Эпидемия коронавируса породила в США соблазн обернуть ситуацию в свою пользу

Information
[-]

США кричат Китаю: «Держи вора!»

Эпидемия коронавируса породила в США соблазн обернуть ситуацию в свою пользу. Оглушительный провал американского образа жизни, где за раскрашенным фасадом оказалась хлипкая и опасная для жизни постройка, потребовал срочно перевести стрелки на что-то, отвлекающее от сумасшедших догадок.

В «святые» 90-е в банкирских кругах ельцинской России родился афоризм: «Если можно не платить, платить не нужно». Те, кто это говорил, знали своё дело — коммерческие банки, созданные крупными учредителями, набирали уставной капитал, клиентскую базу, наращивали обороты, а потом вдруг неожиданно банкротились, а их прежде вхожие в высокие кабинеты руководители оказывались в Англии, Канаде, Аргентине, везде, куда не могла дотянуться рука российского правосудия.

Да она и не тянулась — все, кто мог это сделать, получили свои откупные и шума не поднимали. Крайними были одураченные клиенты, но они тогда уже никого не интересовали. Когда лес, то есть бабло, рубят — щепки летят.

Эпидемия коронавируса породила в США соблазн обернуть ситуацию в свою пользу. Оглушительный провал американского образа жизни, где за раскрашенным фасадом оказалась хлипкая и опасная для жизни постройка, потребовал срочно перевести стрелки на что-то, отвлекающее от сумасшедших догадок. Слишком часто стали раздаваться реплики об англо-американском участии в происхождении вируса, что в сочетании с экономическим кризисом и угрозой голодных бунтов угрожало утратой роли гегемона.

Ни на минуту не забывая, что любая проблема США на руку Китаю, весёлые и находчивые ребята из американского истеблишмента почуяли опасность и резко бросились ей навстречу. Дело в том, что беднеющие США оказались перед угрозой огромного долга Китаю, а тут появилась возможность как-то отвертеться от долгов, ну, хотя бы попробовать, чем чёрт не шутит.

Ещё в феврале сенатор Том Коттон начал забрасывать удочки по теме Китая, утверждая, что рядом с рынком морепродуктов находится биохимическая лаборатория. Был использован некий бывший сотрудник этой лаборатории по имени Ботао Сяо, сначала сказавший, что он никого не обвиняет, но рынок и лаборатория находятся в шестистах метрах друг от друга. И типа почему не предположить, что кто-то в обеденный перерыв сбегал на рынок съесть пару летучих мышей и не помыл руки, случайно вынеся вирус в город.

Потом этот Сяо сказал, что нет, это невозможно, скорее всего, он ошибся, но как-то очень вовремя он всё это произнёс. «Процесс пошёл», как говаривал один рекламирующий пиццу лучший друг немцев. Американцы немедленно раздули истерию, и Помпео даже применил термин «уханьский вирус», чем сорвал подписание совместного коммюнике министров иностранных дел «Большой семерки», поскольку большинство было против. Люди из ЦРУ ездили в Ухань, ничего там подозрительного не нашли. Военные подтвердили, что Ухань ни при чём. Известный американский микробиолог Ричард Эбрайт заявил, что вирус естественного происхождения и тут не о чем говорить. Ложки нашлись, но осадок остался. И не просто остался, а его начали усилено взбалтывать.

И вот два сенатора, Марша Блэкберн и Линдси Грэм, поняли, что если можно не платить, платить не нужно. Их поддержали ещё четыре сенатора, от лица которых Джош Хоули даже внёс законопроект, предлагающий «поставить Китай на бабки», так как оттуда идёт уже третья эпидемия, а американцы всё ещё не сделали на этом деньги. Они обвинили Китай в сокрытии информации о коронавирусе и на этом основании потребовали списать хотя бы часть американского долга Китаю в виде «компенсации ущерба». И даже вовсе раздавить Поднебесную, призвав весь мир выставить счёт Китаю за пандемию.

Конечно, это блеф, так как если Китай загнать в угол, он может дать такой ответ, что американцы ещё доплатят, чтобы всё обернуть в шутку. Если Китай выбросит на рынок весь имеющийся у них американский долг, США конец. Есть ещё побочный ущерб в виде ускоренного дрейфа Китая к созданию военно-политического и валютного союза, направленного против США, и здесь у Китая найдутся весьма могущественные единомышленники.

Но не попробовать наехать, чтобы поторговаться, — это себя не уважать. Наглость — второе счастье, а этого счастья у американцев больше, чем денег у ФРС. Если можно не платить, платить не нужно. Склонность американского правящего класса к потрясающей деградации уже давно не новость для аналитического сообщества. Тонкие игры в политические шахматы с многоходовыми комбинациями и многослойными стратегиями давно заменены на игру в Чапаева шашками, где даже не играют, а щелчками сбивают с доски шашки противника. С уходом из общества аристократов из большой политики ушли и их методы. Теперь мировую политику делают простолюдины, все схемы которых шиты белыми нитками и напоминают поведение шпаны с мозгами лавочника, в руках которого оказался автомат.

Французский вирусолог Монтанье, получивший Нобелевскую премию в 1983 году за открытие вируса ВИЧ, выразился вполне прямо: COVID-19 совмещает в себе элементы вирусов летучей мыши, змеи и ВИЧ. Естественным путём такое совмещение невозможно, с вирусом явно работали молекулярные биологи. И предполагает, что это может быть разработкой Уханьской лаборатории.

Совсем уже можно сказать, что Китай обложили со всех сторон. Но вот ведь какое интересное дело получается: пока над Уханем разворачивается дымовая завеса из очень серьёзных обвинений, одна из директоров Национальной школы тропической медицины при медицинском колледже Baylor в Хьюстоне и содиректор Центра по разработке вакцин при детской больнице Техаса в США Мария Елена Боттацци сделала важное заявление. Она рассказала BBC Mundo, что после того, как появился вирус SARS, они завершили самый важный этап испытания вакцины и запросили помощи в её доставке в американские клиники. На что Национальный институт здравоохранения США ответил им, что в настоящий момент они больше не заинтересованы в разработке вакцины от коронавируса. А причина проста: исследования велись по короновирусу атипичной пневмонии 2002 года. И так как эпидемия уже под контролем, всё свернули, и финансирования не будет.

Была остановлена разработка многих вакцин по всему миру, в том числе и разработки Ботацци, но это были похожие вирусы SARS и MERS, один из которых распространялся в Европе, а другой в Азии и частично в Канаде. Но правительства и фармацевты через 7−8 месяцев после окончания эпидемии вдруг внезапно потеряли интерес к теме коронавирусной вакцины, хотя, продолжай они работу, сейчас вакцина от COVID-19 была бы намного ближе. Объяснить это обычным верхоглядством невозможно, эти люди прекрасно понимают, с чем они имеют дело. Всё указывает на то, что с начала 2000-х годов в обстановке строжайшей секретности ведущими лабораториями мира, прежде всего в США, разрабатывались боевые вирусы разных модификаций, и делалось это не из праздного любопытства, а для применения в критической ситуации.

Длящийся 12 лет кризис американской модели капитализма создал такие геополитические тупики, прежде всего, для США, выйти из которых можно, лишь взорвав существующую систему, которая показала нереформируемость и потому стала безнадёжной. Те, кто плачет сейчас по глобализму, это арьергард либерального войска. Это чиновники глобалистских организаций, теряющие тёплые места с крахом глобального проекта, это акционеры компаний, выросших на глобальных транзакциях. Все они теряют деньги, и им коронавирус невыгоден.

Но если понять, что есть в мире ещё хозяева игры, для которых важны не бизнес, и даже не деньги, а власть в глобальной перспективе, то им происходящее как раз необходимо. Они закрывают отработанный проект и начинают новый, в котором рассчитывают так же занять хозяйское положение. Они создают другой мир, в котором будут другой бизнес, другие деньги, другие институты и другие компании. И вот для них как раз всё происходящее очень выгодно, больше того — оно им жизненно необходимо. Ибо в противном случае они теряют всё.

И потому крики американских сенаторов в адрес Китая «держи вора» — это уловка самого вора. Ещё не пришло время вывести на арену фармацевтические компании с их вакцинами — вирус ещё не расчистил площадку для всех необходимых изменений. Россия попала в ситуацию манхэттенского проекта, только тогда СССР стремительно создавал ядерное оружие, чтобы не быть уничтоженным США, а теперь вместо ядерщиков у нас микробиологи.

История вакцины от коронавируса — это история атомной бомбы. Просто меняются виды оружия, но не меняются враги. Информационная война на тему крайних в развитии эпидемии показывает больше, чем старается скрыть. И это хорошо уже потому, что мы лучше понимаем, в каком мире мы будем жить в ближайшее время.

Автор: Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/2922030.html

***

Приложение. Трамп против ВОЗ

Потеряв больше двух месяцев для борьбы с коронавирусом, президент США нашел козла отпущения.

Трамп не сразу разобрался с мировой напастью — она была слишком мелкой для него, чтобы ее замечать. Вирус он называл микробом и долго уверял публику, что неизвестное нечто исчезнет, как появилось — с приходом летней жары или просто чудесным образом. Заметно позже он нашел все объясняющий (и себя возвышающий) образ — «невидимый враг». Сейчас президент Соединенных Штатов разглядел врага в лицо. Это ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения.

Это она виновата в том, что США оказались мировым лидером по двум самым нежелательным трендам — по числу заражений коронавирусом (620 000 человек) и по числу смертей от него (28 000; цифры на середину минувшей недели). И — президент военного времени — он нанес противнику удар в солнечное сплетение: объявил, что открывает расследование деятельности ВОЗ и на это время приостанавливает ее финансирование. В разгар мировой пандемии воевать с ВОЗ? Нашел время и место. Фирменный Дональд Трамп.

Чем занимается ВОЗ

Специализированное учреждение Организации Объединённых Наций — ВОЗ — основано в 1948 году. Штаб-квартира в Женеве. Отслеживает мировое общественное здравоохранение, координирует кампании вакцинаций, чрезвычайные ситуации, помогает в организации первичного здравоохранения. Главное достоинство? Широта, универсальный характер. Главный недостаток? Он той же природы. Политическая и материальная зависимость от 196 государств-членов. Конечно же, от пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН — в первую очередь. От спонсоров — государственных и частных.

Бюджеты ВОЗ (планируются на двухгодичной основе) складываются из взносов двух типов: обязательные — от государств-членов (в прямой зависимости от благосостояния страны) и добровольные — из пожертвований меценатов, в частности фармацевтической промышленности.

Крупнейший плательщик — США. 15–20% бюджета ВОЗ. Свыше $400 млн — в бюджете 2018–2019 гг. (российский взнос — 2,4%). Крупнейший меценат — Билл Гейтс. В 2017 г. Фонд Билла и Мелинды Гейтс внес $327 млн — больше, чем любое государство, кроме США. «Останавливать фондирование ВОЗ во время кризиса здравоохранения — очевидно опасно, — прокомментировал заявление Дональда Трампа Билл Гейтс. — Работа этой организации тормозит распространение COVID-19. Если эту работу остановить, ни одна организация ее не заменит. Мир нуждается в ВОЗ сейчас, как никогда прежде».

В чем ее вина? Что конкретно инкриминирует Трамп ВОЗ?

«Если бы ВОЗ выполнила свою работу и послала медэкспертов в Китай (сразу), чтобы оценить ситуацию на месте и призвать Китай к ответственности за отсутствие транспарентности, взрыв (коронавируса) можно было бы сдержать в зародыше с минимумом смертей, — заявил он прессе. — Это бы спасло тысячи жизней и помогло избежать мирового экономического кризиса. Вместо этого ВОЗ сознательно закрыла глаза на китайские заверения, распространяла китайскую дезинформацию и всячески защищала китайское правительство».

Обвинения, как всегда, размашистые и безапелляционные. Стоит воссоздать два ряда — действия ВОЗ в параллель с действиями китайских властей и действия и/или бездействие самого Трампа в параллель с действиями ВОЗ.

На первом этапе китайские власти делали все, чтобы приуменьшить и скрыть происходящее, вплоть до преследования врачей, пытавшихся бить тревогу. Позже было сказано, что это «местные власти», но такова уж типичная модель поведения при авторитарном режиме. И все это время Пекин не допускал экспертов ВОЗ на место действия. (По договоренности у государств — участников ВОЗ есть 24 часа на то, чтобы сообщить об угрозе такого класса). Лишь 10 февраля, когда уже было объявлено о 40 000 случаев заражения, эксперты ВОЗ, включая двух американских специалистов, добрались до Уханя.

На втором этапе Пекин ввел жесточайшие карантинные меры, на которые способна только авторитарная власть. Их можно назвать драконовскими, но они оказались эффективными, и ВОЗ устами своего генерального секретаря хвалила их. Не только она. Их хвалил и Трамп.

«Китай очень упорно трудится над тем, чтобы сдержать коронавирус. Соединенные Штаты высоко оценивают их усилия и открытость. Это все хорошо сработает. В частности, я хочу поблагодарить президента Си». Твит от 25 января.

Распространял ли ВОЗ дезинформацию? 14 января был твит из ВОЗ о том, что, по предварительным выводам китайских расследований, «однозначных свидетельств того, что новый вирус передается от человека к человеку», не обнаружено. 22 января ВОЗ сделала официальное заявление, что в Ухане имеет место передача вируса от человека к человеку.

Мировой набат

Тут важно помнить, что может ВОЗ и чего она не может.

Может ли ВОЗ приказать национальным минздравам? Нет. Но она может помочь — особенно самым уязвимым странам с самыми немощными системами здравоохранением. 5 февраля ВОЗ запустила программу такой помощи объемом в 675 миллионов долларов. Цифра, похоже, вырастет до миллиарда.

И еще эта организация может предупреждать, предостерегать, советовать, рекомендовать. Что особенно важно в условиях, когда неизвестно, как поведет себя неизвестный вирус, против которого нет ни вакцины, ни лекарств, ни проверенных терапевтических средств.

Может ли ВОЗ изобрести вакцину? Нет, это не научное и не медицинское учреждение. Но она делает инвентаризацию всех разработок вакцин, которые производятся где бы то ни было — на какой платформе, на какой стадии разработки. Это должно ускорить появление вакцины. И самое экстренное средство в арсенале ВОЗ. Она может и должна ударить в мировой набат. Объявить «чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения международного значения». Это ее «призыв к действию» и мера «последней инстанции». 30 января ВОЗ сделала именно это.

Самая феерическая пресс-конференция

Но почему все-таки Трамп обрушился на ВОЗ и почему он сделал это сейчас? Объяснение может показаться смехотворным. Более того, по существу оно таким именно и является. Но это Трамп.

13 апреля Дональд Трамп дал очередную пресс-конференцию, которая, по словам обозревателя Би-би-си Джона Сопела, стала «самой ошеломляющей, поразительной, феноменальной и феерической» пресс-конференцией за его долгую профессиональную жизнь. Вообще-то это должен был быть ежедневный отчет оперативной группы Белого дома по коронавирусу, которую Трамп создал некоторое время тому назад, поставив во главе ее Майкла Пенса в качестве идеального громоотвода. Но телеэкран… Не отдавать же вице-президенту такую блестящую возможность покрасоваться перед нацией! И Трамп превратил ее в свое новое персональное шоу с абсолютно произвольной программой — бесконечным самовосхвалением и побиванием злопыхателей и врагов народа. Тем более вот они, прямо перед глазами, — вопрошающая пресса. Каждый неудобный вопрос и есть злопыхательство, провокация и вражеская вылазка.

В своем вступительном слове на той феерической пресс-конференции Трамп красочно описал, какой сокрушительный удар он нанес COVID-19, закрыв регулярное воздушное сообщение с Китаем 30 января. Беспрецедентная акция. Все были против. Но он смотрел далеко… Сидевшая прямо напротив на расстоянии, немного превышающем дистанцию вирусной безопасности в три фута, корреспондентка телеканала Си-би-эс Поли Рид возразила, что, хотя это был смелый шаг, в феврале за ним ничего не последовало… — количество тестов было минимальным, было потеряно драгоценное время. Президент пришел в ярость. Что вы сделали в феврале? — переспросила Поли Рид. «В январе я закрыл воздушное сообщение…» — повысив голос на несколько децибел, выпалил Трамп. Да, но что вы сделали в феврале? «Равного тому, что мы сделали, свет не видывал». «В январе я закрыл воздушное сообщение…» Голос его уже гремел как иерихонская труба. Да, но что вы сделали в феврале? — пробивался сквозь президентскую глушилку голос упрямой журналистки. «В январе я закрыл воздушное сообщение…» А ты — «фейк», и телекомпания твоя — «позор»... На самом деле это был правильный вопрос.

70 упущенных дней

Первое формальное уведомление о том, что в Китае — вспышка коронавируса, администрация Трампа получила 3 января. Следом поступили сигналы от секретных служб, подтверждающие серьезность исходящей от нее угрозы. Доходило это до Трампа или не доходило, реакция — ноль внимания.

«Все полностью под контролем» — его январский рефрен. «Коронавирус — это что-то вроде озноба».

«Благодаря тому, что мы сделали, риск для американцев очень низкий… У нас всего 15 случаев… Пятнадцать через пару дней опустится к нулю…» — это 26 февраля. И даже в начале марта он все еще воевал совсем не с тем противником: «Они (паникеры, спекулянты, противники) пытаются всех запугать, отменить митинги, закрыть школы — вы знаете, просто разрушить страну… Ну и ок. Главное, чтобы мы выиграли выборы». Выборы в ноябре застили ему глаза в марте.

На самом деле коронавирус уже гулял по стране. Сестры, врачи слезно кричали, что у них не хватает элементарных средств защиты — масок, халатов… Что уж тут говорить о людях на улице.

Самая развитая страна в мире катастрофически не готова к стремительно надвигающемуся кризису — это уже были письмена на стене.

Вот только Трамп не способен публично признать ничего, что может бросить тень на его президентство. С телеэкрана он ежедневно рассказывает, как хорошо в стране, лучше всех в мире, — с тестами, масками, койками, аппаратами искусственного дыхания… Хотя губернаторы из горячих точек типа Нью-Йорк говорят, что их критически не хватает. В его бесконечной самопрезентации есть только свет и блеск. И при этом: «Я не несу никакой ответственности». Март.

Проявив чудеса дипломатии, медицинские эксперты доктор Фаучи и доктор Беркс на пальцах, на графических схемах разъясняют ему, что коронавирус не заговорить, что, если жестко не ввести меры по всеобщему дистанцированию в общении, число жертв может исчисляться астрономическими цифрами — уже в ближайшие недели. И он меняет мотив. На очередной пресс-конференции он появляется с этими самыми схемами — плакатами. Очень наглядно: 2,2 миллиона американцев могут погибнуть от коронавируса! Нет, мы этого не допустим. Может быть, «только» 100–200 тысяч. Как если бы еще месяц назад он не уверял, что «мы делаем фантастическую работу» и что «все под контролем». Теперь уже «всего» 100 тысяч жертв — это будет его «большой успех». И вообще любая цифра меньше двух миллионов.

Губернаторы закрывают свои штаты. Трамп — в пику всем — вдруг объявляет, что хочет открыть страну. Через две недели. К Пасхе. «Пасха — очень особый день для меня. Как прекрасно, если бы все церкви были полны… Вы заполните церкви по всей стране. Я думаю, это было бы прекрасное время». (Март.) Потом он объясняет, что это такая греза. Он мечтатель. И его волнует что-то другое. Его шоу. «Президент Трамп — хит рейтингов… У наших телеотчетов по коронавирусу оглушительное число зрителей. Больше похоже на популярный ситком в прайм-тайм» (твит от 29 марта).

Если считать от начала января, когда в администрацию президента поступил первый официальный сигнал об угрозе коронавируса, до первых реальных действий с его стороны — организационных, технологических, интендантских (а они наступили лишь в конце марта) — образуется дыра в 70 критически важных дней. На что они были потрачены?

Вот что содержалось в настоятельном вопросе корреспондентки телеканала Си-би-эс Поли Рид. На который у Трампа не было ответа. Пару дней спустя он нашел ответ. Во всем виновата ВОЗ!

Перевел стрелку. Неотразимая логика. Президент США наяву полагает себя Бэтменом. В мире, в котором он живет, — который ему важен — это проходит на ура. Кто бы ему ответил? Генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус? Генсек ООН Антониу Гутерриш? Президенты — премьер-министры? Прямо и по существу… В мире высокого политеса, увы, никто. Это надо жить в другом мире.

И вот весточка из этого другого мира. Лэди Гага собрала 35 миллионов долларов в Фонд борьбы с коронавирусом, учрежденным ВОЗ. Ответила Бэтмену — и без слов.

Автор: Александр Пумпянский, обозреватель «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/04/18/84976-tramp-protiv-voz


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Халдей, Александр Пумпянский

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 20.04.2020. Aufrufe: 31

Kommentare
[-]
ava
marycosima | 25.04.2020, 08:45 #
Очень хорошо, я думаю, что нашел знания, которые мне были нужны. Я увижу и отправлю некоторую информацию в ваш пост. благодарю вас
mini royale 2
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta