Какие регионы России больше всего пострадают от коронакризиса

Information
[-]

Федерализм в пользу бедных

Еще в начале эпидемии коронавируса Владимир Путин расширил полномочия глав субъектов Федерации — они cмогли самостоятельно определять, какие ограничения будут введены в регионе. Объявив о выходе из карантина, президент подчеркнул, что и это решение остается за региональными властями, при этом главную роль будут играть эпидемиологические показатели. «<...> Решающее слово здесь принадлежит врачам и специалистам», — сказал президент.

Несмотря на это, как рассказывала «Новая», регионы начали снимать ограничения в нарушение рекомендаций Роспотребнадзора. Поспешный выход из карантина во многих случаях связан с ухудшением экономической ситуации. Федеральный центр пока не объявлял о долгосрочных мерах поддержки регионов, и местные власти опасаются, что у них не хватит ресурсов для восстановления экономики.

По прогнозам аналитиков S&P, в 2020 году региональные бюджеты ждет рекордный уровень дефицита за последние 20 лет. Общий объем выпадающих доходов регионов может значительно превысить 1 трлн рублей, считают эксперты Института комплексных стратегических исследований. При этом за время кризиса правительство выделило регионам лишь 300 млрд рублей бюджетных трансфертов.

Первыми в очереди на снятие ограничений оказались регионы с большой долей сельскохозяйственного и туристического сектора в экономике. «Сельскохозяйственные регионы понимают, что если сейчас они не заложат урожай, то жить будет не на что вообще. В Китае была та же самая ситуация: первое, что обсуждали власти, — это обеспечение сельскохозяйственного сезона», — говорит проректор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов.

Большинство регионов с высокой долей сельскохозяйственных и туристических отраслей уже начали снимать ограничения. Так, губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев на совещании с Путиным предположил, что с 1 июня в регионе могут открыться санатории с медицинскими лицензиями. Об открытии санаториев в июне также говорили власти Ставропольского края и Крыма, а в Белгороде, Кабардино-Балкарии и других регионах посевная продолжается, несмотря на карантин.

Самые стойкие

Коронавирус и связанные с ним ограничительные меры отразились на экономическом положении всей страны, однако способность регионов выдержать этот удар существенно различается. «Новая» при помощи экспертов составила индекс устойчивости российских регионов к коронакризису.

Как считали

Мы оценивали положение региона по трем основным показателям, рассчитав ранги для каждого региона и вычислив среднее значение. Чем больше баллов получил регион, тем выше его устойчивость к локдауну.

— доля занятых в устойчивых отраслях экономики

Это отрасли, которые получают финансирование из бюджетов всех уровней или слабо зависят от рыночной конъюнктуры и не были закрыты на время карантина. Мы использовали оценки экономиста Татьяны Михайловой, которая предполагает, что эти отрасли оказались наиболее стабильными в период кризиса. Также мы учитывали долю занятости населения в малом бизнесе и неформальном секторе, которые, напротив, пострадали наиболее сильно.

— финансовая прочность

Отражает уровень долговой нагрузки региона и наличие финансовых ресурсов для проведения антикризисной политики. Мы использовали отношение размера госдолга субъекта к сумме налоговых поступлений по данным Минфина на 1 января 2020 года.

— состояние рынка труда

Составной показатель Росстата, который включает в себя уровень занятости населения, долю безработных, среднее время поиска работы в регионе и долю тех, кому приходится искать работу более года. Регионы с высокой напряженностью на рынке труда тяжелее перенесут карантин.

Легче всего локдаун перенесут «сырьевые» регионы, экономика которых не сильно зависит от сервисных отраслей, — например, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, где находятся крупные нефтедобывающие производства, а долговая нагрузка одна из самых низких в стране — на уровне 5–7%. Их индекс устойчивости к коронакризису оказался одним из максимальных — около 60 баллов, однако в дальнейшем обвал цен на нефть может сказаться и на этих регионах.

В лидерах также оказались Чукотка и Камчатка (64 балла), которые помимо добычи полезных ископаемых получают стабильные дотации из центра, а также Мурманск (66 баллов), где находится порт и предприятия рыбной и добывающей промышленности, которые продолжали работать . Чуть ниже расположились Челябинская область (54 балла) и Красноярский край (52 балла), где действуют крупные металлургические предприятия.

«Основные налогоплательщики в этих субъектах — это крупные предприятия, а большинство из них не останавливались. Добыча нефти и газа, металлургическое производство — все работало во время карантина», — объясняет профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич.

Прощай, торговля

Коронакризис ударил прежде всего по сфере услуг, которая сосредоточена в крупных городах. «Пострадали крупнейшие города, — говорит эксперт. — Сервисная экономика, которая получила нокаут, концентрируется не в регионах, а в тех городах, где сильно развит рыночный сектор услуг, — Москва и область, Санкт-Петербург, а дальше Екатеринбург, Новосибирск, Казань».

По оценкам Александра Сафонова, только в Москве работу потеряли более миллиона человек, занятых в сервисных отраслях. Всего в столице в секторе услуг работает около 50% трудоустроенных. «Чтобы понять степень этой проблемы, можем представить себе московский рынок труда. Количество занятых в секторе бытовых услуг — это 800 тысяч человек. Это было одномоментно остановлено. Если туда добавить гостиничный сектор, то будет еще плюс 200 тысяч, сектор общественного питания — еще 250 тысяч человек. Получается, в общей сложности почти 1,5 миллиона человек на карантин остались без работы», — объясняет он. Пострадал и московский бюджет, который в апреле этого года получил доходов на 40% меньше, чем годом ранее.

Однако крупным городам будет легче восстанавливаться за счет финансовых резервов: по оценкам международного рейтингового агентства S&P, к 1 января 2020 года остатки на счетах города Москвы достигли 1 трлн рублей. Это позволяет столичным властям не торопиться со снятием ограничений и дождаться стабилизации эпидемиологической обстановки, предлагая бизнесу и населению дополнительные пакеты помощи. «У Москвы денег до шута. Москва понимает, что количество смертей от коронавируса — это политический индикатор. А вот у всех остальных с этим очень скромно», — говорит Наталья Зубаревич. Помимо этого, у жителей Москвы более высокий доход и есть накопления, которые помогут пережить кризис.

Крупные города имеют больше бюджетных возможностей для быстрого восстановления, согласен директор Центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов: «Москва, удар по которой был самый сильный, будет более устойчивой, чем средние города, где сложно сделать маневр и с точки зрения занятости, и с точки зрения финансовых ресурсов». За счет этого две крупнейших агломерации — Москва и Санкт-Петербург — расположились ближе к верхушке рейтинга, набрав около 50 баллов из 85 возможных.

Проиграют «середнячки»

Вслед за ними в рейтинге оказались бедные регионы с сильной зависимостью от дотаций из центра и высокой занятостью в бюджетном секторе: Тыва, Алтай, Крым и часть республик Северного Кавказа — Чечня, Дагестан и Ингушетия (от 40 до 50 баллов). В этой группе регионов до 70% доходов обеспечивают не налоги, а поступления из центра. «Самые бедные [регионы], которые в большей степени зависят от федеральных трансфертов, будут более устойчивы в силу сохранения прежних объемов помощи. Для восстановления регионов с более бедным населением традиционно нужно меньше средств, чтобы выйти на предыдущий уровень», — объясняет Климанов.

С другой стороны, в этих регионах традиционно высокий уровень безработицы и большой теневой рынок труда: в республиках Северного Кавказа среднее число занятых в неформальном секторе составляет около 54%. По словам Сафонова, такие субъекты традиционно тяжелее переносят кризис. «Закономерность всегда такая: чем более бедный регион, тем дольше там длится экономическая рецессия, тем сложнее там рассасывается безработица», — говорит он.

Наиболее уязвимыми оказались субъекты с высоким бюджетным долгом, сложной ситуацией на рынке труда и большим объемом теневой экономики: Калмыкия, Удмуртия и часть центральных регионов — Смоленская, Псковская и Тамбовская области. Они набрали от 20 до 30 баллов, оказавшись в конце рейтинга. Некоторые из них вошли в список регионов, которым выделят дополнительную поддержку в рамках компенсации снижения бюджетных доходов из-за пандемии, однако объем дотаций не так велик: например, Смоленская область получит чуть больше 29 миллионов рублей, Калмыкия — около 66 миллионов, а Псковская область в список не попала.

В долгосрочной перспективе кризис сильнее всего отразится на регионах второго эшелона — крупных городах с сервисной экономикой, но не таких богатых, как Москва. «В Москве будет быстрее восстанавливаться жизнь, потому что там концентрируется гигантский платежеспособный спрос. А те точки роста, которые были в городах-миллионниках — Екатеринбург, Новосибирск, Казань, Краснодар, — просядут капитально, потому что современной конкурентной экономике, которая уже там была, нанесен очень тяжелый удар. Выходить будем тяжело», — говорит Зубаревич.

Эти и другие регионы с крупными городами, за исключением Москвы и Петербурга, оказались в нижней части рейтинга, набрав от 30 до 40 баллов: помимо уже перечисленных это Нижегородская, Самарская и Омская области, Приморье, Башкирия. При этом более бедные регионы с высоким уровнем дотаций, скорее всего, останутся примерно на прежнем уровне. «[В кризис] объем дотаций, как правило, не падает, а в кризис 2009 года он даже резко возрастал. На рынках просядут богатые регионы, а бедные, условно говоря, беднее не станут», — объясняет Климанов.

Однако экономическое неравенство между регионами все равно усилится. Аналитики Moody's Investors Service предполагают, что из-за кризиса россияне будут еще сильнее стремиться в крупные экономические центры, что приведет к ухудшению положения регионов второго ряда, которые могли бы конкурировать с мегаполисами. Особенно пострадают регионы с высокой занятостью в сфере услуг, расположенные недалеко от Москвы и Санкт-Петербурга.


Infos zum Autor
[-]

Author: Катя Бонч-Осмоловская, Артем Щенников, Екатерина Мартынова

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 03.06.2020. Aufrufe: 43

Kommentare
[-]
 kaleanna | 06.06.2020, 04:49 #
I hope there are more articles and more information, very good information to share with me run 3
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta