Не может закон устранить причины и обстоятельства, особенно если чрезвычайное положение вводится по обстоятельствам техногенного или природного характера. Ну не может закон упразднить тайфун, увы! Поэтому, безусловно, здесь необходима правка примерно следующего содержания: целями введения чрезвычайного положения являются создание условий для устранения обстоятельств, послуживших основанием для его введения, и ликвидация последствий обстоятельства, послужившего для введения чрезвычайного положения».

И что же? Ничего. Целью федерального конституционного закона так и осталось устранение обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения. У нас до сих пор именно так несуразно и формулируются цели во многих документах стратегического планирования. Цель — сама по себе. Задачи по ее достижению — сами по себе. Мероприятия — тоже самое.

Итак, поскольку закон о чрезвычайном положении всем своим содержанием оказался неприменим и непригоден в ситуации, вызванной коронавирусной инфекцией, потребовались срочное принятие новых законодательных актов, расширяющих полномочия правительства и помогающих субъектам Российской Федерации, проявившим инициативу и начавшим действовать, балансируя на грани закона и беззакония, выйти из щекотливого положения «перехвата власти».

Кстати, в 2000 году при обсуждении законопроекта о чрезвычайном положении одним из важных оказался вопрос о правовой трактовке различий между термином «захват власти» и термином «присвоение власти». И насколько широко может толковаться термин «присвоение», тем более в варианте «попытка присвоения», в перечне оснований, по которым президент может принять решение о введении чрезвычайного положения. Представитель президента РФ так разъяснил депутатам разницу между этими терминами. «Захват» власти, как правило, утверждала президентская сторона, относится к попыткам захвата власти гражданами или организациями, не имеющими отношения к собственно властным структурам. Цитирую.

«Присвоение власти — это обратная ситуация, то есть присвоение одним органом власти полномочий другого органа власти, например узурпация главой исполнительной власти всей полноты власти в субъекте Федерации, включая законодательную». Александр Котенков, бывший полномочный представитель Президента Российской Федерации в Государственной Думе

Пример с федеральным конституционным законом «О чрезвычайном положении» доказывает ошибочность и односторонность методологии конструирования законодательства только по принципу от теоретического общего к практическому частному. Вот у нас случилась конкретная беда. А правила поведения и на этот случай оказались чересчур общими, к данной конкретной ситуации неприменимыми. Органы государственного управления сразу оказались парализованными, так как по принципам публичного права эти органы вправе делать только то, что разрешено. Если нет разрешения, значит, запрещено. В законе о чрезвычайном положении не предусмотрен маневр для госорганов, если ситуация складывается похожая.

Вот, на мой взгляд, ситуация, из которой надо сделать фундаментальный вывод законодателям. Кроме этого, надо надоумить депутатов и сенаторов, а также региональные законодательные и представительные органы власти, не мобилизованные на противоэпидемическую войну, заняться полезным делом и приступить, например, к расчистке правовых завалов. Проинвентаризировать все законы и подзаконные акты, так или иначе связанные с темой антикризисного управления и программами подготовки кадров. Создать банк данных и сюжетов для последующего отображения в посткризисном времени по горячим следам в законодательных актах. Переписать законы так, чтобы к ним не требовалось такого количества подзаконных актов, как сейчас. В том числе и в отношении федеральных актов, принятых в срочном порядке в период эпидемии COVID-19.

Самое подходящее время начать очистку законодательства в 10 тысяч единиц хранения, исходя из неписанного закона «экономии законодательного текста». Потому что совершенство начинается не тогда, когда еще что-то можно добавить, а тогда, когда уже ничего нельзя отнять. Надо начинать это делать, а не использовать любую возможность, чтобы, переходя с телеканала на радиоканал, попасть под телекамеры в надежде на то, что люди потом вспомнят и проголосуют на выборах за ту или иную партию или одномандатника. Что полезного может сказать людям депутат или сенатор, если даже специалисты «путаются в понятиях»? Конституционное предназначение депутатов и сенаторов и главное дело их жизни на этом её отрезке — законотворчество, однако многие продолжают использовать время совсем для другого, для изложения собственных размышлений, поучений и выдачи советов органам исполнительной власти.

Так, Регламентом Совета Федерации в начале каждого пленарного заседания палаты предусмотрены выступления сенаторов по наиболее актуальным социально-экономическим проблемам страны. Потому что жизнь богаче того, что планируется заранее, и нужно иметь возможность корректировать действия. Правильное регламентное правило, хотя и называется в междусобойчике тупо — «парламентская разминка». «Разминка» по поводу коронавируса и его жертв?

В ходе последнего по времени и внеочередного заседания «разминку» начал зампред СФ сенатор А. Турчак. Он то ли им, то ли нам, то ли В. Матвиенко, то ли телевизору говорил, коллегам, что надо бы выработать особый порядок оплаты коммунальных платежей и предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных и жилых домах. И «что такого рода предложения подготовлены и направлены в правительство РФ».

Первый заместитель председателя комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию С. Митин сообщил о спуске на воду большого морозильного рыболовного траулера «Капитан Вдовиченко» для промысла минтая и сельди в Беринговом и Охотском морях, а также в прилегающих к ним районах Восточного побережья России.

Заместитель председателя комитета СФ по экономической политике А. Русских рассказал, что совместно с председателем комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству А. Клишасом разработал пакет законопроектов о возможности проведения судебных заседаний посредством видеосвязи. Законодательные инициативы направлены для получения соответствующих заключений в Верховный суд РФ и в правительство РФ, хотя Верховный суд сам обладает правом законодательной инициативы.

Член комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Д. Оюн высказалась за увеличение субвенций региональным органам записей гражданского состояния в целях обеспечения работы по своевременному исполнению поручений о выплатах малообеспеченным семьям пособий на детей от трех до семи лет.

Член комитета СФ по экономической политике И. Абрамов остановился на вопросах, касающихся введенного Федеральным казначейством моратория на казначейские бюджетные кредиты.

Председатель комитета СФ по социальной политике И. Святенко рассказала «о промежуточных результатах работы, проведенной комитетом СФ по анализу порядка предоставления гражданам мер социальной поддержки в проактивном формате. Более полная информация размещена на официальном информационном ресурсе комитета СФ по социальной политике» («официального информационного ресурса комитета СФ по социальной политике» в сети Интернет обнаружить не удалось). И так далее.

Завершил парламентскую разминку первый заместитель председателя СФ Н. Федоров. Он напомнил, что с 1 апреля 2020 года по 1 марта 2021 года на территории России будет проведен эксперимент по маркировке средствами идентификации бутилированной питьевой воды. Для организации должного взаимодействия с бизнес-сообществом регионов он направил в адрес руководителей высших исполнительных органов власти субъектов РФ обращение о содействии в привлечении предприятий к участию в эксперименте. Законодатель призвал коллег активно подключиться к этой работе в регионах.

Правильный призыв? В прежние времена — возможно. Нынче — нет.

Автор: Андрей Маленький

https://regnum.ru/news/polit/2908402.html

***

Комментарий: Почему президент России Путин колеблется

В развитых странах эпидемия коронавируса заставляет власть выбирать между жизнью и экономикой. Вводить карантин и отвечать перед избирателем за пустой кошелек — или не вводить и отвечать перед избирателями за трупы.

Следует понимать, что в нашей стране выбор, к сожалению, другой. Это выбор между экономикой и свободой, точнее, ее остатками. Потому что сейчас силовики очень хотят, чтобы в стране было введено чрезвычайное положение. Они объясняют президенту Путину, что ЧС решит все проблемы — включая проблему падающего рейтинга и возможного провала на голосовании по продлению навечно его полномочий. И наоборот — партия гражданских, олицетворением которой сейчас стал Собянин, объясняет Путину, что никакого чрезвычайного положения не надо, армии не надо, МЧС не надо, что можно доверять здравому смыслу населения.

За последние две недели президент Путин два раза обратился к нации, и оба раза его выступления были, мягко говоря, половинчатые. В первый раз вместо карантина президент объявил каникулы, что вызвало непонимание. Ведь каникулы, в отличие от карантина, не предполагают изоляции: наоборот, люди сходят к друзьям, поедут из Москвы домой и разнесут подхваченную на работе заразу по городам и весям. И за чей счет пир? Карантин происходит за счет государства, а Путин объявил каникулы за счет работодателя. Кому я должен — всем прощаю. Выступая во второй раз, Путин продлил каникулы до конца апреля (опять-таки за чужой счет), но карантина не ввел, а всю ответственность переложил на регионы.

Двадцать лет нам объясняли, что у нас такая большая страна, что у нее должен быть один-единственный хозяин, — без него нельзя, и вдруг в критический момент Путин все поручил решать губернаторам! Причем даже не сказал, в каких случаях центр их поддержит. Президент Трамп, у которого каждый штат обладает автономией на порядок большей, чем российская глубинка, тот, например, тоже сказал, что запасаться аппаратами ИВЛ — это дело прежде всего штата, а если штату не хватит, то вот тут-то президент ему и поможет.

Но Путин ничего такого не сказал. Он просто сказал, что регионы «сами будут принимать решения». Здорово! А как насчет того, чтобы еще вернуть не только полномочия, но и деньги, которые у них забирает федеральный центр, потому что без денег решение можно принимать только по одному поводу: хоронить трупы в общих могилах или просто оставлять в подсобках?

Все эти выступления, на первый взгляд, производят странное впечатление. Ведь госпропаганда нам внушала из каждого утюга, что без Путина России нет, он поднял Россию с колен и принимает мужские решения. И вот, когда пришло время принять действительно важное для страны решение, — не Крым оттяпать, и не Воронеж бомбить, и не Конституцию менять под себя, — то президент сообщил, что решения будут принимать губернаторы, а оплачивать отдых граждан будет бизнес.

Даже вполне либеральные комментаторы потребовали введения карантина по той простой причине, что, когда государство объявляет карантин, — это форс-мажор. В этой ситуации договора теряют силу, гарантом исполнения обязательств становится не бизнес, а государство. Оно берет все на себя, включая издержки. А при «самоизоляции» все издержки несет бизнес.

В принципе, это рассуждение правильное. Но оно упускает из виду еще одно измерение кризиса, которого нет в других странах. А именно: во всех западных странах карантин и ЧС — это временная мера. Мы можем смеяться, что английская полиция сейчас с дронами следит за пенсионером, выгуливающим собаку, Но мы точно знаем, что это пройдет. Мы можем быть уверены, что Борис Джонсон не воспользуется ситуацией, чтобы оставить дрон у себя навечно.

Другое дело — Россия.

Несложно заметить, что главное, что заботит Кремль, — это вопрос сохранения власти. И что, по мере того как популярность президента падает, вокруг него бьются две партии. Партия силовиков, которая готова всех пересажать, все отменить и все сфабриковать, и партия гражданских, которая к этому не готова. Предыдущий раунд их схватки — московские выборы, где партия силовиков сначала максимально спровоцировала ситуацию (с выборов сняли всех), а потом начала фабриковать огромное «московское дело» о беспорядках. Помимо оппозиции, одной из главных жертв этих выборов стал московский градоначальник Сергей Собянин, который в одночасье вынужден был взять под козырек и растоптать всю ту систему договора с московским избирателем, которую он выстраивал долгие годы. Впрочем, гражданской партии (т. е, условно говоря, тому же Собянину, Кириенко, Вайно, Чемезову) удалось немного отыграть позиции, показав начальнику, что его обманывают, и развалив «московское дело» в том виде, в котором его задумывали силовики.

Теперь ситуация точно такая же. Поверьте мне, президент колеблется не потому, что ему хочется слиться. Ровно наоборот: он колеблется потому, что партия силовиков предлагает ему одним махом за счет коронавируса решить все проблемы. Путин задолго до срока «Ч» решился на изменения Конституции именно потому, чтобы остановить раздрай в элите, и потому, что дальше рейтинга может не хватить. Кремль даже не осмелился объявить полноценный референдум из опасений, что уже сейчас может его продуть. Экономика рушится, рубль рушится, нефть рушится, а эпидемия пойдет по стране.

И вот, — с точки зрения силовиков, — все это можно остановить, введя ЧС, ЧП и войска. Нацгвардия на улицах, тотальная цензура под предлогом коронавируса, интернет отрубить — в нем фейки, отечество в опасности, Спаситель — вот он. Пусть все смотрят телевизор, который рассказывает, что вируса в России нет. Всякий, кто усомнится, — враг народа и подлежит изоляции.

Поверьте, такой сценарий весьма реален. И на его фоне спешно принятый закон об уголовной ответственности за фейки про коронавирус и система электронной слежки, внедряемая в Москве, покажутся детским садом.

В этой ситуации то, что Путин согласился с доводами Собянина о том, что

а) ситуация сложная;

б) вполне разрешима гражданскими методами, — это уже хорошо. Уже счастье.

А если кто-нибудь всерьез думает, что в России введут чрезвычайное положение ради здоровья граждан и помощи бизнесу, — ау! — опомнитесь.

Чрезвычайное положение в России всегда вводили для другого: чтобы расстреливать недовольных пачками. Такая уж историческая традиция, которую силовики не станут нарушать.

Вы, конечно, вправе спросить: да что же мы за несчастная страна такая? Что же у нас выбор между веревкой и удавкой? Почему нельзя как в нормальной стране? Чтобы и карантин был, и государство на себя ответственность взяло, и чтобы вместе с этой ответственностью не украло потом свободы?

Ответ: потому что это — Россия.

Автор: Юлия Латынина, oбозреватель «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/04/03/84688-a-chs-nasovsem-ne-hotite?yrwinfo=1586172668757165-1592482075698400398000324-prestable-app-host-sas-web-yp-221


Infos zum Autor
[-]

Author: Андрей Маленький, Юлия Латынина

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 09.04.2020. Aufrufe: 66

Kommentare
[-]
 johan | 25.04.2020, 06:51 #
I have a similar interest this is my page read everything carefully and let me know what you think. มวย วันนี้
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta