Парадоксы российской самоизоляции: разориться или заразиться? Сокращение рабочего дня, трудовой отпуск, увольнение с работы

Information
[-]

Добровольная самоизоляция 

Скажите, добровольная самоизоляция — это что, чрезвычайной ситуации понарошку, вроде пионерской «Зарницы»? Почему в Москве 2 миллиона ежедневно на улицах? А тесты на коронавирус как ЕГЭ — непонятно что тестируют? А где маски из стратегического запаса, почему их разрешают шить бизнесу без медицинских лицензий — они для карнавала? У нас вообще есть что-нибудь настоящее? Есть. Например, штрафы за нарушение самоизоляции!

В редакцию буквально хлынул поток писем от читателей.

Елена Первая (инициалы изменены) спрашивает:

«Вы предлагаете фактически поголовное тестирование на коронавирус, однако врачи и Всемирная организация здравоохранения выступают против такого тестирования. Вам известно, что в Италии поначалу так и делали, но потом от этой практики отказались? Зачем тестировать на коронавирус здорового человека?».

Именно внешне здоровых и нужно тестировать, Елена, не являются ли они вирусоносителями. Заболевший менее опасен, потому что его симптомы всем очевидны, он помещен под карантин, приступил к лечению. Его тестирование позволяет только уточнить диагноз. А бессимптомные вирусоносители сами не болеют, но могут заразить десятки людей. Именно их и нужно выявлять и подвергать самоизоляции, а не миллионы ни в чем неповинных людей.

В Италии поначалу в больницы свозили всех, у кого был выявлен коронавирус, в том числе бессимптомных и переносящих заболевание в легкой форме. Ждали развития тяжелого заболевания, которого не случилось. Когда мест в больницах стало не хватать для действительно тяжелых больных, от широкого тестирования отказались. В итоге вирусоносители не были выявлены и не помещены под карантин, и получилось то, что получилось.

По той же причине врачи против всеобщего тестирования — они не хотят, чтобы им докучали напуганные «бессимптомники», когда нужно спасать жизни умирающих людей. ВОЗ также против полного тестирования, поскольку тестов на всех не хватает. Если расходовать тесты на здоровых, их может не хватить для больных. Но врачи и ВОЗ отвечают за пандемию, а не за экономику, поэтому их вполне устраивает «слепая» самоизоляция всех подряд.

За экономику отвечают те, кто бесстрашно взялись нами управлять. Объявив всеобщую самоизоляцию и ничего не предприняв для выведения общества из этого ненормального состояния, они выстрелили себе в ногу. Осталось дождаться, успеют ли они выстрелить себе в другие части тела.

Елена Вторая спрашивает:

«Коммерческий тест на коронавирус стоит 2000 рублей. У меня в компании 27 сотрудников, стоит ли мне оплатить им тестирование, чтобы с понедельника они вышли на работу?»

Это бесполезно, Елена, потому что тестировать нужно или всех, или, действительно, никого. Получив отрицательный результат теста сегодня, ваш сотрудник завтра может получить вирус в метро и стать вирусоносителем. Поэтому для безопасного выхода из режима самоизоляции нужно массовое тестирование, но никаких планов на этот счет у наших правителей, видимо, нет.

Другое дело, если ваши сотрудники будут передвигаться в режиме самоизоляции на личном автотранспорте. Но для этого столичный департамент транспорта должен объявить парковки бесплатными хотя бы на период пандемии. А на будущее признать, что политика по превращению личного автотранспорта граждан в изгоя терпит крах. Как терпит крах и «глобальная» концепция «магистрального развития человеческой цивилизации» через скученное проживание в мегагородах. Но на данный момент у столичного руководства, видимо, иное мнение, в связи с чем ваши сотрудники в любой момент могут получить штраф 5000 рублей за передвижение по городу, причем в режиме невидимой вирусной фотовидеофиксации.

Тему незаконности штрафов горячо поддерживает Рамзан, юрист по корпоративному праву:

«Если нет режима ЧС, то не может быть и штрафов. Находимся в ситуации полного правового произвола и правовой неопределенности. Ожидаем волну банкротств и недружественных поглощений. Пока не объявлен форс-мажор, защититься нечем».

С ним согласны все туроператоры и турагенты. В чате Рамзан подбивает Алексея, практикующего юриста, подать судебный иск в защиту неограниченного круга лиц о незаконности «коронавирусных штрафов». Алексей считает это бесполезным. У нас судебная власть под каблуком исполнительной, поэтому мы беззащитны перед правовым произволом.

Алексей рассказывает, что происходит в столичных судах. 30 марта его не пустили в здание районного суда, поскольку-де суд не работает. 31 марта он в суд не поехал, однако дело было рассмотрено в его отсутствие. Оказалось, что какие-то дела все-таки рассматривают, в суды стали пускать по спискам. Дозвониться и заранее узнать невозможно, на сайтах судов информация не обновляется вторую неделю. Поэтому он теперь каждый день едет в суд, узнает у охраны, есть ли он в списках, после чего возвращается домой. Вот такая самоизоляция.

Яна спрашивает:

«Муж три недели как вернулся из Страсбурга, сразу самоизолировался на даче, жил там один. Ни он, ни мы не болеем. Он руководит малым предприятием, дольше самоизолироваться не может. Собирается сделать тест на коронавирус и выйти на работу. Правильно ли это?»

Ваш муж всё правильно сделал, но одного теста недостаточно. Отрицательный тест будет означать только то, что он не является вирусоносителем. Но вы не узнаете, может ли он заразиться.

На следующей неделе нам всё-таки обещают появление в России теста на антитела к коронавирусу, хоть появиться он мог и много раньше. Если этот тест покажет наличие специфических антител, значит, ваш муж переболел бессимптомно или в легкой форме, приобрел иммунитет и высоковероятно больше не заболеет. По здравому смыслу он может выходить из самоизоляции, но де-юре нашими чиновниками такой вариант пока не предусмотрен.

- Почему самоизоляция в Москве не дает результата, недоумевает неизвестный читатель, количество заболевших все равно растет?

По данным «Яндекс», коэффициент самоизоляции в Москве ночью почти 5, днем 3,8−3,9. Это означает, что днем 75−80% жителей остаются дома, остальные находятся вне дома. В Москве 12 миллионов официально зарегистрированных жителей. Если даже половина из них разъехались по дачам, осталась вторая половина.

Плюс 3 миллиона приехавших на заработки недозарегистрированных жителей, которые дач не имеют, итого 9 миллионов. 20−25% от этой численности составляют 1,5−2 миллиона человек. То есть население средней европейской столицы в Москве не самоизолировалось и продолжает жить в прежнем режиме.

То, что в Москве при этом относительно низкий уровень заболеваемости и смертности, выглядит как чудо. Или все объясняется нехваткой тестов и особенностями российской статистики. Видимо, у нас просто честно учитывается только смертность от атипичной пневмонии, в то время как в иных странах учитывается смертность от любых причин, если только был получен положительный тест на коронавирус. В общем, статистика есть статистика.

«Так о чем же ваша ядовитая статейка, — вопрошает Валерий. — Или вы отрицаете пандемию?»

Нет, Валерий, не отрицаем, а наоборот, считаем, что и ежегодной сезонной пандемии гриппа, к которой все буднично привыкли, нужно уделять больше внимания и не ограничиваться «наблюдением» потерь от вирусных осложнений.

Нам нужно не сокращать количество медицинских работников в угоду «экономической оптимизации» под видом внедрения «высокотехнологичной помощи», а заниматься противоположным — переходить к «экономике человека». Первый, кто поймет, что медицина и в целом здравоохранение являются не обузой для экономики, а наиболее перспективной ведущей отраслью новой экономики, рискует стать новым экономическим лидером. Правда, в современной российской истории подобные риски принято минимизировать.

Пока же становится ясно, что нынешняя пандемия по своим мрачным показателям уже не дотянет до сезонных эпидемий гриппа. Судя по данным за 6 и 7 апреля, и в мире в целом, и в России, и в Москве на эс-образной кривой роста заболеваемости случился перелом, и она постепенно выходит на плато. Это означает, что мы или проходим, или скоро выйдем на пик пандемии, после чего пандемия должна пойти на спад.

На 8 апреля в мире зарегистрировано 1,465 миллиона заболевших и 85,4 тысячи погибших, что кратно меньше ежегодно «наблюдаемых» в ОРВИ-эпидемиях полумиллиарда и полумиллиона соответственно. Конечно, не все заболевшие, видимо, зарегистрированы из-за той же нехватки тестов, однако и при «обычной» пандемии гриппа имеет место та же проблема. С другой стороны, если заболевших в несколько (десятков) раз больше, то и показатели смертности окажутся не столь устрашающими.

К обсуждению подключились и представители экспертного сообщества ИА REGNUM. Эксперт-конспиролог спрашивает:

«Судя по объективным данным, пандемия действительно не выходит за среднегодовые показатели эпидемий гриппа. Тогда чем вы объясняете наблюдаемые картины апокалипсиса? В Нью-Йорке морги переполнены, у входов стоят рефрижераторы, куда складывают тела умерших. В Италии для этих целей используют стадионы, причем тела родственникам не выдают…»

Этот вопрос мы переадресовали в вашингтонский обком, и вот что нам ответили. Поскольку мы не знаем, как поведет себя вирус при захоронении тела в земле, принято решение все зараженные тела кремировать. Естественно, что крематории на кремацию всех умерших не рассчитаны, поэтому временно приходится размещать тела на хранение.

Что касается перегрузки врачей инфекционных отделений, то ее тоже пытаются объяснить «естественными» причинами. Если обычно пациенты распределены равномерно между всеми отделениями (или «тихо» умирают дома — примечание наше), то теперь всех везут в инфекционные отделения. При этом вашингтонский обком признает, что даже в штате Нью-Йорк количество умерших от пандемии не превышает «естественный» уровень смертности, если подобный термин вообще уместен.

Автор: Андрей Юрьев

https://regnum.ru/news/polit/2911019.html

***

Приложение 1. Отпуск за свой счёт или увольнение: чего ждать из-за COVID-19

Компании переходят на четырехдневную рабочую неделю, магазины ввели «сокращенные режимы смен», сокращая время своей работы. Как эти меры скажутся на доходах сотрудников? Насколько такие меры законны в нынешних условиях и в связи с указом президента с уточнением про «сохранение зарплаты»?

Отвечает доцент кафедры теории государства и права и международного права Института государства и права Тюменского государственного университета.

Если рассматривать с позиции закона и трудового законодательства, то стоит начать с того, что, согласно ст. 91 ТК РФ, рабочее время — время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени.

Законодательно установлено, что нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю, но продолжительность может быть и меньше 40 часов в неделю, тем более если это обусловлено объективными обстоятельствами, как в настоящее время.

Сокращение рабочего времени в неделю зависит от вида деятельности организации и при условии сохранения размера уровня заработной платы может быть сохранено, исходя из требований статьи 146 ТК РФ, за счет работы в особых условиях, что наблюдается сейчас в соответствии с Указом № 239 от 02 апреля 2020 года «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», которым предусмотрено, что ограничения не распространяется на:

  • непрерывно действующие организации;
  • медицинские и аптечные организации;
  • организации, обеспечивающие население продуктами питания и товарами первой необходимости;
  • организации, выполняющие неотложные работы в условиях чрезвычайной ситуации и (или) при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь, здоровье или нормальные жизненные условия населения;
  • организации, осуществляющие неотложные ремонтные и погрузочно-разгрузочные работы;
  • организации, предоставляющие финансовые услуги в части неотложных функций (в первую очередь услуги по расчетам и платежам);
  • иные организации, определенные решениями высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, исходя из санитарно-эпидемиологической обстановки и особенностей распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в субъекте Российской Федерации.

И сферам бизнеса, относящихся к перечисленным в Указе, резкое падение доходности не грозит, скорее даже можно прогнозировать незначительный рост.

А непосредственно размер заработной платы работников в период эпидемии коронавируса зависит от действий организации-работодателя, но не менее обычного уровня. Да, если оплата труда носит постоянный и мотивационный характер, имеются в виду премии по итогам работы, то некоторое снижение будет, но это не влияет на доходы, состоящие из должностного оклада, постоянных надбавок, компенсаций, выслуги лет.

В сложившихся условиях, не нарушая закон, работодатели вправе:

  • отправить работников на «удаленную» работу — оплата труда сохраняется и рассчитывается по тем же правилам, меняется только место работы;
  • оформить вынужденный простой — начисляется не менее 2/3 оклада или тарифной ставки, указанной в трудовом договоре;
  • оформить ежегодный оплачиваемый отпуск (если предусмотрен графиком) — начисляются отпускные, которые рассчитываются как средний заработок за последние 12 месяцев работы;
  • по согласию работника направить его в отпуск за свой счет — оплата труда не производится;
  • уволить при наличии на то оснований (собственное желание работника, соглашение сторон, сокращение, закрытие предприятия или ИП, нарушения со стороны работника) — в последний день трудового периода начисляются и выдаются все положенные выплаты по оплате труда.

Фактически при добросовестном поведении работодателя и организации режима работы доходы сотрудников не снизятся, но существует и риск того, что коммерческие и сервисные организации, зависящие от клиентопотока и выручки, в связи с вынужденным закрытием отправят сотрудников в отпуска за свой счет, без сохранения заработной платы, что по соглашению сторон допускается, и многие сотрудники на это согласятся с целью сохранения рабочих мест. И это законно, но каждый случай индивидуален и требует детального рассмотрения, особенно на предмет злоупотребления со стороны работодателя.

А вот что касается экономики и бизнеса — вопрос крайне полярен. Однозначно, сервисные отрасли пострадают из-за вынужденной приостановки работы, отсутствия клиентов и снижения потребительской платежеспособности. С другой стороны, вынужденное ограничение людей в реализации потребностей вызовет повышенное обращение, например, в салоны красоты и парикмахерские, сервисные пункты ремонта, частные пекарни, пиццерии, кафе, объекты развлечений и досуга, что, несомненно, приведет к всплеску доходности этих предприятий.

Этот всплеск будет носить краткосрочный и временный характер, так как удовлетворение потребностей приведет к среднестатистическим показателям предприятия. Также не стоит забывать, что многие предприятия малого и среднего бизнеса вынужденно закроются или ликвидируются, что приведет к перераспределению клиентопотока, изменению доходности вернувшихся к работе предприятий, и, как следствие, увеличению доходности сотрудников по итогам работы.

Автор: Юлия Холодионова

https://regnum.ru/news/economy/2910702.html

***

Приложение 2. Что будет с отпусками из-за COVID-19 и нерабочих дней

Коронавирус и режим самоизоляции изменили всю жизнь россиян. Президент ввёл нерабочие дни с 30 марта по 30 апреля. Юрист и судебный эксперт Юрий Капштык объяснил, стоит ли переживать из-за переноса отпусков и выплат из-за принятых мер.

Графики отпусков в организациях сбились из-за нерабочих дней и месяца, введенных из-за коронавируса. Как и сколько смогут отдыхать работники в этом году?

Во-первых, Трудовой кодекс четко устанавливает ежегодный отпуск продолжительностью 28 календарных дней, и основания для уменьшения ввиду введения нерабочих дней отсутствуют.

Во-вторых. Очередность предоставления оплачиваемых отпусков, как правило, определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков (ст. 123 ТК РФ), утверждаемым работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации не позднее, чем за две недели до наступления календарного года в порядке, установленном ст. 372 ТК РФ для принятия локальных нормативных актов, то есть в декабре.

График отпусков является обязательным как для работодателя, так и для работника, и о времени начала отпуска работник должен быть извещен под роспись не позднее, чем за две недели до его начала.

При этом закон допускает предоставление отпуска по желанию работника в удобное для него время, например, по желанию мужа ежегодный отпуск ему предоставляется в период нахождения его жены в отпуске по беременности и родам независимо от времени его непрерывной работы у данного работодателя.

Но закон также статьей 124 ТК РФ предусмотрел случаи, когда возможно продление или перенесение ежегодного оплачиваемого отпуска с учетом пожеланий работника, в том числе в случаях, предусмотренных трудовым законодательством, локальными нормативными актами, а также в исключительных случаях допускается с согласия работника перенесение отпуска на следующий рабочий год, что работодатель должен доказать путем подготовки локальных нормативных актов, обосновывающих невозможность предоставить отпуск в соответствии с графиком отпусков.

У работодателей, приостановка работы у которых в выходные дни невозможна по производственно-техническим и организационным условиям, выходные дни предоставляются в различные дни недели поочередно каждой группе работников согласно правилам внутреннего трудового распорядка.

В РФ действует запрет на привлечение к работе в выходные и нерабочие праздничные дни. И это предусмотрено ст.113 ТК РФ, однако и она содержит исключения из общего правила, когда привлечение работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни производится с их письменного согласия в случае необходимости выполнения заранее непредвиденных работ, от срочного выполнения которых зависит в дальнейшем нормальная работа организации в целом или ее отдельных структурных подразделений, индивидуального предпринимателя.

В настоящий момент в действующем Трудовом кодексе не содержится понятия «нерабочий день», но оно предусмотрено Указами Президента РФ от 25 марта 2020 года № 206 «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней», № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», и при рассмотрении возникающих трудовых споров должен применяться ТК РФ как федеральный закон. При этом стоит помнить, что из-за отсылки к санитарно-эпидемиологическому благополучию проверки и суды с большой вероятностью встанут на сторону работника.

Поэтому работники в 2020 году смогут отдыхать соответственно графику отпусков, нерабочие дни в число дней отпуска не включаются и не подлежат дополнительной оплате, а неиспользованные отпуска могут быть по соглашению сторон (работник и работодатель) перенесены на иной срок, как, например, путем разделения на части или переноса на следующий год.

Объявленные президентом РФ нерабочими дни не считаются праздничными и выходными днями, следовательно, отпускные за эти дни не выплачивают и отпуск на них не продлевают. Нерабочие «президентские» дни в праздничные не включают (они не перечислены в ст. 112 ТК РФ).

Соответственно, к периоду с 30.03.2020 по 30.04.2020 нормы ст. 120 ТК РФ неприменимы, и эти дни оплачиваются как все другие дни ежегодного отпуска, если отпуск совпал с этим периодом.

Автор: Юрий Капштык

https://regnum.ru/news/society/2910663.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Андрей Юрьев, Юлия Холодионова, Юрий Капштык

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 10.04.2020. Aufrufe: 91

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta