Поучительные истории из жизни руководителей стран Латинской Америки

Information
[-]

Сколько сроков править главе государства

Большинство стран Латинской Америки, так же как и Россия, являются президентскими республиками. Поэтому их опыт представляет немалый интерес не только для узких специалистов – политологов, но и для широкой общественности.

 

Венесуэла

Начнем, пожалуй, с самого известного латиноамериканца, неоднократно бывавшего в нашей стране и установившего стратегический альянс, – Уго Чавеса. Этот венесуэльский политик взял власть легитимным путем, в декабре 1998 года, одолев соперника из правого лагеря. Придя к управлению, он созвал Конституционную ассамблею, кардинально реформировавшую Основной закон. Полномочия главы государства возросли с пяти до шести лет. Он получил право избираться сразу же вторично, что запрещалось прежней Конституцией. С тех пор Чавес крепко держал бразды правления и еще трижды (в 2000, 2006 и 2012 годах) избирался на высший пост.

Под это подводилась теоретическая база, сформулированная аргентинским социологом троцкистского толка Норберто Сересоле. Он писал: «В декабре 1998 года венесуэльцы избрали не просто президента, а национального лидера. Исходя из того, что получен мандат народа, он должен оставаться на вершине политического Олимпа, пока народ не откажет ему в доверии». Развивая эту идею, Чавес заявил: «Если народ пожелает, его нельзя лишать права переизбирать любого соотечественника в третий, четвертый, пятый или шестой раз, чтобы тот мог управлять государственным кораблем».

Чавес намеревался оставаться на посту до 2030 года, когда исполнится 200 лет со дня кончины Симона Боливара. Смерть помешала реализовать задумку.

Никарагуа

По пути своего кумира пошел никарагуанский президент Даниэль Ортега Сааведра, находящийся у власти свыше 40 лет с краткими перерывами. Он с оружием в руках сражался в рядах Сандинистского фронта национального освобождения против ненавистной народу диктатуры Анастасио Сомоса Дебайле. После победы повстанцев Ортега ряд лет возглавлял переходную администрацию. Позднее на выборах он уступил победу Виолетте Барриос де Чаморро. На выборах 5 ноября 2006 года бывший полевой командир при поддержке Чавеса добился успеха. Так Ортега через 16 лет вернулся в кресло главы государства и с тех пор не выпускает из рук власть.

На дальних подступах к следующей электоральной кампании глава государства задумал выдвинуться на новый срок. Основной закон 1987 года запрещал президенту делать это. В начале 2011-го такую возможность предоставил ему Верховный суд, находившийся под контролем власти. Позднее в соответствии с конституционной реформой 2014-го Ортега получил право баллотироваться неограниченное количество раз. Предусматривалось, что для победы достаточно иметь простое большинство. В ноябре 2011-го согласно модифицированному Основному закону Ортега снова добился успеха, завоевал 62,4% голосов, в два раза больше, чем соперник. Наблюдатели от Организации американских государств и Евросоюза, сотрудники местного отделения Transparency International обнаружили значительные нарушения, а оппозиция не признала их итоги. Но Высший избирательный совет вынес вердикт: президент сохраняет занимаемое кресло.

Спустя пять лет Ортега баллотировался на третий срок. Тогда он совершил крутой маневр. Жену – Росарио Мурильо – зарегистрировал вице-президентом, аргументируя это решение необходимостью продвижения дамы на ответственный пост. Накануне парламентских баталий Ортега образовал коалицию «Единый альянс, Никарагуа побеждает», куда вошли мелкие партии и отдельные личности.

Свою точку зрения на электоральную кампанию Ортеги выразил тогда известный писатель Серхио Рамирес. Он подчеркивал, что это будут «ненастоящие выборы», поскольку все решено загодя. Кроме того, отсутствовала достойная оппозиция. Ее сняли с гонки по решению Верховного суда, одобренному в тот же день Высшим избирательным советом. Картину дополняло отсутствие международных наблюдателей. Рамирес назвал предстоящее действо сражением «отвязанного тигра и закованного в цепи осла».

Установившийся строй аналитики именовали по-разному. Экс-кандидат на высший пост Эдмундо Харкин использование термина «институциональная диктатура» аргументировал «постоянным сужением демократического пространства». Сальвадор Марти, профессор Университета Саламанки, прибегавший к термину «делегативный», утверждал, что при помощи этой модели «нейтрализуется способность граждан выполнять функцию противовеса исполнительной власти». Американский политолог Ричард Фейнберг, оперировавший понятием «мягкий авторитаризм», после выдвижения жены Ортеги в вице-президенты стал называть режим «династическим».

Во второй половине апреля 2018-го ситуация кардинально изменилась. Поводом для недовольства послужило намерение властей уменьшить дефицит Пенсионного фонда. Предполагалось повысить вклад работников с 6,25 до 7%, а предпринимателей – до 22,5%. Пенсионерам же предлагалось ужаться на 5%. Эта мера, обнародованная накануне Пасхальной недели, вызвала волну протестов. По официальным данным, было убито 34 мирных манифестанта, ранено свыше 80. В сложившихся условиях президент отменил проведение болезненной реформы. Но джинна уже выпустили из бутылки. Протесты обрели политический характер. Раздались призывы к отставке семейного тандема.

Стало очевидным, что общество проснулось, а кресла под тандемом зашатались. Исторический круг замкнулся. Почти четверть века спустя граждане вновь поднялись против узурпатора.

Боливия

О ситуации в Боливии нам доводилось недавно подробно писать в «НГ» (на сайте материал размещен 22.01.20). К сказанному добавим следующее. Президент Эво Моралес, индеец по происхождению, много сделал для народа. Но его погубила жажда власти.

Эквадор

Принципиально иной случай произошел в Эквадоре, расположенном на стыке двух полушарий – Северного и Южного. Президент Ленин Морено был избран всеобщим голосованием в 2017 году как номинальный преемник харизматического лидера Рафаэля Корреа, находившегося у руля правления 10 лет и намеревавшегося переждать тяжелые для страны времена и вернуться на политический Олимп. Так на первых ролях оказался человек, который, по задумке предшественника, должен был продолжить курс.

Но Корреа постигло глубокое разочарование. Преемник переформатировал страну. Он вопреки сопротивлению предшественника провел референдум, на котором людям предстояло ответить на вопрос: готовы ли они отменить принятую парламентом поправку, разрешавшую президенту баллотироваться неограниченное число раз. Развивая свою мысль, Морено подчеркивал: «Если бы существовала сменяемость власти, при которой никто не мог бы присваивать себе пожизненный королевский титул, если бы мы выбирали не королей, то никто не мог бы навечно оставаться у руля правления. Власть, к сожалению, – это наркотик, пьянящий и возбуждающий человека. Он с каждым разом становится все более авторитарным, склонным к конфронтации и коррупционным схемам». При этом Морено заверял, что не планирует выдвигаться вторично.

Результаты народного волеизъявления, состоявшегося 4 февраля 2018 года, показали: 64,12% избирателей отвергли поправку. Это означало, что Корреа лишался права баллотироваться опять. Тем самым был нанесен мощный удар по каудильизму, явлению, характерному для ряда лидеров региона, озабоченных продлением собственных полномочий.

Эквадор дистанцировался от Боливарианского альянса, куда входили леворадикальные режимы. В марте 2018-го он отказался финансировать венесуэльский телевизионный канал Telesur. В августе было принято решение о выходе из альянса, где страна пребывала с 2000 года.

Куба

Мы не затронули Кубу, номинально входящую в Боливарианский альянс, сконструированный Фиделем Кастро и Уго Чавесом. Но даже там сравнительно недавно осуществлена реформа Конституции, ограничивавшая срок пребывания первого лица на вершине власти двумя мандатами по пять лет. Это важная новация в политической жизни острова. Был избран президент – Мигель Диас-Канель, родившийся после триумфа революции.

Колумбия

Пора сказать о других странах. В Колумбии, где много лет не прекращалась гражданская война между властью и вооруженной оппозицией, тем не менее каждые четыре года проводились выборы всех ветвей власти снизу доверху. Амбициозный президент Альваро Урибе, добившийся определенных достижений в усмирении повстанцев, намеревался выдвинуться на третий срок. Но Конституционный суд выступил против этой идеи, продемонстрировав реальное, а не номинальное наличие разделения властей. И глава государства подчинился данному решению. Следующий президент Хосе Мануэль Сантос, добившийся заключения соглашения с одной из группировок и удостоенный Нобелевской премии мира, после окончания своих полномочий не намеревался их пролонгировать, а передал бразды правления законно избранному нынешнему президенту, политику правого толка Ивану Дуке.

Чили

В Чили после конца диктаторского режима Аугусто Пиночета демократические президенты сначала избирались на четыре, а позднее на шесть лет. Ныне, согласно поправке к Конституции, президент избирается на четыре года, получив право баллотироваться вновь спустя один мандат. Вторично на смену левоцентристке Мишель Бачелет пришел политик правого толка Себастьян Пиньера.

Уругвай

По аналогичному пути с некоторыми модификациями развивается небольшой Уругвай. Там президент избирается на пять лет с правом баллотироваться вторично спустя один мандат. Табаре Васкес, впервые ставший главой государства в 2004 году, имел заоблачный рейтинг, позволявший ему выдвинуться вновь. Несмотря на уговоры ряда соратников, Васкес на это не пошел. Видный политик Луис Альберто Лакалье поставил Васкесу в заслугу то, что он не втянул общество «в авантюру по реформе Конституции», как это произошло в ряде других стран, показав себя «главой республиканского государства, который совершенствовал демократию». Спустя пять лет Васкес выдвинулся вторично и сдал полномочия в 2020 году, передав бразды правления Луису Лакалье Пу, руководителю оппозиционной Национальной партии.

Мексика

В Мексике после длительного доминирования на политической арене Институционно-революционной партии, родившейся в горниле революции 1910–1917 годов, жизнь вошла в обычное русло, власть и оппозиция стали меняться во главе администрации. В настоящий момент в этой стране у руля находится политик левоцентристской ориентации Андрес Мануэль Лопес Обрадор, бывший мэр столицы, избранный главой государства лишь с третьей попытки.

Аргентина, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Панама, Перу

По сходному сценарию развиваются политические процессы в Аргентине, Доминиканской Республике, Коста-Рике, Панаме, Перу. Там тоже смена президентской власти происходит регулярно.

Бразилия

В Бразилии после падения диктатуры два срока на вершине власти находился весьма популярный политик Луис Инасио (Лула) да Силва, выходец из низов, проделавший впечатляющую эволюцию от профсоюзного вожака до главы крупнейшего государства континента. Он пробыл на вершине власти два срока подряд по четыре года и передал бразды правления единомышленнице, болгарке по происхождению Дилме Руссефф, также избранной всеобщим голосованием. В начале второго мандата ее сместили конституционным способом по обвинению в превышении полномочий. В настоящее время у власти находится деятель крайне правого толка, которого местные и зарубежные аналитики называют Дональдом Трампом из-за его приверженности хозяину Белого дома.

***

Такова фрагментарная, далеко не полная, но тем не менее ясная и поучительная история происходившего и происходящего в Латинской Америке.


Infos zum Autor
[-]

Author: Эмиль Дабагян

Quelle: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 17.04.2020. Aufrufe: 59

Kommentare
[-]
 odin159 | 21.04.2020, 02:22 #
Играть в веселые игры без скучно. Легко играть здесь. Это не должно быть сложным, потому что Pok Bounce очень знакомая игра.
Подробнее читайте здесь.

918kis สมัคร
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta