Стала ли Украина ближе к Европе через шесть лет подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом

Information
[-]

Дворники на экспорт

Уже Европа? С чем Украина отмечает очередную годовщину подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

Шесть лет назад, 27 июня 2014 года, новоизбранный президент Украины Петр Порошенко подписал соглашение об ассоциации Украины и ЕС. Политическое значение этого события сложно переоценить: именно отказ предыдущего президента Януковича подписать документ стал поводом для начала массовых акций протеста, позже ставших известными как Евромайдан. С другой стороны, подписанный документ ознаменовал собой окончательное закрепление курса «прочь от Москвы» и переориентацию экономики Украины на западные, в частности европейские, рельсы.

Тогда президент Петр Порошенко называл соглашение «вторым по важности в истории после обретения независимости». Сегодня позиция уже бывшего президента Украины по этому поводу не изменилась: «Заключив соглашение об ассоциации с Европейским союзом, Украина как европейское государство разделяет общие ценности демократии и верховенства права, зафиксировала свой суверенный выбор в пользу будущего членства в ЕС»,— заявил он 27 июня 2020 года.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Сторонники ассоциации с Европой в свое время тоже не уставали подчеркивать, насколько мощные позитивные изменения ждут украинскую экономику после подписания соглашения. Стране обещали миллиардные инвестиции, свободный доступ украинских товаров на богатые европейские рынки, за чем неизбежно должно было последовать бурное экономическое процветание. «Что такое соглашение с Европейским союзом для каждого из вас? Это зарплата в пять раз выше, чем сегодня, это современная медицина, которая по карману каждому. Это высокие технологии, значительные инвестиции, большой рынок, дешевые кредиты, новые рабочие места. Это право каждого украинца свободно путешествовать по Европе без виз и границ»,— агитировал будущий премьер Арсений Яценюк. Картина скорого благополучия манила, об Остапе Бендере и Нью-Васюках никто не вспоминал…

Прошло 6 лет. Сегодня мы можем оценить результаты евроинтеграции Украины с цифрами в руках.

Внешняя торговля

На первый взгляд может показаться, что надежды «евромайдановцев» оправдались хотя бы в плане внешней торговли. Действительно, в 2013 году в Европу из Украины (не считая Крыма и ныне неподконтрольной части Донбасса) экспортировали товаров на 16,8 млрд долларов США. Импорт из ЕС на Украину в том же году составил 28,3 млрд долларов США. В 2019 году Украина экспортировала в ЕС товаров уже на 20,8 млрд долларов. Казалось бы, результат налицо! Но есть нюансы.

Во-первых, совокупный экспорт из Украины во все страны мира с 2013 по 2019 год сократился с 62 до 50 млрд долларов США (повторимся: в показателях 2013 года Крым и Донбасс уже не учитываются). Падение произошло за счет экспорта в страны СНГ, и в первую очередь в Россию: если в 2013 году Россия закупила украинских товаров на 14,8 млрд долларов США, то в 2019-м — всего на 3,2. Потери — свыше 11 млрд долларов чистыми! Конечно, часть экспорта в Российскую Федерацию (а равно как и импорта из нее) по политическим соображениям «проводят» через третьи страны (Белоруссию, Молдавию и др.), однако факт остается фактом: укрепление позиций Украины на западных рынках не смогло окупить потерь, понесенных ею на рынках стран СНГ. (Впрочем, не все на Украине считают это проблемой: тот же Порошенко, к примеру, считает сокращение экспорта в Россию достижением. «Доля экспорта России была 33 процента, сейчас — 7,7 процента. И больше у нее нет рычагов давить на Украину»,— заявил Порошенко в феврале 2019 года.)

Кроме того, следует учитывать, что рост экспорта в ЕС вовсе не обязательно обусловлен только и исключительно подписанием соглашения об ассоциации! К примеру, с 2007 по 2013 год экспорт из Украины в Европу вырос с 14,7 до 17 млрд долларов, то есть на вполне весомые 15,6 процента, и это без всяких соглашений об ассоциации! Стоит также остановиться на, если можно так выразиться, качественных показателях внешней торговли. В 2013 году экспорт Украины (опять же без учета Донбасса и Крыма) на 28,1 процента состоял из металлургической продукции, на 14,2 процента — из продукции растениеводства, 11,5 процента составляли минеральные продукты, 11 процентов — продукция машиностроения, 6 процентов приходилось на продукцию предприятий химической промышленности, по 5,6 процента — на масла и жиры, а также на готовые пищевые продукты.

А по итогам 2019 года украинский экспорт уже на 25,8 процента состоял из продукции растениеводства, доля жиров и масел выросла до 9,5, доля минеральных продуктов составила 9,7, экспорт готовых пищевых продуктов — 6,4, химпром — 3,9, машиностроение — 8,9 процента. Бросается в глаза резкий рост зависимости Украины от экспорта сельскохозяйственной продукции при ощутимом уменьшении значения тяжелой промышленности, то есть переход от индустриальной к аграрной экономике. Что всеми актуальными экономическими теориями считается синонимом деградации. Так что в плане внешней торговли ассоциация себя, похоже, не окупила. «Европа нас надурила по экономическим соглашениям. Они нам дали квоты на поставку наших товаров в Европу, которые Украина выбирает за первые два-три месяца каждый год»,— возмущался еще в 2019 году украинский нардеп Виктор Бондарь.

Инвестиции

Долгожданного и обещанного нашествия на Украину иностранных инвесторов также не произошло. К примеру, если в 2013 году приток прямых иностранных инвестиций в экономику Украины составил 5,46 млрд долларов США, то к 2019 году этот показатель сократился до 2,53 млрд, то есть более чем вдвое. Украинская статистика фиксирует отток инвестиционных капиталов из Украины: с 2013 по 2019 год сумма вложенных в страну иностранцами денег сократилась с 53,7 до 32,9 млрд долларов США (как и везде, данные приводятся без учета Крыма и неподконтрольных территорий Донбасса). 21 млрд долларов — более чем существенная плата за «разворот на Запад», не правда ли?

Конечно, можно было бы объяснять случившееся одним лишь бегством с Украины российских инвесторов, чему многие украинские «турбопатриоты», безусловно, только рады. И действительно, объем российских инвестиций в украинской экономике за 6 лет сократился с 3,5 до 0,6 млрд долларов. Да вот только и европейские инвесторы, на которых так рассчитывали на Евромайдане, предпочитают держаться от Украины подальше: за 2014–2016 годы объемы европейских инвестиций в украинскую экономику сократились с 41 до 26 млрд долларов. Парадоксально, но европейским инвесторам Украина была более интересна до подписания соглашения об ассоциации с ЕС!

К примеру, свернул производство на Украине финский производитель красок Tikkurila, закрылась сеть супермаркетов стройматериалов Praktiker, был свернут проект строительства деревообрабатывающего завода турецкой Beta Ltd в Днепропетровске, закрыт завод Tetra Pack в Киеве. Предпочли избавиться от украинских «дочек» многие европейские банки, такие как британский HSBC, Dresdner Bank и Bayerische Landesbank из Германии, польский Bank Pekao S.A., французская Societe Generale Group и т.п. Особенно впечатляет изменение объемов инвестиций в разрезе регионов Украины. К примеру, в 2013 году в экономику Харьковской области было вложено 2,2 млрд долларов. К 2019-му от них осталось лишь 652 млн.

Туризм и эмиграция

Одним из важнейших следствий подписания соглашения об Ассоциации с ЕС стало предоставление Украине безвизового режима. И хотя изначально речь шла лишь о краткосрочных туристических поездках, довольно быстро оказалось, что многие страны ЕС с радостью воспользовались возможностью упростить доступ на свои рынки рабочей силы дешевых работников из Украины: Польша, Чехия и ряд других стран запустили специальные программы, легализующие трудоустройство украинцев, въехавших туда в безвизовом порядке.

Анонсируя «безвиз», тогдашний президент Петр Порошенко заявлял, что отныне любой украинец может легко слетать, к примеру, в Вену, чтобы посетить знаменитую оперу или выпить чашечку кофе. Надо сказать, что зарубежный туризм и правда стал более популярен среди украинских граждан за минувшие 6 лет: если в 2013 году в организованные туристические поездки за рубеж (по официальной статистике) съездили 2,5 млн граждан, то в 2016 году их было уже 3,5 млн. Впрочем, сколько в этом числе реальных туристов, а сколько скрытых трудовых мигрантов, сказать практически невозможно.

Однако куда более впечатляющие изменения произошли в сфере трудовой миграции. По данным Немецкой консультативной группы на Украине, в 2012 году в странах ЕС работали 779 тысяч граждан Украины. К 2017 году, по тем же данным, их количество выросло до 1,18 млн человек. А в 2019 году речь шла уже о 4 млн граждан Украины, причем только за 9 месяцев 2019 года из страны выехали 1,5 млн человек, сообщил министр Кабинета министров Украины Дмитрий Дубилет.

Интересно, что миграция, в прошлом распространенная преимущественно в сельской местности, да к тому же в наименее экономически развитых западных регионах, сегодня является обычным делом на юге и востоке. Например, в относительно благополучной Одессе власти внезапно столкнулись с нехваткой водителей маршруток, а также… дворников: выяснилось, что представители этих профессий могут зарабатывать за рубежом на порядок больше денег и не желают упускать такую возможность. Так, в 2017 году из одесского ЖКС «Вузовский» уволились сразу 12 дворников, последовавших примеру своего товарища, нашедшего лучшее применение своим навыкам в соседней Польше.

Жить стало веселее?

Если посмотреть на ситуацию с точки зрения рядового украинца, то с началом евроинтеграции жизнь существенно лучше не стала. Согласно данным обследования условий жизни домохозяйств, которое ежегодно проводит Государственная служба статистики Украины, в 2013 году средняя украинская семья располагала в среднем 4470 гривнами в месяц, что эквивалентно 559 долларам США. К 2018 году этот показатель в гривне вырос до 9904 гривен, а вот в долларах сократился до 366. При этом доля расходов на оплату, к примеру, резко подорожавших коммунальных услуг выросла с 8 до 14,8процента.

Украинцы банально стали меньше есть: к примеру, если в 2013 году средняя украинская семья съедала 5,2 килограмма мяса и продуктов из него, то к 2018 году — уже 4,7 килограмма. Потребление рыбы сократилось с 1,8 до 1,3 килограмма в месяц, фруктов и ягод — с 4,1 до 3,7 килограмма и так далее.  Не в лучшую сторону изменилась криминогенная обстановка. В 2013 году на Украине было зарегистрировано 536 тысяч преступлений, в том числе 13 776 особо тяжких. В 2019 году общая численность зарегистрированных преступлений снизилась до 444 тысяч, зато численность особо тяжких преступлений выросла до 15 368.

В этой ситуации довольно цинично звучит оценка итогов 6 лет работы соглашения об ассоциации, данная в ходе шестого заседания Совета ассоциации Украина — ЕС в Брюсселе в январе 2020 года. «Совет приветствовал конкретные результаты, которые реализация соглашения об ассоциации продолжает приносить пользу гражданам ЕС и Украины»,— говорится в заявлении. Конкретным результатом считается «позитивное влияние безвизового режима на налаживание личностных контактов между Украиной и ЕС».

Сторонники европейского курса Украины могут сказать (и говорят!), что все вышеизложенное является не следствием подписания соглашения об ассоциации, но результатом войны на Донбассе: мол, о каком развитии экономики можно говорить в стране, фактически находящейся в состоянии войны? Однако тогда логично было бы поставить вопрос: а почему украинские власти практически ничего для прекращения этой войны не делают? Впрочем, это уже совсем другая история.

Можно придумать и другие объяснения происходящему, не бросающие тень на сияющий облик великой украинской евроинтеграционной мечты. Однако пока над этой задачей бьются лучшие умы государства, среди более широких слоев населения набирает все большую популярность шутка-вопрос: «Это еще Европа или будет хуже?»

Автор Юрий Ткачев, Одесса

https://www.kommersant.ru/doc/4397495

***

Коллапс украинского машиностроения — неизбежность

По итогам 2018 года импорт машиностроительной продукции составил 4,06 миллиарда долларов, что больше, чем реализовали своей продукции на внутреннем рынке все украинские производители (3,8 млрд долларов).

3 июля в украинских СМИ появилась информация о том, что Евросоюз «серьезно обеспокоен» (что в переводе означает «не рекомендует», а по факту — «запрещает») намерением украинского правительства «ввести в качестве пилотного проекта требование 15% — 30% удельного веса критерия локализации машиностроительной техники в Украине».

Четверо суток я руководствовался мудростью древних латинян «Contra spem spero» (Без надежды надеюсь), и ожидал опровержения этой информации либо со стороны правительства, либо со стороны представительства ЕС в Украине. Потому что формально ЕС имел все права на такой демарш, но сердце не могло принять такое унижение и уничтожение украинского будущего со стороны ее трепетно любимых «европейских друзей». Но и правительство, и европейское представительство гордо молчат, что означает — произошедшее имеет место. И это в стране с великой промышленной историей. Ведь еще каких-то тридцать лет назад Украина обладала возможности «полного цикла» в производстве средств «ядерной триады» — воздушных (вся линейка самолетов АН), морских (вплоть до «Варяга») и ракетных (вплоть до «Зенита).

А нынче то, что можно сказать о всем промышленном производстве Украины показывает карта Всемирного банка за 2018 год — уверенное второе место в Европе (после Молдовы). И за последние два года к лучшему ничего не изменилось. «Локализация производства» — это эффективный метод выползания из экономической ямы, если не из могилы. Требования по локализации (localcontent) предлагают иностранной компании, ведущей бизнес в стране, использовать определенную долю местных ресурсов (сырье, материалы, рабочую силу, продукты промежуточного потребления и т. д.) вместо импортируемых.

Примером правильно проведенной локализации является Китай. Свой прыжок из ямы на вершину экономического Олимпа он совершил именно за счет иностранных предприятий (или предприятий с иностранным капиталом), располагаемых Пекином в своей стране. Иностранцы в полной мере получили свою порцию «пряников» (дешевая рабочая сила, дешевая региональная логистика, зачастую — дешевые ресурсы). Китай полной ложкой выхлебал десятилетия беспощадной эксплуатации своего населения. Но действие оценивается по результату: Поднебесная получила передовые технологии и подготовила генерацию высококлассных специалистов.

И теперь «цивилизованный Запад» может хоть кол на голове тесать, но мировой рынок смартфонов возглавляет китайский производитель Huawei. Хотя компания переживает не лучшие времена из-за санкций США. На втором и третьем месте Samsung и Apple. Пока… Запад не хочет наступать на «китайские грабли», поэтому обрезает любые попытки локализации производства, предпочитая оставлять всю добавленную стоимость себе. Это заметили даже «специалисты» из нынешнего кабмина Украины, с унынием констатируя, что по итогам 2018 года импорт машиностроительной продукции составил 4,06 миллиарда долларов США, что больше, «чем реализовали своей продукции на внутреннем рынке все украинские производители (3,8 млрд долларов США)» (из «Пояснительной записки»).

Требуют украинцы не так уж и много: «Если в дополнение к цене или стоимости жизненного цикла клиент применяет только критерий локализации производства, его стоимость эквивалента или доли в общей оценке заявки/предложения должна составлять 30 процентов… Если помимо цены или стоимости жизненного цикла, заказчик применяет критерий локализации производства вместе с другими критерием (критериями) оценки, эквивалентом стоимости или конкретным весом критерия локализации при общей оценке тендеров/предложений не может быть ниже 15 процентов».

То есть кабмин предлагает, чтобы в случае закупки иностранной машиностроительной продукции от 15-ти до 30-ти процентов стоимости оставалось в Украине. И если эти средства не падут жертвой бессмертной украинской «коррупционной составляющей» (т. е. не разворуют), то это и новые предприятия, и новые рабочие места в ключевой промышленной отрасли.

Но посол Евросоюза против… В своем письме Матти Маасикас воззвал к справедливости и заявил, что предложенные правительством шаги нарушают «принципы равного отношения, недискриминации и прозрачности в области государственных закупок согласно статьи IV Соглашения ВТО (о государственных закупках — А.Г.) и статьи 151 (1) Соглашения об ассоциации».

Спорить по пунктам — это удел юристов. Но если говорить о принципе и, простите за наивность, справедливости, то да, «текст Соглашения устанавливает правила, требующие обеспечения открытых, справедливых и прозрачных условий конкуренции в государственных закупках». Но уже следующая фраза соответствующей страницы сайта ВТО замечает, что «эти правила не применяются автоматически ко всей закупочной деятельности каждой из сторон». То есть исключение и форс-мажор предусматривается и, согласитесь, что в экономике Украины сейчас не просто форс-мажор, а форс-мажоооорище!!!

А что касается убийственного для Украины «Соглашения об ассоциации», то даже там статья 151 (8) гласит: «В случаях, когда это оправдано конкретными обстоятельствами договора, от участника-победителя может потребоваться создание определенной хозяйственной инфраструктуры в месте исполнения контракта». А ведь это и есть «локализация производства».

Но украинские «друзья из Европы» готовы, очевидно, читать закон, м-м-м, «избирательно». И смогут ли в украинском кабмине настоять на своем неожиданно прагматичном требовании — большой вопрос. Потому что другой кабминовский персонаж, недавно назначенная вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Ольга Стефанишина, во время своего первого интервью заявила однозначно: «Важнейшим приоритетом является налаживание правительственно-парламентского взаимодействия в контексте приближения украинского законодательства к праву ЕС и выполнения Соглашения». Но тогда европосол Матти Маасикас абсолютно прав, коллапс украинского машиностроения становится неизбежностью, и ему остается только вспоминать слова Мальвины из ее разговора с сыном Папы Карло: «От твоей любви, Буратино, у меня весь рот в занозах!».

Автор Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/economy/3004017.html

***

Закон “о локализации”: или дебильность депутатов, или терракт

Законопроект №3739 написан ради того, чтобы раз и навсегда избавить "отечественное машиностроение" от необходимости вообще конкурировать. Почему скандальный законопроект - пощечина украинцам и удар по экономике.

Напомним, Верховная Рада на внеочередном заседании во вторник приняла в первом чтении законопроект №3739, который предусматривает преференции для отечественного машиностроения, что противоречит Соглашению об ассоциации с ЕС. За принятие проекта проголосовали 248 нардепов, 15 высказались против, 37 воздержались, 47 не голосовали.

Проект Закона Украины о внесении изменений в Закон Украины "О публичных закупках" по созданию предпосылок для устойчивого развития и модернизации отечественной промышленности содержит обязательства иметь местную составляющую в определенных видах машин, закупаемых за счет государства или местных органов власти. Документ содержит требование к минимальной степени локализации на уровне 25-45% с 2021 года и 40-60% с 2024 года. Кроме того, он касается не всех закупок, а сравнительно узкой группы продукции машиностроения для нужд энергетики, ЖКХ и транспорта.

Но это проект не совместим с международными обязательствами Украины. В Соглашении об ассоциации есть отдельная глава, посвященная государственным закупкам. Одним из принципов является недискриминационность. Отдельно указано, что описание работ, товаров и услуг не должно содержать конкретного места происхождения (кроме случаев, когда это обосновывается предметом контракта) и условия основания участников тендеров в той же стране, что и заказчик. Ограничение круга участников допускается, но только на конкурсной основе и только на основе объективных факторов - опыта работы на рынке, масштаба деятельности участника, наличии у него соответствующей инфраструктуры, технического потенциала и другое. Также от победителя может потребоваться создание определенной инфраструктуры в месте выполнения контракта.

***

КОММЕНТАРИИ

Юрий Николов, редактор изжания "Наші Гроші":

Мы не стремительно катимся на дно. Мы тщательно наступаем на все возможные грабли. Неумные люди решили, что кто-то будет открывать завод в Украине, где правосудие на Окружной вершит Павел "Проститутка" Вовк, а дом горит у антикоррупционера Шабунина. Неумные люди думают, что ради рынка бедной страны кто-то решится инвестировать серьезные деньги в такой инвестклимат. Мол, все страны так делают, а мы шо рыжые? Поэтому в итоге мы будем покупать монопольное дерьмо втридорога.

И кстати, хочу понаблюдать за чисто прикладными аспектами применения "локализационного" законопроекта. Например, как будут сразу после вступления в силу закона закупать товары, локализации которых в Украине так и не будет, потому что никто профильный завод не откроет. Ведь по закону чистый импорт на тендерах уже нельзя будет предлагать. Как будут тендериться не монопольный товар - по открытым торгам между дилерами или по переговорке с производителем?

С удовольствием послушаю бизнес за цену "локализационной" справки.Ну и да. Венесуэла по дороге на дно провела еще и национализацию промышленных предприятий, открытых в ней иностранными инвесторами. И это не подсказка Кассандры. Просто когда неумный прекариат превращается в самоуверенный истеблишмент - он все равно рано или поздно наступит на все мины, у которых папередники рисовали таблички "Го*но".

* * *

Владимир Дубровский, эксперт Экономической Экспертной Платформы, старший экономист CASE Украина: Позорро против ПроЗорро

Я просто в шоке от того, сколько адекватных, вроде бы, людей поддерживают "локализацию" в пользу отечественного производителя. Это самое настоящее позорище ((( Эти люди не знают самых элементарных основ экономики (хотя и предприниматели, а то и "экономисты"). Не понимают, что

- международная торговля обогащает (доказано Девидом Рикардо 200 лет назад!! и с тех пор многократно подтверждено); а протекционизм, соответственно, уменьшает общественное благосостояние. Попросту говоря, чтобы накормить красных директоров и из последователей, нужно ограбить потребителей, причем грабители получат меньше, чем потеряют ограбленные!

- когда политик показывает работающий "благодаря его протекционистской политике" завод - он жульничает, потому что выигравших можно показать на камеру, но никому не видны сотни тысяч, а то и миллионы тех, кто в результате этого проиграл. Днепр мы все видим, а как эта вода потом испаряется и попадает обратно к его истокам - только догадываемся.

- "локализация" в гос. закупках означает бОльшие цены, за которые платит не абстрактное "государство" а мы, налогоплательщики (фискальная иллюзия детектед). Причем, что характерно, это часто те же самые люди, которые меня, например, обвиняют в недостаточном рвении за снижение налогов!!

- Ваши гривни зарубежному производителю не нужны, они продаются на межбанке. Деньги за импорт идут экспортерам - только не конкретным, а тем, кто в соответствующий день вышел продавать валюту. Так что поддерживая отечественного производителя на внутреннем рынке, политики подрезают ему крылья на внешнем. Самое смешное, когда на завышенный курс гривни жалуются те же, кто призывает к протекционизму.

Источник - http://argumentua.com/stati/zakon-o-lokalizatsii-ili-debilnost-deputatov-ili-terrakt


Infos zum Autor
[-]

Author: Юрий Ткачев, Андрей Ганжа

Quelle: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 09.08.2020. Aufrufe: 49

Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta