«Новая газета» приняла регламент против психологического и сексуального насилия

Information
[-]

***

«Рабочее место должно быть безопасным»

Сексуальные домогательства и сексуальное насилие — проблема, которая лежит в гендерной плоскости. По данным ВОЗ, каждая третья женщина (35%) в мире подвергается физическому или сексуальному насилию либо со стороны своего партнера, либо со стороны другого лица. Сексуальным домогательствам подвергаются так же и мужчины.

Оправдания в духе «как жить без флирта» кажутся неадекватными сегодняшнему дню: любые отношения, тем более сексуальные, должны происходить только по согласию обеих сторон. «Новая газета» выступает против любых проявлений нежелательного внимания, тем более — сексуальных домогательств и насилия. Ещё в марте 2020 года сотрудники редакции «Новой» проголосовали за принятие специального регламента о сексуальных домогательствах и психологическом насилии, необходимый для того, чтобы пресекать подобные вещи в редакции.

К сексуальным домогательствам документ относит «не только принуждение к сексу, но и прикосновения, совершенные без согласия, похотливые жесты, комментарии по поводу внешнего вида с сексуальным подтекстом, которые ставят человека в неловкое или унизительное положение».

К психологическому насилию — «оскорбительные, унизительные комментарии и замечания, касающиеся в том числе пола человека, его национальности, расы, сексуальной ориентации, внешнего вида, особенностей поведения и здоровья», а также шантаж, угрозы и распространение слухов или фотографий оскорбительного характера.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Мы убеждены, что рабочее место должно быть комфортным и безопасным для всех. В журналистской среде (да и не только в ней) бытует мнение, что сотрудники издания — это большая семья, а в семье выносить сор из избы нельзя. По масштабам домашнего насилия в России и в мире мы знаем, что это не так. Регламент предполагает, что в редакции появится Этическая комиссия — коллективный выборный орган из пяти человек. Главный редактор, директор издания и сотрудники, ранее нарушившие регламент либо против которых в данный момент проводится проверка, избираться не могут.

Комиссия будет избираться раз в два года. Члены комиссии обязуются объективно и беспристрастно разбирать случаи возможного харассмента или абьюза, особенно в ситуациях, когда человек пострадал от кого-то из вышестоящих сотрудников. «Новая газета» придерживается принципа нулевой толерантности к сексуальным домогательствам и психологическому насилию.

Редакция «Новoй газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/14/86271-rabochee-mesto-dolzhno-byt-bezopasnym

***

Чем домогательство отличается от ухаживания и как быть тем, кто с этим столкнулся

В последнее время мы очень много говорим о харассменте. Учимся рассказывать о нем, стараемся понять, что им является, а что — нет, и пытаемся договориться о том, что мы вправе и не вправе делать по отношению к другим людям.

Но на многие вопросы о харассменте уже есть готовые ответы. Какие формы он может принимать и что делать, если вы или ваши близкие пострадали от домогательств, мы обсудили с экспертами Школы безопасности и благополучия Moscow Femfest. В конце апреля студентка исторического факультета МГУ Дарья Варакина рассказала о домогательствах со стороны профессора Дмитрия Функа. В мае в фейсбуке активно обсуждали случаи харассмента и проявления сексизма уже на филологическом факультете. Студенческий журнал DOXA опубликовал открытое письмо студентов, аспирантов, выпускников и преподавателей МГУ, которые выражали обеспокоенность проблемой сексуальных отношений между студентами и преподавателями университета.

«Подобные отношения ставят студентов в уязвимое положение. Также студенты и студентки подвержены проблеме харассмента со стороны преподавателей: зачастую преподаватели позволяют себе делать неоднозначные намеки, нарушать личное пространство, флиртовать со студентками, что определенно выходит за рамки академической этики. Это кажется нам недопустимым», — говорят авторы письма. Отрытое письмо студентов МГУ поддержали выпускники СПбГУ, которые подготовили собственное письмо на имя ректора университета Николая Кропачева с требованием признать недопустимыми отношения между преподавателями и студентами. Под понятие харассмента в разных странах подпадают разные действия, говорит юрист и руководитель центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

Анна Ривина, юрист и руководитель проекта «Насилию.нет»: «Харассмент бывает не только сексуальный. Это любые действия, когда один человек намеренно делает неприятно другому человеку, пользуясь его уязвимостью. Это может быть цвет кожи, ориентация, пол или гендер, специфика здоровья. В России харассмент и вовсе юридически не определен. Но, говоря о харассменте, чаще всего имеют в виду ситуацию, когда «один человек в силу какого-то сексуального подтекста делает другому человеку неприятно, пользуясь своим преимуществом».

«Харассмент и сексуальные домогательства — это не про отношения, это не про секс, это про власть. Про то, что один человек, который, как правило, уже имеет какую-то власть в своих руках, хочет продемонстрировать ее другому», — рассказывает журналистка Анастасия Красильникова, которая сейчас работает над документальным фильмом о харассменте. Истории, которые удалось собрать Красильниковой, свидетельствуют о том, что домогательства на работе гораздо более серьезная проблема, чем кажется многим из нас.

В декабре 2019 года стало известно о доведении до суицида полицейской из Сочи Марии Клочковой. «Она пришла работать в Хостинский отдел полиции, и за ней начал ухаживать опер, который работал там уже давно. Она очень быстро ему сказала, что у них ничего не будет, ей неинтересно. Она была девственницей, и он на нее, как потом стало понятно, поспорил с коллегами», — рассказывает Анастасия Красильникова. Родственники Марии Клочковой уверены, что опер изнасиловал девушку, — после полового акта Марию увезли в больницу с маточным и влагалищным кровотечением.

Анастасия Красильникова, Журналист: «Это, мне кажется, иллюстрация того, до чего проблема может быть страшной. Она может стоить людям жизни. И, конечно же, уголовное дело по статье "Изнасилование" до сих пор не заведено, хотя есть медицинские документы, подтверждающие криминальный характер ее травм. Мы живем в России, и тут все очень сложно. А тот самый опер, который все это сделал, продолжает работать в отделе полиции в Сочи».

Однако проблему харассмента многие до сих пор считают надуманной или преувеличенной. Оценить ее реальный масштаб сложно, во-первых, потому что о ней только недавно начали открыто говорить, а во-вторых, потому что до сих пор признание в том, что человек пострадал от харассмента, связано для него с большими рисками. «Очень часто женщины в России, которые сталкиваются с домогательствами на работе, — это женщины, которые не могут себе позволить лишиться этой работы. Потому что от этой работы зависит их выживание. Они об этом не говорят просто потому, что им нужны деньги, и они не уверены, что они найдут себе другую работу. И даже боюсь себе представить, сколько таких женщин в России», — говорит Анастасия Красильникова.

Комплимент или харассмент?

По словам Анны Ривиной, харассмент может быть вербальным и невербальным. Причем нежелательные знаки внимания иногда принимают форму, которую общество одобряет. Например, многочисленные подарки, в том числе цветы, или назойливое ухаживание. «Могу проиллюстрировать классической советской историей: студент за девушкой три года ходил, четыре ходил, а на пятый она сдалась и согласилась. Вот если за вами годами ходят или вы за кем-то годами ходите, то никакого четкого "да" там нет», — поясняет Ривина.

Юрист обозначила несколько условий, благодаря которым можно понять, желательны или нежелательны знаки внимания для человека.

  • Четкое согласие. У человека должна быть положительная ответная реакция на ваши слова или действия. Не стоит верить мифу о том, что женское «нет» значит «да».
  • Активное физическое участие. Если один человек обнимает другого, а тот цепенеет или сторонится, значит, активного физического участия нет.
  • Равенство сторон. Когда взаимодействующие люди не равны по своему статусу (начальник и подчиненный, преподаватель и студент), велик риск, что человек, обладающий бОльшей властью, захочет ей воспользоваться, а человек, обладающий меньшей властью, от этого пострадает.
  • Право отмены. Даже если раньше человек положительно реагировал на действия другого человека, за ним остается право в любой момент сказать: «Нет, это недопустимо» — и прервать взаимодействие.

Что делать тем, кто столкнулся с харассментом на работе?

По словам экспертов, определенной схемы борьбы с домогательствами нет (поскольку нет необходимых законов), однако можно выделить несколько общих рекомендаций.

Защитой трудовых прав занимается Центр социально-трудовых прав. Они помогают женщинам, которые столкнулись с дискриминацией на рабочем месте. Человек, который пострадал от харассмента, также может обратиться за частной юридической помощью — к адвокатам и правозащитникам (например в Насилию.нет).

Действенный механизм пресечения харассмента — публичность. Открыто рассказать о дискриминации и домогательствах — это непросто. Однако в условиях отсутствия специальных регламентов, закрепляющих принципы общения на работе и в учебных заведениях, и действующих механизмов защиты от домогательств, это может стать единственным способом решить проблему.

Специальные образовательные тренинги на работе (когда специалисты рассказывают всему коллективу, что такое харассмент и как вести себя в той или иной ситуации) — хорошая профилактика дискриминации и домогательств.

Незадолго до карантина Анна Ривина провела такой тренинг в редакции «Новой газеты».

Авторы Елена Долженко, Зинаида Бурская — «специально для «Новой газеты».

https://novayagazeta.ru/articles/2020/06/20/85931-harassment-eto-ne-pro-seks-a-pro-vlast

***

Харассмент и режим. Почему борьба с домогательствами — это политика

Я думаю, что политика представляет собой вопрос, кто и как принимает решения о совместном существовании людей и кто имеет право говорить / право голоса. Именно по этой причине проблема гендерного равенства и харассмента — фундаментально политическая, от того, как мы отвечаем на нее сейчас, зависит, какое общество мы хотим получить в целом — от семейных отношений до кремлевских законов.

Темы, связанные с гендером, так раздражают всех участников общественного диалога, поскольку именно здесь сейчас настоящий политический раскол и политическая борьба. Кто считает, что политика — это скучный комментарий политолога по телевизору, совсем не имеет к ней вкуса. Чтобы защищать демократические ценности, то есть требование считаться с мнением и интересами граждан, мы должны защитить право женщин говорить о пережитом насилии, несправедливости и неравенстве.

Невозможно мечтать о демократии в России, заклеив рот половине граждан по гендерному признаку. Невозможно признавать право критиковать правительство, отказав женщинам (и не только им) в праве публично критиковать своих недобросовестных партнеров или коллег на работе. Аргумент о том, что критика «режима» гораздо важнее, чем какие-то истории о домогательствах, не имеет смысла хотя бы уже по той причине, что не вам решать, что важно для других людей. Если вы все же так делаете, знайте: вы и есть «режим».

Разрушительность Metoo для репутаций на Западе была связана с тем, что благодаря демократизации медиа обычные люди — секретари и стажеры — получили право говорить с неограниченной аудиторией напрямую и потребовали для себя политических прав: неприкосновенности телесных границ, уважения их достоинства, институционализации права на речь.

Никто из них не требовал ничего, что не было бы гарантировано демократическими конституциями, но де-факто не выполнялось из-за вертикальной, иерархической структуры индустриального общества, на вершине которого всегда находились мужчины. Более того, интуиция радикальных феминисток о том, что гендерное насилие и неравенство является фундаментальной формой власти (а не является производной от экономического или юридического неравенства), кажется мне чрезвычайно правдоподобной в эпистемологическом смысле, в качестве эвристики для дальнейших политических шагов.

Женщины, взявшие себе право голоса, являются сейчас наиболее «революционной группой», или, если вам так больше нравится, группой, способствующей эффективной демократизации общества. Если вы хотите жить в свободной стране, поддерживайте феминисток, защищайте жертв домашнего насилия, жертвуйте на убежища, учитесь уважать чужие границы, забудьте про «традиционные женские обязанности». То, что сейчас происходит со скандалами о харассменте в либеральной среде, очень хороший знак — мы начали движение в сторону демократизации.

Эта колонка написана от первого лица и по жанру не слишком напоминает «письмо из редакции». Но коллеги попросили ничего не менять в тексте. Так и делаю.

Автор Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/18/86317-harassment-i-rezhim

***

Мнение эксперта: Радуга, харрасмент и УК

О пикантных подробностях без состава преступления. Нетрадиционный взгляд на оживленную дискуссию.

Известность ко всем приходит по-разному. Способов множество. Кто-то добивается ее, идя долгим и сложным путем, кто-то — совершив действительно выдающийся поступок, а некоторые вполне банально: путем спровоцированного самими интересантами скандала. Идущих незамысловатым путем — через скандал — в наши времена широкого и глубокого теле-, радио- и интернет пространства становится, увы, все больше и больше. При этом запретных тем теперь как будто не существует, и многие стали активно использовать для привлечения повышенного общественного внимания сюжеты из так называемого хайпового набора — гендерные особенности и пристрастия, секс в самых разных его вариантах и т.д. Ход беспроигрышный (живой отклик широкой публики обеспечен), но так ли уж это безобидно в правовом поле? Как юрист уверен, что не все так просто.

Не только мною отмечается, что крикливых программ и публикаций с критикой нетрадиционных сексуальных отношений стало так много, что их объем и пикантная конкретизация уже явно смахивают на… пропаганду такого способа жизни. Апофеозом очередной ханжеской кампании стала яростная и публичная критика использования изображения радуги, неожиданно высказанная подзабытой всеми гранд-дамой из числа бывших депутатов Государственной думы. Эта информированная женщина, напомним, в цветной картинке усмотрела покушение на основы государственности и напористо убеждала сограждан, что радуга является символом несоответствующего российской Конституции явления.

Ход сработал, скандал вышел знатный, и цель, на первый взгляд, достигнута: забытое имя вновь на слуху, «горячая тема» — в топе. Но как юрист не могу не отметить: при некоторых обстоятельствах все это можно истолковать как умышленную рекламу далеко не невинного, как утверждает автор медийного шума, «семицветика». И это вовсе не казуистика, а вполне серьезная история. Поскольку ограничить использование СМИ только взрослыми невозможно, не исключено, что и не достигшим совершеннолетия после публично озвученных «опасений» довелось окунуться в «проблему» радуги, в том числе поедая «греховное» мороженое соответствующей марки или, напротив, получив отказ в его покупке по «неприличной» причине.

А тут уже недалеко от ответственности по статье 6.21 Кодекса об административных нарушениях РФ, в соответствии с которой карается пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. В соответствии с частью 2 этой статьи такая пропаганда, совершенная «с применением средств массовой информации и (или) информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети "Интернет")» влечет штраф: на граждан — до 100 тысяч рублей, на должностных лиц — до 200 тысяч рублей, на юридических лиц — до 1 млн рублей… Встревоженная радугой дама не оценивает такую перспективу?

Но разговорами о символах сексуальных отношений наши соотечественники в СМИ не ограничиваются. Все большее распространение получает практика широкого обнародования якобы фактов, причем весьма отдаленных по времени, харрасмента, что, как теперь узнал не только я, означает сексуальное домогательство. Такие заявления изобилуют описанием конкретных действий обеих сторон, порой весьма пикантных. Публичными персонами в результате становятся и многочисленные заявительницы (а порой и заявители), и те, на кого они указывают. Практика прилюдного купания в нечистотах уже стала привычной на Западе, но там хоть имеется экономический резон — авторы скандальных заявлений частенько получают немыслимые по меркам нашей бедной страны отступные. У нас же выступающие на этой ниве гражданки (и граждане) распространяют пикантные подробности о себе и других, как правило, бескорыстно, рассчитывая, похоже, только на привлечение внимания к собственной персоне (сочувствие аудитории и публичное покаяние «противной стороны» — всего лишь дополнительная опция).

И тут опять возникают юридические вопросы. Есть ли в заявленном поведении «ответчиков» хоть какой-либо состав преступления? Любой, кто потрудится прочитать статьи 131 и 132 Уголовного кодекса РФ, убедится, что как раз его-то в заявлениях «пострадавших» и не содержится. Есть, правда, в УК малоизвестная статья 133 («Понуждение к действиям сексуального характера»), но там обязательно применение шантажа, угроз, использование материальной и иной зависимости потерпевшего, что также отсутствует в большинстве громких сюжетов, обсуждение которых оживленно идет в Сети и в эфирах ток-шоу на различных каналах.

Да, многие расценивают поведение «ответчиков» как аморальное, а большая часть обвиненных в домогательствах и сами признают, что их действия не вполне соответствуют принятым в наше время нормам поведения. Но где же преступления? Где нарушения закона? Их явно нет. И в результате всех этих скандалов ни одна из сторон не получает однозначную общественную оценку своему поведению, а лишь становится объектом обсуждения весьма интимных подробностей личной жизни. При этом даже у полностью оправдавшихся нет реальной возможности привлечь заявителей хоть к какой-либо ответственности за испорченный имидж.

Как же быть? Жизнь давно дала на это ответ. Во время весьма серьезной дискуссии о взаимоотношениях власти и прессы, случившейся несколько лет назад, руководитель нашей страны (к слову, по образованию юрист) привел яркий аргумент, процитировав фразу из известного кинофильма: «Настоящий мужчина всегда должен пытаться, а настоящая девушка всегда должна сопротивляться». Кто готов с этим поспорить? Поэтому совет и житейский, и правовой: если случившееся выходит за рамки этих стандартов поведения, то нужно немедленно обращаться в полицию с заявлением о привлечении к уголовной ответственности, а не использовать СМИ как попытку рекламы своей сексуальной привлекательности.

Автор Сергей Замошкин, адвокат

https://www.kommersant.ru/doc/4417456


Infos zum Autor
[-]

Author: Елена Долженко, Зинаида Бурская, Кирилл Мартынов, Сергей Замошкин

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 03.08.2020. Aufrufe: 62

Kommentare
[-]
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta