В Белоруссии продолжаются протесты после президентских выборов

Information
[-]

***

В Минске прошла самая массовая акция протеста в истории Беларуси

Не менее 200 тысяч человек в Минске потребовали отставки президента Александра Лукашенко. Правоохранители не вмешивались в протесты, но вечером начались задержания.

В центре Минска прошла наиболее массовая акция протеста в истории Беларуси. По подсчетам независимых СМИ 16 августа в митинге у стелы "Минск - город-герой"  участвовали не менее 200 тысяч человек. Сторонники главного оппозиционного кандидата на президентских выборах Светланы Тихановской держали в руках бело-красно-белые флаги и плакаты с призывами к отставке президента Александра Лукашенко, справедливым выборам и против насилия.

Они скандировали "Жыве Беларусь", "Уходи!", "Верым, можам, пераможам!” (Верим, можем, победим! - один из самых популярных лозунгов протестующих), а также "Выпускай!", передает корреспондент DW. Возле стелы наблюдались перебои с мобильным интернетом и сотовой связью.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Выступление Марии Колесниковой

На митинге выступила член объединенного штаба Тихановской Мария Колесникова, которая потребовала отставки Лукашенко с поста президента. "26 лет кошмара должны закончиться, это не должно продолжаться", - заявила она, напомнив, что основным пунктом в программе Тихановской значится проведение новых честных выборов. Перед началом акции протеста подход к стеле "Минск - город-герой" был перекрыт, около архитектурно-скульптурного комплекса были выстроены автозаки. Позже силовики сняли оцепление около стелы и собравшиеся могли подняться к обелиску.

Параллельно в Минске прошел провластный митинг

Параллельно на площади Независимости проходил проправительственный митинг, на котором выступил президент страны. "Я позвал вас не для того, чтобы вы меня защитили. Хотя не без этого. Вы приехали сюда, чтобы впервые за четверть века защитить свою страну… Это не моя вина, что мне пришлось позвать вас", - заявил Лукашенко. Также в своей речи он упомянул "наращивание военной мощи на западных границах" Беларуси. "Танки и самолеты на взлете в 15 минутах от наших границ. И это не зря! Натовские войска гусеницами лязгают у наших ворот", - утверждал он.

Кроме того, Лукашенко подчеркнул, что не позволит "отдать" страну, даже в случае своей смерти. "Мы построили с вами - при всех сложностях, при всех недостатках красавицу-страну. Кому вы ее решили отдать? Если кто-то хочет отдать страну, даже когда я буду мертвым, я не позволю вам", - заявил он. Государственное агентство БЕЛТА насчитало на митинге сторонников Лукашенко более 70 тысяч участников. По данным независимых СМИ, для участия в акции за президента людей свозили со всей страны.

Акция оппозиции продолжилась на площади Независимости

После окончания проправительственного митинга часть участников оппозиционной акции прошла "Маршем за свободу" до площади Независимости, на которой изначально и планировалось его провести. Как отмечает издание Naviny.by, участники марша заняли всю площадь, правоохранителей на ней не было. Полицейские не мешали проведению акции и в течение всего дня.

Вечером некоторые СМИ начали сообщать об отдельных задержаниях участников акции. "Первые задержания. Около ГУМа из белого микроавтобуса без номеров выскочили правоохранители в цивильном и схватили несколько человек, затащили в микроавтобус. Толпа возмущена", - сообщило белорусское бюро "Радио Свобода". О задержании расходящихся с митинга людей в разных районах белорусской столицы также написало издание Tut.by. Телеграм-канал Nexta Live опубликовал видео задержания одного мужчины возле Центрального РУВД.

Протесты в Беларуси не затихают уже восьмой день. Они начались после президентских выборов 9 августа, на которых, по версии ЦИК, более 80 процентов набрал Александр Лукашенко, находящийся у власти с 1994 года. В первые дни, по данным МВД, были задержаны почти 7000 человек, два человека погибли. Сразу после выборов в стране был фактически заблокирован интернет, силовики при разгоне демонстраций проявляли беспрецедентную жестокость.

Автор Ольга Демидова

https://p.dw.com/p/3h3H4

***

Комментарий: Лукашенко идет дорогой Януковича

В последние дни лишь ленивый не проводил аналогий между украинским Майданом и нынешними акциями протеста в Беларуси. Несмотря на явное сходство, у этих событий масса отличий, считает Сергей Руденко.

Более семи тысяч арестованных за четверо суток, беспредел ОМОНа, сотни раненых и один погибший. Похоже, страх перед белорусским Майданом привел президента Беларуси Александра Лукашенко к потере реальности. Иначе трудно объяснить жестокость силовиков в отношении участников мирных акций протеста в Минске, Бресте, Пинске и других белорусских городах. Ведь тот, кто прав, никогда не будет доказывать свое превосходство дубинками, водометами, светошумовыми гранатами и резиновыми пулями. Лукашенко, став на путь Януковича, похоже, решил переплюнуть своего бывшего украинского коллегу. Со всеми вытекающими последствиями.

Три Майдана для Украины

За последние тридцать лет украинцы трижды собирали Майдан. В 1990 году в центре Киева на тогдашней площади Октябрьской революции (ныне - площадь Независимости) студенты устроили голодовку, выдвинув политические требования. Одно из них - недопущение подписания нового Союзного договора, что в итоге открыло дорогу к обретению страной независимости. Был еще один мини-майдан - акция "Украина без Кучмы".

Дважды - в 2004 и 2014 годах Майдан собирал своими действиями Виктор Янукович. Первый раз - когда ЦИК пытался сфальсифицировать результаты президентских выборов, провозгласив Виктора Федоровича президентом Украины. Второй раз - когда украинское руководство во главе с Януковичем попыталось отказаться от евроинтеграции. Но в обоих случаях перед украинцами стоял выбор - Европа или Россия. И оба раза выбор был не в пользу Москвы.

Три Майдана научили украинцев быть сплоченными, организованными и добиваться своего. Три Майдана воспитали тех, кто в 2014 году ушел на фронт добровольцем. Три Майдана боролись за независимость государства и за право быть свободными. Белорусы пока что этому только учатся. Постепенно, шаг за шагом, испытывая на себе все "прелести" уличной демократии. Они, как в свое время и украинцы, скандируют: "Милиция с народом!", выходят на акции протеста с цветами, пытаются мирным путем донести свою позицию до властей и поддерживают протестующих, сигналя из проезжающих автомобилей. Все это было и в Украине. До той поры, пока майдановцев не начали расстреливать - после чего протестовавшие начали отвечать тем же.

Режим Лукашенко решил сразу же погрузить белорусов, условно говоря, в Майдан-3. Для белорусов все происходящее сейчас на улицах их городов - шок. И омоновцы, избивающие людей, и светошумовые гранаты, и беспричинные задержания. Беларусь захлебывается от насилия и возмущения. Но на жесткость людей в погонах улица может и ответить. Когда люди справятся с шоком, они могут начать себя защищать.

Лукашенко идет путем Януковича

Александр Лукашенко не единожды публично обещал: он никогда не допустит Майдана в Беларуси. В последний раз - в интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону, которое состоялось буквально накануне президентских выборов. В нем Лукашенко много рассуждал о судьбе Януковича, заверяя, что у него достаточно сил и возможностей удержать ситуацию в стране. Но по иронии судьбы, анализируя промахи бывшего президента Украины, он и не заметил, что давно сам повторяет его ошибки.

Подобно Януковичу, Лукашенко заполнил протестующими СИЗО и тюрьмы, он полностью игнорирует мнение улицы, максимально сконцентрировав власть в своих руках. Президент Беларуси, конечно же, видел, чем все это закончилось для Виктора Федоровича. Но вот выводы из истории сделал неправильные. Ведь силовой разгон протеста студентов в Киеве в ночь на 30 ноября 2013 года привел на Майдан около миллиона украинцев. И то, что начиналось как мирная акция против отказа Януковича от евроинтеграции, в итоге переросло в жесткое противостояние на улицах Киева. При этом каждое новое силовое действие тогдашних украинских властей получало противодействие со стороны митингующих.

Трудно сказать, на что рассчитывал Лукашенко, разгоняя 9 августа в Минске, как он говорил, "наркоманов и безработных". Но сделано это было хладнокровно, цинично и с особой жестокостью. Наверняка, он хотел показать всем, кто в белорусском доме хозяин. Но в итоге, как и у Януковича, его руки оказались в крови. Глава МВД Беларуси Юрий Караев теперь хоть сто раз может извиняться за травмы и увечья, нанесенные силовиками случайным людям (а кто там был неслучайным, интересно?), ему и его шефу уже никто не простит избиения мирных демонстрантов.

Лидер оппозиции в Беларуси один - народ

Чем закончатся акции протеста в Беларуси, и где в итоге окажется Лукашенко, сегодня не знает никто. Сам он говорит, что в Россию бежать не собирается, и в Китай тоже. Мол, климат для него не тот в Поднебесной. Очевидно, пожалуй, одно: Беларусь после событий 9-13 августа никогда уже не будет прежней. Ведь и люди, вышедшие на мирный протест и угодившие в СИЗО или больницы, и родители, тщетно разыскивающие по тюрьмам своих детей, и женщины в белом, объединенные в цепи солидарности, и водители, приветствующие протестующих клаксонами и получающие дубинкой в лобовое стекло, вряд ли дальше будут терпеть у власти Лукашенко. В Беларуси уже Майдан. И творцом его стал сам Александр Григорьевич.

Протестные акции в Беларуси сейчас проходят по всей стране. Там нет единого места сбора протестующих, где их можно было бы разогнать. Белорусский Майдан теперь повсюду. На улицах, на проспектах, на заводах, которые друг за другом объявляют забастовку. У белорусского протеста, в отличие от украинского Майдана, нет одного лидера. Светлана Тихановская - в Литве. Часть оппозиционеров в тюрьме или в эмиграции. Поэтому Александр Лукашенко не сможет просто так обезглавить протест. Ведь лидером оппозиции в Беларуси сегодня является сам народ, вышедший на улицы.

Правда, вопрос, кто в случае ухода Лукашенко будет управлять государством, остается открытым. Ответ на него, очевидно, ищут не только в Беларуси, но и в соседней России. И это еще одно из существенных отличий Украины образца 2014 года и Беларуси 2020-го. Для белорусов россияне остаются все еще братьями. А это значит, что борьбу за свою настоящую свободу белорусы будут вести еще долго. Они только в начале этого пути.

Автор Сергей Руденко

https://p.dw.com/p/3gx0G

***

Светлана Тихановская объявила о готовности стать национальным лидером

По словам Тихановской, она готова стать национальным лидером, чтобы "страна успокоилась и вошла в нормальный ритм". Самой важной задачей она назвала сохранение независимости Беларуси.

Главный оппозиционный кандидат на президентских выборах в Беларуси Светлана Тихановская объявила о готовности стать национальным лидером. "Я готова взять на себя ответственность и выступить в этот период в качестве национального лидера с тем, чтобы страна успокоилась, вошла в нормальный ритм, чтобы мы освободили всех политзаключенных и в кратчайшие сроки подготовили законодательную базу и условия для организации новых президентских выборов – реальных, честных и прозрачных выборов, которые будут безоговорочно приняты мировым сообществом", - сказала Тихановская в видеообращении, выложенном в YouTube в воскресенье, 16 августа.

 "У меня нет и не было иллюзий относительно своей политической карьеры. Я не хотела быть политиком, но судьба распорядилась так, что я оказалась на самой передней линии противостояния с произволом и несправедливостью", - пояснила Светлана Тихановская, добавив, что восхищается мужеством и организацией протестующих. Она призвала силовиков перейти на сторону протестующих и пообещала прощение искренне раскаявшимся сторонникам властей. Самой важной задачей Светлана Тихановская назвала сохранение независимости страны. "Я понимаю, что самым важным является независимость Беларуси. Она – та константа, которая не может быть потеряна ни при каких обстоятельствах", - подчеркнула лидер оппозиции.

Автор Сергей Ромашенко   

https://p.dw.com/p/3h3lJ

***

Приложение.  «Есть «Корпорация Беларусь» —абсолютно олигархическая структура»

Андрей Суздальцев, заместитель декана Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ-ВШЭ, считает, что Александр Лукашенко никогда не был союзником России, и что выбирая между ним и белорусским народом, нужно наконец выбрать белорусский народ.

«Эксперт»: — Почему у Лукашенко не получилось в очередной раз спокойно стать президентом?

Андрей Суздальцев: — Дело в том, что он проиграл выборы. Обратите внимание, суть конфликта-то: люди не поверили объявленным результатам. Они были взяты с потолка. Если бы он объявил, что 51-52% за него, еще ладно. Но он объявил 81%. Что имеется в виду? Представьте себе, 81% электората. Остается 19. Это технический электорат. Инвалиды, которые никогда не голосовали. Старые, пожилые люди, которым до лампочки политика, наркоманы, алкоголики. 81% – это значит, что вы выходите в город Минск, встречаете людей, и они все за него не голосовали. Понимаете?

У меня товарищ вернулся из Минска вечером в понедельник, такой воодушевленный. Он сторонник Лукашенко. «Здорово, такой шикарный результат, все отлично. Красивый город, все чисто. Люди бегут по делам, на остановках стоят». Я говорю: «Подошел бы к остановке и сказал: «Минчане, вас стоит целая толпа, поздравляю вас с выбором вашего президента Лукашенко»». Он на меня так посмотрел, говорит: «Ты что, они там прибьют меня». Так вот это и проблема. Хотя реально 81% – это все. Хоть бы один вызвался, хоть бы один помахал флажочком за Лукашенко. Ни один человек в республике. События происходят в 33 городах.

Поэтому никаких иллюзий нет. Независимые экзит-полы дали 80% Тихановской, а не ему. Понятно, Тихановская – это протестный человек. Как на Украине в 2019 году избрали клоуна. А тут избрали домохозяйку. Но в реальности, понимаете, они в реальности голосовали «против». Еще такой нюанс. Когда Тихановская шла на выборы, она же озвучивала позицию Лукашенко в отношении внешней политики. Такие уклончивые отношения, что мы с Россией имеем общие интересы. Какие ваши интересы? Дотационную систему создать, что ли?

На самом-то деле, сформировался протестный потенциал против Лукашенко, и там люди совершенно разные: и националисты, и радикалы, и сторонники Евросоюза, и огромная масса пророссийских. Они сомкнулись против Лукашенко все. Уникальный случай, правда? Даже националисты были. А почему националисты вышли? Потому что они вдруг обнаружили, что Лукашенко разваливает Союзное государство.

Одно дело, когда можно выпендриваться: Россия такая-сякая, Крым, агрессор, когда есть что кушать. А когда нечего кушать? В Белоруссии народ очень практичный в этом плане. Вот какая проблема. Поэтому я думаю, что даже если Лукашенко как-то удержится у власти, будет очень сложно, потому что он остался с силовиками. Вертикаль власти замерла, оцепенела. Армия отказалась участвовать в поддержке Лукашенко.

— Разве отказалась?

— Да. Ее попытались бросить в Брест. Ехала колонна. Посмотрела-посмотрела, развернулась и уехала. Но это понятно. Белоруссия – небольшая страна. Мальчишек бросать на это все… Они на эту бабушку руку поднимут, что ли? А эти — уголовники, их называют, фашисты, называют. Ну, бегают, в окна стреляют в спальных районах. Развлекаются. Машины грабят. Девочку раздавили, в реанимации. Это другое.

— Что будет дальше? Поменяется ли внешняя политика страны, если Лукашенко уйдёт?

— Я думаю, тут все очень просто. Если в Белоруссии что-то меняется, то президент, который появится, будет в формате союзного России политика. По российской привычке все сохранится. И соглашения, которые Россию интересуют, сохранятся, потому что очень серьезная привязка этой страны к России, огромная зависимость. Поэтому это не вариант Украины.

— Если в стране наступит дестабилизация, вплоть до гражданской войны, возьмем самый пессимистичный сценарий…

— Пока Лукашенко эту войну разжигает. Еще старается затащить туда Россию.

— Чем это грозит региону? Какие здесь можно было бы дать прогнозы, исходя из такого пессимистичного варианта?

— Это может привести к расколу республики, развалу. Там уже есть сепаратистские настроения в Могилевской и Витебской областях. Это варианты белорусского Донбасса. А есть непроверенные слухи о том, что польское меньшинство, которое проживает в Гродненской области, готовит послание в Варшаву с просьбой взять их под защиту. Вот так. Так что ситуация очень тяжелой может быть. Но это не Украина. Там нет такого разделения областей.

— На ваш взгляд, как Москва может воспользоваться политическим кризисом в Белоруссии?

— Никак. А как воспользуешься? Если бы действительно была аккуратная смена власти, Москва только бы хлопала в ладоши. Понятно, что Лукашенко – бесполезный человек, он недоговороспособен. Интеграцию с ним не построишь, это понятно.

— Даже сейчас, в условиях, когда он оказался…

— Мы все прекрасно понимаем, что Лукашенко сейчас очень слаб. Одна группа считает, что он слаб, сейчас ему можно подсунуть документы интеграционные, и он начнет выполнять. А другая им в ответ говорит, что он скажет: «Я подпишу что угодно, дайте деньги, дайте ресурсы. А когда он их получит, он опять начнет уклоняться от этого дела». Это уже третий раз. Напоминаю, 1996 год – была такая же, близкая ситуация. Потом 2010 год. Самый тяжелый кризис в 2020-м.

С каждым разом кризис все сложнее, и все больше надо, чтобы Лукашенко просто выкупить у народа. Мы же никак не можем сделать выбор между белорусским народом и Лукашенко. Традиционно, конечно, мы выбираем Лукашенко. Нам он ближе, чем белорусский народ. Вот отсюда все проблемы получаются. Поэтому и тот, и другой случай очень плохой. Лукашенко нам не нужен. Это иллюзия. Он ничего там не контролирует, а если контролирует, то с ОМОНом. Это что, власть? Тем не менее, есть твердые желающие именно в таком формате хотя бы так сохранить влияние.

Как они считают, они сохраняют Белоруссию. Но они сохраняют Лукашенко, а не Белоруссию. Белоруссия давно не наша. Эти разговоры: братские отношения и так далее. Никогда не было отношений с Белоруссией братских, никогда. Очень тяжелые проблемы всегда.

— Насколько перспективно для Белоруссии и для самого Лукашенко возможное сближение с Китаем? Как альтернатива по отношению к России. С учетом того, что у Китая есть давние интересы…

— Это опять пугалка для России. То он испугался, что там Майдан будет. Где этот Майдан? Где эти палатки, где костры горят? Сейчас он с Китаем решил. Он Китаем нас давно пугает. Он очень хотел бы получить замену России в плане спонсора в лице Китая. Ему бы очень хотелось. Но Китай на это не пойдет.

Лукашенко хотелось бы иметь двух спонсоров и стравливать их между собой. Он намекал, что за право спонсировать Белоруссию должны драться, эта Белоруссия так нужна. Последний раз жаловался Китаю на Россию. Китай очень болезненно эти вещи воспринимал. Китай прекрасно понимает, что Белоруссия находится в зоне российских интересов. Занять место России в Белоруссии – это большой конфликт. А смысл? В Белоруссии ничего нет, даже географическое положение не так играет, потому что есть барьер с Евросоюзом. А еще какие-то инвестиции делать в Белоруссию с расчетом на российский рынок? Проще сразу инвестировать в Россию. Зачем там посредники? Вот такая штука.

— Европа уже готовит пакет санкций против Белоруссии…

— Там еще большой вопрос. Европе Лукашенко выгоден, не забывайте об этом.

— Выгоден?

— Конечно. И Украине выгоден.

— Почему?

— Украина очень так наглядно предложила всем помириться. Потому что Лукашенко ведет жесткую антироссийскую политику по всем фронтам. И Россия его за это еще оплачивает. Что, вернулись наши 30 арестованных парней? Так и сидят в тюрьме. Крым, Абхазия, Южная Осетия, война с Грузией. Лучший друг Саакашвили. Все наши внутренние враги – лучшие друзья Лукашенко. Обеспечение, поддержка ВСУ многолетняя товарами. А с Сирией мы сами справляемся.

На самом деле, он им не нужен, конечно. Они не против, что он свалится. Не против. Открываются некоторые перспективы. А с другой стороны, самим валить его нет никакого смысла. Тогда Белоруссия встанет на содержание, а им Украины хватило. Пусть русские мордуются с Лукашенко. Вот откиньте иллюзии здесь, пожалуйста.

— Как вам кажется, насколько возможен в текущей конъюнктуре раскол внутри белорусской элиты?

—Она и так расколота. Давно расколота. Кто вам писал такие вопросы? Человек вообще не знает ничего. Там раскол страны. Это же не просто ОМОН так кидается на людей. Это же отборные ребята с глухих деревень, завистливые. Их в Минск взяли, копейку дали. Они гоняют эту молодежь столичную, они ее ненавидят. Это натравливается все. Там очень расколотая страна.

— Просто всегда было такое представление, что Лукашенко довольно жестко сумел все кланы и элиту консолидировать вокруг себя, и КГБ, которое всесильно.

— Вы поймите, что нет этого ничего. Есть «Корпорация Беларусь», абсолютно олигархическая структура, у которой свои воинские подразделения, не больше того. Как украинские олигархи присвоили себе всю страну. Так здесь все приватизировано давно Лукашенко и так далее. Вся элита почищена. Масса народу уехала. Колхоз такой.

Нищая страна с очень низким жизненным уровнем. Все дуются на Россию, потому что вроде как помощь идет, а куда она идет – неизвестно. Что такое Лукашенко? Это клан. Это перспектива референдума с передачей по наследству власти старшему сыну. Это 17 резиденций, дворцов. Это авиапарк. Автопарк, с «Бентли», «Роллс-Ройсами». Это гарем, который он демонстрирует периодически. Вот такой у нас союзник. Покажите мне хоть один случай, когда это был реальный союзник. Хоть что-нибудь он сделал бы для России.

Беседу вел Тихон Сысоев

Подготовил  к печати Пётр Скоробогатый

Источник - https://expert.ru/2020/08/13/v-belorussii-narod-ochen-praktichnyij/

***

Дополнение. «Протест завершится уходом Лукашенко»

В Белоруссии продолжаются протесты после президентских выборов. Об их содержании и перспективах «Эксперту» рассказал белорусский политолог Дмитрий Болкунец.

«Эксперт»: Насколько сегодня уместно сравнивать события в Белоруссии и переворот на Украине в 2014 году?

Дмитрий Болкунец: — Есть сходство, связанное с технологией протестов. Это не только с Украиной, но и с Арабской весной, и с Грузинской, и с Армянской, и с событиями бархатных революций в Восточной Европе, и с румынской революцией и так далее. Это классика протестов. Когда появляются всякого рода провокаторы и так далее. Но в целом с Украиной проводить параллель здесь не совсем корректно.

Во-первых, на Украине была чуть другая история, связанная с присутствием в политическом поле, в том числе в структурах власти, оппозиционных сил и медиаресрусов. Оппозиционные партии были в парламенте представлены. В Белоруссии ничего этого нет. Оппозиция находится в глубоком подполье, медиаресурсы имеют ограниченное влияние, воздействие. И с этим связано то, что сейчас некоторые российские эксперты, и журналисты, и политики даже, считают, что Польша координирует весь процесс. Она это координирует, но потому, что там находятся граждане Белоруссии. Это делают граждане Белоруссии, которые вынуждены находиться в политической эмиграции. В Белоруссии их ждет арест и длительные сроки заключения за то, что они критикуют Александра Лукашенко. И тот протест, который сейчас происходит в Белоруссии – это исключительно внутренний политический процесс Белоруссии. Не стоит вопрос между Западом, Востоком, как было в Украине, между Евросоюзом и Россией. Этот вопрос никто не ставит. Вопрос стоит о непризнании президентских выборов в Белоруссии, потому что по разным оценкам Лукашенко не выиграл эти выборы, он их проиграл и сфальсифицировал результаты.

Поэтому то, что мы видим и видели последние 2,5 месяца на улицах белорусских городов — многотысячные протесты, беспрецедентные для Белоруссии, — это как раз протест против 26 лет правления Александра Лукашенко. И когда сейчас пишут о том, что вот, это «хунта идет» и так далее — это глупости. Более того, это не то, что обижает, это отталкивает граждан Белоруссии, которые лояльно настроены к России. Я считаю, провокации такого рода могут реально сделать так, что люди, которые всегда хорошо относились к России, просто от нее отвернутся.

— На ваш взгляд, какова структура того протеста, который сейчас развернулся в Белоруссии? Серьёзна ли цепная реакция по другим крупным городам Белоруссии, или средоточие — в Минске?

— Конечно, в Минске, да. И протест, в отличие от прошлых лет, проходит сейчас не в одной точке, а растянут по всему городу, включились спальные районы. Плюс протест многоуровневый, уже выделилось радикальное звено. В том числе, я не исключаю, это могут быть заезжие гастролеры из соседних стран либо лица, прошедшие подготовку и участвовавшие в Майдане в Киеве, еще в других горячих точках, которые являются гражданами Белоруссии.

Мы видим файеры. Это первая часть. Вторая часть — это люди, которые выходят на улицы, мирно хлопают в ладоши. Они перекрывают проспекты на автомобилях и блокируют трассы в центре города. Это вторая часть протеста. Там совершенно другие люди. Это и учителя выходят, и медики выходят, и пенсионеры выходят протестовать. Были материалы, что несколько заводов в Белоруссии начали политические забастовки. Это тоже уже трудовой класс начал бастовать, требуя отставки Лукашенко и новых выборов.

Что касается регионов, то, конечно, самый протестующий регион – это Брест. Брест уже больше года проводит протесты. В Бресте накануне выборов на митинг на Синопской пришло по разным оценкам около 20 тысяч человек. Это огромное количество людей для областного центра. Такие же протесты мы видели и в других районных центрах Брестской области. Там были жесткие столкновения. Кстати, я предполагаю, что некоторые стычки с органами правопорядка были спровоцированы самими органами правопорядка, их жесткостью. На многочисленных видео, которые сейчас появились в социальных сетях, видно, как органы правопорядка обстреливают в Минске, например, балконы жилых домов, стреляют по окнам, по стеклам.

— Зачем?

— Это надо у них спросить, зачем они это делают. Якобы им люди с балконов что-то кричали, «позор» или что-то такое, и они начали стрелять по ним, пулями по окнам. И там еще есть такие удивительные кадры, когда на остановке, отъехали, остановились и тут же начали обстреливать людей резиновыми пулями. Зачем это делать? Ради прикола, что ли, я не знаю. И там много таких случаев, которые сейчас вызывают огромное возмущение в обществе.

Еще показано, когда идут ребята, просто по улице проходят, а мимо проезжает автобус, с автобуса начинается стрельба резиновыми пулями, и ребятам пробивают руки, руки дырявые после этого. Как это такое происходит? При этом они ничего не скандировали, они просто шли по улице. Их за это обстреливают, за то, что они ходят по улице. Вот это насилие, которое сейчас чрезвычайное и жесткое происходит со стороны органов правопорядка, провоцирует дополнительное насилие со стороны радикальных элементов. Конечно, это очень напрягает и создает угрозу дестабилизации ситуации в стране.

Поэтому то, что происходит в районных центрах, — проблема здесь кроется не в каких-то майданах или майданных технологиях. Проблема лежит глубоко в экономике и в политическом процессе, который пришел к застою. И этот протест будет длиться долго.

— Потенциал у протеста большой, на ваш взгляд?

- Потенциал большой, но, может быть, не настолько масштабный, как миллионы человек. Но этот протест будет длительный. Он завершится уходом Александра Лукашенко.

— Вы думаете?

— Абсолютно уверен. Лукашенко идет к закату. У него нет поддержки в обществе. Его не поддерживают разные слои населения. Он не воспринимается обществом как национальный лидер. И он выбрал силовой путь сохранения власти, вместо того чтобы консолидировать общество. Процесс его ухода может затянуться. Либо сейчас, либо месяц, два, три, год, два, три. Но это очевидный закат.

Протест может быть многоуровневый. Это могут быть разного рода ненасильственные акции протеста, в том числе итальянские забастовки, и так далее. Но протест теперь будет еще подогреваться извне, в том числе со стороны радикальных элементов, медиаресурсами, Telegram-каналами.

И протест будет подогреваться экономическими проблемами в Белоруссии. Я ожидаю осенью кризис в экономике страны. Я предполагаю, что может очередной раз случиться обвал белорусского рубля, потому что сейчас раздали деньги в связи с выборами, а граждане, наблюдая, что происходит на улицах, побежали в банкоматы, скупают валюту. Резервов для того, чтобы перекрыть ситуацию, нет.

Единственное, что может спасти Лукашенко, частично, но не полностью, от катастрофы — это если он пойдет на углубленную интеграцию с Российской Федерацией и получит взамен на это определенную финансовую поддержку. Россия, несмотря на всю русофобскую риторику, которую он устроил, его поддержала, дав ему карт-бланш, надеясь, что он все-таки выполнит то, что он много раз обещал. Но, на мой взгляд, он ничего не выполнит, и ситуация будет только ухудшаться у Александра Лукашенко.

— С другой стороны, у Москвы есть и козырь. Он-то как политическая фигура совершенно ослаблен.

— Да.

— В этом смысле ему деваться некуда. Все его надежды на Пекин — это же тоже дело очень призрачное.

— Это правда. Он сейчас попадает в изоляцию со стороны Запада, экономическую и политическую. У него остается маневр только с Москвой. Но с Москвой он не будет делать никакого маневра. Это уже не первый раз, и это  ничем не закончится.

— Вы сказали, что он не является национальным лидером. Положим, большинство белорусов не видят в нем лидера, за которым можно пойти, которому можно полностью доверять. Но, тем не менее, в обществе всегда очень силен консервативный элемент. Люди побаиваются перемен, смотрят в настоящее и понимают, что и это может быть утрачено. Понятно, что никакой социологии нет, никаких данных нет. Откуда мы знаем про фальсификации?

— Там выскочило несколько десятков протоколов, по которым даже косвенно можно оценить, даже в Минске, где соседние районы – в одном 90% Лукашенко, во втором 90% Тихановская. Протоколы, где были наблюдатели. И плюс я недавно видел, выложили переговоры главы какой-то Витебской комиссии. Он пришел на участок. Кто-то записал переговоры. И он уговаривал переписать протоколы, потому что Тихановская не может победить на участке. Народ начал возмущаться. Учителя и другие участники. Он сказал: «Вы же всё понимаете. Чтобы нас не уволили, давайте перепишем, потому что будет нехорошо». Это происходит по всей стране, и все это прекрасно знают. На всех уровнях это знают. Это происходит не первый раз. Критическая точка, видимо, достигнута. Я ожидал эти протесты еще с февраля, но не предполагал, что они будут такими масштабным.

— Вы хотите сказать, что Лукашенко не получил, условно, даже 60% поддержки?

— Он не набрал 60%. Если бы у него была поддержка более 50%, не было бы массовых протестов на улицах. Прошлые годы по разным оценкам он балансировал на уровне 50%, и протесты носили локальный характер: в Минске на одной площади. А сейчас протест идет повсеместно, по всей стране. В апреле, мае, июне по данным российского агентства, которое провело мониторинг социальных сетей, они проанализировали 7 миллионов пользователей на основании big data, их поведения, что они лайкали и так далее. Это можно оценивать как косвенный признак. И выяснилось, что Лукашенко готовы поддержать 3,4%. 20% готовы были участвовать в акциях протеста. Примерно это мы сейчас видим. Это даже не соцопрос. Я бы сказал, что это чуть шире, чем соцопрос. Это настроение, что люди пишут, комментируют.

Для того чтобы сейчас купировать, прекратить эти протесты, единственный шанс для Лукашенко, это пойти на политические реформы в стране, изменить конституцию — то, чего требует общество. Это требуют абсолютно все. Он про это тоже говорил. Я думаю, что он прекрасно знает свой рейтинг. И агрессивность, которую сейчас проявляет милиция, конечно, только с его подачи идет. И то, что он сейчас так бросил силовиков, говорит: «Стреляйте по окнам», — и так далее, они это делают, агрессивно себя ведут — это, мне кажется, скорее его психоз такой. Человек недоволен, как с ним обходится народ. Он, может быть, верил, что за него большинство, а оказывается, что это далеко не так.

Как купировать протесты? Изменение конституции и начало диалога с обществом. Максимальное привлечение авторитетных людей к этому диалогу. Стараться слушать общество и отпускать политических заключенных, тысячи людей сидят ни за что в тюрьмах. За то, что они просто на улицы ходили и высказывали свое мнение.

— Если бы Лукашенко повел себя мудрее, мог ли он избежать именно таких протестов? Возможен ли был сценарий, где Лукашенко остается у власти, с одной стороны, но с другой стороны, находит ключик для того, чтобы эти выборы не превратились в то, во что они превратились сейчас?

— Думаю, что мог бы это сделать. Для этого ему нужно было зарегистрировать всех кандидатов, кто хотел, не засовывать их в тюрьму, раз. Во-вторых, сделать настолько прозрачные выборы, насколько можно сделать. Допустить наблюдателей, допустить на участки желающих в избирательные комиссии. Я не исключаю такой вариант, что он мог бы и выиграть выборы. Люди бы поверили, сказали, что круто, выборы первый раз за 26 лет проходят такие открытые. Но для него было бы, мне кажется, в таких условиях правильным согласиться с любым результатом этих выборов. Я бы сказал, что многие ошибки и преступления, в которых его обвиняют, были бы ему прощены. Общество хочет честности. А когда они сталкиваются, что они видят белое, а им говорят, что это черное, они понимают, что это профанация. Это знают учителя, медики, заставляют так себя унижать, подписывая бумаги. Это же — 63 тысячи человек состоят в избирательных комиссия. 63 тысячи человек знают, как происходят выборы. Население Белоруссии 9,5 миллионов, 7 миллионов избирателей. 63 тысячи – это значит, что у каждого в окружении есть человек, который знает, как это все организуется. 500 человек в круге.

А то, что он сейчас делает, выбрав репрессивную, жесткую модель сохранения власти… Я думаю, что он сейчас будет еще больше ужесточать репрессии. Это приведет, в том числе, к экономическим проблемам в стране, потому что инвесторы будут запуганы, и могут бежать из страны, в том числе из парка IT-технологий, я думаю, сейчас многие выведут свои организации после событий, когда он отключал интернет. Это привело к серьезным проблемам для многих компаний. Они работают в основном на американский или европейский рынок. Отключение интернета даже на 10 минут является для многих критическим. Им гораздо проще сейчас открыть офис в Польше или в других странах, где есть IT-зоны. Это огромные, колоссальные риски для экономики.

— Можем ли мы предположить, что внутри белорусской элиты есть, может быть, даже раскол?

— Есть. Но это очень закрытый процесс — раскол элиты в Белоруссии. Есть раскол в силовом блоке, в КГБ есть раскол, в армии есть раскол. Но они, конечно, настолько шифруются… По Цепкало и по Бабарико я знаю, что они настолько сильно шифровались до выхода на выборы, что они об этом даже своим родственникам говорили, может быть, за сутки до избрания. Очевидно, боялись утечки. Как Тихановский сказал, что иду на выборы, его тут же арестовали. Даже не смог занести документы в центральную избирательную комиссию. Все настолько сильно контролируется, что любые разговоры, переговоры, можно сказать, фиксируются. Неслучайно есть такое мнение, и действительно так есть, многие чиновники на территории Белоруссии боятся о политике говорить.

—Но при этом получается, что им удалось зарегистрироваться на выборах…

— Они не шли ни от каких элит. Они сами выскочили. Нашли, имели моральную поддержку от части действующих сотрудников всяких комиссий и так далее. И от многих отставников. Например, в штабе Бабарико работали многие бывшие чиновники госаппарата, например, мэр или вице-мэр какого-то города. Могилева, я не помню. Его тоже арестовали. Они увидели, что есть силы или персоналии, которые могут на переходный период возглавить страну, и это будет не хуже, чем Александр Лукашенко.

При этом я хочу особо подчеркнуть, российские СМИ раздувают, что все кандидаты, кроме Лукашенко, являются врагами России. Это глупость. Лукашенко настолько сильно зачистил политическую поляну, что любой, кто появляется там, тут же оказывается врагом. И это очень плохо, потому что если с Лукашенко что-то случится, как раз возникнет хаос. И на баррикадах могут возникнуть элементы, которые будут выступать за разрушение связей, отношений и так далее.

Но даже из кандидатов, которых он сейчас не допустил, и Бабарико, и Цепкало были совершенно адекватными. Они были более договороспособны. И отношения с Россией были бы самыми лучшими при их правлении, лучше, чем с Лукашенко, потому что он недоговороспособен. А эти люди доказали свою договороспособность. Один был послом в Штатах, был главой IT-парка. Второй 20 лет возглавлял банк с российским капиталом. Наверное, он договороспособен, если он 20 лет возглавлял банк. Иначе бы его не держали столько на этой должности.

Беседу вел Тихон Сысоев

Подготовил  к печати Пётр Скоробогатый

Источник - https://expert.ru/2020/08/13/protest-zavershitsya-uhodom-lukashenko/


Infos zum Autor
[-]

Author: Ольга Демидова, Сергей Ромашенко, Сергей Руденко, Тихон Сысоев, Пётр Скоробогатый

Quelle: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 17.08.2020. Aufrufe: 37

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta