К вопросу о проведении и итогах президентской кампании в Беларуси

Information
[-]

Белоруссия майданная 

9 августа 2020 года в Белоруссии состоялись шестые президентские выборы, в которых, по данным ЦИК Белоруссии, в шестой раз одержал победу действующий президент Александр Лукашенко с результатом 80,1% (при явке 84,28%), что хуже его максимального результата 11 октября 2015 года (83,49% при явке 87,2%), но лучше его минимального результата 9 сентября 2001 года (75,65% при явке 83,86%).

На данный момент есть два заслуживающих внимания источника данных о результатах президентских выборов в Белоруссии — официальный и оппозиционный. По официальным данным ЦИК Белоруссии, итоги выборов выглядят следующим образом:

    Александр Лукашенко — 80,1% избирателей (4 661 075 человек);

    Светлана Тихановская — 10,1% избирателей (588 622 человека);

    Анна Канопацкая — 1,67% избирателей (97 489 человек);

    Андрей Дмитриев — 1,2% избирателей (70 671 человек);

    Сергей Черечень — 1,14% избирателей (66 613 человек);

    Против всех — 4,59% избирателей (267 360 человек).

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Но есть ещё оппозиционные данные, поскольку 6 августа штаб Светланы Тихановской призвал всех своих избирателей регистрироваться на IT-платформе «Голос», созданной движением «Честные люди» для альтернативного подсчёта голосов на выборах. Координатором проекта стал Илья Шапотковский, член команды недопущенного к участию в президентских выборах Виктора Бабарико. По замыслу создателей IT-платформы, избиратели должны были регистрироваться на IT-платформе, указывая в чат-боте, за кого они голосуют и на каком участке. В день выборов они должны были сделать две фотографии — лицевую и оборотную сторону заполненного бюллетеня и отправить их в этот же чат-бот.

В результате штаб Тихановской должен был получить точные данные о количестве голосов за неё, что служило бы неопровержимым доказательством фальсификации выборов в случае несовпадения результатов. Почему после выборов об этой IT-платформе и её результатах резко замолчал штаб Тихановской, понятно, а вот молчание по этому поводу Лукашенко и его невнятное, никого не убеждающее жалкое бормотание: «разве можно сфальсифицировать 80%», можно объяснить либо феерической тупостью его пропагандистов, либо тем, что его пропагандисты в действительности работают против него же. На 10:00 20 августа на «Голосе» за Тихановскую прислал фотографии… 554 881 избиратель из тех 1 001 569, которые заявили на этой платформе о своей готовности за неё проголосовать. По официальным данным ЦИК Белоруссии, за Тихановскую проголосовало 588 622 избирателя. Странно только, как эту платформу вместе с её результатами ещё не удалили. Видимо, в штабе Тихановской считают, что пропагандисты Лукашенко настолько бездарны, что у них не хватит ума этими данными воспользоваться, что заявления Лукашенко о результатах выборов, в общем-то, и подтверждают.

Таким образом, если опираться исключительно на данные оппозиции и даже априори допустить, что остальные сторонники Тихановской, которые зарегистрировались на IT-платформе «Голос», за неё всё-таки проголосовали, но по каким-то причинам не смогли прислать фотографии своих бюллетеней, то это всего 1 001 569 голосов, что никак не опровергает победу Лукашенко уже в первом туре и тем более не даёт абсолютно никаких оснований для заявлений о «победе» на этих выборах Тихановской. К тому же, с таким же успехом можно допустить и то, что те, кто зарегистрировали свои голоса за Тихановскую, впоследствии передумали, и то, что это голоса тех, кто последовал советам штаба Тихановской приходить на выборы 9 августа после обеда и потому проголосовать не успели. Видимо, поэтому Мария Колесникова в такой резкой форме и отказалась от пересчёта голосов, поскольку заведомо знала, что ничего утешительного для Тихановской её штаб в этом пересчёте не найдёт. Зато сторонники Лукашенко на пролукашенковских пабликах и в дискуссиях в соцсетях уже окрестили Тихановскую, как «Свету10%», по аналогии с ранее тиражируемым оппозицией мемом о Лукашенко — «Саша3%».

***

О самом процессе выборов запросто можно написать целый детектив и даже снять сериал. Как писал древнегреческий философ Сократ почти 2500 лет назад, «тайное рано или поздно становится явным», или, говоря несколько другими словами, в силу разных обстоятельств — естественных или искусственно вызванных — в определённый момент наступает некий «момент истины», вынуждающий организаторов тайных интриг и заговоров полностью или частично, но свои уши всё-таки показать. Такой момент наступил 16 июля, когда штаб Виктора Бабарико пригласил к себе на переговоры для объединения усилий сначала штаб Валерия Цепкало, а затем штаб Светланы Тихановской (читай — Сергея Тихановского), чем обнажили два момента: первый — что это «три молодца из одного ларца», и второй — что главная роль в этом процессе, несмотря на кандидатство в президенты Тихановской, принадлежит штабу Бабарико в лице Марии Колесниковой.

Говорить, что это объединение усилий штабов оппозиционных кандидатов исключительно ситуационное, конечно, тоже можно, но при условии, если совсем забыть, что в выборах принимали участие ещё трое, в отличие от этих «трёх молодцов», реально оппозиционных Лукашенко кандидатов: председатель одной из старейших оппозиционных партий Белоруссии (с 1996 года) Белорусской социал-демократической Грамады (БСДГ) и бизнесмен Сергей Черечень — депутат Национального собрания Республики Беларусь, член его Постоянной комиссии по экономической политике и член делегации Национального собрания Республики Беларусь по осуществлению контактов с Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ), юрист Анна Канопацкая и один из соучредителей известного в Белоруссии движения «Говори правду» Андрей Дмитриев, который в 2011 году был осужден на 2 года условно по статье 342 часть 1 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), но их штаб Бабарико объединяться не позвал.

К тому же появление этих «трёх молодцов» на оппозиционном белорусском поле заставляет несколько по-другому посмотреть на провал объявленного 24 января Объединённой гражданской партией решения оппозиции выдвинуть единого кандидата на президентских выборах—2020. В конечном итоге под предлогом того, что проведение выборов в разгар эпидемии коронавируса «недопустимо и преступно», оппозиция от выдвижения единого кандидата отказалась! Особенно «убедительно» этот предлог выглядит на фоне многотысячных митингов той же оппозиции без масок и дистанции между участниками, которая скорее выглядит как эротическая, чем «социальная», но на которых власть и персонально Лукашенко беспощадно критикуются за невведение карантина и непринятие достаточных мер по борьбе с тем же коронавирусом.

И, наверное, по странной случайности Бабарико уволился из Белгазпромбанка 12 мая, аккурат после заявления об отказе от выдвижения единого кандидата от оппозиции 10 мая, чтобы успеть подать заявление на регистрацию инициативной группы (ИГ) по сбору подписей в последний отведённый для этого день — 15 мая. И, действительно, было бы как то странно, если бы на фоне единого кандидата от оппозиции на президентских выборах вдруг появились эти «три молодца из одного ларца», которые ранее к оппозиционному движению никакого отношения не имели.

К тому же, и это тоже, наверное, совпадение, но «эти три молодца» имели свои чётко определённые взаимодополняющие роли в избирательном процессе, хотя, исходя из этих ролей и особенностей характера, они весьма смахивали на тройку популярных героев советского кинематографа в исполнении Георгия Вицина, Юрия Никулина и Евгения Моргунова, где роль «Бывалого» явно была отведена Виктору Бабарико, который даже внешне похож на кинематографического героя Моргунова, и, судя по всему, был призван выполнять в этой тройке роль основного кандидата в президенты, этакого, исходя из его прежней работы председателем правления Белгазпромбанка, многоопытного мудрого руководителя с широкими связями, способного успешно провести в Белоруссии все назревшие экономические, социальные и общественно-политические реформы. Сергею Тихановскому была поставлена задача замкнуть на себя радикальные элементы белорусского общества, что он и принялся усердно воплощать в действительность, а Валерий Цепкало, как бывший соратник Лукашенко, видимо, должен был привлечь на свою сторону тех, кто придерживался тех же взглядов, что и Лукашенко, но их не устраивала сама фигура Лукашенко.

Если бы все эти «три молодца» были зарегистрированы как кандидаты в президенты, каждый из них поработал бы со своей целевой аудиторией, а накануне голосования Тихановский и Цепкало снялись бы в пользу Бабарико, то не факт, конечно, что Бабарико победил бы уже в первом туре, но во всяком случае, с учётом той широчайшей информационной кампании, которая велась за Тихановскую, Бабарико при аналогичной информационной кампании мог действительно составить серьёзнейшую конкуренцию Лукашенко. Уж если в результате этой кампании за абсолютно никакую Тихановскую, тем более после её заявления в интервью 6 июня российскому телеканалу «Дождь» по поводу обнаружения и изъятия на даче матери её мужа Сергея Тихановского $900 тысяч: «мы-то реально понимаем, что если бы у нас были такие деньги, в семье или у Сергея, то наверняка он бы не боролся за какие-то права простого народа», были готовы проголосовать, по версии IT-платформы «Голос», 1 001 569 избирателей, то Бабарико при аналогичной раскрутке, да ещё и сливе голосов в его пользу от Тихановского и Цепкало, не составило бы особого труда заручиться поддержкой 2−2,5 миллиона избирателей. Даже без аналогичного слива голосов со стороны Канопацкой, Дмитриева и Черечня, хотя не исключено, что ему они могли бы тоже подыграть, поскольку уровень Бабарико — это не «плинтус» Тихановской. И очень сложно спрогнозировать, как бы развивались события в этом случае.

***

Но реальная жизнь не всегда идёт по плану, и первым из этой схемы и исключительно по собственной глупости вылетел Тихановский, определив себе таким образом свою кинематографическую роль в этой тройке, — ЦИК отказал Тихановскому в регистрации ИГ, поскольку в заявлении, которое принесла его жена, отсутствовала его личная подпись. Подпись отсутствовала по той причине, что с 6 по 20 мая 2020 года Тихановский отбывал административный арест, назначенный Тихановскому за события декабря 2019 года, а заявления о регистрации ИГ можно было подавать по 15 мая включительно. На то, чтобы заранее приготовить подписанное заявление о регистрации ИГ, имея с декабря 2019 решение об админаресте, которое могли исполнить в любое время, у Тихановского ума не хватило. Тихановская, как и Бабарико, принесла заявление 15 мая, т. е. в последний день. Впрочем, и Цепкало, заявивший 8 мая о своём решении идти в президенты, что вызвало у белорусских СМИ немалое удивление, тоже подал заявление о регистрации ИГ 15 мая. Наверное, это очередное случайное совпадение, что «три молодца из одного ларца» решили подать свои заявления о регистрации ИГ в один день.

С Бабарико Лукашенко просто повезло, поскольку его арест 18 июня стал следствием очень давней истории, финальная часть которой запросто могла произойти и после выборов, — 13 февраля 2018 года финансовая разведка США FinCEN обвинила латвийский банк ABLV в участии в отмывании «грязных» денег и запретила банку долларовые расчеты. Естественно, что это решение моментально вызвало массовый отток средств из банка, а европейский центробанк, лишив банк ABLV лицензии, добил банк окончательно, и Комиссия по рынкам финансов и капитала приняла решение о ликвидации банка по процедуре самоликвидации, которую планируется завершить в 2023 году, но 95% основных требований предполагается удовлетворить уже в 2020 году. В ходе самоликвидации ABLV банка некоторые данные об операциях ABLV банка с Белгазпромбанком были переданы для проверки белорусским правоохранительным органам, после чего глава Комитета государственного контроля Белоруссии Иван Тертель заявил телеканалу «Беларусь-1», что, «Согласно данным, которые мы получили от наших латвийских коллег, за несколько лет в интересах этого банка на его счета со счетов «Белгазпромбанка» было выведено свыше $430 миллионов».

У Тихановской и Цепкало кандидатские судьбы сложились диаметрально противоположно, причём особое удивление вызывает необычайно счастливая судьба «непримиримой оппозиционерки» Тихановской, которая, по её же словам, до выдвижения себя в президенты политикой не интересовалась. По оценке белорусского политконсультанта Виталия Шклярова, сделанной накануне сбора подписей, для того чтобы гарантированно собрать больше 100 тысяч подписей с учётом их возможной отбраковки территориальной избирательной комиссией, «нужно постоянно и ежедневно работающих порядка 1100 человек, при весьма оптимистичном КПД», а с учётом усложняющей сбор подписей эпидемии, «можно число сборщиков умножать сразу на коэффициент 1,5».

Но ИГ Тихановской убедительно опровергла эту оценку, собрав 109 479 подписей группой всего… в 247 человек! Т. е. каждый член группы собрал за отведённое для подписей время по 443 подписи. И для сравнения результаты ИГ других кандидатов в президенты — на каждого члена ИГ Дмитриева в среднем приходится 46 собранных подписей, Канопацкой — 115, Черечня — 132, Лукашенко — 178. Ближе всех к результату ИГ Тихановской, но всё равно почти в 2,5 раза меньше — количественный показатель ИГ Цепкало — 180, но у него из 158 682 собранных подписей не засчитали более 83 тысяч, а у Тихановской из 109 479 подписей не засчитано только чуть более 4,7 тысяч! И при этом ни всевидящее око КГБ Белоруссии, ни принципиальный белорусский ЦИК «не заметили» ничего необычного в таком фантастическом результате ИГ Тихановской? А 14 июля на заседании ЦИК по регистрации кандидатов в президенты, ЦИК зарегистрировала Тихановскую кандидатом, несмотря на то, что она не указала, что в собственности её мужа есть дом в Гомельской области. Просто необычайная и потому необъяснимая благосклонность, особенно на фоне принципиального отношения к тому же Цепкало, который после отказа в регистрации незамедлительно из Белоруссии сбежал, чем также определил свой статус в тройке по кинематографической классификации.

То, что для координаторов этих «трёх молодцев», которым пришлось это трио вынужденно переориентировать в «трёх девиц», такой предвыборный расклад оказался неожиданным и они поняли, что рассчитывать не то что на победу на выборах, но даже на какой-то приличный результат не приходится, показывает тактика штаба Тихановской, который сразу сделал расчёт на признание результатов выборов сфальсифицированными и незамедлительную организацию массовых протестов. Это хорошо видно по инструкциям своим сторонникам, которым предписывалось не участвовать в предварительном голосовании, которое проходило с 5 по 8 августа, а в день голосования 9 августа приходить на участки к обеду и максимально затягивать процесс голосования, чтобы до закрытия избирательных участков в 20:00 все желающие не успели проголосовать и использовать это как один из поводов для организации протестов. Что собственно и произошло.

***

И хотя майдан в Белоруссии пошёл по уже обкатанному на Украине активному сценарию противостояния с применением против ОМОНа стандартного набора «мирного протестующего» в виде брусчатки, арматуры и коктейлей Молотова, из новых средств стоит отметить только применение мощных фейерверков, летящих на 100−150 метров, положенных плашмя и направленных против омоновцев, что делает все попытки представить его как «мирный протест» совершенно абсурдными, тем не менее основные события снова пошли совсем не так, как предполагалось организаторами, и белорусский ОМОН жёстко и эффективно попытки перевести майдан в постоянно действующую фазу путём создания по аналогии с украинским некоего «забаррикадного» центра пресёк ценой своих пострадавших сотрудников и порядка 7000 задержанных «активистов».

В качестве большого недостатка в работе белорусских властей по пресечению беспорядков следует отметить практически полное отсутствие профилактической работы, вразумительно разъясняющей суть мирных протестов, хотя после беспорядков 14 июля сомнений в том, что после выборов будут массовые нападения на поддерживающих порядок сотрудников правоохранительных органов не было. Сначала пример: 8 парней участвовали в изнасиловании девушки — трое насиловали, двое только держали жертву, ещё трое просто стояли и смотрели. Но сроки за насилие получили все: трое — как насильники, остальные, в том числе кто просто стоял и смотрел — за соучастие. Надо понимать, что мирный протест заканчивается с первым булыжником, полетевшим в ОМОН, а соучастниками насилия по отношению к сотрудникам правоохранительных органов автоматически становятся и те, кто эти булыжники выковыривал из мостовой, и те, кто просто стоял рядом с бросавшими булыжники либо выковыривавшими их из мостовой. И под дубинки ОМОНа попадут все три категории в равной степени.

И если бы те, кто выходил на протесты, не собираясь вступать в столкновения с ОМОНом, это хорошо понимали, то при первых же полетевших в омоновцев булыжниках они бы с этого места очень бы быстро исчезали. Но, судя по объяснениям некоторых пострадавших в этих столкновениях, типа «я просто стоял», «я ничего не делал», не отрицая при этом, что те, кто стоял рядом, булыжники в омоновцев, действительно, бросали, они этого явно не понимают. Как и того, что во время пресечения массовых беспорядков на предложение омоновца покинуть территорию беспорядков, ответ «а что я нарушаю?» расценивается как неподчинение сотруднику правоохранительных органов при выполнении служебных обязанностей со всеми вытекающими последствиями в виде синяков и ушибов. Тем не менее порядка 7000 задержанных майданных «активистов», видимо, сделали в рядах особо буйных незаполнимую для активизации новых массовых беспорядков брешь, и поэтому силовое противостояние быстро угасло.

Бесспорно, что первое место в пресечении беспорядков принадлежит сотрудникам белорусского МВД, а вот второе место по праву принадлежит популярному белорусскому оппозиционному изданию TUT. by, которое весьма оперативно стало публиковать фотографии последствий воздействия омоновских дубинок на некоторые части тела пострадавших и рассказы переживших ужасы задержания с целью вызвать негодование действиями ОМОНа в белорусском обществе. Своей цели издание, безусловно, добилось, но гораздо эффективнее был обратный результат, поскольку, судя по спаду силового противостояния, как минимум процентов 70 тех, кто намеревался продолжить участие в стычках с милицией, после такой рекламы последствий столкновений с ОМОНом от своих намерений отказались. Так что Лукашенко просто обязан объявить этому изданию публичную благодарность за оказание эффективной информационной помощи в прекращении общественных беспорядков.

В настоящее время возобновление силового противостояния маловероятно, поскольку, воспользовавшись сотнями видеосюжетов столкновений с ОМОНом телеграм-канала NEXTA Live, через который организаторы белорусского майдана руководили протестами, белорусская милиция начала идентификацию активистов протестов с последующим задержанием, и поэтому основная масса этих активистов сейчас в срочном порядке территорию Белоруссию пытается покинуть. Организаторам белорусского майдана эти активисты уже не интересны ввиду новых проблем, поскольку провалился не только «План-А» (силовое свержение Лукашенко), но и «План-Б» — организация с 11 августа всебелорусской забастовки, в которую должны были перерасти силовые столкновения с милицией и которая должна подпитать свежими людьми это силовое противостояние. Но забастовка не удалась, силовое противостояние подавили буквально в зародыше, мирные шествия и флешмобы, на которые в течение нескольких дней координаторы майдана выводили людей, привели к прямо противоположному результату, поскольку продемонстрировали отсутствие применение силы к действительно мирным протестам, что привело к провалу даже «Плана-Б, дубль2» — организации всебелорусской забастовки с 17 августа.

***

В настоящее время идёт попытка реализации «Плана-В» через создание «координационного совета для обеспечения трансфера власти» (КСДОТФ). 13 августа президенты Польши, Литвы, Латвии и Эстонии предложили Лукашенко принять их посредничество для мирного выхода из кризиса и призвали создать круглый стол по национальному примирению, состоящий из представителей власти и гражданского общества. Тихановская дублировала это предложение в своём обращении 14 августа. 18 августа собрались члены этого КСДОТФ, а 19 августа уже собрался президиум этого совета. Т. е. «План-В» предусматривает оказание давления на Лукашенко так называемого «международного сообщества» снаружи с одновременным давлением на него изнутри посредством организации массовых протестов и забастовок на предприятиях. Например, на 23 августа уже анонсированы новые протесты под названием «Марш новой Беларуси», с целью заставить его пойти на переговоры с КСДОТФ, основным требованием которого, как уже озвучил его президиум 19 августа, является требование «признать выборы президента 9 августа недействительными и провести новые выборы по международным стандартам с новым составом всех комиссий, в том числе ЦИК».

Но к давлению так называемого «международного сообщества» Лукашенко привык, и на него оно не действует, болтающиеся в выходные дни по улицам демонстрации его тоже не особо беспокоят, а забастовки он вполне может использовать для «оптимизации» экономики Белоруссии. Не секрет, что примерно 20−25% белорусских предприятий приносят собственнику в лице государства убытки, которые покрываются за счёт рентабельных предприятий, на которых тем не менее трудится как минимум 10−15% «избыточной» рабочей силы. Это делается по разным причинам, основной из которых является «социальная озабоченность» самого Лукашенко, не желающего морально травмировать своих соотечественников потерей работы, о чём он сказал прямым текстом во время встречи с рабочими МЗКТ: «плохой» президент держал лишнюю численность, чтобы людей не выбрасывали на улицу». Но есть и экономические причины, поскольку увеличить объём производства работающего предприятия гораздо легче, чем запускать его по-новому, да и рабочие сохраняют на таком предприятии свой уровень квалификации. Но в случае забастовки некоторые «стачечники» убыточных предприятий вполне могут ознакомиться с термином «локаут», а «стачечники» рентабельных предприятий с формулировкой «оптимизация производства».

Что касается самого впопыхах созданного КСДОТФ, то он вообще не впечатляет, поскольку штаб Тихановской, люто требующий «честных выборов», в лучших традициях самой продвинутой демократии во Вселенной членов этого КСДОТФ… тупо назначил по собственному усмотрению, чем преподнёс Лукашенко ценный информационный подарок, если Лукашенко, который уже назвал КСДОТФ «чёрной сотней», конечно, сумеет им воспользоваться. К тому же, создание КСДОТФ в очередной раз продемонстрировало, что основным инструментом организаторов майдана был штаб Бабарико, поскольку в составе семи членов президиума экс-глава предвыборного штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова, адвокат Бабарико и экс-юрист его штаба Максим Знак.

Особо следует отметить присутствие в президиуме Ольги Ковальковой, которая позиционируется как доверенное лицо Тихановской, но это та же самая Ковалькова, сопредседатель партии Белорусская Христианская Демократия (БХД), которая приняла участие в уже упоминавшихся праймериз на определение единого кандидата от оппозиции на президентских выборах—2020, завершившихся провалом. Если учесть, что Ковалькова подала на участие в праймериз личную заявку после того, как подал заявку на участие в праймериз сопредседатель БХД Павел Северинец, которого официально выдвинула партия, т. е., наплевала на решение партии и решила лично поконкурировать с кандидатом от партии, сопредседателем которой является, а её информационной раскруткой занимался сайт «Страна для жизни» Сергея Тихановского, в частности записавшего 13 февраля интервью с ней, то становятся понятными и причины её регистрации на этих праймериз, и причины провала праймериз, и причины её появления в президиуме КСДОТФ.

В принципе, если бы организаторов КСДОТФ действительно интересовал реальный оппозиционный общественный орган, представляющий интересы белорусского общества, они могли бы спокойно задействовать существующую IT-платформу «Голос», на которой, скажем, в течение 10 дней могли собрать предложения по составу этого органа, а затем в течение ещё 10 дней за эти кандидатуры проголосовать и 70 человек, набравших наибольшее количество голосов, включить в состав этого органа, который бы и избрал президиум. Но, во-первых, организаторов белорусского майдана катастрофически поджимает время, а во-вторых, в этом случае гарантий попадания в президиум ни Колесниковой, ни тем более Знака и Ковальковой нет никаких, а неуправляемый орган организаторам белорусского майдана не нужен. Поэтому и создали абсолютно нежизнеспособную, но зато управляемую структуру, которая при плане количественного состава КСДОТФ в 70 членов на сегодняшний момент имеет 30, но эти 30 уже избрали президиум!

Как следствие, очень амбициозные в этот совет уже не пойдут, поскольку, как пел Владимир Высоцкий, — «там все места блатные расхватали», а тем не очень амбициозным, которые всё-таки войдут, на решения этого президиума будет наплевать, поскольку они его не избирали. Не говоря уже о том, что, по словам Знака, КСДОТФ будет принимать решения большинством голосов и в любой момент этот президиум может измениться до потери направления его деятельности, поскольку 40 вновь зачисленных могут всё перерешить по-своему. Видимо, поэтому и такой тщательный, затянувшийся отбор, чтобы не допустить в КСДОТФ тех, кто может такой бунт устроить. К тому же, как было заявлено тем же Знаком, членом КСДОТФ может быть только тот, кто в настоящее время находится на территории Белоруссии, соответственно, в его состав не попала и Тихановская.

Кроме того, впадание в конкретику лиц всегда несёт опасность отторжения всего процесса в целом, и до тех пор, пока протесты шли под общим лозунгом «за всё хорошее — против всего плохого», в котором под плохим подразумевался Лукашенко, а под хорошим — некое аморфное «светлое будущее», это срабатывало, а вот когда это «светлое будущее» начало материализовываться в конкретные личности, то не факт, что для многих, кто выступает против Лукашенко, эти конкретные личности будут более приемлемыми, чем нелюбимый ими Лукашенко. Вне зависимости от количества поданных за Лукашенко на этих выборах голосов, можно с абсолютной уверенностью утверждать — и последовавшие после выборов события это наглядно показали — что как минимум половине проголосовавших за Лукашенко он не нравится, и они голосовали за него не потому, что он лучший, а потому, что остальные претенденты на президентский пост ещё хуже, чем он.

***

В настоящий момент, можно только констатировать, что майдан в Белоруссии не завершился, он просто вступил в иную фазу, к тому же по уже ранее обкатанной Западом в нескольких странах технологии создания разных «советов гражданского общества», вот только арсенал средств воздействия на Белоруссию у организаторов майдана явно маловат. Во всяком случае в 2018 году, во время майдана в Армении, после того как армянская полиция начала силовое пресечение протестов, в результате чего были задержаны около 300 человек, в том числе и нынешний премьер Никол Пашинян, уже через пару часов после начала задержаний в адрес бывшего в то время премьером Сержа Саргсяна была послана «чёрная метка» от ЕС в виде категорического заявления: «Право осуществлять свободу собраний мирным путем и в соответствии с законом является всеобщим и фундаментальным правом всех. Все те, кто был задержан при осуществлении своего основного права на собрания в соответствии с законом, должны быть немедленно освобождены».

В результате большинство из задержанных были освобождены уже вечером, 23 апреля были освобождены и остальные задержанные, включая Пашиняна, а Генпрокуратура Армении прекратила возбуждённое ранее уголовное дело в отношении протестующих, фактически признав этим решением правомерность применения «мирными» протестующими «тупых и режущих предметов» против полицейских, в результате чего шести полицейским потребовалась медицинская помощь, а один из полицейских даже был прооперирован из-за разрыва вены. В случае с Белоруссией картина совершенно другая, даже несмотря на 7000 задержанных.

Учитывая сплошной экспромт в принятии решений в настоящее время как с одной, так и с другой стороны, предполагать возможные варианты развития событий в Белоруссии смысла нет, поскольку, в зависимости от принятых сиюминутных решений, события в Белоруссии с равной степенью вероятности могут пойти как в одну, так и в другую сторону. Одно только можно сказать практически с абсолютной уверенностью — завершение майдана будет зависеть не столько от количества и качества правильных решений сторон, сколько от их ошибок и умения воспользоваться этими ошибками оппонентами. Да и известный конструктор цветных революций Бернар Анри Леви не случайно примчался в Литву на встречу с Тихановской, чему подтверждение — их совместная фотография, что с одной стороны свидетельствует о тупике, в котором оказались организаторы белорусского майдана, а с другой стороны — о серьёзности их намерений по продолжению расшатывания ситуации в Белоруссии. Впрочем, публикацию этой фотографии можно спокойно отнести к разряду больших ошибок со стороны организаторов майдана, поскольку авторитета и значимости она Тихановской не прибавит, зато после публикации этой фотографии говорить о «стихийности» майдана в Белоруссии больше не приходится, не говоря уже о том, что эта фотография может протрезвить многие белорусские пока ещё промайданные головы.

 


Infos zum Autor
[-]

Author: Фёдор Яковлев

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 23.08.2020. Aufrufe: 55

Kommentare
[-]
 webinar software | 24.08.2020, 09:50 #
Wow, cool post. I’d like to write like this too – taking time and real hard work to make a great article… but I put things off too much and never seem to get started. Thanks though.  webinar software
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta