Города и села в Украине задыхаются от пожаров на осушенных торфяниках. Что делать?

Information
[-]

Пытка дымом

Климат в мире и в Украине продолжает быстро меняться. Становится теплее, засухи становятся более частыми, а осадки - более экстремальными. В этих условиях высушенные украинские торфяники превращаются в пороховые бочки, которые ежеминутно могут взорваться очередным пожаром, отмечает издание  "ТЕКСТИ".

А запах гари с тлеющих торфяников становится уже привычным кошмаром для жителей сел и городов. И вернуть высушенное болото в естественное состояние - очень сложно. К тому же, болота - это "склад" пресной воды, которой с каждым годом становится все меньше. Одним из мощных и стабильных источников лесных пожаров были и остаются торфяники. Огонь с торфа перебрасывается на лес поблизости. Пожары на торфянике трудно заметить - и еще труднее потушить.

Украинский торф - вчера и сегодня

Украина - это преимущественно лесостепная страна, и большого количества торфяников у нас нет. Если сравнить нас с Беларусью - то запасы торфа в нашей соседки гораздо больше. Что касается Украины, то заболочены лишь 1,6% территории нашей страны. Еще одна особенность Украины: торфяники у нас расположены неравномерно, в основном - в северных регионах, особенно в Полесье, частично во Львовской, Тернопольской и Хмельницкой областях и Карпатском регионе.

Несмотря на то, что количество болот и торфяников в Украине по сравнению с общей площадью невелико - их достаточно активно осушали, проводили мелиорацию. Принято считать, что мелиорация украинских торфяников началась со второй половины двадцатого века, но на самом деле еще в девятнадцатом веке в Российской империи носились с планами осушения болот Полесья. В межвоенной Польше также проводили мелиоративные работы на болотах и торфяниках западноукраинских земель. Но настоящий бум мелиорации украинской болот и торфяников действительно начался с 50-х годов 20 века, став одной из визитных карточек хозяйственной деятельности советской власти.

Всего в Украине было осушено более 3 миллионов гектаров болот и торфяников, что составляет почти половину от их общей площади. Советская мелиорация оставила заметный след, который до сих пор видно даже на спутниковых снимках. Там, где когда-то были торфяники и болота, создали поля и мелиоративные каналы. Советские совхозы отчитались об увеличении урожаев на плодородной торфе. Однако это имело и другие, куда менее положительные результаты.

В Украине сегодня, с одной стороны, площади болот и торфяников в естественном состоянии и дальше сокращаются. Продолжается добыча торфа, создаются агроугиддя, часть торфяников вообще попала под застройку. С другой стороны - и это стало особенно заметным в 90-е годы - продолжается обратный процесс. Часть мелиоративных систем пришла в упадок из-за недостатка ухода и средств, металлические части разворовывают и сдают на металлолом.

«Если проанализировать данные кадастров за разные годы, то можно заметить как уменьшение площади болот в ряде областей, так и, что интересно, их увеличение, - рассказывает заведующий отделом Института агроэкологии и природопользования НААН Василий Конищук. - Это не значит, что у нас болот стало больше. Это лишь значит, что у нас очень много белых пятен, много болот и торфяников просто не были изучены».

В Украине есть еще одно своеобразное явление, которое можно отнести к местной «экзотике». Речь идет о повторном заболачивании в районах незаконной добычи янтаря. К сожалению, полноценные болота на месте вырытых ям образуются очень нескоро - если вообще образуются. Дело в том, что эти ямы преимущественно выкапывают на местах, где до этого на песчаных почвах росли сосновые леса. «Они сначала вырубают сосновый лес, а затем, вымывая песок из глубины, перекрывают им верхний слой плодородной почвы. Земля становится неплодородной. Там практически не растут деревья. Так место заболачивается, но полноценное болото там образуется лет через пятьдесят», - говорит Василий Конищук.

Осушение болот сегодня проходит в Волынской, Ровенской, Киевской, Сумской и Житомирской областях. Именно Житомирская и Киевская области стали эпицентрами осушения болот в Украине. С 50-х годов прошлого века площадь торфяников в Житомирской области уменьшилась на 50%, в Киевской - на 15-20%. Такое уменьшение на Житомирщине эксперт связывает с тем, что торфяники там никогда не были глубокими. Основными причинами уменьшения торфяников в Житомирской и Киевской областях является добыча торфа, создание агроугодий и вообще трансформация ландшафта. Здесь действительно многое осушено. В Киевской области одна из крупнейших зон залегания торфа находится в пределах Чернобыльского заповедника.

Это, кстати, является еще одной проблемой, о которой мало кто говорит. В начале этого года медиа много писали о пожаре в «рыжем лесу», якобы наиболее пораженном участке чернобыльских лесов. Однако в действительности торф в этом плане не менее, а возможно и более опасен для людей. «Фактически все водно-болотные угодья международного значения в Украине радиационно загрязненные, - говорит Василий Конищук. - Торф - он как губка. Он абсорбирует и впитывает в себя все. Вода - промывает, а торфяники, наоборот, впитывают в себя. Цезий, стронций - торфяники вобрали все это после Чернобыльской катастрофы. Когда начинается пожар, эти вещества могут оказаться в воздухе».

Болота и торфяники являются также одними из крупнейших вместилищ "парникового" газа СО2 в мире. Как отмечает эколог Екатерина Борисенко, сегодня накопленный в торфяниках СО2 вследствие их осушения и деградации активно возвращается в атмосферу, влияет на климатические изменения. По ее оценке, общее количество выбросов СО2, вызванных осушением торфяников, добычей торфа и пожарами, в Украине составляет более 5 млн тонн в год (средняя тепловая электростанция, сжигающая уголь - такая как Углегорская ТЭС - делает примерно столько же выбросов за год).

Источники постоянных пожаров

Торф образуется из органических отложений различной болотной растительности, которая отмирает и частично разлагается. Фактически, торф - это сплошной гумус. А это значит, что он хорошо горит.

«Торфяники является источником постоянного огня в природе, из-за которого возникают травяные пожары, а потом и лесные, - рассказывает директор Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров Сергей Зибцев. - Если нет снега, торфяник может тлеть всю зиму, а весной это тление превратится в пожар». По его словам, торфяники зачастую граничат с перелогами, сильхозземлями или лесом - и именно они становятся первопричиной пожаров на этих территориях.

В нашем материале была использована уникальная графика. Так, впервые была составлена цифровая карта торфяников Украины с их географической привязкой. На этой карте мы объединили несколько разнородные данные составленной еще в УССР карты торфяного фонда с Государственной геологической картой Украины. Наша карта позволяет всем желающим в дальнейшем использовать ее в своих исследованиях. Скачать карту можно по ссылке.

Мы также наложили на карту торфяников сельскохозяйственные угодья, чтобы посмотреть, где они пересекаются, и понять масштаб антропогенной нагрузки на торфяники. Еще одна инфографика - это наложенный на торфяники уровень увлажненности земной поверхности за апрель этого года. Это помогает понять, где расположены наиболее пожароопасные участки. Мы также взяли один из дней в апреле, когда Киев в очередной раз задыхался от пожаров, и сопоставили такие различные факторы, как загрязнение воздуха в Киеве, места пожаров, направление ветра с обозначенными на карте торфяниками. Получилось очень интересно.

«Обычно торфяники горят так, что обнаружить зону возгорания трудно, поскольку это относительно «холодные» пожары, - рассказывает Сергей Зибцев. - Понять, что начался пожар, можно только тогда, когда вы непосредственно ощущаете запах, видите тление торфа. Но в целом выявить их не так просто». По его словам, никто в Украине сейчас не знает, сколько на самом деле происходит торфяных пожаров, какова их площадь и какое количество углерода выбрасывается в атмосферу в результате горения.

«В 2020 году торфяники горели, и горели много, - рассказывает Зибцев. - Но в статистической информации зафиксировано лишь небольшое количество таких пожаров. И то это только те торфяники, куда выезжали работники ГСЧС. То есть, речь идет о случаях, когда люди почувствовали запах и позвонили пожарным, а те, в свою очередь, отреагировали на вызов. Но если горит не у населенного пункта, то преимущественно никто не сообщает».

Как утверждает эколог Екатерина Борисенко, чем больше была осушена площадь - тем больше вероятность возникновения пожара. Сухой торф летом может перегреваться и самовозгораться. Торфяники могут также возгораться в результате поджога сухой травы и камыша или вследствие распространения пожаров с прилегающих территорий. По ее словам, осушенные торфяники могут гореть в глубину на несколько метров, при этом погасить их чрезвычайно трудно. Так, например, для тушения одного квадратного метра пожара на торфянике понадобится около одной тонны воды.

В самих торфяниках остается все меньше влаги. Как утверждает Борисенко, после осушения торфяники теряют свою роль накопителя воды. В нормальном состоянии торфяник накапливает воду как губка, впитывая ее во время ливней и наводнений, а затем возвращает ее обратно в водоемы. После осушения такой процесс уже невозможен. Изменение климата только ухудшит ситуацию - жара становиться все сильнее, и все суше будут становиться торфяники, а опасность пожаров на них будет только расти. Параллельно, конечно же, будет уменьшаться уровень грунтовых вод и уровень воды в реках.

Все эти явления в той или иной степени можно увидеть и сегодня в том же Полесье, или совсем недалеко от украинской столицы.

Киевские торфяники. Река Ирпень

Среди крупных украинских городов ближе всего к торфяникам расположен именно Киев. И эта близость дает как плюсы, так и минусы. Один из крупнейших торфяных массивов вблизи украинской столицы находится в русле реки Ирпень, на ее северо-западной окраине. Почти вся пойма этой теперь небольшой реки образована из торфяников общей площадью в несколько тысяч гектаров.

Масштабная мелиорация в пойме Ирпеня началась во времена бума - в 50-х годах прошлого века. Между торфяниками проложили многочисленные мелиоративные каналы, а саму реку перекрыли многими шлюзами для поддержания уровня воды на должном уровне. После этого на месте торфяных болот разбили сельхозугодья, которые активно использовали действующие в то время совхозы. Морковь, картофель, другие овощи с теперь уже полей с торфяными почвами поставляли в Киев.

Ирпенская мелиоративная система принадлежит к той разновидности систем, которые позволяют не только забирать воду из торфяников, но и запускать ее вновь, возвращая из водоемов. Именно таким образом заводнение определенных пожароопасных участков является одним из наиболее эффективных при борьбе с опасностью пожаров на мелиорированных торфяниках.

Инженер-гидротехник Игорь Овчаренко работает в этой системе еще с 80-х годов прошлого века. По его словам, когда-то заслонки на каналах и шлюзах поднимались и опускались автоматически, но теперь это все необходимо делать вручную. Многие детали металлического оборудования мелиоративной системы украли на металлолом. Что-то удалось восстановить, а что-то - нет.

В 90-х годах двадцатого века, с упадком советской системы хозяйствования, активная хозяйственная деятельность на торфяниках прекратилась. Они начали зарастать дикой растительностью, начал восстанавливаться животный мир. В частности, появились бобры. Казалось, торфяники получили второй шанс на возвращение к первоначальному состоянию. Однако, не все так просто. «К естественному состоянию эти торфяники, к сожалению, уже не вернуть, - вздыхает Овчаренко. - Потому что они уже перепаханы. Это уже не тот естественный торф, который наберется влагой. И воды такой сейчас уже нет».

Поэтому эти места зарастали разнородной растительностью, остатки которой со временем накапливались сверху. За неимением влаги она не перегнивала, а просто высыхала, становясь прекрасным источником для возникновения пожаров. Как свидетельствуют очевидцы, пожары на торфяниках возникали преимущественно из-за возгорания на поверхности именно таких растительных остатков. Огонь в таких случаях быстро охватывает большие площади. Затем в какой-то момент он проникает внутрь торфяников, и здесь уже начинаются настоящие проблемы.

Климатические изменения превращают эту хроническую проблему в динамит, который в один сухой год взорвется - то есть, вспыхнут огромные площади, которые будет трудно потушить. И это произойдет не только из-за высоких температуры и долгие периоды без дождей. Как показывает ученая Института агроэкологии и природопользования Наталья Мельник, нынешние осадки в регионе могут выпадать в большом объеме за один раз. «За сутки может выпасть месячная норма, - говорит Мельник. - Соответственно, этот дождь ничего не может погасить, потому что вода нормально впитается в сухой торф».

И это еще не все. Земельные участки совхозов раздали на паи, и торфяники разделили на множество небольших паев, которые получили местные селяне. Немало новых владельцев не спешили осваивать полученные наделы. Кроме того, люди часто жили вдали от своих паев - и не могли вовремя отслеживать возникновение пожаров и реагировать на них. И их это и не интересовало. Впоследствии эти паи стало очень выгодно продавать под частную застройку.

«Возвращать к естественному состоянию, конечно, необходимо, но поскольку эти участки уже паи - это будет очень сложно. Люди не знают, как правильно использовать свой же земельный надел на торфяниках», - добавляет Наталья Мельник. Ко всему добавилась ползучая застройка речной поймы и самых торфяников. На месте бывших угодий выросли новые особняки и целые коттеджные городки. И это принесло новые проблемы. Во-первых, из-за застройки пожарным иногда трудно добраться до мест возгорания. Во-вторых, владельцы новой недвижимости начали самостоятельно активно вмешиваться в работу гидротехнических сооружений на торфяниках. Дома стоят в пойме реки - на местах, которые время от времени будет затапливались при полноводье. Дорогие дома и их владельцы мешают использовать самый эффективный способ борьбы с пожарами на осушенных торфяниках - подтопление горящих участков.

Игорь Овчаренко, стоя на одном из шлюзов, за который он отвечает, говорит: «Люди думают, что достаточно как-то урегулировать воду в шлюзах и каналах - и они избегут подтопления. И не понимают, что назидаясь в пойме, они автоматически подвергают себя опасности подтопления. Их начинает подтапливать, они сразу - сделай то. А что тут сделаешь, когда дом построили в месте, которое из года в год подтопляется?»

Часто владельцы этой "элитной" недвижимости пытаются диктовать мелиораторам, где и что тем делать. Иногда действия новых «фанов» мелиорации бывают крайне бесцеремонными. Могут, например, срезать тросы, которые удерживали заслонки в мелиоративных каналах, надеясь уменьшить уровень воды. Хотя могут и обратиться в суд за возмещением убытков за подтоплено имущество - такое тоже бывает.

Недавно часть поймы снова начал осваивать один из агрохолдингов - "Рено". Он снова распахал место бывших торфяников, где в последние годы накапливались остатки разнообразной растительности - источники постоянных пожаров. Через собственные поливные системы агрохолдинг орошает участки на торфяниках. Казалось бы, это должно было стать решением проблемы. И действительно, как говорят местные жители, число пожаров уменьшилось. В то же время, такая распашка становится причиной эрозии почв, увеличения запыленности. А это может привести к пылевым бурям - таких, которые накрыли Киев и часть Украины этой весной. Плюс различные удобрения и ядохимикаты, которые вносят на поля, сразу же попадают в воду, текущую рядом.

Добытчики торфа

В Украине продолжается добыча торфа. Объемы не так велики, как в той же соседней Беларуси, но напомним, что и самих торфяников в Украине меньше. Государственный концерн «Укрторф» сейчас объединяет семь предприятий по добыче и переработке торфа, среди которых самым крупным является «Волыньторф». По результатам 2019 года предприятия концерна добыли почти полмиллиона тонн торфа, произведя из него 250 000 тонн брикетов. Стоимость тонны брикетов на внутреннем рынке колеблется от тысячи до двух тысяч гривен. Продают и на экспорт - в Польшу, Германию, Нидерланды. А различные смеси и субстраты на основе торфа для земледелия в свое время доставляли в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Нелегальная добыча

Кроме легальной добычи торфа, в Украине везде можно увидеть и его нелегальную добычу. И особенно с этим никто не кроется. "Тексты" побывали на одном таком месте добычи под Киевом. Никакого ограждения или информационных табличек, которые бы сообщали о том, что здесь происходит - нет.

Как только работники увидели, что их снимают - быстро убежали в подсобку. Но причиненного вреда не утаишь: раскопанные без всякой системы котлованы на месте торфяника, спрессованная траками техники пойма реки. Рядом торф смешивали с песком и грунтом, готовя субстрат для продажи сельхозпроизводителям.

 «По технологии, при выборе торфа должен оставаться его слой толщиной до 50 сантиметров. Обычно это не соблюдаются. Или выбирают до конца, или, в отдельных случаях, оставляют больше метра - двух», - комментирует правила добычи Василий Конищук. Еще одна проблема, на которую он указывает - добытчики не проводят надлежащей рекультивации места добычи. «После того, как был выбран торф, задача добытчика - провести рекультивацию. Но часто участок бросают на произвол судьбы, и он постепенно зарастает растительностью. Земля высыхает, и дальше происходит выветривание и минерализация. И с каждым годом это высыхание становится все больше в связи с повышением температур», - сетует Конищук.

Реабилитировать нельзя оставить

Увеличение количества пожаров по всей стране, в том числе и за счет торфяников, изменение климата, которое ведет к уменьшению водных ресурсов и высыханию болот - все это означает, что с торфяниками необходимо что-то делать. Проблема состоит из двух частей.

Первая - это те торфяники, которые еще находятся в естественном состоянии. Их около половины от общего количества торфяников, хотя некоторые из них и заброшены. Эксперты сходятся на том, что проводить осушение или промышленную эксплуатацию новых торфяников на сегодня - это как травить собственный колодец. По мнению Екатерины Борисенко, Украина должна пойти по пути Польши, где вообще введен мораторий на новые осушения болот. В принципе, рецепт понятен.

Вторая составляющая проблемы - те торфяники, которые уже осушены. Здесь больше вопросов, чем ответов. В идеальном мире, чтобы спасти Украину от пылевых бурь и вообще недостатка воды, болота нужно восстанавливать. Да, чиновники время от времени заявляют о масштабных планах по реабилитации осушенных болот. Однако все эти планы пока остаются на бумаге.

«Реабилитировать болото так же трудно, как реабилитировать человека, - объясняет Василий Конищук. - Например, в Дании, Нидерландах, Польше идут не только путем заводнения ранее осушенного участка. Просто заводнить - это неэффективно и неправильно. Они делают заготовки сфагновых мхов, другой растительности, и постепенно клочками высаживают на болоте».

В Украине несколько болот оживили за счет западных доноров. Одно из них - в заповеднике Расточье, что на Львовщине, это болото Заливки. Его начали осушать еще поляки, а завершил СССР. И на протяжении всего 20 века на нем проводились какие-то мелиоративные работы. А уже в наше время эта территория стала постоянным эпицентром возникновения пожаров. Инженерные работы по восстановлению этого болота и торфяника на площади в 100 гектаров показывают, насколько сложным, длительным и дорогостоящим является процесс восстановления природы, которую погубил человек.

Так, в верхней части Заливок проложили настоящие водопропускные трубы, по которым на территорию осушенных торфяников - то есть, на прежнее болото - пустили воду из соседней реки. Эта вода распределяется по территории системой проложенных новых или расчищенных старых канав, которые когда-то выполняли обратную функцию - осушения и водоотведения. На одном из центральных мелиоративных каналов также соорудили четыре плотины-переливки, которые перекрывают русло и поднимают уровень воды, тем самым замедляя скорость течения, а также скорость стекания грунтовых вод. Уже потрачено несколько сотен тысяч гривен, но это еще далеко не конец. Как отмечают в самом заповеднике, один из британских экспертов оценил общую смету работ по полному восстановлению болота вместе с подготовкой научного обоснования в 2-3 миллиона фунтов стерлингов.

Как свидетельствуют ученые, болото еще находится в процессе восстановления. «Водно-болотная растительность уже начинает восстанавливаться. Но еще предстоит восстановиться чисто болотной растительности - клюкве, сфагнумам (болотные мхи - ред.). Считается, что восстановление болота закончилось тогда, когда вернулась не только растительность, но и животный мир, представители той фауны, которая была до осушения», - рассказывает заместитель директора по научной работе заповедника «Расточье» Галина Стрямец. По ее словам, на полное восстановление болота может уйти несколько десятков лет.

Но один результат уже очевиден - после реабилитационных мероприятий пожары на торфянике прекратились. «Увлажнение уже произошло, и несмотря на сухое лето прошлого и позапрошлого годов, пожаров на торфянике у нас не было», - отметила Галина Стрямец. А значит, не было и едкой гари - и жители дышали чистым воздухом.

Однако, только этот один пример дает подробное представление о том, сколько средств понадобится для реабилитации торфяников в Украине, и в каким масштабным мероприятиям следует прибегать. Поэтому, наверное, в нынешней ситуации стоит одновременно разрабатывать различные варианты реабилитации болот и торфяников. По словам Екатерины Борисенко, восстанавливать стоит в первую очередь те торфяники, которые подверглись малейшим изменениям по сравнению со своим первоначальным состоянием.

«Стоит помнить о том, что наполненность торфяников водой влияет на состояние воды в бассейнах рек. Всем известно о чрезвычайно низком уровне воды в реках этой весной. Для реки Десна, например - самый низкий за весь период наблюдений продолжительностью в 140 лет. При этом, в пойме Десны близ села Зазимье - и, пожалуй, и не только там - продолжают добывать торф», - отмечает Борисенко. По ее словам, в условиях изменения климата управленцы должны не только ждать дождя и ограничивать водопотребление, но и думать, как можно сохранить воду в каждом конкретном речном бассейне. В этом контексте торфяники имеют чрезвычайно важное значение.

По словам Василия Конищука, на местах бывших разработок торфа и осушенных болот можно выращивать биоэнергетические культуры - ту же иву и даже камыш на пеллеты. «Так, например, делают в Польше. У нас почему-то мало занимаются этим», - говорит он. Еще одно направление - ягодоводство, выращивание дорогих культур - клюквы и голубики. Кстати, в Украине уже начинают понемногу выращивать различные сорта клюквы крупноплодной, родом с американского континента. Ее плоды крупнее плодов отечественной клюквы, она является коммерчески успешной культурой в Америке. Еще одним направлением работы с осушенными болотами может стать их залужение - засевание поверхности торфяника травой и развитие там животноводства. Необходимо также проводить повторное заболачивание. Для Киевского региона - надо восстанавливать те участки, которые являются потенциально опасными.

По мнению Сергея Зибцева, ключом к решению проблем с пожарами на торфяниках должно стать понимание, кто именно отвечает за тот или иной конкретный торфяник, кто там является землепользователями. «Необходимо понять, за что отвечают органы центральной исполнительной власти, где их сфера ответственности. Также организовать мониторинг, посмотреть на земли, находящиеся в том или ином пользовании, понять, какие там пожары, как часто они происходят, и решить, что с ними делать».

К этому хочется добавить, что должно быть и понимание местных общин. Прежде всего, они сами должны быть заинтересованы, чтобы у них не горели торфяники, и людям не становилось плохо от вони торфяных пожарищ.

 


Infos zum Autor
[-]

Author: Андрій Гарасим, Петро Боднар, Надя Кельм

Quelle: argumentua.com

Übersetzung: ja

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 11.07.2020. Aufrufe: 594

Kommentare
[-]
 fashion-monster | 16.07.2020, 14:50 #
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
fashion-monster
 Mike Rooney | 18.07.2020, 12:44 #
Thanks for the nice blog. It was very useful for me. I'm happy I found this blog.
The Boys M-65 Field Jacket
 <a href=""></a> | 04.08.2020, 09:45 #
Valuable information about climate changing. This post is very interesting. <a href="https://www.onlinelegalpsychedelics.com/">Online Legal Psychedelics</a>
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta