Для малого бизнеса в России пандемия стала настоящей войной за выживание

Information
[-]

***

Как сохранить свой бизнес в эпоху пандемии

Для малого бизнеса пандемия стала настоящей войной за выживание. По данным аналитической службы международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, к концу апреля в России закрылись 70 044 предприятия малого и среднего бизнеса. «Огонек» поговорил с теми, кто сумел сохранить свое дело.

***

«Бизнес — это клиенты»

Александр Абрамовских, 36 лет, по образованию экономист, владелец магазинов детских товаров, Кемерово

Вот уже шесть лет у нас с женой семейный бизнес: два магазина детских товаров. Один находится в торговом центре, а второй — магазин «шаговой доступности». Я считаю, что в нынешней сложной ситуации нас спасла клиентская база, которую мы несколько лет собирали через специальное приложение. Если бы ее не было, пришлось бы вкладывать деньги в рекламу и наверняка много потерять. Как только объявили режим самоизоляции, мы отправили всем клиентам уведомления о том, что теперь магазины работают онлайн. Затем перевезли домой часть товара. В основном это была детская обувь. В апреле арендодатели согласились не брать с нас оплату даже за коммунальные услуги. Кстати, такую лояльность проявили многие владельцы коммерческой недвижимости в нашем городе. Отчасти благодаря этому в Кемерове процент закрытых бизнесов один из самых низких в России.

***

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

***

Сотрудников мы не увольняли. Двое ушли сами, еще в начале пандемии, и встали на биржу труда. Решили, что для них это более надежный вариант. Из-за их ухода мы лишились субсидии, так как сокращение штата превысило 10 процентов. Осталось всего двое сотрудников и мы с супругой. Жена принимала и собирала заказы, а я доставлял. Еще мы стали вести аккаунт в Instagram, попросили сотрудников и клиентов нам помогать: рекомендовать нас своим друзьям и родственникам, писать про нас в соцсетях, отмечать товар в сторис. Весь апрель проводили акцию: за каждый день самоизоляции начисляли всем покупателям по 20 баллов.

В среднем в день мы получали две-три заявки. В результате в апреле этого года заработали больше, чем в прошлом. 14 апреля нам разрешили возобновить работу в торговом центре, так как у нас в ассортименте есть товары первой необходимости — пеленки и распашонки.

Не могу сказать, что мы были очень этому рады. Рядом с нами на этаже «Детский мир», игровая площадка, фуд-корт. Все это до сих пор закрыто, поэтому сейчас проходимость у нас почти нулевая. 90 процентов выручки приносят клиенты, которые приходят тратить баллы, накопленные за апрель. После пандемии мы не планируем оставлять только онлайн-формат — для этого не хватает сотрудников. Хотелось бы расширить штат, но откликов на вакансии мало. Многие привыкли сидеть дома и получать помощь от государства. Скоро мы начнем готовиться к школьному сезону, хотя непонятно, будет ли он. Но придется идти на риск: если сейчас не закупим товар, то потом нечего будет продавать. Главное, что мы поняли в это тяжелое время: бизнес — это не товар, не помещение и не оборудование. Бизнес — это клиенты. И надо делать все возможное, чтобы их удержать.

***

«Предприниматель — тот, кто в любой ситуации сориентируется»

Виталий Язвенко, 37 лет, специалист по информационной безопасности, программист, сооснователь компании по запуску глэмпингов и модульных умных домов, Владивосток:

Наша команда — это IT-разработчики, которые любят экстремальный туризм. Вот уже 12 лет мы ходим в походы: в тайгу, к горным рекам и вулканам. Со временем захотелось организовывать «стильные походы». Мы купили один шатер на пробу, взяли с собой нарядную одежду, гирлянды, маленький проектор, роллы и устроили настоящую вечеринку для друзей. Формат понравился, а один мой друг настолько вдохновился, что предложил сделать из этого бизнес. Так мы приобрели еще несколько шатров, везли их в какое-нибудь живописное место и предлагали людям присоединиться к нам на неделю или на выходные. Но скоро проявились все минусы такого бизнеса. Во-первых, почти полгода выпадает, так как зимой в таком шатре жить невозможно. Кроме того, шатры довольно неустойчивые, сильный ветер может их повредить. Пришлось искать решение этих проблем. Тогда впервые мы узнали о том, что такое глэмпинг (от словосочетания «гламурный кемпинг», кемпинг на природе с сервисом отельного уровня.— «О»). К делу мы сразу подошли очень серьезно: взяли за основу уже существующие конструкции, продумали внутренние инженерные сети, доработали интерьер. Наши специалисты провели маркетинговое исследование, рассчитали финансовую модель. До пандемии мы нашли партнера в Грузии, построили первый парк с шестью домиками и лаунж-зоной. У нас уже было достаточно много бронирований. И это при том что масштабную рекламную кампанию мы даже не запускали, сработали социальные сети и «сарафанное радио». Кроме того, у нас лежит более 300 заявок от инвесторов, землевладельцев и тех, кто хочет купить франшизу. К сожалению, открыться помешал коронавирус. Все бронирования отменили, инвесторы, которых мы нашли для строительства новых парков, заняли выжидательную позицию.

Конечно, сначала пандемия стала для нас шоком. Но, надо сказать, мы быстро привели мысли в порядок. Это время постарались использовать себе во благо: продумали умный дом с возможностью бесконтактного заселения, умным замком, датчиками света, сенсорами дыма и воды. Сейчас есть задача создать домик с голосовым управлением. Заходишь, а домик тебя приветствует по имени: «Здравствуйте, Ирина! Добро пожаловать!» и дает инструкцию по эксплуатации. А еще появились запросы на установку домиков на дачных участках. Раньше мы и не думали о том, чтобы продавать их таким образом! Так что теперь разрабатываем линейку домов, которые люди смогут собирать сами, как «Лего». Вообще, если бы не кризис, мы бы не придумали эти новые форматы. Предприниматель, по-моему, это тот, кто в любой ситуации сориентируется и пойдет дальше. Ведь любой, кто занимается бизнесом, изначально понимает: стабильности никогда не будет. И в этом тоже кайф.

***

«Поначалу это напоминало пир во время чумы»

Павел Штейнлухт, 38 лет, два высших музыкальных образования, ресторатор, Санкт-Петербург:

Первый свой бар на улице Рубинштейна мы открыли еще в 2010 году. За 10 лет бизнес расширился до 11 ресторанных проектов. Практически все они находятся на самых центральных улицах города. Как раз перед началом пандемии я взял в управление еще одно кафе. Конечно, мы не ожидали, что все будет происходить так стремительно: хорошо отработали 8 марта, но уже через два дня поток гостей резко снизился. В будние дни клиентов практически не было, но мы надеялись на то, что, как и раньше, рестораны заполнятся в выходные. В итоге в марте ушли в минус на несколько миллионов: работали с полным штатом сотрудников, вовремя выплачивали зарплату и аренду, а выручка упала на 80 процентов. С 28 марта мы, как и все, закрылись на «каникулы». При этом далеко не все арендодатели пошли на уступки по собственной воле, а из-за неопределенности статуса ситуации пункт «обстоятельства непреодолимой силы» в договоре не действовал. Благороднее всех оказались управляющие острова Новая Голландия. Они сами вышли с нами на связь с сообщением о полной отмене арендной платы.

Но в конце концов большинство собственников поняли, что придется искать компромисс. Шансы на то, что мы сможем вернуться после пандемии, таяли, а искать новых арендаторов сейчас дело непростое. Еще мы получаем субсидию от государства —12 тысяч рублей на сотрудника. Конечно, эта помощь нужна, но назвать ее адекватной тем потерям, которые мы несем, невозможно. Мы с партнером строили свой бизнес с нуля: поначалу сами работали на кухне, обслуживали гостей. Поэтому всегда уважительно относимся к нашему линейному персоналу.

Перед тем как закрыться, мы провели встречу с командой и решили: главная задача для всех нас — это помочь проектам выжить, чтобы всем было куда возвращаться. Мы сформировали группу ключевых сотрудников, которым платим «стипендию» все эти месяцы. Тех, кто не получает таких выплат, задействовали в службе доставки. На доставку у нас работают четыре проекта. Те заведения, которые находятся в торговых центрах и на Новой Голландии, мы на время пандемии законсервировали. Также не делаем доставку из двух ресторанов, где блюда слишком сложные и требуют особой подачи. Зато при одном из таких ресторанов мы запустили поп-ап-проект, посвященный блюдам с морепродуктами навынос. Идея была реализована очень быстро, хотя поначалу все это напоминало пир во время чумы. Пока посещаемость хорошая — гости скучали по нашему заведению.

Еще мы активно ищем компании, в которые могли бы доставлять еду для сотрудников. Это увеличило бы объемы продаж и позволило сэкономить на доставке и комиссии агрегаторам, а значит, еще немного увеличило шансы на выживание. После снятия карантина мы надеемся открыть все проекты. Сначала возобновим работу баров и кафе, в последнюю очередь откроем рестораны. Ну а дальше будем действовать по ситуации. Конечно, мы беспокоимся, что будет вторая волна эпидемии. Вот мы соберем команду, будем работать с оборотом всего 60–70 процентов месяц или два, а что потом? Если придется снова закрыться? Эта неизвестность всех сильно волнует.

***

«Формат удаленки для малого бизнеса идеален»

Надя Палагина, 30 лет, окончила факультет государственного и муниципального управления, консультант по переводу сотрудников на удаленную работу, Москва:

Я организую конференции для предпринимателей, посвященные переводу компаний на удаленную работу. И параллельно основала агентство по найму удаленных сотрудников. В марте сильно ощущался спад. Было непонятно, когда карантин закончится, и нанимать новых сотрудников никто не спешил. Но после 9 июня, когда сняли большинство ограничений, дела пошли лучше. Кстати, даже те, у кого раньше было негативное отношение к удаленной работе (для них она ассоциировалась с дауншифтингом где-нибудь на Бали или в Гоа), поняли: это формат будущего. Стало ясно, что в критической ситуации выбора может и не быть. Либо ты работаешь дистанционно, либо вообще закрываешься. Заявок от компаний много и все очень разные. Были ребята, которые специализируются на СЕО-продвижении. Они хотели собрать отдел продаж из удаленных сотрудников. Для другой фирмы, которая занимается печатью картин на холсте, мы искали «лицо» компании для их Instagram на удаленную работу. Но большинство клиентов пришли из сферы образования.

Сейчас многие языковые школы перешли в онлайн-формат. То же пытаются делать и фитнес-центры, и танцевальные студии. Я считаю, что для малого бизнеса формат удаленной работы идеален. Если на удаленке ваш бизнес не работает — значит он изначально не систематизирован. И только когда сотрудники ходят в офис, у владельца есть иллюзия, что он все контролирует. Во время пандемии весь мир замедлился. У предпринимателей появилось время задаться вопросами: «Вот я веду этот бизнес уже пять лет. Мне это все еще нравится или я просто привык? Может, на самом деле я хочу заниматься чем-то другим?». Из такого диалога с собой могут возникнуть новые возможности.

***

«За месяц мы развернулись на 180 градусов»

Яна Туровецкая, 49 лет, экономист, совладелица сети детских кружков математики, Москва:

До пандемии у нас было 17 офлайн-кружков в Москве и еще около 23 в других городах России. Тревоги мы не чувствовали — подготовка летних детских программ была в самом разгаре. Когда все схлопнулось, мы почти не пострадали финансово: сразу отказались от аренды всех помещений и стали думать, как перейти в онлайн. Поначалу, конечно, был колоссальный стресс. В нашей сфере между офлан- и онлайн-процессами — пропасть. Мы через день устраивали мозговые штурмы, тестировали разные варианты, а потом замеряли результат. Преподаватели тратили вдвое больше времени на подготовку к уроку, многое не получалось с первого раза. Вообще, сотрудники всегда тяжело реагируют на изменения, а в этой ситуации пришлось за месяц разворачиваться на 180 градусов. Люди либо меняют привычный подход к делу, либо отсеиваются. В нашем случае штат полностью сохранился, и мы еще больше сплотились. Сейчас все занятия проводятся на платформе Zoom. В перспективе хотим в большей степени стать IT-компанией и создать собственную платформу для логических игр.

Поначалу некоторые родители сомневались: будет ли детям комфортно, не устанут ли они от занятий онлайн? Но скоро стало понятно, что многие общеобразовательные школы не смогли грамотно выстроить обучение в Сети, а мы предоставляли качественные услуги. Предлагали родителям бесплатно протестировать занятие. Проводили индивидуальную встречу с каждым новым учеником, чтобы лично познакомиться и понять, что интересно ребенку.

А еще сделали коллаборации с другими детскими клубами и проводим занятия с разной тематикой: математика и английский, математика и футбол, математика и фламенко. Для тех, кто сейчас не может оплачивать стандартное занятие, педагоги разработали целую линейку разных по продолжительности и стоимости уроков.

До ситуации с пандемией многие хотели, чтобы их дети занимались у нас. Но вы же понимаете, как сложно привезти ребенка после школы в другой район Москвы. Сейчас есть возможность учиться, не выходя из дома. Кроме того, у нас появились русскоязычные ученики, которые живут за границей. Теперь родители, наоборот, спрашивают: «А после пандемии вы останетесь в онлайн?». Мы, конечно, останемся, но и к прежнему режиму работы очень хотим вернуться.

***

«Мы сейчас все в одной лодке»

Эдуард Есипов, 66 лет, инженер, арендодатель нескольких коммерческих помещений, Санкт-Петербург:

В бизнесе я давно, пережил несколько кризисов и по опыту могу сказать: в любой подобной ситуации главное — не делать резких движений.

В конце марта все мои арендаторы написали мне официальные письма, в которых просили значительно снизить аренду. Некоторые хотели полной отмены арендной платы на два месяца. Я знаю, что многие арендодатели не пошли на уступки. Я отменил арендную плату для всех до снятия карантина, оставив только оплату коммунальных услуг.

Все мои арендаторы — владельцы малого бизнеса: бара, салона красоты, медицинского центра и небольшого спортивного клуба. Это значит, что на время карантина их деятельность была полностью приостановлена. У них не было возможности платить. Так какой смысл требовать?

Мне кажется, мы сейчас все в одной лодке и выплывать должны вместе. Кроме того, если бы я решил взимать плату полностью или частично, кто-то мог бы отказаться от помещения, а найти новых арендаторов в этих условиях очень сложно. Скорее всего, я бы просто ушел в минус. Так что остается только ждать, когда они возобновят работу. Конечно, я не смог бы так поступить, не будь у меня финансовой подушки. Но кризисы уже были и еще будут. Поэтому готовлюсь заранее, веду дела таким образом, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств не остаться на мели. К сожалению, во время пандемии оказалось, что большинство бизнесов у нас делаются на живую нитку, у владельцев нет серьезных накоплений.

Автор Ирина Эфрос

https://www.kommersant.ru/doc/4378614

***

Мнение эксперта: Малый бизнес преждевременно вышел из кризиса

Господдержка позволила продержаться на плаву, но сейчас ее нужно не только сохранить, но и нарастить.

Малый и средний бизнес (МСБ), похоже, досрочно вышел из кризиса, утверждают банковские аналитики. Выручка предприятий вернулась к уровню марта, а некоторые сегменты даже смогли заработать на карантине. Сами предприниматели уверены, что дальнейшее схлопывание бизнесов еще впереди, а наблюдаемый сегодня точечный рост – лишь реализация отложенного спроса. Господдержка позволила продержаться МСБ на плаву, но сейчас ее нужно не то что сохранять, а еще больше наращивать, считают сами бизнесмены и эксперты.

Общая выручка малого и среднего бизнеса вернулась к уровню марта 2020 года «даже в отраслях, наиболее пострадавших от коронавируса», сообщается в исследовании банка для предпринимателей «Точка». В обзоре подчеркивается, что в отраслях, которых пандемия коснулась в меньшей степени, выручка в последнюю неделю июня превысила докарантинный уровень на 23%. Увеличилась и покупательская активность, которая показывала рост с середины апреля. «К июлю она превысила докарантинный уровень на 3%», – сообщает ТАСС со ссылкой на исследование.

Аналитики также указывают на такой показатель, как рост арендных платежей. В июне среди МСБ они выросли, тогда как в апреле-мае снижались. В частности, в наиболее пострадавших отраслях общая сумма платежей за первую неделю июня выросла на 51% по сравнению с аналогичным периодом в мае. В остальных же отраслях платежи превысили майский уровень на 43,5%, сообщают в банке «Точка».

Пандемия также не привела к массовому закрытию малых и средних предприятий (МСП), продолжают аналитики. Мало того, количество ликвидированных МСП во время пандемии даже снизилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «В апреле-мае 2020-го ликвидаций на 40% меньше, чем в марте 2020-го, и на 40% меньше, чем в аналогичном периоде прошлого года. В июне этот показатель немного вырос, но ликвидаций все еще на 35% меньше, чем в марте», – следует из обзора банка. По мнению экспертов, это связано с желанием предпринимателей продолжать деятельность при изменении экономической ситуации к лучшему.

Количество регистраций новых МСП в июне достигло уровня января 2020 года. В частности, некоторое оживление наблюдается в сегменте сезонного бизнеса, куда относят деятельность гостиниц и предприятий общепита, ларьков, парков, пляжей, а также летнюю торговлю всевозможными товарами. В итоге, сообщают в банке «Точка», регистрации сезонных бизнесов в июне резко возросли. По данным единого госреестра юрлиц (ЕГРЮЛ), в июне зарегистрировалось в 2,4 раза больше сезонных компаний, чем в мае. Однако это пока не позволяет говорить о полном выходе сегмента из кризиса. Для сравнения: в апреле-мае регистрировалось в четыре раза меньше предприятий, чем в аналогичный период прошлого года.

На неделе с 29 июня обороты по счетам компаний МСБ всего на 4% отставали от оборотов годовой давности, сообщают, в свою очередь, эксперты аналитического портала Сбербанка Sberindex. Заметим, на неделе ранее, с 22 по 28 июня, обороты российского МСБ даже показывали рост на 1,5% в годовом выражении. Как отмечалось, впервые с начала пандемии был зафиксирован уровень активности малого и среднего бизнеса выше прошлогоднего. По мнению аналитиков, это «говорит о восстановлении уровня активности малых и средних предприятий». Некоторые сектора экономики, очевидно, смогли даже заработать в кризис. К примеру, как следует из данных Sberindex, в июле у страхового рынка выручка увеличилась на 31,1% год к году (г/г), в пошиве одежды – на 29% г/г, в бумажном производстве – на 27% г/г.

Однако если обороты МСП говорят о постепенном восстановлении, то данные о числе активных онлайн-касс свидетельствуют об обратном. На неделе с 29 июня число активных онлайн-касс оказалось на 20,5% ниже начала марта этого года. При этом хуже всего ситуация в сегменте парковок и гаражей: здесь число активных касс на 80,6% ниже показателей марта, в спорте – почти на 55% ниже, а в риелторских услугах – на 53,7% ниже показателей марта. Похоже, лучше себя чувствуют автодилеры – число активных онлайн-касс всего на 3,6% отстает от значений марта, в продаже автозапчастей – на 9,5% ниже.

Изменение оборотов по счетам компаний малого и среднего бизнеса относительно аналогичных периодов в 2019 году. Источник SberIndexРоссийские власти также полагают, что ситуация в МСП начинает выправляться. Первый вице-премьер Андрей Белоусов считает, что наиболее негативного сценария в сфере МСП удалось избежать. «Из 19,4 млн человек, занятых в секторе МСП, в наиболее пострадавших отраслях работает примерно четверть – примерно 5 млн человек. Только по программам кредитной и грантовой поддержки помощь получили около 4 млн человек», – сообщил он.

Но эксперты предупреждают: малый и средний бизнес – это почти всегда сфера услуг населению, и пока нельзя сказать, что она восстанавливается. В Центре конъюнктурных исследований Высшей школы экономики (ВШЭ) напоминают о потрясениях «карантинных» месяцев. «Сфера услуг, так и не ускорив масштабов восстановления после затяжной рецессии 2015–2016 годов, подверглась внезапному резкому шоку вследствие существенного ограничения деятельности из-за пандемии, а также сокращения внутреннего спроса. Во втором квартале коронавирусная атака, сопровождавшаяся введением наиболее радикальных для большинства сервисных организаций мер, кардинально преломила тренд развития этого сектора экономики и привела к мощному одномоментному сжатию всех деловых тенденций и глубокой отраслевой рецессии», – сообщают в ВШЭ. А почти вертикальный обвал предпринимательских настроений в сфере услуг отразил основную реакцию бизнеса на введение ограничений. Как итог, деловая активность в услугах оказалась чуть ли не в «коматозном состоянии», уточняют экономисты.

Что же касается оптимистических выводов банкиров, то они преждевременны, считают эксперты «НГ». В частности, как отмечает член генсовета «Деловой России» Алим Бишенов, рост выручки МСП легко объяснить эффектом низкой базы апреля-мая, когда предприятия в подавляющем большинстве не функционировали вовсе или работали в условиях исключительно низкого спроса. Теперь к этому добавился эффект отложенного спроса. По его мнению, если очистить этот рост от влияния двух названных факторов (эффекта низкой базы и отложенного спроса), то он будет выглядеть уже не столь внушительно.

Сейчас действует эффект отложенного спроса, соглашается советник уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Антон Свириденко. «Но никуда не делось проседание по доходам за последние месяцы, бизнесы, которые держались до последнего, сейчас будут закрываться. Надо также помнить, что во многих регионах все еще ничего не работает. Все это тоже покажет себя в августе–сентябре», – предупреждает он.

То же самое касается количества ликвидированных предприятий. «Ликвидация даже статуса индивидуального предпринимателя, уже не говоря об акционерном обществе, – это достаточно сложная процедура, связанная как минимум с погашением долгов перед кредиторами, как максимум – с длительным процессом банкротства. Кроме того, у нас долгое время не работали арбитражные суды и государственные учреждения в нормальном режиме, а чтобы подать иск о банкротстве, должник должен более трех месяцев не исполнять своих обязательств», – уточнил Алим Бишенов.

Как считает Свириденко, господдержка не дала экономике полностью схлопнуться. Она помогает поддержать потребительский спрос и удерживает на плаву бизнес, но для оптимистичных прогнозов время еще не пришло, считает он. «Несмотря на восстановление потребительского спроса, у большинства предприятий малого и среднего бизнеса еще достаточно долгое время будут существенные проблемы, которые без помощи государства решить весьма затруднительно», – уверен аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. По его словам, рано сворачивать поддержку со стороны правительства, наоборот, впору ее увеличивать.

«Выход из кризиса и соответственно на прежние финансовые показатели, окончание проблем на рынке труда, восстановление «упавших» контрагентских связей – все это займет весьма продолжительное время, – пояснил эксперт. – И если МСП сейчас оставить без соответствующей помощи, многие из компаний могут просто не выжить».

Автор Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2020-07-13/1_7909_business.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Ирина Эфрос, Ольга Соловьева

Quelle: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 31.07.2020. Aufrufe: 49

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta