Белоруссия и Швеция экспериментируют с эпидемией коронавируса

Information
[-]

Часть 1. Эпидемия коронавирусной инфекции в Белоруссии

***

Белоруссия не ввела карантин в связи с эпидемией коронавируса, страна продолжает жить в прежнем режиме.

Президент страны Александр Лукашенко не верит в пандемию, карантин и смерть от вируса. Зато предчувствует экономический кризис, который стремительно надвигается на Белоруссию.

Белоруссия не ввела карантин в связи с эпидемией коронавируса, страна продолжает жить в прежнем режиме. Работают все предприятия, школьники вернулись с каникул в школы, и даже проводятся спортивные соревнования. Президент Белоруссии Александр Лукашенко бросает вызов COVID-19 и призывает белорусов последовать его примеру. Месяц назад президент сам принял участие в хоккейном матче республиканских соревнований среди любителей на призы Президентского спортивного клуба, где из средств защиты было лишь хоккейное снаряжение. «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях», — заявил белорусский лидер после окончания матча местному телеканалу.

Сегодня Лукашенко заявляет, что «необходимые меры предосторожности» все же следует соблюдать. Однако президент демонстративно не пользуется медицинскими масками не только во время многочисленных совещаний с чиновниками, но и во время встреч с трудовыми коллективами различных предприятий.

Первые случаи заражения коронавирусом были зафиксированы в Белоруссии еще в конце февраля. На 23 апреля было проведено 122,5 тыс. тестов и выявлено 8022 случая заражения, из них выздоровело 938 пациентов, а умерло 60. Но, по мнению Лукашенко пациенты умирают не от коронавируса, а от ряда хронических заболеваний: «Я хотел бы подчеркнуть главное: в Беларуси нет ни одного умершего именно от коронавируса», — сказал он. Белорусские медики не стали спорить с президентом и заявляют об умерших «с рядом хронических заболеваний и с выявленной коронавирусной инфекцией». Если представленная статистика соответствует действительности, то показатели смертности среди белорусских пациентов значительно ниже среднемировых, что свидетельствует об успешной работе местной медицины. Белоруссия, к счастью для нее, не реформировала советскую систему эпидемиологической безопасности. При этом никто, включая президента, не исключает ухудшения ситуации с заболеваемостью COVID-19. Но пока ситуация остается относительно стабильной, ни о каком карантине не может быть и речи.

Отказываясь вводить карантин, Лукашенко пытается не допустить остановки белорусской экономики. «Как у нас тут кругом разглагольствуют, “карантин”, “комендантский час” и прочее. Слушайте, это проще всего, это мы сделаем в течение суток. Но жрать что будем?!» — так объяснил суть своего подхода членам правительства Александр Лукашенко. При этом белорусский президент дал родителям школьников право самим решать, оставлять детей дома или отправлять в школу — никаких санкций за «прогулы» не будет. Индивидуальное право «самоизолироваться» остается и у каждого взрослого белоруса — силой на работу никто не гонит. В случае прогулов работник, естественно, не получит зарплаты, но то же самое происходит в большинстве стран, сидящих на карантине и не имеющих финансовой возможности оплачивать простой.

В отличие от США и Евросоюза в Белоруссии нет денежного печатного станка или накопленных финансовых резервов, как у России. Хуже того, у Минска есть внешний госдолг размером 16,9 млрд долларов (27% ВВП), который никто не списал и не реструктурировал. Экономический кризис, который ждет все страны мира по окончании пандемии коронавируса, станет для белорусской экономики особенно болезненным. К положительным для белорусской экономики факторам можно отнести обвал цен на энергоносители, но даже этот «допинг» может не удержать ее экономику от резкого снижения. Белорусская экономика сильно зависит от спроса на ее продукцию на внешних рынках, а выход мировой экономики из карантина не гарантирует быстрого восстановления прежнего спроса. Около половины белорусского экспорта приходится на Россию, а девальвация рубля и снижение доходов населения гарантируют резкое снижение поставок белорусских товаров на российский рынок после снятия карантина. Отсутствие карантинных мер в Белоруссии призвано смягчить неизбежный экономический кризис, который позже накроет республику по независящим от нее обстоятельствам.

Отказываясь вводить карантин, Лукашенко, безусловно, очень рискует. В случае, если страну накроет волна заболеваемости COVID-19, это может стоить ему президентского кресла, несмотря на все особенности белорусской демократии. Но отсутствием карантина во время пандемии может похвастаться еще одна европейская страна — Швеция. При выявленных 17 тыс. инфицированных в Швеции умерло чуть более двух тысяч человек. В Италии, население которой в шесть раз больше, чем в Швеции, умерло 25,5 тыс. человек при 190 тыс. выявленных заболевших. Почему в этих странах, не вводивших карантин, ситуация лучше, чем в наиболее пострадавших от COVID-19 государствах и не изменится ли эта ситуация в ближайшем будущем, сегодня сказать невозможно. Так или иначе, Белоруссия сделала свой выбор, и ближайшие месяцы покажут, насколько этот шаг был оправданным. Опасаться белорусского «экспорта» коронавируса в Россию не стоит: закрытые границы исключают эту возможность.

Автор: Александр Смирнов

https://expert.ru/2020/04/24/belorussiya-eksperimentiruet-s-koronavirusom/

***

Меры против последствий COVID-19 в Беларуси: поздно и без живых денег

Белорусские власти не готовы напрямую поддерживать частный бизнес и тратят резервы на поддержку госсектора. DW попросила экспертов прокомментировать ситуацию.

Установка президента Беларуси Александра Лукашенко, уже неоднократно характеризовавшего опасения перед COVID-19 как "коронапсихоз", находит отражение и в мерах властей РБ по поддержке страдающей от пандемии экономики страны. Так, даже в подписанном 24 апреля указе президента №143 "О поддержке экономики" речь идет о негативном влиянии на народное хозяйство "внешних факторов", как будто в самой стране COVID-19 проблем не создает. В документе также говорится о "минимизации влияния на экономику Республики Беларусь мировой эпидемиологической ситуации".

Премьер-министр Беларуси Сергей Румас еще 2 апреля анонсировал принятие правительством РБ пакета антикризисных мер и выражал уверенность, что "уже сегодня" предложения Совмина будут поддержаны президентом. Однако согласование затянулось почти на месяц. 3 апреля президент Александр Лукашенко заявил: "Не хочу сказать, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Но настало время кубышечку развязать, вложить в бизнес те запасы, которые есть".

Заплатили налоги и спокойно разоряйтесь

Из бесед корреспондента DW с предпринимателями и представителями бизнес-союзов в Беларуси следует, что они ждали от государства не столько прямой финансовой поддержки, сколько той или иной формы налоговых каникул. До 20 апреля им нужно было заплатить налог на прибыль за 2019 год, что для многих из них при отсутствии доходов в данный момент и неясной перспективе означает скорое банкротство.

Однако указ №143 вышел уже после срока уплаты годового налога и вместо ожидавшихся налоговых каникул содержит их жалкую тень: "местные органы власти вправе изменять установленный срок уплаты налогов, сборов (пошлин), полностью уплачиваемых в соответствующие местные бюджеты, арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности..., подлежащих уплате с 1 апреля по 30 сентября 2020 г. в форме отсрочки с последующей рассрочкой..., налогового кредита". Оговорено также право местных властей снижать ставки местных налогов и арендной платы.

Спрос не отложен, а убит

В интервью DW независимый экономист Сергей Чалый выразил сомнение, что этот механизм в принципе может работать. "Указ предоставляет право местным властям входить в положение бизнеса и снижать ставки налогов. У них и раньше это право было, никто им никогда особо не пользовался, потому что основная задача местных властей - максимизация налоговых поступлений", - напомнил экономист. Он также отметил, что документ основан на предположении об отложенном на время пандемии COVID-19 спросе, "что осенью население будет в два раза больше есть, ходить в парикмахерские, кино смотреть и так далее". "Нет никакого отложенного спроса, есть уничтоженный спрос", - считает Чалый.

Что касается компаний госсектора, то 14 апреля белорусское правительство постановлением №222 списало задолженность 11 "избранных" предприятий перед бюджетом на общую сумму 157,7 млн рублей (59 млн евро), увеличив долю государства в этих ОАО на сумму поддержки, предоставленной из республиканского бюджета. Для сравнения: весь пакет мер бюджетно-налоговой поддержки экономики премьер-министр Беларуси Сергей Румас 2 апреля оценил в 110 млн белорусских рублей (около 39 млн евро).

Впрочем, и списание задолженности не равнозначно выделению денег - оно не дает предприятию возможности купить сырье или выплатить зарплату. "Но, собственно говоря, свободных денег практически и нет, чтобы их на что-то тратить", - говорит Чалый.

Белорусские власти не хотят раздавать живые деньги

"На сегодняшний день ни один эксперт не понимает ни глубины, ни продолжительности кризиса. Поэтому какой-то прямой раздачи денег быть не может. Все наши меры кроме прямой поддержки медицины и граждан имеют косвенный характер", - сказал 26 апреля в интервью телеканалам ОНТ и "Беларусь 1" первый заместитель премьер-министра Беларуси Дмитрий Крутой.

Александр Плюсков, главный редактор белорусской "Экономической газеты" в интервью DW описал сложившуюся ситуацию так: "Ситуация феноменальная: вроде бы во власти есть люди, которые хотят помочь бизнесу в кризис. И ресурсы есть - мало, но есть. Но никто не решается озвучить какие-то понятные и уже реализованные в том же Евросоюзе шаги. Ибо дать денег частнику - это все еще страшный грех для чиновника". Плюсков отмечает возвращение привычных для Беларуси мер: "накачиваем ресурсы в госсектор, причем чаще всего - не в успешные госпредприятия, а в обреченные на разорение".

Расходы на медицину и соцзащиту вырастут

Дмитрий Крутой сообщил также, что белорусские власти намерены доработать бюджет для дополнительного финансирования медицины на 800 млн рублей (около 300 млн евро), а также повысить пособия по безработице с нынешних 54 рубля в месяц (около 20 евро) до прожиточного минимума - 239 рублей (около 90 евро).

Экономист Сергей Чалый приветствует намерение правительства РБ увеличить пособие по безработице, но отмечает, что гражданин сможет на него претендовать только по истечении трех месяцев отсутствия работы, то есть примерно тогда, когда по расчетам белорусского правительства кризис собственно и должен закончиться.

Что касается перераспределения бюджета для дополнительного финансирования медицины, то названная Крутым сумма почти в три раза превышает предусмотренные белорусским бюджетом резервные фонды. Как считает Чалый, непредусмотренные расходы на медицину станут основанием для переговоров Минска со Всемирным банком, МВФ и ЕБРР о предоставлении кредитов. "Мы находимся в странном положении: не признавая существование проблем, мы тем не менее пытаемся говорить, что от них пострадали", - отмечает экономист Чалый.

Автор: Павлюк Быковский  

https://p.dw.com/p/3bWHW

***

Часть 2. Эпидемия коронавирусной инфекции в Швеции

***

В Швеции взрывной рост смертей от COVID-19

Главный эпидемиолог страны попрежнему все еще настаивает на стратегии стадного иммунитета. Почему его слушают?

В начале апреля десятимиллионная Швеция еще могла сравниться по количеству случаев заражения коронавирусом с менее населенными Данией и Норвегией — цифра колебалась в пределах 5,5-6 тысяч. При этом в Швеции, в отличие от соседних стран, не вводили жестких ограничений для сдерживания пандемии — в стране все это время работали кафе и рестораны, дети ходили в школы и детсады, люди занимались в спортклубах. Теперь здесь 16,7 тысяч подтвержденных случаев и 2 тысячи смертей от COVID-19. В Дании и Норвегии уже поэтапно снимают карантин, но подобной смертности там нет (384 и 183 летальных исхода соответственно). Коллеги со всей Скандинавии критикуют главного идеолога шведской стратегии Андерса Тегнелля, но он упорно повторяет: «Стокгольм выработает иммунитет уже в мае».

2 апреля журналисты-расследователи Шведского радио (Sveriges Radio) обнаружили ранее не отраженную в региональной статистике деталь — среди инфицированных есть постояльцы домов престарелых в 94 из 290 коммун страны. Точное число случаев неизвестно — в Стокгольме это могли быть до 28 человек, в других регионах счет шел на десятки. Часто работники домов лишь отмечали у постояльцев симптомы и не знали точного результата тестов. Например, в учреждение в коммуне Энчёпинг (недалеко от Уппсалы, четвертого по величине города страны) на момент публикации расследования еще даже не приезжали медики для забора биоматериала.

Главный эпидемиолог страны Нильс Андерс Тегнелль многократно подчеркивал, что даже при отсутствии карантина власти защитят пожилых. По его прогнозам, перед достижением общего иммунитета коронавирусом переболеет до 50% населения, но многие перенесут инфекцию легко, а уязвимые группы будут под постоянным контролем медиков. «Вероятно, это нельзя предотвратить полностью. Сейчас государство предпринимает шаги, чтобы запретить посещение домов престарелых», прокомментировал Тегнелль опубликованные журналистами цифры. Такой запрет действительно был введен — 1 апреля, за день до того, как страна узнала о распространении вируса в пансионах для пожилых. К 16 апреля на дома престарелых приходилось уже около трети всех смертей от COVID-19.

«Корона-генерал»

Швеция, в отличие от соседних стран, принимает решения по борьбе с пандемией не на политическом уровне, а исходя из позиции Агентства общественного здравоохранения (Folkhälsomyndigheten). Медиа освещают деятельность агентства в позитивном ключе, согласно данным опроса таблоида Aftonbladet и аналитиков Demoskop, доверие шведов к Folkhälsomyndigheten за время эпидемии выросло с 50 % до 71 %, правительство же расположило к себе лишь 53% граждан.

Именно в этом агентстве Тегнелль занимает пост главного эпидемиолога. Фактически сейчас его слово — закон для правительства Стефана Лёвена. МИД и социальный блок кабмина последовательно высказываются за политику, основанную на сознательности граждан, а не на запретах. Тегнелль — центральная фигура регулярных пресс-конференций, ток-шоу и экстренных выпусков новостей, СМИ даже прозвали медика «корона-генералом». Тегнелль буквально заполнил медийное пространство, причем, не только на ТВ — в соцсетях появляются сообщества его фанатов, шведы штампуют мемы с врачом, делают футболки, его портрет набивают в виде татуировок, а хип-хоп трек с припевом «Если бы я был Андерсом Тегнеллем, я плевал бы на других, я верю только себе» уже стал вирусным.

Эпидемиолог не считает рост смертей и количества инфицированных негативным показателем. Он призывает оценивать прирост за период после Пасхи (12 апреля). «Мы ожидали скачка после пасхальных выходных, но не наблюдаем его. Мы все еще находимся на том же уровне, что и две недели назад», — заявил Тегнелль 16 апреля.

Если в соседних странах индекс распространения вируса снизился до 0,7, что уже позволило снять ряд жестких ограничений при низком уровне смертности, то в свободной от запретов Швеции показатель не опускается ниже единицы. Тегнелль же ожидает не снижения распространения, а всеобщей устойчивости к вирусу. При этом в ВОЗ уже раскритиковали его тактику, указав, что у мирового сообщества недостаточно данных о повторных заболеваниях COVID-19.

«Наши математические модели показывают, что стадный иммунитет разовьется в Стокгольме уже к маю», — заявил эпидемиолог в интервью норвежскому телеканалу NRK. На просьбу пояснить, в чем суть моделирования, Тегнелль лишь сказал, что его «стоят и ждут люди» и пора заканчивать разговор.

Уже сейчас шведские власти говорят о готовности взять ситуацию под контроль в случае ухудшения, но специалисты за пределами Агентства общественного здравоохранения опасаются, что исправить ситуацию будет невозможно.

Катастрофа за углом

«Сейчас проводится опасный эксперимент. В Швеции, особенно в Стокгольме (6,4 тысяч случаев заражения — Н.К.), ситуация может стать критической. Есть причины считать, что катастрофа уже поджидает за углом», — заявила профессор вирусологии Каролингского института Сессилия Сёдерберг-Ноклер. Она — одна из 22 ученых, подписавших открытое письмо против Тегнелля с призывом к политикам принимать решения самостоятельно. Оно появилось в газете Dagens Nyheter 14 апреля.

Исследователи Каролингского института расходятся в оценке ситуации с ведомством Тегнелля. По их прогнозам, уже через две недели заразиться могут до полумиллиона человек. И даже если это обеспечит «стадный иммунитет», дальнейшего роста смертности не избежать. Сёдерберг-Ноклер заявляет, что для шведских больниц пожилые пациенты не становятся приоритетом,их просто не госпитализируют в отделения интенсивной терапии. По мнению коллег Тегнелля, в агентстве здравоохранения просто не хотят признавать ошибок и менять выбранную стратегию. «В агентстве тоже работают люди. Репутационные потери — один из наших смертных грехов», — говорит инфекционист Университета Уппасалы Бьёрн Олсен.

Шведские медики потребовали немедленного введения карантина по образцу других европейских стран. Они считают, что проводимая в стране политика превратит Швецию в «изгоя». «Швеция и сами шведы могут расцениваться нашими соседями как угроза», — говорит Сёдерберг-Ноклер. Власти Норвегии, Дании или Финляндии пока не заявляли о миграционных последствиях пандемии в границах Северной Европы, однако научное сообщество уже опасается запретов на въезд. Еще до вспышки COVID-19 уровень безработицы в Швеции был самым высоким среди североевропейских стран, а свыше 80 тыс. жителей этой страны ездили на работу в соседнюю Норвегию, ведь средняя зарплата там на 36% выше. Неизвестно, будет ли Осло открывать границу для подобных маятниковых мигрантов.

Не сворачивать с пути

Сам Тегнелль отвергает любую критику в свой адрес. «Я не понимаю, о чем они, — заявил он в ответ на открытое письмо ученых. — Здравоохранение все это время держало ситуацию под контролем». По его словам, Швецию нельзя сравнивать с другими странами Европы, так как в Италии, например, смерти от COVID-19 регистрируют только в больницах, а его ведомство учитывает все летальные исходы.

Однако принятые в Швеции методы подсчета ничем не отличаются от норвежских. Здесь отрыв в смертности Тегнелль объясняет тем, что пациенты в Швеции гораздо старше, чем в Норвегии (87% умерших в Швеции были старше 70 лет). «Стратегия не ошибочна для общего населения. Она лишь не подошла под наш способ защиты постояльцев домов престарелых», — заявил эпидемиолог. Он считает недопустимым называть шведскую тактику «непроработанной», так как в будущем ситуация может развиваться по множеству различных сценариев.

22 апреля в Швеции опубликовали два доклада о распространении COVID-19. В первом документе утверждалось — математические модели Агентства здравоохранения свидетельствуют, что реальное количество зараженных в столице может быть в 1000 раз больше, чем указано в сводках. Согласно официальной статистике, на тот момент в Стокгольме было 6,4 тысяч инфицированных, а всего в городе и пригородах проживают 1,5 миллиона человек, поэтому тысячекратное увеличение — явная ошибка. Вскоре после публикации агентство удалило доклад.

Почему так и что об этом думают простые шведы и эпидемиологи?

В другом документе власти рассказывали, что протестировали 100 человек на антитела к коронавирусу и обнаружили иммунитет у 11 из них. На основании этого медики сделали вывод, что иммунитетом уже могут обладать 11% населения.

«А у следующей сотни может быть совсем иной результат. Стоило протестировать больше людей, прежде чем что-то публиковать», — раскритиковал доклад датский эпидемиолог Аллан Раннруп Томсен. Позже шведские исследователи признали ошибку. Томсен считает, что коллеги в Швеции слишком заняты публикацией новых исследований, способных оправдать стратегию «стадного иммунитета». «Математические модели могут быть правдивыми, но не должны быть единственным основанием», — считает датчанин.

Тут еще большой вопрос кто больше рискует. Если будет 2-я волна, например, следущей зимой, кто больше от нее пострадает Швеция, выработавшая коллективный иммунитет, или те, кто сейчас отсидятся на карантине? Сдается мне, что у шведов больше шансов проскочить подобный, вполне вероятный вариант...

Автор: Никита Кондратьев, выпускающий редактор сайта

https://novayagazeta.ru/articles/2020/04/24/85075-verhovnyy-severnyy-pastuh

***

Жительница Швеции рассказала, как страна справляется с COVID-19 без строгих мер карантина

Практически вся Европа замерла из-за пандемии коронавируса, но Швеция решила пойти другим путем, действуя по стратегии главного эпидемиолога страны Андерса Тегнелля. Подробнее о происходящем рассказала корреспонденту Nation News Александра из Гетеборга.

Швеция не соблюдает полностью меры, установленные ВОЗ для борьбы с коронавирусом. Это одна из тех стран, границы которых до сих пор открыты, где дети ходят в школу, взрослые – на работу, а по выходным все преспокойно отдыхают в ресторанах и кафе, как будто ничего не происходит.

Автор этой стратегии – главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелль, на которого сейчас сыпется небезосновательная критика и осуждение со всех сторон. На сегодняшний день в стране было зарегистрировано 19621 случай заражения (почти 700 за последние сутки), 1005 выздоровлений, 2355 смертей (+81).

Александра из шведского города Гетеборга рассказывает, что, не смотря рост случаев заражения в стране, ситуация в Швеции практически не изменилась. По словам девушки, только недавно школьников и студентов перевели на дистанционное обучение, а многие компании, по мере своей возможности, отправили своих сотрудников работать удаленно.

"В нашей компании, где я работаю, 1000 человек и примерно 750 из них работают из дома", – отметила Александра. Собеседница издания добавила, что рестораны и кафе действительно до сих пор открыты, но установлены ограничения, например, что нельзя собираться в помещении в группу более 50 человек. Но как наступила весна, и погода с каждым днем становится все лучше и теплее, рестораны стали выставлять свои столики на уличную веранду и, конечно, большая часть людей сейчас сидят на улице.

Магазины в Швеции не страдают недостатком еды на полках, но в аптеках нет масок и средств для дезинфекции. Общественный транспорт работает, правда в сокращенном режиме, так как многие теперь работают из дома и выпускать на маршруты большое количество транспорта нужды нет.

Александра отметила, что политику и стратегию главного эпидемиолога страны Андерса Тегнелля поддерживает около 75 процентов населения Швеции. Эта информация стала известно из опроса, который недавно проводили специалисты. "Многие считают, что Швеция выбрала правильный путь, чтобы не закрывать все подряд, потому что это сильно бьет по экономике страны", – отмечает девушка.

По ее словам, сейчас в местных газетах печатается много информации, что больницы переполнены заразившимся коронавирусом пациентами. В стране нет обязательной самоизоляции, но власти рекомендуют людям не выходить лишний раз на улицу, особенно тем, кто старше 70. Такой режим не всем дается легко, многие чувствуют психологический дискомфорт во время вынужденного карантина.

Александра говорит, что правительство Швеции в достаточной мере поддерживает людей и компании. Например, если компания Volvo производит меньше продукции, чем обычно, соответственно и продает меньше, то она может оформить своим сотрудникам оплачиваемый отпуск. При этом 45 процентов отпускных выплачивает государство, 50 процентов – работодатель, лишь 5 процентов от обычной выплаты сотрудник теряет. Такие меры сокращают количество увольнений в стране, но безработных в Швеции все равно очень много, отмечает собеседница. На плаву удастся остаться лишь успешным и крупным компаниям, которые до начала пандемии получали прибыль, уверена она.

Автор: Мария Белякова

https://nation-news.ru/518918-zhitelnica-shvecii-rasskazala-kak-strana-spravlyaetsya-s-covid-19-bez-strogikh-mer-karantina?utm_source=whitepush.biz&utm_medium=push&utm_campaign=push21_28_04_2020

***

Комментарий: Одним ли путем идут Швеция и Беларусь в борьбе с коронавирусом?

Швеция и Беларусь в борьбе с пандемией коронавируса пошли "особым путем", отказавшись от карантина и жестких запретов. DW - о сходстве, различиях и эффективности шведской и белорусской стратегий.

Почти все европейские страны, охваченные пандемией коронавируса, пытаются бороться с его распространением с помощью более или менее жестких карантинных мер и режима социальной изоляции. Но есть две страны, отказавшиеся от карантина и выбравшие другой способ борьбы с инфекцией: это Швеция и Беларусь. Власти Беларуси нередко говорят о сходстве "особого пути" обеих стран в условиях эпидемии. DW сравнила ситуации в обеих странах, чтобы понять, действительно ли они похожи.

Швеция решила обойтись без жестких запретов

В отличие от большинства стран ЕС, в борьбе с пандемией коронавируса сделавших ставку на карантин, Швеция решила обойтись без жестких запретов. И в то время как общественная жизнь в Евросоюзе на фоне разрастающейся эпидемии COVID-19 замерла, в Швеции по-прежнему были открыты магазины, рестораны и границы - правда, только со странами ЕС. В обычном режиме работали детские сады и школы: удаленно занимались лишь ученики старших классов и студенты.

Главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл объяснял, что цель подобного подхода заключается в том, чтобы "размазать" эпидемию по времени, не перегружая при этом систему здравоохранения. При этом в стране постепенно может сформироваться коллективный иммунитет, при котором коронавирус больше не будет представлять такой опасности. Концепция предполагала изоляцию людей из "групп риска": пожилых и тех, кто страдает хроническими заболеваниями.

Со временем некоторые ограничения все же были введены: с 27 марта на общественных мероприятиях могли собираться максимум 50 человек, закрылись почти все кинотеатры, театры и музеи и были отменены крупные спортивные мероприятия. Дома престарелых больше не принимали посетителей, а жителям рекомендовали по возможности перейти на режим удаленной работы.

Беларусь боится экономических последствий пандемии

Отказалась от введения официального карантина и Беларусь. В своем нежелании менять привычный уклад белорусские власти обошлись не только без жестких запретов, но и вообще без каких-либо ограничительных мер. Беларусь не закрыла границы и не остановила работу предприятий, в стране по-прежнему работают рестораны, музеи и кинотеатры, школы и университеты открыты.

Беларусь осталась единственной страной в Европе, которая вопреки предостережениям ВОЗ не отменила национальный футбольный чемпионат. Продолжается подготовка и к Параду победы 9 мая. 25 апреля в стране прошел общереспубликанский субботник, посвященный 75-летию победы во Второй мировой войне. Одним из немногих ограничений, введенных в РБ на фоне вспышки COVID-19, стал двухнедельный карантин, который обязаны пройти белорусские граждане, прибывшие из стран с эпидемией коронавируса.

Но если в основе стратегии борьбы с коронавирусом, выбранной Швецией, лежала попытка замедления его распространения и формирование коллективного иммунитета, нежелание белорусских властей вводить карантин было продиктовано другими причинами. Их четко озвучил президент страны Александр Лукашенко на правительственном совещании 7 апреля. "Экономика - во главу угла... Карантин, комендантский час и прочее… Слушайте, это проще всего. Это мы сделаем в течение суток. Но жрать что будем?" - сказал он.

Лукашенко не скрывал, что наибольшую тревогу у него вызывают именно экономические последствия пандемии. "Выбор какой - умереть с голоду или без войны отдаться и уйти под протекторат богатых и сильных государств. Поэтому было принято решение - экономику не останавливать", - заявил он. Белорусский президент убежден, что опасность коронавируса существенно преувеличена: Лукашенко называл его "психозом, остановившим экономику всего мира" и советовал лечиться от него самыми разными способами: ходить в сухую сауну, пить водку, работать в поле на тракторе. Правда, позднее он обвинил цитировавшие его российские СМИ в "распространении гадкой информации", объяснив, что просто "на ходу пошутил".

Каков уровень доверия к властям в Беларуси и Швеции?

Схожие, на первый взгляд, шведская и белорусская модели борьбы с коронавирусом различаются не только причинами, лежащими в их основе. В отличие от Беларуси, в Швеции конкретный план противодействия пандемии коронавируса разрабатывают профессионалы, и решения, принимаемые политиками, основаны на рекомендациях ученых.

Агентство общественного здравоохранения Швеции (Folkhälsomyndigheten) - государственный орган, ответственный за стратегию борьбы с COVID-19, - полностью независим от правительства страны. Именно он публикует все рекомендации, сотрудники ведомства ежедневно проводят брифинги со СМИ, а глава эпидемиологической службы агентства Андерс Тегнелл регулярно выступает по шведскому телевидению. Шведы традиционно доверяют государственным институтам: по итогам мартовского социологического опроса исследовательской компании KANTAR, уровень доверия к Folkhälsomyndigheten вырос с 65 до 74%.

В Беларуси решение об "особом пути" было принято лично президентом Лукашенко. Министерство здравоохранения, в ведении которого находится вся информация об эпидемиологической ситуации в стране, не публикует ежедневных отчетов и не обнародует полную статистику о распространении инфекции. "Изначально мы пробовали давать более точную информацию. Но это привело к тому, что многие СМИ и представители блогосферы начинали активно вмешиваться в личную жизнь граждан, пытались выяснять, как работают их предприятия, что происходит в городе. Таким образом они больше сеяли панические настроения", - объяснил 25 марта министр здравоохранения Владимир Караник. После этого Белорусская ассоциация журналистов и издание TUT.BY потребовали от Минздрава оперативной и достоверной информации по ситуации с коронавирусом. Немало белорусов не доверяют данным официальной статистики, считая их заниженными.

Общее недоверие к властям стало причиной того, что в Беларуси начал действовать "народный карантин": многие жители страны добровольно сводят до минимума социальные контакты и выбирают режим самоизоляции.

Дополнительные ограничительные меры, причем, уже не рекомендательного, а обязательного характера были введены только в Витебске и Минске - городах, ставших эпицентрами пандемии в стране. Городским предприятиям и организациям запрещено допускать к работе сотрудников с признаками респираторных заболеваний, время работы развлекательных заведений ограничено, все выставки и ярмарки отменены. В целом, по данным апрельского опроса социологической службы SATIO, 74% белорусов выступают за запрет всех общественных мероприятий, 52% - за полное закрытие учебных заведений, 49% - за переход на режим удаленной работы.

Эффективен ли "особый путь" в борьбе с пандемией?

По данным Университета Джонса Хопкинса на 29 апреля, число зарегистрированных случаев заражения в Швеции превысило 20,3 тысячи, погибли 2 462 человека. В соседних Дании, Норвегии и Финляндии, выбравших для борьбы с пандемией более жесткие ограничительные меры, общее число зараженных составляет 9,2 тысячи, 7,6 тысячи и 4,9 тысячи соответственно. Число умерших от COVID-19 в соседних странах тоже значительно ниже: в Дании погибли 443 человека, в Норвегии - 38, в Финляндии - 36 человек.

Реальное число случаев заражения коронавирусом в Швеции также может оказаться существенно выше, если страна изменит правила тестирования. В настоящее время тесты делают только людям с симптомами заболевания, которые нуждаются в госпитализации, пациентам из групп риска и тем, кто ухаживает за пожилыми людьми. В отличие от своих соседей, Швеции не удалось снизить и значение индекса репродукции коронавируса R ниже единицы, что означало бы постепенное затухание эпидемии. Тем не менее, 18 апреля Андерс Тегнелл в интервью Radio Sweden заявил, что Швеция вышла на плато по заболеваемости COVID-19.

Число заразившихся коронавирусом в Беларуси и Швеции выше, чем в соседних странах

В Беларуси на 29 апреля, в соответствии с информацией Университета Джонса Хопкинса, коронавирусом заразились 13 181 человек. Это самый высокий показатель в сравнении с соседними Польшей (12 415), Украиной (9 866), Литвой (1375) и Латвией (849) - странах, где действуют более жесткие ограничения.

Число умерших от COVID-19 в Беларуси составило 84 человека - относительно низкая смертность может объясняться тем, что в качестве причины смерти медики часто указывают не коронавирус, а сопутствующие заболевания. Президент Лукашенко ранее назвал SARS-CoV-2 "даже не толчком, а атмосферой, в которой развиваются хронические болезни" и заверил, что в Беларуси "ни один человек не умер "чисто от коронавируса".

Эксперты ВОЗ, побывавшие в Беларуси с 8 по 11 апреля, в отчете предупредили, что страна входит "стадию передачи инфекции внутри местных сообществ" и настоятельно рекомендовали отказаться от всех спортивных и культурных мероприятий, закрыть учебные заведения, перейти на удаленную работу и минимизировать необязательные перемещения - особенно для людей из групп риска и пожилых людей. Принять срочные и масштабные меры в связи с эпидемией призвала власти Беларуси и ООН.

Автор: Марина Барановская  

https://p.dw.com/p/3bZQe

***

Мнение обозревателя FAZ: Верную ли стратегию в борьбе с COVID-19 выбрала Швеция?

Шведские власти, отказавшись от жестких ограничений, пошли своим путем в борьбе с коронавирусом. О том, правильно ли это решение, рассуждает обозреватель FAZ Маттиас Виссува.

Газета FAZ опубликовала комментарий, посвященный сильно отличающемуся от всех прочих стран пути Швеции в борьбе с распространением коронавируса. Автор комментария Маттиас Виссува (Mattias Wyssuwa) предлагает внимательно взглянуть на стратегию шведов и не торопиться с выводами.

"Чтобы наверняка сработало, разбросали куриный помет. Вальпургиева ночь и танцы в ночь на 1 мая - в Швеции большой праздник, который для молодежи часто заканчивается разными эксцессами. Но в самый разгар кризиса, связанного с пандемией коронавируса, этого нельзя было допустить. Поэтому в университетском городе Лунде запретили вход в парк, где обычно, чтобы веселиться и танцевать, собираются тысячи молодых людей. И разбросали там куриный помет. В парке так отвратительно воняло, что никто не захотел в нем ничего пить и праздновать. Это была мера, которая должна была сработать наверняка. Швеция тоже борется с коронавирусом и каждый день осторожно прощупывает почву.

В то время, как весь мир лихорадит от COVID-19, многие смотрят на тот путь, который выбрала Швеция. Многим он кажется странным, кого-то удивляет. Говорится о неосторожности и недальновидности шведов, и об эксперименте, и даже о безумии. Но разве не лучше было бы внимательно приглядеться к тому, что они делают для борьбы с SARS-CoV-2, ведь, в конце концов, страна осознанно выбрала этот путь - и число тех, кто его одобряет, растет.

В чем состоит особый путь Швеции в борьбе с COVID-19

Конечно, кое-что можно критиковать, но чему-то стоило, может быть, и поучиться у соседних скандинавских стран. Хотя Германия и Швеция и так все больше сближаются в вопросе методов борьбы с коронавирусом. Вот только стратегии у них разнонаправленные. Когда Швеция начала борьбу с коронавирусом, ее цели не особенно отличались от целей других стран.

Тогда кривая роста числа инфицированных должна была держаться на таком уровне, чтобы хватило ресурсов и возможностей системы здравоохранения. То, что шведы якобы пустили на самотек распространение инфекции и рост числа заболевших, это миф. Они ориентировались на то, чтобы сохранить в нормальном режиме как можно больше структур и объектов экономической и социальной жизни и ввести ограничения только там, где это действительно было необходимо.

Поэтому то, что в Германии сейчас планируют запустить вновь, в Швеции и не закрывали: школы (за исключением выпускных классов), магазины, рестораны. Но тем не менее повседневная жизнь в Швеции тоже очень изменилась. И это касается не только разбросанного в парке куриного помета.

Существует много факторов, которые усложняют задачу сравнить стратегии по борьбе с коронавирусом, используемые в разных странах: не одновременная вспышка заболевания, которая заставила вводить ограничительные меры; разные предпосылки для этого; отношения между государством и гражданами.

В чем различие Швеции и Германии в борьбе с COVID-19

Швеция по сравнению с Германией не является густонаселенной страной, у нее более молодое население и самое большое число домашних хозяйств, состоящих из одного человека. Люди привыкли не только доверять государству, но и благодаря созданным им условиям свободны от различных форм социальной зависимости.

Это страна, которая не только сильно зависима от своей экономики, ориентированной на экспорт, но и от того, что отцы и матери в ней работают наравне. Из этого и многого другого и складывается курс, который избрало шведское руководство в борьбе с коронавирусом: меньше запретов, больше рекомендаций и советов. Власти делают ставку на доверие своим гражданам. Что же в этой связи можно сказать о Германии, которая полагает, что придерживаться избранного ею курса можно лишь с помощью запретов?

Но пока для всех актуально одно: мы еще слишком мало знаем и постоянно учимся чему-то новому. Так, шведские госструктуры в последнее время во все более срочном порядке выносят предупреждения гражданам о том, что необходимо соблюдать предписания. Рестораны, которые этого не делают, закрывают. Ну, а при наличии сомнений - тут же разбрасывают куриный помет.

Но даже когда число инфицированных выросло, а положение в больницах, в основном в Стокгольме и окрестностях, стало напряженным, в целом ситуация с распространением коронавируса в Швеции не выходила из-под контроля, как это происходит в других странах. Коэффициент заражения в Швеции не превышает единицы.

Но при этом бросается в глаза высокое число умерших от последствий коронавируса в расчете на 100 тысяч населения. Хотя коэффициент смертности от COVID-19 в Швеции не такой высокий, как в Испании или Италии, однако он все же значительно выше, чем в Германии. Большая часть летальных исходов в связи с коронавирусом в Швеции приходится на дома престарелых. В том, что касается защиты пожилых людей, линия шведских властей очевидно провалилась.

Рано делать выводы

Если бы дело даже шло что к концу пандемии, курс, который выбрали в Стокгольме, позволительно легко отклонить хотя бы только из-за одной высокой смертности. Но мы все еще в начале пандемии. И пока никто не может сказать, где мы окажемся через пару месяцев.

Быть может давления со стороны общества и экономических кругов хватило для открытия школ - без того, чтобы это не повлекло за собой роста числа инфицированных. Но как сильно пострадает дисциплина в Германии, если в ходе общественных дебатов о снятии ограничений интересы разных групп населения будут расходиться все дальше? И что будет, если начнется вторая волна пандемии, а в Швеции действительно окажется больше людей, имеющих иммунитет? Делать окончательные выводы еще слишком рано. После первых недель борьбы с коронавирусом Германия находится в очень хорошем положении, в лучшем, чем Швеция. Останется ли все так и дальше, пока не ясно".

Автор: Маттиас Виссува, обозреватель FAZ

https://p.dw.com/p/3bku6


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Смирнов, Павлюк Быковский, Никита Кондратьев, Мария Белякова, Марина Барановская, Маттиас Виссува

Quelle: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 25.04.2020. Aufrufe: 61

Kommentare
[-]
 Yejefol | 27.04.2020, 11:04 #
Coronavirus is very serious and could well get worse. This affects us all.
dine club promo codes
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta