О реакции России на политические события в Беларуси после выборов в ней президента страны

Information
[-]

***

Организация Россией пропагандистской помощи властным структурам Беларуси 

ISANS – международный проект экспертов из разных стран - считает, что Россия начала гибридную операцию по установлению контроля над медиа, общественным пространством, силовым структурами и управленческим аппаратом Беларуси. И происходит это с ведома ее президента Александра Лукашенко.

В последние две недели именно о помощи группы «советников» по нормализации обстановки и шла речь во время нескольких звонков Владимиру Путину из Беларуси. Совершенно очевидно, что никакой другой формат вмешательства на пике протестов реализовать было невозможно. Перед выборами можно было предъявлять изумленному миру низовых бойцов ЧВК «Вагнер». Сейчас двери Беларуси оказались распахнуты для российских специалистов по гибридным операциям, которые прибыли в Беларусь под прикрытием вечеринки в честь дня рождения посла РФ в Беларуси Дмитрия Мезенцева.

Как и всегда, российская помощь не прибывает без двойного, а то и тройного дна. О подписании всех «дорожных карт» в рамках Союзного государства при сохранении Лукашенко у власти не писал только ленивый (даже если Лукашенко и рассчитывает снова выкрутиться при помощи крестьянской смекалки). Не факт, что сейчас речь идет именно об этом. Пока «консультанты» из России должны взять под контроль ключевые сферы Беларуси. Будут они использовать этот контроль для удержания власти Лукашенко или для организации транзита власти под российским руководством – большой вопрос.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

На возможность сценария транзита под российским руководством указывают несколько признаков:

  • Активная поддержка идеи пророссийского транзита пулом российских госмедиа (в том числе, принадлежащим концерну МИА «Россия сегодня»).
  • Активизация пророссийских элементов сети российского влияния в Беларуси – в том числе, создание «Народно-патриотического движения Беларуси» лидером ЛДПБ Олегом Гайдукевичем и растущая активность РПТС. Это те партии, которые были созданы симметрично российским и должны занять свое место в российской архитектуре союзного государства РБ и РФ.
  • Активное освещение и поддержка всех передвижений и заявлений Валерия Цепкало РИА Новости, которое де-факто уже выполняет роль пресс-службы Цепкало.

Итак, кто же приехал в Беларусь в качестве кремлевского десанта?

Для начала – специалисты из МИА «Россия сегодня» (RT, Спутник, РИА Новости), перед которыми поставлена задача установления контроля над медиа.

Во вторник 18 августа в Минске были замечена передвижная телевизионная станция (ПТС) телеканала RT (МИА «Россия сегодня»). В среду 19 августа пользователи сети интернет стали публиковать фото пропагандистки Ирады Зейналовой в Минске. На государственные телеканалы БТ и ОНТ привезли «специалистов» из России на место бастующих и уволившихся журналистов и сотрудников технического персонала. Таким образом, телевидение в Беларуси, которое раньше было под полным контролем беларусских властей, уже взято под российский контроль. В офис Спутник Беларусь 19 августа также были направлены высокопоставленные кураторы из Москвы с задачей «унификации подачи информации» по образцу украинской повестки в 2014-2020. Теперь, по замыслу кремлевского десанта, беларусский телевизор будет унифицирован с российским, и на нём появится всё больше клонов Соловьева и Скабеевой.

Первые плоды такой работы мы уже видим – дикие пропагандистские ролики, которые запустили на другом госканале, СТВ, с целью демонизации Светланы Тихановской. Фактически, сейчас роль государственных телеканалов сведена к разжиганию гражданского конфликта в Беларуси. Аналогичного свойства плакаты появились на улицах Беларуси. Сменилась и риторика Лукашенко: «донбассизированные» пропагандистские посылы в адрес конкурентов начали звучать в речах самого Лукашенко (которые, исходя из сравнения лексики предыдущих выступлений, с этой недели пишут кремлевские спичрайтеры).

Тезисы противостояния сейчас сформулированы по кальке украинского сценария для «донбассизации» Беларуси. Основные – противопоставление востока и запада страны, католиков и православных, беларуского и русского языка (с откровенной ложью о несуществующих планах Светланы Тихановоской о запрете русского языка). Главное, что пока осталось за кадром и вне медийного пространства – приезд еще одной группы «операторов». Речь идёт о людях от Администрации Президента Российской Федерации (АП РФ), которые были доставлены в Минск спецбортом для курирования работы по контролю и переструктурированию общественного пространства. В том числе – для активного подключения к работе сети российского влияния, формирования беларусского варианта «антимайдана», структурирование деятельности пророссийского политического крыла на территории Беларуси. Уже появились первые плоды их работы в виде плакатов, пропагандистских митингов «за батьку» («батька» – чисто российская формула) и активизации про-российских партий.

Даже если Лукашенко останется у власти, одним из условий Кремля, вероятнее всего, будет переструктурирование парламентской системы Беларуси. Её выстроят таким образом, чтобы марионеточные прокремлевские партии стали ещё одним рычагом Кремля по контролю ситуации в Беларуси. Фактически, Кремль и Лукашенко пытаются сформировать кураторство работы парламента и партий из АП РФ, как это уже много лет происходит с российской Госдумой.

На следующем этапе можно ожидать «воспитательную работу» и попытки подкупа культурных элит, региональных управленцев и топ-менеджеров госкомпаний. Это также укладывается в схему работы, опробованную кремлевскими технологами в Молдове, Украине и других «объектах внимания» Москвы. В рамках этого процесса Кремль будет формировать преданные Москве кланы. К слову, раньше этого пытался избежать, в том числе, и сам Лукашенко, когда постоянно «ператрахивал» управленческую вертикаль. Разница лишь в том, что сейчас Лукашенко уже не контролирует ситуацию.

И, наконец, остаётся работа, которая, скорее всего, вообще никогда и ни в какое информационное пространство не попадет. Речь идёт о работе «специалистов» из Минобороны и ФСБ России с партнерами – командованием беларусской армии и с руководством Комитетом государственной безопасности (КГБ). Фактически, это будет попытка переподчинить командование армией и КГБ командам из Кремля. Что из этого выйдет – мы пока не можем предположить. Это, возможно, последняя возможность для беларусских офицеров, чтобы решить, что сейчас означает верность собственной присяге.

Сейчас за очень небольшой промежуток времени Кремль планирует взять под контроль ключевые точки управления Беларусью, включить пропаганду (в первую очередь – телевидение) на полную мощность и решить, что дальше делать с Лукашенко. Сам Лукашенко, открыв двери для российской гибридной интервенции, уже мало что решает сам. Видимо, он надеется вернуть себе контроль при помощи очередных уверений в братской любви и подписаний всего, что только прикажет Кремль. Но, к сожалению для всех, кроме Кремля, эти иллюзии очень скоро закончатся – как может закончится на время и история Беларуси как суверенной страны.

Источник - https://newizv.ru/article/general/22-08-2020/isans-rossiya-nachala-gibridnuyu-interventsiyu-belorussii

***

Почему Россия, возможно, готовится вторгнуться в Белоруссию

США должны готовиться к тому, что российское руководство, обеспокоенное происходящим в Белоруссии, может пойти на вооруженное вмешательство в дела республики, пишет бывший посол США на Украине Джон Хербст в статье, вышедшей 24 августа в The National Interest.

Дипломат отмечает, что Белоруссия продолжает удивлять. После двадцати шести лет, казалось бы, стабильного руководства «режим» президента Александра Лукашенко, возможно, находится на грани. Массовые акции протеста сотрясают страну с тех пор, как он попытался «украсть» президентские выборы, прошедшие в республике 9 августа. Жесткие меры властей — аресты тысяч людей, повсеместное «применение пыток» — пока не увенчались успехом. Пока нельзя сказать определенно, способны ли или хотят ли силы безопасности Лукашенко сделать всё необходимое для восстановления порядка в стране. Это побудило Лукашенко обратиться к президенту России Владимиру Путину.

По словам белорусского «диктатора», он достиг такого соглашения с Москвой, благодаря которому Россия сможет вмешаться в дела республики для прекращения беспорядков. Москва подтвердила, что соглашение существует. Лукашенко надеется, что эта угроза повысит моральный дух его силовиков и убедит протестующих пойти на попятную. Так, он пошел на активизацию мер по укреплению своих сил и прекращению протестов. Непонятно, однако, чем всё это закончится.

Такое развитие событий создает серьезную проблему для Кремля. Белоруссия при Лукашенко долгое время была ключевым членом Евразийского экономического союза — важным направлением политики Путина и надежным оборонным партнером в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Более того, республика граничит с НАТО и находится недалеко от Калининграда. Хотя отношения Путина и Лукашенко нельзя назвать простыми, глава Кремля считает неприемлемым смещение избранного, в чем Хербст сомневается, лидера в результате массовых демонстраций. Таким образом, Россия должна будет пойти на сохранение власти в Белоруссии. В настоящий момент Лукашенко находится в трудном положении: он начал жестокие репрессии, но безуспешно. Его легитимность подорвана, и он все еще не контролирует ситуацию.

Более того, у белорусского народа нет сложившихся традиций антироссийской деятельности или настроений. Оппозиция «не стремится к членству» в НАТО или Европейском союзе. Верно и то, как заявила ведущий кандидат в президенты от оппозиции Светлана Тихановская, что митинги являются полностью доморощенными и не имеют западного влияния. В отличие от украинского евромайдана, флаги ЕС на митингах «не приветствуются». Более того, другой лидер оппозиции, Мария Колесникова, даже заявила, что ЕС слишком рано вводить санкции в отношении белорусских чиновников, участвовавших в репрессиях.

Российское вторжение с целью поддержать Лукашенко или назначить кого-то на его место изменит настроения белорусского народа. «Захват» Москвой Крыма и «ее агрессия в Донбассе» послужили укреплению чувства украинской национальности в противовес агрессии Кремля. Аналогичное влияние будет оказано и на Белоруссию. И хотя Путин не любит, когда авторитарные лидеры вынуждены уходить из-за демонстраций, он согласился с уходом премьер-министра Армении Сержа Саргсяна в 2018 году после массовых демонстраций, возглавляемых Николом Пашиняном.

Нет никаких оснований сомневаться в том, что российские войска смогут установить контроль в республике. Но добиться этого будет непросто. У оппозиции в Белоруссии нет центрального руководства, которое можно обезглавить или кооптировать. Демонстрации продолжаются не только в Минске, но и во многих городах страны. Инициатива часто исходит от широких масс. Так что Москве пришлось бы развернуть десятки тысяч военнослужащих, если не больше, по всей стране. Умиротворение, вероятно, повлечет за собой задержание десятков тысяч человек и множество жертв.

Информационный туман, позволивший Москве незаметно «оккупировать и захватить» Крым, а также начать «скрытую гибридную войну» в Донбассе, рассеялся. О вторжении Кремля в Белоруссию и его последствиях сразу же станет известно из социальных сетей. Российские силы будут выглядеть в социальных сетях так же уродливо, как войска сирийского президента Башара Асада, когда они расправились с протестующими в начале «арабской весны». Конечно, Москва и «режим» Лукашенко могут отключить интернет, но это будет временная мера. Кроме того, это просто осложнило бы усилия оппозиции по освещению насилия.

Путин также должен принимать в расчет ситуацию в России. На протяжении шести недель в Хабаровске проходят демонстрации против ареста «популярного» губернатора Сергея Фургала. В последние недели объектом нападок демонстрантов стала федералистская система России, которая позволяет Кремлю сохранять жесткий контроль на региональном и местном уровнях. Многие города Дальнего Востока и Сибири стали свидетелями демонстраций поддержки. А за последние две недели демонстранты в Хабаровске выразили солидарность со своими «собратьями» в Минске.

Кроме того, «отравление» лидера оппозиции Алексея Навального во время организации им региональных выборов в Сибири «свидетельствует» о том, что Кремль нервничает по поводу демонстраций и их возможного влияния на региональные выборы. Благодаря такому шагу Кремля в стороне остался «жесткий критик», который может предложить российскому народу скептический взгляд на события, если Кремль решит вмешаться в дела Белоруссии.

Пока что Москва не расправилась с демонстрантами в Хабаровске, кроме задержания на несколько дней некоторых из лидеров протеста. Путин должен учитывать непредсказуемые последствия в Хабаровске и других местах при отправке войск в Белоруссию. Могут ли репрессии в Белоруссии вызвать беспорядки в Хабаровске? Хотел ли Путин, чтобы его войска были скованы в Белоруссии, если дела в Хабаровске выйдут из-под контроля? Также, конечно, верно и то, что «ястребы в Кремле» могут посчитать, что применение силы в Белоруссии запугало бы протестующих на Дальнем Востоке.

Все это говорит о том, что Путин даст Лукашенко время для восстановления порядка. 19 августа власти Белоруссии пригрозили принять меры против лидеров оппозиции, а 20 августа прокуратура возбудила против них дела. Кроме того, сообщается о том, что белорусские войска концентрируются под Гродно, где также проходят акции протеста. Это может быть прелюдией к новым репрессиям. Появление георгиевских флагов — «связанных с не столь скрытой войной Москвы в Донбассе» — на небольших митингах в поддержку Лукашенко в последние два дня также может быть предупреждением, что «Москва теряет терпение».

На данный момент сохраняется большое число возможных путей развития событий. Но если Лукашенко будет настаивать на том, чтобы остаться у власти, а его собственных средств недостаточно для обеспечения успеха, то Москва окажется перед трудным выбором.

США должны учитывать все эти нюансы, раз они «стремятся предотвратить кровопролитие» в Белоруссии и поспособствовать мирной передаче власти от Лукашенко новому лидеру. В связи с этим администрация должна поддержать усилия министров иностранных дел ЕС по посредничеству при передаче власти. Администрация и Конгресс рассматривают возможность введения санкций в отношении белорусских чиновников, причастных к жестким мерам по подавлению беспорядков. Такой шаг был бы логичен, его необходимо скоординировать с аналогичными санкциями ЕС, которые были в целом согласованы.

Но ничто из этого не устраняет опасность вмешательства Кремля. Лучшим вариантом в этом отношении, по мнению дипломата, было бы наметить санкции, которые США введут против России в случае ее отправки войск в Белоруссию. Такие санкции могут быть наложены в соответствии с действующим законодательством и могут быть нацелены на выпуск суверенного долга России или на тот или иной российский государственный банк.

Вашингтон также может ужесточить ограничения на экспорт технологий двойного назначения, а также энергетические и кибертехнологии. Цель состоит не в том, чтобы ввести новые санкции, а в том, чтобы использовать угрозу новых санкций для сдерживания вторжения Москвы. Тем не менее США должны иметь возможность воплощать любую угрозу, с которой они выступают, поэтому санкции должны быть достаточно жесткими, чтобы в Москве ощутили это давление, но не настолько сильными, чтобы Вашингтон предпочел бы не «нажимать на курок». Один из способов сделать это — создать отдельное управление по санкциям, связанным с Белоруссией, на основании указа, а не действующего законодательства из-за нехватки времени.

На Капитолийском холме есть определенный интерес к этой тактике. Администрация должна искать способы, как сделать угрозу этой санкции реальностью. И администрация, и Конгресс должны связаться с ЕС для координации этих действий. Однако Вашингтон должен быть готов действовать в одиночку, если ЕС не пойдет на этот шаг. Использовать санкции для сдерживания — это разумная мера.

Автор Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/3044948.html

***

Почему Белоруссия не Украина

Журналисты из разных стран, не слишком погружаясь в тему, любят представлять Белоруссию как Украину 2.0. Любые протесты в Минске трактуются как начало Майдана, любая ссора с Россией как предтеча аннексии, любая скромная инициатива властей по развитию идентичности как флирт с белорусскими «бандеровцами».

Автор этих строк сам журналист и понимает, насколько сильной бывает тяга к шаблонам и привлекающим внимание заголовкам. Но иногда хочется реализма. Каким бы ни был сценарий транзита

белорусского политического режима, он почти наверняка не повторит украинский — ни в том, что будет происходить внутри страны, ни в отношениях с Россией.

Чтобы протесты привели к смене власти, они должны быть настолько массовыми и упорными, чтобы в голове правителя и его окружения риск. Феномен белорусской государственности. Что ждет систему Лукашенко от их подавления перевесил риск от уступок или ухода в отставку. Кроме того, часть правящей элиты должна перейти на сторону протестующих. У них, в свою очередь, должны быть эффективные каналы коммуникации хотя бы друг с другом, в идеале — со всем обществом.

В белорусской власти нет раскола или альтернативных центров силы, силовики не раз доказывали свою преданность. Но даже если оставить это все в стороне, вероятность Майдана в Белоруссии все равно будет стремиться к нулю — из-за критического дисбаланса в стартовых силах. В отличие от Украины, в Белоруссии нет ни общественных, ни политических структур, способных организовать или долго координировать массовый протест. Нет общедоступных телеканалов, влиятельных олигархов, депутатов парламента и целых областей страны, способных открыто поддержать революцию.

У оппозиции нет людских и материальных ресурсов — денег или средств самообороны — для физического противостояния мощной силовой машине. Та же, в свою очередь, заточена на подавление протестов и практикуется в этом последние 15–20 лет. Белорусские силовики в случае угрозы умеют превентивно нейтрализовывать всех потенциальных лидеров протеста, выключать связь и глушить интернет в точках сбора, блокировать онлайн-СМИ и соцсети, не давать людям собираться в назначенных местах и с нужной степенью жесткости задерживать тех, кто все-таки собрался.

В мире протест иногда рождается спонтанно и без лидеров, например, из-за того, что власть сделала что-то возмутительное, но в Белоруссии против этого работает «прививка знания». Люди знают, что протесты никогда не меняли власть в стране, но зато они много раз видели, какой арсенал контрмер есть у силовиков и под какие репрессии можно попасть.

Последовательные наказания за протест стали эффективной профилактической мерой, которая демотивирует потенциальных участников акций. Но ради дискуссии представим, что в результате революции или номенклатурного бунта в Минске неожиданно сменилась власть. Новое руководство оказалось настолько оторвано от экономической реальности и не осознало степень зависимости от России, что появился риск разворота Белоруссии на Запад.

Во-первых, далеко не любая форсированная смена власти в постсоветской стране вызывает такую реакцию России, которая последовала за Майданом 2014 года на Украине. Военная операция с отторжением одной части соседней страны и поддержкой сепаратизма в другой ее части сопряены с огромными международными рисками, материальными и военными затратами. Чтобы игра стоила свеч, потенциальный разворот бунтующей соседки должен быть по-настоящему угрожающим в глазах Москвы.

Украина в этом смысле сильно отличается от Белоруссии. На Украине была как проевропейская западная часть, которая поддерживала разворот к Европе, так и пророссийская восточная, которая в разной степени его не принимала. Плюс автономный и исторически близкий к России Крым, где уже были развернуты тысячи военнослужащих РФ. Все это — готовая почва для интервенции и игры на противоречиях регионов.

В гомогенной Белоруссии нет ничего из перечисленного: ни большого количества сторонников разворота страны на Запад, ни определенных районов, охваченных этой идеей, ни оппонирующих им белорусских аналогов Крыма или Донбасса. В Белоруссии нет даже мест компактного проживания этнических русских (их всего 7–8 %), чтобы использовать эти территории как отправные точки для гибридной войны. Разыграть карту притеснения русскоязычного меньшинства в русскоязычной стране тоже будет сложно.

На Украине и до, и после революции были слабые институты власти, не было боеспособных силовых структур, но куда важнее — лояльность киевским властям в Донбассе и в Крыму была очень слабой или ее не было вовсе.

Далеко не очевидно, что военные в руководстве Белоруссии и в ее казармах так же легко капитулируют и дезертируют, как многие части ВСУ в Крыму или милиция Донецка. Да, считается, что белорусские силовики пророссийски настроены, хотя таких исследований никто не проводил. Но для того, чтобы быть готовым в момент истины сменить знамя, недостаточно просто симпатизировать России. Нужно еще, чтобы твоя преданность присяге оказалась слабее этой симпатии. Это возможно, когда ты — житель региона или представитель меньшинства (социальной группы), которые чувствуют себя отвергнутыми столичными элитами или остальной страной. Но в Белоруссии нет такого раскола ни географического, ни социального.

Лукашенко чутко относится к угрозам своей власти, и нельзя сказать, что он вообще ничего не предпринял, увидев происходящее на Украине. В 2014–2015 годах были назначены новые министр обороны и госсекретарь Совбеза — Андрей Равков и Станислав Зась. Оба относительно молоды — им около 50 лет. Оба публично заявляли, что нужно учиться на украинском опыте — укреплять границу и модернизировать армию. В 2016 году в Белоруссии приняли новую военную доктрину, при разработке которой, по словам Равкова, были учтены риски гибридной войны и сделан акцент на спецоперациях.

Все перечисленное означает, что даже в случае невероятного разворота Белоруссии на Запад попытка военным путем вернуть ее в свою орбиту может оказаться для России более затратной и рискованной, чем крымская и даже донбасская операции. Под контроль придется брать всю страну с достаточно боеспособной армией.

Более логично и эффективно для Москвы использовать экономический и энергетический рычаги. В последние годы правления Януковича Феномен белорусской государственности. Что ждет систему Лукашенко доля России в экспорте Украины была около 25 %. У Белоруссии в Россию идет половина экспорта. К тому же Минск на 100 % зависит от российского газа, а белорусская нефтепереработка — от российской нефти.

Возвращаясь в пространство реального, отметим, что все нынешние ссоры Александра Лукашенко с российским руководством и близко не подходят к черте, после которой в Кремле начинают задумываться о военном решении. Даже на пике эмоциональных конфликтов Белоруссия остается самой близкой военно-политической союзницей Москвы, одной из самых экономически зависимых от России постсоветских стран.

Не исключено, что наши потомки будут оценивать этот первый этап белорусской истории — а именно вынужденный союз с Россией с параллельным выстраиванием институтов суверенитета — как один из немногих реалистичных вариантов сохранения независимости, который был у молодой страны со слабой национальной идентичностью, советскими экономикой и ментальностью большей части населения и элиты. Эти оценки, конечно, будут зависеть и от того, насколько мирно и бескровно произойдет переход власти.

Открыт пока и вопрос о том, чем придется заплатить за пророссийскую ориентацию, как сильно она затормозит экономическую и политическую трансформацию Белоруссии. До сих пор российская поддержка не только обеспечивала стабильность белорусской власти, но и ослабляла ее мотивацию к демократизации и построению конкурентоспособной экономики.

Так уж получилось, что этап становления независимая Белоруссия прошла под руку с режимом Александра Лукашенко. Как и у людей, уязвимые и слабые места политической системы — неизбежное продолжение ее сильных черт. Обратной стороной институциональной устойчивости белорусского режима, его монолитности и управляемости стала зависимость этой системы от характера и мировоззрения Лукашенко. А именно — его тяги к власти, консерватизма, страха перемен, ностальгии по СССР и левых взглядов.

Даже если вопреки ожиданиям многих наблюдателей эта система внезапно рухнет, для того чтобы избавиться от основ авторитаризма Лукашенко, тех черт белорусского общества, которые сделали такой режим не только возможным, но и стабильным, потребуются долгие годы, а может быть и десятилетия.

Источник - статья "ФЕНОМЕН БЕЛОРУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.

Что ждет систему Лукашенко", Автор Артем Шрайбман

http://www.carnegie.ru.

***

Путин будет блефовать. Вмешается ли Кремль в дела Беларуси?

Я не сомневаюсь, что Путин будет вмешиваться в дела Беларусии, но сомневаюсь, что он будет делать это на стороне Лукашенко, и вот почему. Я буду рассуждать не с точки зрения морали, а с точки зрения Кремля и отчасти — здравого смысла.

Первое

Ввод войск или Росгвардии в данном случае является самым непродуктивным способом получить контроль над Беларусью. Другие способы много проще. Светлана Тихановская сама говорит, что она временный президент. Ее цель — чтобы Лукашенко ушел и провести нормальные выборы. В этих-то выборах Кремль и будет участвовать, поддерживая какого-нибудь Бабарико. Вполне вероятно, что прокремлевский кандидат победит. Он будет для Путина куда более удобным партнером, чем Лукашенко.

Более того, даже если он и проиграет, любой белорусский президент имеет все основания быть лояльным России, которая дотирует значительную часть белорусского бюджета и является главным рынком сбыта белорусских товаров (в Армении оппозиция победила, и ничего страшного не случилось). Не сомневаюсь, что в администрации президента сейчас разрабатывают подобные планы.

Второе

Личные отношения Путина и Лукашенко ужасны. Конечно, оба они говорят на одном языке — языке международной подворотни, но именно в рамках этой подворотни Лукашенко, будучи намного отмороженней Путина, много раз брал над ним верх (хотя, по идее, именно он зависит от Путина, а не наоборот). Он оскорбил Путина, отказавшись его обнулить, и оскорбил Путина, арестовав «вагнеровцев».

Не совсем понятно, зачем Кремлю вводить войска в Беларусь ради Лукашенко, который вытирает о Кремль ноги. Чтобы Лукашенко и дальше вытирал о Кремль ноги? Подозреваю, что если бы референдума об обнулении еще не было, то вероятность аннексии Белоруссии была бы очень высока. Но сейчас, единожды извозившись?

Третье

ЕС долго раскачивался, но через неделю признал очевидное и объявил Лукашенко персоной нон грата. Вся политика России последние несколько лет заключалась в том, чтобы добиться снятия санкций ЕС.

Введение войск — это верный способ попасть под жесточайшие санкции, что, в свою очередь, в условиях коронакризиса приведет к развитию ситуации по белорусскому сценарию и нарастанию недовольства как элиты, так и глубинного избирателя.

В Хабаровске перед Кремлем и так стоит призрак Беларуси. Глупо усугублять. Другое дело, что Путин будет блефовать и делать вид, что изучает возможность военной помощи, чтобы под это дело выбить как можно большие концессии со стороны Запада.

Четвертое

Беларусь — одна из немногих постсоветских республик, где к русским, как к народу, относятся замечательно, и где реальным языком общения является русский. Если пользоваться казенным клише, которые в данном редком случае к месту, то белорусский народ действительно «братский народ».

Вторжение в Беларусь на стороне проигравшего тирана поменяет это отношение кардинально. В перспективе оно повлечет исчезновение в Беларуси русского языка (и переход на белорусский) и выпадение Беларуси из орбиты России. Короче: вторгшись в Беларусь, Путин потеряет ее, а не приобретет.

Пятое

«Белорусские фашисты», в отличие от американских, грузинских и украинских фашистов, никогда не были предметом обличения на государственном телевидении. В Беларуси нет Крыма, который можно аннексировать, и нет Донбасса и Южной Осетии, о защите которых от фашистов можно объявить. Если Путин решится воевать против коренного белорусского избирателя, есть большая вероятность, что он тем самым спровоцирует недовольство коренного избирателя в своей собственной стране. Если Путин вздумает усмирять Белорусский тракторный, ему надо смотреть, чтобы не восстал «Уралвагонзавод».

Шестое

Слишком большая степень неопределенности. Ситуация в Беларуси меняется каждый день, и шаги, которые еще вчера казались очевидными (например, Лукашенко, строящий кампанию на обвинении России во вмешательстве в дела Беларуси), сегодня оказываются для акторов ошибочными. К этой неопределенности добавляется поведение самого Лукашенко, который пребывает в полном неадеквате, и которому, вероятно, его холуи до сих пор не сказали, что он не получил 80% голосов (скорее всего, и массовые избиения тысяч людей в этой ситуации являлись результатом неадеквата: «я получил 80%, против меня сейчас выйдет пара сотен людей, побейте их и выясните, кто их нанял).

С неадекватным союзником опасно иметь дело. Что, например, если Кремль введет войска, а главнокомандующий Лукашенко после этого объявит, что Путин пытается отнять у него, законного президента, власть, объявит священную войну против российских захватчиков и отдаст соответствующий приказ армии?

Седьмое

Как я уже сказала, все эти соображения — за исключением глубокой личной неприязни Путина и Лукашенко — рациональны. Наоборот, единственное соображение, которое может побудить Путина ввести войска или Росгвардию, глубоко нерационально. Это глубинный, нерассуждающий страх перед народом, осмелившимся проголосовать против диктатора, объявившим тотальную забастовку и выходящим сотнями тысяч на улицу.

Для того чтобы Кремль вмешался в дела Беларуси на стороне Лукашенко, надо, чтобы Путин полностью разделил неадекватную точку зрения Лукашенко. Надо, чтобы он искренне верил, что в Минске происходит Майдан, инспирированный подлым Западом с целью оторвать братский белорусский народ от России.

В ближайшее время мы увидим, какая точка зрения победит. Рациональные сценарии вмешательства (условно говоря, «проект Бабарико», которые, вероятно, отстаивает администрация президента) или силовые, которые перервут последние тонкие ниточки, связывающие Россию с Западом, уничтожат совместное будущее России и Беларуси, заставят Путина выступить спасителем ненавистного ему Лукашенко, уменьшат его рейтинг, — но поставят его в полную зависимость от силовиков.

К сожалению, высока вероятность, на мой взгляд, того, что Путин, который привык вести гибридную войну, предполагающую возможность отрицания, попытается оказать «братскому белорусскому народу» гибридную помощь. Войска не будут введены, но в крупных городах появятся подразделения Росгвардии, которые придут на помощь карателям из белорусского ОМОНа. Это будет катастрофа для всех, в том числе и для «проекта Бабарико», и это будет означать захват власти силовиками. Не в Беларуси. В России.

Автор Юлия Латынина, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/18/86720-putin-budet-blefovat


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Белов, Артем Шрайбман, Юлия Латынина

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 26.08.2020. Aufrufe: 51

Kommentare
[-]
 Mike Rooney | 31.08.2020, 10:55 #
I really enjoyed reading your article. I found this as an informative and interesting post, so I think it is very useful and knowledgeable.
Yellowstone Beth Dutton Blue Coat

 럭키걸 Lucky girl | 01.09.2020, 04:26 #



<a href="https://www.dnfl150.com/yes" target="_blank">예스카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/first" target="_blank">퍼스트카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/theking" target="_blank">더킹카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/sands" target="_blank">샌즈카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/joy" target="_blank">조이카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/royal" target="_blank">로얄카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/starclub" target="_blank">스타클럽카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/asian" target="_blank"> 아시안카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/superman" target="_blank">슈퍼맨카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/" target="_blank">카지노사이트</a>
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta