Западные перспективы белорусской экономики

Information
[-]

***

Политический кризис после выборов президента страны

Политическая турбулентность, возникшая в Белоруссии после президентских выборов 9 августа, не утихает и внешнеполитическая ориентация республики становится фактором внутриполитической борьбы.

До президентских выборов антироссийскую риторику эксплуатировал президент Белоруссии Александр Лукашенко, давая понять что обиделся на Москву и скоро «уйдет на Запад». После выборов Лукашенко поменял свою позицию на противоположную – теперь обвиняет во всех своих несчастьях Запад и обвиняет оппозиция в планах разрушить Союзное государство. Оппозиция открещивается от этих обвинений, утверждая, что внешней политикой не интересуется, а лишь хочет провести новые президентские выборы. Таким образом, разворот Белоруссии на Запад, подобно Украине в 2014 году маловероятен, но все же не стоит исключать такую возможность. Тем более, что рядом с Белоруссией существует пример удачной интеграции страны в европейскую экономику.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Заграница нам поможет

Население соседней Польши в четыре раза больше, чем в Белоруссии, а польский ВВП почти в десять раз превышает белорусский — то есть в 2,5 раза больше на душу населения (по номинальному значению). Согласно данным официальной белорусской статистики средняя начисленная заработная плата в первом полугодии составила 1189 белорусских рублей или 476 долларов США, или 404 евро, что почти в три раза меньше средней польской зарплаты. Жители приграничных областей имеют возможность часто ездить в Польшу за покупками, а десятки тысяч белорусов легально трудятся у соседей. Но желание стать «Польшей» нереализуемо ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе. При попытке переориентировать на Запад экономику Белоруссии, эту страну, в лучшем случае, ждет повторение судьбы Болгарии или Румынии, а в худшем  — Украины, с миллионами выходцев из которой белорусы сегодня конкурируют в Польше.

Слагаемых польского успеха было много: помимо достижений самих поляков, создавших, надо отдать им должное, благоприятную атмосферу для развития малого и среднего бизнеса, а не для появления олигархов, были и остаются огромные финансовые вливания со стороны ЕС. Это не только инвестиции частного бизнеса, стремящегося получить прибыль, но и дотации (около 10 млрд евро в год), которые до сих выдаются полякам.

Украину, которая ринулась на Запад вслед за Польшей, но с опозданием в четверть века, ждал более прохладный прием. Киеву иногда перепадают подачки от ЕС в виде нескольких десятков или сотен миллионов евро, но Украина после «евроинтеграции» даже не получила свободного доступа на европейский рынок. Действуют жесткие квоты на беспошлинную поставку украинской продукции в Евросоюз: по отдельным группам товаров годовые квоты исчерпываются в течение нескольких недель после начала года. В результате номинальный ВВП Украины на душу населения, который до Майдана 2014 года составлял 4 тыс. долларов США, рухнул в 2015 году практически в два раза и, совершив «круг почета», сегодня вновь вяло приближается к показателям 2013 года.

Совхоз Беларусь

Ситуация с белорусской экономикой, несмотря на формально лучшие показатели, обстоит намного печальнее, чем с украинской. Если Украина прозябает без ожидаемых от Запада инвестиций и субвенций, то белорусская экономика стагнирует, несмотря на огромные финансовые вливания со стороны России. В 2019 году ВВП Белоруссии вырос на 1,2% и составил 132 млрд белорусских рублей (около 63 млрд долларов) при прогнозе правительства в 4% роста. При этом Лукашенко поставил перед правительством еще более амбициозный план: к 2025 году увеличить ВВП до 100 млрд долл.

Современную белорусскую экономику нельзя рассматривать как устойчивую и самодостаточную систему. Если она будет лишена российских дотаций, то обанкротиться рискует большинство предприятий республики. Население страны составляет 9,4 млн человек и практически все формально заняты (официально зарегистрированная безработица всего 0,4%), но процесс труда в Белоруссии оказался гораздо важнее результата. Из отраслей прибыльны в республики лишь нефтепереработка и производство удобрений («Беларуськалий» обеспечивает 8% доходов страны от экспорта), небольшая часть промышленных предприятий и частный бизнес. Вопреки сложившемуся предубеждению о том, что в Белоруссии существуют лишь госпредприятия (их доля в ВВП составляет 70%), около половины населения трудится в частном секторе, который дает около половины доходной части бюджета.

Несмотря на убыточность или низкую рентабельность большинства машиностроительных предприятий и большей части сельского хозяйства, власти видели свою задачу в том, чтобы наращивать производство на существующих предприятиях и стремились создавать новые. Продукция не находит спроса ни в Белоруссии, ни мире? Не беда – на помощь придут госдотации и произведенное будет реализовано ниже себестоимости производства. Согласно данным министерства финансов Белоруссии, в первом полугодии 2020 года расходы государственного бюджета на поддержку национальной экономики составили 2,484 млрд рублей (994 млн долларов США), или 15,2% всех бюджетных расходов, из которых 41,2% (410 млн долларов) было направлено на поддержку сельского хозяйства. Таким образом, белорусские власти тратят около двух миллиардов долларов в год на поддержку национальной экономики.

Кроме прямых дотаций, существовали еще и косвенные в виде цен на российские энергоносители, которые всегда были существенно ниже мировых. Но даже эти контракты не всегда устраивали Лукашенко, порой он рассчитывал (по одному ему ведомой формуле) «справедливую» цену и оплачивал поставки газа в соответствии с ней.

В связи с постоянными колебаниями мировых цен на нефть и газ, можно назвать лишь примерные суммы российских субсидий для Белоруссии. В феврале 2016 года пресс-служба Кремля заявила, что с 2011 по 2015 год российский бюджет недополучил 22,3 млрд долларов только от беспошлинных поставок нефти в Белоруссию. По оценке МВФ, сделанной в том же 2016 году, с 2005 по 2015 год Белоруссия получила от России косвенных субсидий на сумму в 106 млрд долларов. В этот период, по оценке МВФ, Белоруссия получала помощь, которая составляла от 11% до 27% ВВП республики.

Республика импортировала от 18 млн до 23 млн тонн российской нефти в год, при внутренней потребности в пять миллионов тонн. Нефтепродукты составляли треть товарного экспорта республики и принесли 12,8 млрд долларов дохода в 2018 году. На сегодняшний день Белоруссия поставляет на Украину 40% потребляемого в стране бензина и 25% дизтоплива. Но, начиная с 2018 года, ситуация начала меняться: в России вступил в действие налоговый маневр – за шесть лет российская экспортная пошлина на нефть должна снизиться с 30% до 0%, но при этом увеличится налог на добычу полезных ископаемых. В результате цены на нефть внутри страны и на экспорт должны выровняться, а Белоруссия лишится нескольких миллиардов долларов в год.

Предметом особой гордости для Лукашенко является его ответ Кремниевой долине – Парк высоких технологий, созданием которого белорусский лидер озаботился, вполне соевременно, еще в 2005 году. В ВВП страны доля IT-сектора составляет внушительные 6%, но развивается он в условиях существенных льгот. Резиденты технопарка освобождены от всех корпоративных налогов, кроме одного процента от квартальной выручки, да и тот направляется на нужды самого технопарка. Подоходный налог для сотрудников компаний-резидентов снижен с обычных 13% до 9%. Льготы распространяются и на отчисления в Фонд социальной защиты – айтишники платят 35% от средней зарплаты по стране вне зависимости от дохода. Правда сами юридические лица выплачивают взносы от реальной заработной платы.

Резиденты парка имеют право совершать любые операции с электронными деньгами и открывать счета в иностранных банках без разрешения Национального госбанка. Иностранным работникам IT-компаний не требуются визы — они могут находиться в стране в течение 180 дней. Такой неслыханный в стране либерализм объясняется просто: айтишнику легко спрятаться в тени, или, того хуже, бросив вторые джинсы в спортивную сумку, отправиться жить и работать в любую другую страну. Таким образом, скрепя сердцем и руководствуясь принципом «с паршивой овцы хоть шерсти клок», Лукашенко пошел им на встречу.

Проблема 2020

Несмотря на то, что президент Лукашенко отказался вводить карантин по коронавирусу (с целью не допустить остановки производства) Белоруссия все равно столкнулась с экономическим кризисом – с невозможностью продать произведенное на экспорт. Доля экспорта в ВВП республики составляет внушительные 64%, а на Россию приходится около 40% экспортируемой продукции. Итоги первого полугодия оказались неутешительными: Белоруссия снизила экспорт товаров и услуг по сравнению с аналогичным периодом 2019-го на 16,9%, до 16,6 млрд. долларов. Импорт (доля России в котором превышает половину) снизился еще сильнее – на 19,6%, до 15,8 млрд долларов, но это положительный для республики фактор, вызванный обвальным падением цен на углеводороды.

ВВП Белоруссии по итогам полугодия сократился на 1,7%, но при этом продолжается бурный рост реальных доходов населения – за полгода белорусы разбогатели на 5,4%. Это необычная и опасная для экономики тенденция роста ничем не обсеченных доходов связана не только с желанием властей сделать приятное электорату накануне президентских выборов. Рост доходов населения, существенно опережающий рост экономики, прослеживается в течение нескольких последних лет. В 2019 году экономика выросла на 1,2%, а доходы граждан на 6,1%, в 2018 году ВВП вырос на 3,1%, а белорусы разбогатели на 7,9%. Закончится этот «аттракцион неслыханной щедрости» может лишь тем, чем это всегда и заканчивалось в Белоруссии – стремительным обесцениванием национальной валюты. За последние 20 лет жители страны пережили две деноминации: в январе 2020 года в 1000 раз и в июне 2016 года в 10 000 раз. В результате не вызывает удивления тот факт, что 60% банковских вкладов физлиц приходится на иностранную валюту, скорее удивляют 40% вкладов оптимистов, верящих в белорусский рубль. 

Таким образом, если белорусская экономика решит вдруг совершить резкий разворот на Запад, у нее вряд ли это получится. Одно только полное прекращение российских субсидий способно вызвать ее сильнейший кризис. Но помимо дотаций, существуют еще дешевые российские кредиты и инвестиции. В первом полугодии 2020 года в реальный сектор белорусской экономики (за исключением банков) основными инвесторами выступили субъекты хозяйствования Российской Федерации – 42,8% от всех инвестиций, Кипра – 10,9% (вероятнее всего так же российские) и Австрии с 7,9%. Отсутствие российских субсидий, кредитов и инвестиций, возможная потеря внутрироссийского рынка, помноженные на внутренние и внешнеэкономические проблемы, грозят Белоруссии полным эконмическим коллапсом.

Возможно, западных инвесторов заинтересуют белорусские машиностроительные предприятия, но, скорее всего, только в качестве капитальных сооружений и дешевой рабочей силы. Никто не вложит деньги в существующие производства, в лучшем случае речь может идти лишь о крупноузловой сборке западной техники, что не принесет госбюджету существенных средств. При этом, в условиях мирового экономического кризиса, вызванного коронавирусным карантином, когда простаивают существующие производственные мощности, еще придется поискать инвестора, готового вложиться в создание новых производств.

Белорусское сельское хозяйство, которое не способно сохранить существующие объемы производства без субсидий, наверняка не получит их с Запада. Украина (где благоприятнее климат и качество сельхозземли) не получила  не только субсидий, но и свободного доступа на рынок ЕС. Тем не менее, если Белоруссия все же решится на этот смелый эксперимент, то ненужными в стране окажутся два-три миллиона трудоспособных граждан, которые, по примеру жителей все той же Украины массово отправятся за границу в поисках работы.

Автор Александр Смирнов

https://expert.ru/2020/08/22/ekonomika-belorussii/

***

Приложение. В несырьевой Белоруссии случился нефтяной кризис

Как заявил министр финансов Белоруссии Юрий Селиверстов, проблемы бюджета страны связаны не только с пандемией коронавируса, но и с ситуацией на нефтяном рынке, которая также негативно отразилась на государственных финансах. В совокупности все текущие проблемы будут стоить ее бюджету, по его оценке главы минфина, 1,6 млрд долларов.

«Половина этой суммы связана с нефтяным рынком, уменьшением размера таможенных пошлин, а также объемов экспорта нефтепродуктов. Кроме того, с учетом ситуации в экономике в целом прогнозируем, что недополучим налог на прибыль, дивиденды от предприятий в госсобственности на сумму чуть более 0,8 млрд  долларов», — заявил он. В связи с этим плановый дефицит бюджета, передает РБК со ссылкой на Юрия Селиверстова, вырастет почти втрое — с ожидавшихся 368 млн до 860 млн долларов.

Министр заверил, что за предыдущие профицитные годы власти накопили определенную сумму, которую привлекут для выполнения всех обязательств. По итогам января—июля дефицит бюджета Белоруссии составил 570 млн долларов. Доходы сложились на уровне 5,25 млрд долларов, расходы — 5,82 млрд долларов. На борьбу с коронавирусом власти в общей сложности потратили около 200 млн долларов. «В основном это выплаты медицинским и социальным работникам, которые проживают в соцучреждениях и работают вахтовым методом, получая соответствующие доплаты», — пояснил министр.

В Белоруссии достаточно проблем с бюджетом из-за переизбытка продукции машиностроения, да и многих других качественных товаров, которые тем не менее не находят достаточно рынков сбыта, отмечает шеф-аналитик ТелеТрейд Пётр Пушкарёв. Такое количество тракторов, сельхозтехники или автобусов, продуктов питания самой Белоруссии «не съесть» и в Европе реализовать всё это тоже непросто. И Россия не готова делать закупки в обсуждавшихся когда-то ранее масштабах, да еще и чинит препоны импорту белорусских сельхозтоваров под разными предлогами, лоббируя интересы собственных производителей. Так что «обиды» на Россию накопились у белорусских властей не только на почве газовых тарифов или налогового маневра в нефтянке.

Но существующие разногласия вряд ли могут решаться с тех позиций, что Минск предлагает в последние пару лет, считает Пётр Пушкарёв. Те же тарифы на российский газ для Беларуси, вероятно, должны быть ниже, чем для Германии или Австрии, но все же они не могут быть и такими же, как в приграничных, соседних с Оршей или Гомелем областях. Для того же Смоленска «Газпром» даёт максимально возможные дотации даже и по российским меркам — газ там дешевле, чем в среднем по центральной России. Да, из-за налогового маневра в России сырая нефть стала дороже на входе для белорусских нефтеперерабатывающих заводов, так как для российской нефтянки Москва убрала вывозные пошлины, перейдя на другую систему налогообложения — к налогу на добавленный доход (НДД) вместо замещаемого налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Вероятно, это более справедливо, стимулирует внутри России разработку месторождений разного качества, позволяет гибче учитывать условия добычи системой льгот, говорит Пётр Пушкарёв. А разницу по внутренним и экспортным ценам на бензин для российских НПЗ правительство компенсирует системой отрицательных акцизов — фактически, из бюджета. Но в Белоруссии, даже если бы они и хотели это сделать, средств на такую систему нет, а требовать её от России ещё и для белорусских НПЗ немного странно.

И, опять-таки, компромисс по ценам на ввозную нефть для Беларуси можно поискать в рамках тех объёмов в 6—8 млн тонн нефти, которые нужны для переработки белорусскими НПЗ для собственных потребностей страны — не только в бензин, но и для нужд, скажем, химической промышленности. Но не для тех объёмов, которые из Белоруссии шли и идут чисто на экспорт, давая возможность бюджету Белоруссии побольше заработать. И странно слышать от нынешнего белорусского правительства, что оно считает право на эту спекулятивную прибыль незыблемым — полученные раньше практически «на халяву» доходы Россия, мол, и дальше должна обеспечивать белорусским НПЗ на долгие годы.

Взаимоприемлемые решения и компромиссы поискать, конечно, можно и по нефти и по газу, если и российские предприятия смогут рассчитывать на какие-то статьи доходов взамен — например, в виде долей в белорусских предприятиях, или другой взаимной выгоды, но вряд ли на почве чистых российских дотаций. Отношения с Россией после завершения в Белоруссии выборов будут развиваться нормально, продолжится поиск действительно взаимовыгодных шагов, и наши экономики настолько тесно связаны узами поставок, общего рынка сбыта, что решения обязательно найдутся, а предвыборные политические ходы не забудутся, но будут оставлены за скобками, полагает шеф-аналитик ТелеТрейд.

То, что корень нынешнего отката в отношениях между Россией и Белоруссией лежит именно в налоговом маневре в российской нефтянке, признает и председатель правления КПК «Обновление» Михаил Дорофеев. Изменения в налоговой системе России фактически приведут к тому, что в 2024 году стоимость российской нефти для Минска сравняется с мировой и сделает эту отрасль, которая обеспечивала весомую долю поступлений доход в бюджет, неконкурентоспособной. Ранее бывший глава Минфина братской страны Максим Ермолович оценил потери страны от налогового маневра за 2019—2020 годы в $800 млн.

Отсюда проистекают разногласия с ценой на газ, с размером компенсаций потерь от российского налогового маневра в нефтяной сфере, а также за некачественную нефть по нефтепроводу «Дружба», продолжает эксперт. Это стало и причиной демонстративной акции президента Белоруссии Александра Лукашенко с поставками энергоносителей из-за рубежа и имеет отношение к недавним событиям, носящим политический окрас, в преддверии выборов президента 9 августа, включая недружественные заявления в адрес России.

И все же, уверен Пётр Пушкарёв, — конечные решения проблем с наполнением Минском бюджета лежат совсем в иной плоскости. За последние годы в Белоруссии созрел и активно развивается действительно мощный IT-кластер на базе сотрудничества с европейскими и китайскими компаниями. Это настоящий прорыв, но на одном сравнительно небольшом хайтеке белорусский бюджет не вытянет. Давно назрели и приватизация, и частичное перепрофилирование машиностроительных заводов, переориентация оставшихся ещё с советских времён традиционных направлений производства в более современную структуру с учётом реальных потребностей спроса.

Это болезненные шаги, затрагивающие социалку, нынешний уровень и без того не самых высоких зарплат у сотен тысяч людей, которых придётся или переучивать, или трудоустраивать иначе, говорит эксперт. И это напоминает ситуацию некоторых российских моногородов, построенных вокруг одного предприятия — хорошего, но продолжающего работать по старинке, и продолжающего прозябать без явных перспектив. О серьезной  трансформации экономики власти в Минске и слышать не хотят, но если не нынешнее правительство Александра Лукашенко, то того, кто придет ему на смену всё равно жизнь заставит этим заниматься. 

А в Москве, конечно, недовольны текущим прогрессом в реализации намеченных целей в рамках союзного государства и используют экономический рычаг для воздействия на президента Лукашенко, отмечает Михаил Дорофеев. Однако ситуация могла войти в иное русло, которое может грозить потенциальным пересмотром отношений и их выстраиванием без опоры на исторически сложившиеся тесные связи между двумя государствами.

Но определенный запас прочности у нынешнего главы Белоруссии есть, уверен эксперт. В прошлом году профицит государственного бюджета составил 3,2 млрд белорусских руб., в июне были размещены еврооблигации на 1,25 млрд долларов, что в совокупности перекроет ожидаемый по словам Минфина дефицит в 4,0 млрд руб. Однако в дальнейшем из-за налогового маневра (эффект на горизонте до 2024 власти Белоруссии прежде оценили в 10 млрд долларов) и в условиях отсутствия диверсификации экономики Минску могут потребоваться дополнительные заимствования от МВФ или «западных партнеров». В Москве к этому наверняка отнесутся прохладно.

Автор Анна Королева

https://expert.ru/2020/08/6/belorussiya/ 

***

Дополнение. Беларусь и Навальный — на одной чаше весов

Отношения между ЕС и Россией обсуждались на неформальной встрече министров иностранных дел в Берлине. Изменения не светят.

Разговор об отношениях Европы с Россией на «гимнихе» был запланирован давно, но Беларусь и предполагаемое отравление Алексея Навального создали настрой. Министры иностранных дел стран ЕС заседали всего в сотнях метров от берлинской клиники «Шарите», где в это время в реанимации спасали российского оппозиционера.

«Гимнихские» встречи проводит каждые полгода страна, которая председательствует в Совете ЕС. Первую организовала тоже Германия в 1974 году в замке Гимних на Рейне, отсюда и название. Они задуманы как возможность для глав внешнеполитических ведомств в раскованной обстановке обсудить проблемы и тенденции международной политики. Неформальный характер не позволяет принятия решений.

Но «гимнихи» политически очень важны как «мозговые атаки» на трудные вопросы. На их основе потом брюссельская кухня готовит документы, имеющие юридическую силу. На двухдневной встрече в Берлине половина рабочих заседаний прямо или косвенно касалась России. Европейцев политический шторм в Беларуси потряс, конечно, сам по себе, потому что страна находится в центре Европы. Но и тем, как к этому кризису относится Кремль.

Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель, хозяин встречи Хайко Маас и другие министры, которые охотно общались с прессой, твердили, что Беларусь — не геополитический вопрос, не «вторая Украина», что белорусы спорят между собой не о том, к кому хотят быть ближе: к России или ЕС. Там вопрос — о демократии, свободе, правах человека. Но и одна, и другая, и третья ценности подразумеваются в их западном понимании. Значит это и о геополитике тоже. Вряд ли море демонстрантов под бело-красно-белыми флагами требует восстановления советской демократии.

Как и ожидалось, договорились ввести адресные санкции против тех в Беларуси, кто несет ответственность за фальсификацию выборов и за подавление протестов. Министры политически одобрили принципы и характер санкций. Санкционный список обсуждался в принципе. Боррель сказал, что информация о нем, во-первых, конфиденциальна до вступления санкций в силу. Они должны быть безупречными юридически, чтобы их было непросто оспорить в Суде ЕС в Люксембурге. Во-вторых, страны ЕС продолжают выдавать свои сведения. Список увеличился с 12 человек до двух десятков. И будет расти дальше.

Опрошенные журналистами министры не питают иллюзий, будто окружение Лукашенко, испугавшись визового запрета в ЕС и блокады европейских активов, сразу уволится (кстати, включение самого Лукашенко в список вероятно, но пока не факт). Это предостережение всем чиновникам и силовикам. Все будет зависеть от развития ситуации, сказал Боррель. В списке будут должностные лица «на высоком политическом уровне».

ЕС не скрывает беспокойства по поводу возможного вмешательства России в белорусский конфликт. Боррель скептически воспринял мантру, которую услышал по телефону от Сергея Лаврова: мол, это внутреннее дело Беларуси, и Россия против иностранного вмешательства. Боррель надеется, что это в силе и для самой России. «Путин сказал, что пока не видит необходимости вмешательства. Надеюсь, что так и будет», — заявил глава дипломатии ЕС. У европейских министров и без Беларуси было полно «мяса» для обсуждения отношений ЕС с Россией. Если кто забыл, то с середины 90-х они развивались как стратегическое партнерство.

В 1999 году председатель Еврокомиссии Романо Проди заверял меня, что безвизовый режим ЕС с Россией — это вопрос не более чем пяти лет. Россия будет, как член ЕС: бестарифная торговля, студенческий, научный и культурный обмен. Все, кроме формального членства в институтах ЕС. Для этого придуман уникальный формат «четырех общих пространств», объединяющих ЕС с Россией. Она должна была постепенно притереться к европейским стандартам демократии, прав человека и экологии.

В Берлине министры обсуждали, как лучше построить отношения с Россией на основе «пяти принципов», принятых в 2016 году для эпохи «после Крыма». Это последние гвозди в крышку гроба «стратегического партнерства». «Пять принципов» приняты ЕС в марте 2016 года и стали новой основой его российской политики:

  • выполнение Минских соглашений и отказ признать присоединение Крыма к России;
  • развитие отношений ЕС с постсоветскими странами;
  • укрепление внутренней устойчивости ЕС в области энергетики и стратегической коммуникации;
  • учет возможных общих интересов во внешней политике, например, по проблемам Сирии, КНДР или Ирана;
  • поддержка гражданского общества в России и развитие контактов между людьми в ЕС и в России, особенно среди молодежи.

Министры не увидели оснований для отмены санкций «за Крым» и «за Донбасс». Европейцы будут балансировать между «выборочным взаимодействием» с российским государством и сотрудничеством с гражданским обществом России. Их подход к России будет основан на «ценностях, принципах, обязательствах». Европа, счтают они, имеет дело со страной, которая лишь выборочно соблюдает международные правила общежития, существует в неопределенном пространстве в смысле международного права. Недавние поправки в Конституцию ставят национальные законы выше международных обязательств, особенно в области прав человека. Отношения с такой страной не могут быть надежными.

«Россия могла бы играть позитивную роль в управлении кризисами, но создает кризисы, стараясь через них влиять на международную ситуацию. Это не партнерство, — сокрушается глава МИД Литвы Линас Линкявичюс. — Надо быть реалистами, не выдавать желаемое за действительное. Россия с ее ресурсами — важный фактор, но не партнер».

Случай с Навальным попал «в масть».

Он «лишний раз доказывает, что ЕС должен проводить принципиально твердую, но более активную, сильную, обусловленную интересами политику в отношении России», считает глава МИД ФРГ Хайко Маас. Министр Маас не скрывает скептицизма насчет сотрудничества России в расследовании и вспоминает прецеденты, в частности, «тиргартенское убийство».

В августе прошлого года в Берлине был убит чеченский оппозиционер Зелимхан Хангошвили. Немецкая прокуратура выявила признаки «спонсируемого государством политического убийства». Генеральный прокурор, составляя доклад, обратился с вопросами к России, но не получил ответа ни на один. Это позволило Берлину считать, что Москва отказывается сотрудничать. Германия продолжает дипломатические усилия по этому делу, как и по недавней хакерской атаке на бундестаг. И параллельно делает политические выводы.

По делу Навального Берлин будет ждать результатов дополнительных исследований, прежде чем принять решение. «Если Россия откажется внести вклад в установление правды, — сказал Маас, — тогда мы более основательно подумаем о нашей реакции». Германия по этому вопросу в тесном контакте с союзниками и вместе с ними будет определять дальнейшие шаги на европейском уровне.

Сколько бы ни иронизировали ведущие российских телеканалов над англоязычной формулой highly likely («с высокой вероятностью»), международные отношения — это не суд, требующий подтвержденных улик. В политических решениях главное — репутация.

Автор Александр Минеев, cоб. корр. в Брюсселе

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/29/86873-belarus-i-navalnyy-na-odnoy-chashe-vesov


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Смирнов, Анна Королева, Александр Минеев

Quelle: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 01.09.2020. Aufrufe: 37

Kommentare
[-]
 David Millar | 07.09.2020, 12:09 #
Good article, but it would be better if in future you can share more about this subject. Keep posting.
Cowboy Jacket with Fringe
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta