Политика Министерства финансов России ведет к социальной напряженности. Эпидемия бедности

Information
[-]

*** 

План Минфина РФ по преодолению дефицита российского бюджета

Предусматриваемый рост расходов на юстицию и судебную власть, а также незначительное по сравнению с рядом других госпрограмм сокращение расходов сферы правоохранительной деятельности, с одной стороны — вызывает удивление, с другой — наводит на мысли о том, что существует некое понимание того, чем закончится вся эта оптимизация Минфина, – переделом собственности, который увеличит нагрузку на судебные инстанции, и ростом социальной напряженности, возможно, и преступности.

Поддержали, и хватит, надо меру знать. Именно так выглядит план Минфина РФ по преодолению дефицита российского бюджета в ближайшие три года в отсутствие доходов от нефтегазовых ресурсов и, так сказать, потерь от антикризисных мер, принимаемых правительством во время пандемии. Преодолевать нехватку денег планируется за счет урезания расходов, в том числе на такие сферы, как здравоохранение и образование, то есть урезая расходы в человеческий капитал страны, хотя, как известно, именно в людях многие развитые страны и транснациональные корпорации видят «новую нефть». Но в России нефти куда больше и куда проще действовать в привычном режиме, продолжая возлагать надежды именно на нее родимую. В предстоящие 2021 и 2022 годы планируется сократить расходы на госпрограмму по развитию здравоохранения на 9,1 и 10% соответственно и на 17% в 2023 году. Депутат Госдумы от «Справедливой России» Федот Тумусов возмутился данным фактом, заявив в соцсетях, что категорически недопустимо экономить на людях, кризис для этого не повод, отметив, что на развитие медицины в ближайшие три года расходы сократятся больше чем на 250 млрд, а на образование — на 64 млрд рублей. Каким образом депутат будет бороться с политикой Минфина, неизвестно, но о намерении борьбы уже заявлено. Между тем, вероятно, оптимизация расходов на озвученные сферы, ставшая уже фактически традиционной, не считая материальных вливаний во время пандемии и расширения «материнских и детских выплат» по инициативе президента РФ, приведет к снижению рождаемости и будет вынуждать россиян все больше покидать малые города в пользу больших, хотя, опять же, непонятно, за счет каких таких денежных средств народ сможет передвигаться «поближе к цивилизации». Когда в небольших городах России на 60 тысяч пациентов приходится 10 терапевтов, среди которых один врач возрастом старше 70 лет, при продолжающейся оптимизации расходов на здравоохранение, вряд ли стоит ожидать улучшения демографических показателей. Именно такая ситуация сложилась в городе Шахты Ростовской области. А сколько еще таких городов в России?! При этом нужно понимать, что каждый из терапевтов нуждается в трудовом отпуске, а значит, нагрузка на врачей на период отпусков возрастает в разы. Возможно ли в подобном режиме проводить качественный осмотр пациентов и ставить правильные диагнозы?

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Помимо расходов на здравоохранение и образование, Минфин предусматривает и более значительные сокращения на другие госпрограммы. В частности, на развитие промышленности в следующем году направят денег меньше почти на 30 процентов. Сократятся расходы и на агропромышленный комплекс, и на космическую отрасль. Нельзя назвать оптимизацию расходов неожиданной. В связи с пересмотром параметров нацпроектов, выявленными фактами недостаточного освоения бюджетных средств, выделяемых в рамках госпрограмм, падением цен на нефть, оптимизация как раз таки была вполне ожидаемой. Понятно, что и возникший коронавирус, и последовавшие вместе с ним экономические проблемы требуют от Минфина корректировки финансирования госпрограмм. Но зачем «урезать» финансирование ключевых для страны отраслей, которые задолго до пандемии нуждались, наоборот, в расширении финансирования. Причем глава Счетной палаты Алексей Кудрин, не единожды заявлявший о выявлении ведомством неосвоенных бюджетных инвестиций, также не раз говорил о необходимости роста вложений в человеческий капитал, в здравоохранение и образование.

Можно подумать, что та же промышленность или агропромышленный комплекс, ощущая нехватку господдержки, могут воспользоваться при необходимости банковскими кредитами, ведь вроде как снижение ключевой ставки должно способствовать расширению кредитных портфелей предприятий этих отраслей. Однако ключевая ставка не сильно-то повлияла на доступность кредитования юрлиц. Не внушает оптимизма и снижение спроса как на внешних, так и на внутренних рынках. Поэтому существующая сегодня промышленность оказалась как бы зажатой пределами своего развития. Вместе с тем на фоне сокращений финансирования упомянутых программ предусматриваемый рост расходов на юстицию и судебную власть, а также незначительное сокращение расходов госпрограммы по правоохранительной деятельности в переделах 0,4−2,7% на ближайшие три года, с одной стороны — вызывает удивление, с другой — наводит на мысли о том, что существует некое понимание того, чем закончится вся эта оптимизация Минфина, — переделом собственности, который увеличит нагрузку на судебные инстанции, и ростом социальной напряженности, возможно, и преступности.

Автор Галина Смирнова

https://regnum.ru/news/economy/3031001.html

***

Власти России сэкономили на помощи населению в пандемию, но зато накопили рекордные резервы

Там царь Кащей над златом чахнет;

Там русский дух... там Русью пахнет!

А.С. Пушкин, «Руслан и Людмила»

Международные резервы России к 7 августа составили $600,7 млрд, сообщил Банк России. Таким образом побит рекорд в $598,1 млрд, установленный в августе 2008 года, накануне мирового финансового кризиса. Российская экономика с 2008 года заметно сократилась в долларовом выражении, а резервы — выросли. Рост резервов на фоне экономического спада выглядит парадоксальным, но только на первый взгляд.

Сама концепция накопления резервов на случай серьезного экономического кризиса была принята в России относительно недавно — в 2004 году. Накопленные резервы сильно выручили и в 2008 году, и в 2015-м. Именно наличие резервов позволило пройти эти кризисы относительно безболезненно (по крайней мере, для госбюджета и большинства крупных предприятий).

Генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Особенно если они ее выиграли. А результаты прохождения кризисов 2008 и 2015 годов радикально отличаются от 1998-го и тем более 1991 года. Поэтому упорное накопление резервов вполне понятно. Вызывает удивление другое: какой период выбран для накопления резервов и как эти резервы используются.

Классический подход предполагает контрциклическую политику: в хорошие времена, когда экономика растет достаточно высоким темпом, резервы формируются. Наступает спад — резервы тратятся (именно для этого они и копились), помогая преодолеть кризис. Или как минимум смягчить его последствия. То же самое, по идее, должно происходить и с бюджетной и фискальной политикой: ужесточение в периоды роста и смягчение в периоды спада.

Во время кризисов 2008 и 2015 годов примерно так все и делалось: резервы тратились. В 2008 году спасали в основном банки (в те годы многие российские банки имели большой объем валютной задолженности), в 2015 году — некоторые предприятия. Однако весной 2020 года траты резервов были очень малыми. Большинство и развитых стран и стран, сопоставимых с Россией по ВВП на душу населения, потратили много больше. Россия же не только очень скупо тратила средства на помощь бизнесу и гражданам (единственная, безусловно, эффективная мера — выплаты семьям с детьми), но и ужесточила бюджетную и фискальную политику. 

Примечательно, что ужесточение бюджетной политики произошло только после т.н. «всенародного волеизъявления» 1 июля. Традиция откладывать любые непопулярные решения (или информацию о них) до прохождения неких официальных событий была весьма распространена в эпоху СССР. Неудивительно, что давно ожидаемый секвестр федерального бюджета был объявлен только в июле. А ужесточение фискальной политики — увеличение налога на девиденды, в том числе и для стран, с которыми имеются соглашения об избежании двойного налогообложения — и вовсе произошли только в начале августа.

Ужесточение бюджетной и фискальной политики для накопления резервов естественным образом усиливает спад экономики. Нужны очень веские причины, для того чтобы проводить такую политику. И единственное относительно разумное объяснение такой политики — ожидание очень серьезных внешних шоков, связанных с возможным падением доходов федерального бюджета. Из всех видов рисков для доходной части федерального бюджета России стоит выделить два: риск падения спроса на нефть и риск ужесточения санкций.

Рынок нефти очень сложен для прогнозирования. Существует даже шутка, популярная среди экономистов: «лучший способ испортить свою репутацию — заняться прогнозированием цен на нефть». Это связано с тем, что помимо чисто экономических факторов на нефтяные цены большое влияние оказывают и факторы политические. А вот санкции, наоборот, относительно предсказуемы. Вся политика США, начиная с 1970-х, подразумевает последовательность, постепенность и высокую предсказуемость введения санкций. Поправка Джексона‒Вэника действовала 38 лет и пережила СССР. И упорное накопление резервов — очень веский аргумент в пользу того, что ожидаемые риски ужесточения санкций рассматриваются как существенные. Ждут худшего…

Автор Сергей Хестанов, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие брокер»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/17/86707-zalezhi-stabilnosti

***

Бедность в пандемию. В России она растет, в США — снижается

Скажете, что это ерунда какая-то? Я, конечно же, не про Россию, в которой бедность выросла, я про США, в которых она якобы упала. Впрочем, почему «якобы», это вывод, к которому пришли авторы исследования «Доход и бедность в период пандемии COVID-19» из Института Беккера Фридмана Чикагского университета.

В исследовании утверждается, что в результате беспрецедентных расходов правительства на поддержку граждан во время пандемии (до конца мая 2020 года) гражданам были выплачены пособия почти на 260 млрд долларов США, плюс 140 млрд долларов составили выплаты американцам по программе страхования от безработицы. Уровень бедности в США снизился с 10,9% в январе-феврале 2020 года до 8,6% в апреле-мае. То есть именно до такого уровня снизилась доля семей, имеющих доходы ниже черты бедности. Конкретные суммы материальной поддержки граждан зависели от уровня их доходов. Зачастую эти разовые выплаты были около 1200 долларов США на человека.

Поэтому результат — рекордно низкий уровень бедности в США — только на первый взгляд кажется парадоксальным. При высоком уровне материальной поддержки со стороны государства такой результат закономерен. Точно так же, как закономерным оказался результат материальной поддержки граждан в первые месяцы пандемии в России.

Объективности ради надо признать, что пока официальный статистический показатель, характеризующий именно уровень бедности в России уже в период эпидемии, Росстатом не опубликован. Есть данные только за первый квартал 2020 года: доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составила 12,6% (18,6 млн человек) от общей численности населения. И этот показатель, замечу, при всех особенностях его расчета в России и США, вполне пригоден для сравнения. Как видно, доля бедных у нас значительно больше.

Но если нет актуальных данных по доле бедных в стране, то как можно утверждать, что в России вырос уровень бедности в период пандемии? Очень просто: есть другой показатель, который тесно связан с показателем доли бедных, — динамика реальных располагаемых доходов населения. Этот показатель Росстатом уже опубликован: доходы граждан в России во втором квартале 2020 года снизились на 8% по сравнению с соответствующим периодом 2019 года.

Чтобы понять глубину этого падения, напомню, что реальные доходы населения в России снижаются уже давно: накопленным итогом они уменьшились в 2014–2019 годах на 7,5%. Теперь вот еще и в период пандемии они резко просели. Почему так произошло, думается, понятно. Помните эти недавние дискуссии в России по поводу того, надо ли властям идти на широкомасштабную материальную поддержку граждан? Собственно говоря, особых дискуссий здесь и не было. Была позиция властей, которая изначально не предполагала такую поддержку. И была позиция критиков такого подхода, которые обосновывали крайнюю необходимость широкомасштабной материальной поддержки граждан в период пандемии коронавируса.

В России, как известно, власти в конце концов вынуждены были пойти на реализацию точечных мер в поддержке населения. Прежде всего, следует выделить среди этих мер достаточно существенную материальную помощь семьям с детьми. Однако в целом ситуацию это не сильно улучшило.

Небезынтересно заметить, что у правительства есть, казалось бы, успешный опыт преодоления экономического кризиса, не снижая, а повышая уровень материальной поддержки граждан. Во время мирового экономического кризиса 2009 года на широкую финансовую поддержку граждан власти шли более охотно. Прежде всего, тогда эта поддержка коснулась пенсионеров, но не только. В результате доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в общей численности населения уменьшилась с 13,4% в 2008 году до 13% в 2009 году. А ВВП страны, напомню, обвалился в 2009 году почти на 8%. То есть экономика упала, а положение с бедными стало лучше: в абсолютном выражении число бедных тогда сократилось с 19 млн человек до 18,4 млн человек. Не без оснований тогда этот факт власти поставили себе в заслугу. Типа кризис, а в России и доходы граждан выросли, и число бедных сократилось. Это была важная причина, почему тот кризис прошел для людей относительно безболезненно.

Сегодня ситуация другая, сегодня власти явно скромничают в поддержке населения. Кстати, аргумент «денег нет» здесь абсолютно не работает. Деньги есть, да «не про вашу честь». Если по состоянию на 1 апреля 2020 года в Фонде национального благосостояния было 12,9 трлн рублей, то на 1 июля 2020 года там оставалось немногим меньше — 12,1 трлн рублей.

Вот и результат: в США в период пандемии бедность снижается, а у нас растет. Как говорится, невероятно, но факт. А вот что вероятно, и даже очень, так это то, что бедность в России будет только нарастать. Недаром пришлось и национальную цель — снизить уровень бедности в 2 раза — срочно передвинуть новым президентским указом с 2024 года на 2030 год.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/02/86497-bednost-v-pandemiyu

***

Эпидемия бедности. Карантин стал шлагбаумом, разделившим Россию на «страну богатых» и страну «всех остальных»

Кому-то плохо…

Даже самые официальные данные свидетельствуют, что карантин нанес тяжелейший удар по российской экономике. Такого провала — доходов, рубля и ВВП — страна не знала уже много лет.

Во втором квартале 2020 года ВВП России сократился на 8,5% по отношению к тому же периоду 2019 года, сообщил Росстат. Это первая «государственная» оценка глубины падения экономики в результате карантинного кризиса. И это, кстати, лучше, чем думают в Минэкономразвития (минус 9,6%) и в Центробанке РФ (минус 9,5–10%). И тем не менее — это крупнейшее квартальное сокращение экономики (год к году) с III квартала 2009 года — тогда ВВП упал на 8,6%.

Смягчение «масочно-пропускного» режима в больших городах и открытие торговых центров поначалу вызвало иллюзию оживления экономики, однако надежды оказались напрасными. У людей просто закончились деньги. Действительно, начав тратить в июне, к концу июля граждане покупали даже больше, чем в прошлом году, но… весь потребительский запал иссяк уже в начале августа.

Индекс потребительской активности к началу августа опустился до 73 пунктов с июльских 76,5 пункта (в 2019 году — 82 пункта), общие расходы россиян за неделю с 27 июля по 2 августа снизились на 0,9% год к году и «появляется все больше свидетельств того, что органическое восстановление расходов домохозяйств в июле завершилось», констатируют  в Сбербанке.

Да, соглашаются в Центральном банке РФ. «Оперативные данные по динамике отраслевых финансовых потоков продолжают указывать на стабилизацию экономической активности на пониженном уровне. Восстановление носит неравномерный и неустойчивый характер: на последней неделе июля в ряде отраслей наблюдалось некоторое ухудшение динамики, что может быть связано с исчерпанием эффекта отложенного спроса, а также с влиянием вторичных эффектов от ограничительных мер через межотраслевые взаимосвязи», сообщает регулятор в своем релизе В переводе на русский — «восстановительный» отскок экономики, связанный с тем, что людей выпустили с карантина, закончился, теперь будет то, что и было — стагнация. А по итогам недели 3–9 августа СберИндекс зафиксировал новое снижение потребительских расходов на товары и услуги.

Заявления начальства, что кризис пройден «достойно», населению оказана «беспрецедентная» помощь, а экономика быстро восстановится, не вызывают отклика в виде желания тратить больше. Данные Центра конъюнктурных исследований ВШЭ свидетельствуют: в июне 43% россиян жаловались, что за прошедший квартал их материальное положение ухудшилось, и только 10% считают, что «в ближайший год ситуация начнет выправляться». А что вас удивляет? «Беспрецедентные меры по поддержке бизнеса» не особенно отразились на положении предпринимателей. То ли меры не были беспрецедентными, то ли достались они кому-то другому. Если в I квартале 2020 года доля «предпринимательских доходов» в структуре всех денежных доходов населения России составляла 5,9%, то во II квартале доля таких доходов сократилась до 3,5%. Это самое низкое квартальное значение показателя с 2000 года. В то же время доля социальных траснфертов в доходах ощутимо выросла — до 21,8%. Но это не потому, что выросли трансферты, — это снизились доходы людей.

Может быть, падение доходов от «официальной» предпринимательской деятельности компенсировалось ростом доходов от деятельности «теневой»? Бывает, но «теневое» предпринимательство Росстат тоже учитывает — по графе «прочие доходы». И такие доходы по сравнению с 2019 г сократились более чем вдвое, с 12,6% до 5,3%. Возможно, предприниматели и пытались уйти «в тень», но заработать им это не помогло — карантин заставил потребителей сильно сократить траты. Росстат зафиксировал падение реальных располагаемых доходов населения на 8% — рекорд с 1999 года.

Чтобы компенсировать потерянные доходы, люди увеличивают задолженность перед банками и ростовщиками. Хотя еще в прошлом году Центробанк решил «охладить» рынок потребительского кредитования, темпы роста займов физлиц остались двузначными (12% год к году). К кризису россияне подошли с рекордной долговой нагрузкой: на 1 апреля в среднем они должны были отдавать банкам 10,9% своих ежемесячных доходов. В мае люди взяли в кредит 48 млрд рублей, в июне — еще 170 млрд рублей. По статистике ЦБ на 1 июля общий размер задолженности физических лиц достиг 19,909 трлн рублей. Впрочем, «не рубли и были», скажет пессимист, — июльское падение курса сделало российскую валюту худшей среди аналогов на развивающихся рынках.

Так что же, все плохо?…кому то очень хорошо

Нет, не все так плохо, скажут оптимисты! Во-первых, золотовалютные резервы ЦБ РФ, гарантирующие возврат денег российским владельцам валютных счетов и оплату импорта, на 1 августа 2020 г составили 591,753 млрд долларов. Они выросли вопреки резкому сокращению валютной выручки, почему? Потому что карантин резко ограничил спрос на валюту — за границу не поехать, в магазине импорта не прикупить. Да и рублей у людей для обмена не осталось. По данным Банка «Русский стандарт», средний объем операций по покупке и продаже валюты среди физических лиц в июне-июле 2020 г. оказался на 18% ниже, чем в июне-июле 2019 г.

Но это еще не все. В начале августа Международное рейтинговое агентство Fitch подтвердило долгосрочный суверенный «рейтинг дефолта эмитента» (РДЭ) России на уровне «BBB» со стабильным прогнозом. По этому поводу министр финансов РФ Антон Силуанов сказал так: «Мы расцениваем решение агентства Fitch Ratings о подтверждении долгосрочного кредитного рейтинга России по обязательствам в иностранной валюте на уровне "BBB" со стабильным прогнозом как еще одно свидетельство того, что выстроенная в России макроэкономическая конструкция сохраняет устойчивость даже в условиях турбулентной внешней конъюнктуры».

Правда, макроэкономическая конструкция в России устроена устойчиво. На фоне падения доходов и экономики в стране вырос… Фонд национального благосостояния. По данным Минфина, в июле ФНБ увеличился на 11,4%, (плюс 820 млрд рублей). Вот вроде и изымали из Фонда деньги на покрытие дефицита бюджета (125,6 млрд рублей), помогали Автодору и РЖД, а Фонду все нипочем. На 1 августа размер ФНБ составил 12,958 трлн рублей, или 11,7% ВВП. И эта история очень ярко показывает, как устроена российская экономика.

И что вышло?

Во-первых, подорожали (на 9%) акции Сбербанка, а это шестая часть ФНБ. А во-вторых (и в главных), 587 млрд прибыли Фонду обеспечил падающий рубль. По итогам июля доллар подорожал к рублю на 4,4%, евро — на 9,5%, а фунт — на 10,25%. Было больше — в I квартале девальвация принесла Минфину 2,45 трлн рублей прибыли на переоценке вложений в валюту; по итогам полугодия эта сумма уменьшилась до 1,58 трлн рублей, поскольку рубль в апреле–июне укреплялся. Но теперь ничто не мешает рублю снова упасть.

Со своей точки зрения Минфин все делает верно — его задача сохранить деньги, вырученные от продажи нефти. Вот он их и сохраняет — две трети ФНБ хранится на валютных счетах в ЦБ: это $53,234 млрд, €45,848 млрд и £8,888 млрд. С начала года девальвация рубля увеличила размер Фонда на 2,1 трлн рублей. Остальное — или вложено в «инвестпроекты» (то есть это дело неликвидное), или выдано государственным банкирам, чтобы они финансировали государственных олигархов. Ну более-менее ликвидным активом можно считать акции Сбера.

В принципе, экспортная часть экономики РФ существует сама по себе и в услугах большей части населения совершенно не нуждается. Денег хватает, чтобы обеспечить все, что нужно, «верхнему» контуру российского бизнеса, а «внизу» хоть трава не расти. Сохраняя контроль на 12% ВВП (Фонд), начальство контролирует все, что происходит на высшем уровне экономики, и может не обращать внимания на происходящее в остальной ее части.

По заветам царя Ивана

Эта система очень похожа на то, как была устроена экономика какой-нибудь Индии лет двести назад. Есть корпорация, которая взяла под контроль экспортный ресурс страны, на вырученные деньги она обеспечивает контроль над территорией добычи ресурса. И этого ресурса хватает! По предварительной оценке ЦБ РФ, чистый вывоз капитала из России частным сектором за семь месяцев 2020 г. составил $34,9 млрд., увеличившись на 53,1% по сравнению с показателем за аналогичный период 2019 года. Поскольку за границу людей в этом году не выпустили, торговые центры были закрыты три месяца, а валюту гражданам покупать было особенно не на что, то логично предположить, что капитал за границу вывозило начальство. То есть власти даже сами себе, в стране, обустроенной для себя, не могут обеспечить сохранность и приумножение собственных денег.

Впрочем, экономика Московии времен царя Ивана была организована точно так же — опричнина контролирует экспортный ресурс ( в то время — мех, пеньку и мед) и физический выход к экспортным рынкам (единственный морской порт и реки), земщина предоставлена самой себе и снабжает опричнину ресурсом, который сложно привезти из-за моря в обмен на мех, — например, хлебом и людьми. Но это, правда, совсем уж XVI век.

В этой логике Фонд «национального благосостояния» играет роль надежной границы между «верхним» и «нижним» контурами экономики — финансовой границы. Он «не пускает» деньги «вниз» (это не нужно начальству), а в случае необходимости — финансирует «верх». В этом случае «верхний этаж» экономики перестает быть заинтересован в развитии «нижнего этажа». Именно поэтому власть никогда не израсходует Фонд — это гарантия сохранения существующей системы. И в подъеме экономики начальство тоже не заинтересовано — если экономика будет расти, то роль Фонда в ней будет снижаться.

Кстати, Fitch Ratings об этом тоже предупреждает. Просто министр пересказал первую часть релиза, а вторую почему-то пропустил, наверное, ему просто не сделали полный перевод. Но текст релиза Fitch доступен, гугл-переводчик вам в помощь, если что. Fitch действительно хвалит российские власти за бюджетную и финансовую политику и низкую инфляцию. Однако добавляет, что все плюсы этой политики компенсируются минусами — «слабыми перспективами роста, высокой сырьевой зависимостью и слабыми показателями корпоративного управления по сравнению со странами-аналогами».

А в завершение Fitch предупреждает: «Продолжающаяся централизация власти… усиливает «риск ключевой фигуры» и может создать дополнительные препятствия для решения проблемы слабых институтов, которая тормозит экономический рост…»

Кто хочет экономического роста?

Мы рассказывали, что суть начальственного плана по развитию экономики заключается в том, что благодаря занижению стоимости трудового ресурса бизнес (государственный в первую очередь) получает экстремальные прибыли. Эти прибыли он инвестирует в технологии. А внедрение технологий — это повышение производительности труда, производной от которой и является экономический рост (т.е. увеличение подушевого ВВП). Ключевое условие здесь — желание реинвестировать прибыль в технологии. Но вот этого ключевого желания мы сейчас и не наблюдаем.

Никакие заявления и декларации не имеют здесь значения — либо эти инвестиции есть (и тогда мы видим рост), либо инвестиций нет — тогда нет и роста. Если роста нет (а его нет!), значит, нет и инвестиций. Почему нет инвестиций? Потому что потенциальные инвесторы знают действительное положение дел в стране. И не верят никаким словам и заявлениям, от кого бы они ни исходили. Кивают, соглашаются, но… не инвестируют. Есть исключения? Есть. Нефть и агрокомплекс. Там есть и инвестиции, и рост производительности. Но это далеко не вся экономика. Превращение страны из «просто сырьевой» в «аграрно-сырьевую» возможно. Россия такой страной была при царе Николае 120 лет назад, сейчас Аргентина так живет, но это не совсем то, чего хотелось бы, правда?

Доходы снижаются седьмой год подряд. Число миллиардеров растет. Прибыли государственного бизнеса растут. Золотовалютные резервы (т.е. деньги, принадлежащие экспортерам) растут. Но инвестиций нет. И роста нет. Что-то идет не так. Владельцы больших денег что-то знают. Не хотят вкладывать. Хуже другое. Нынешний кризис подтвердил, что в стране нет «элитной группы», ни во власти, ни в бизнесе, которая всерьез была бы заинтересована в росте доходов людей. Власть? А зачем это начальникам? Вырастут доходы людей — придется повышать зарплаты «бюджетникам» и вооруженным наёмникам и тратить свои нефтедоллары.

Промышленная олигархия — а им зачем? Ничего такого с «высокой добавленной стоимостью» они не продают, да еще и людям; чем меньше зарплаты, тем лучше. Вообще, «отечественные товаропроизводители» не хотят роста доходов потребителей, поскольку те сразу начинают покупать импорт. Сырьевая олигархия? Для них рост зарплат —  это тем более рост издержек (и рост налоговых изъятий). Торговля (а это треть российского ВВП, между прочим, и максимум рабочих мест)? Но рост зарплат им тоже не нужен — придется больше платить сотрудникам, а самим торговать «дорогим» или торговать «дешевым» — не все ли равно? Дешевым торговать, может быть, даже выгоднее.

Единственные, кто может быть заинтересован в росте доходов людей, это, как ни странно, банкиры: больше денег у граждан — больше сложных финансовых инструментов — выше диверсификация — выше доходы в расчете на сотрудника — меньше рисков в целом.

Ну и сами граждане. Но это уже другая история.

Автор Дмитрий Прокофьев, экономист, для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/13/86646-epidemiya-bednosti

***

Сможет ли искусственный интеллект остановить рост цен в России

Инфляцию в России хотят считать с помощью искусственного интеллекта. Многие на это скажут: «Как ни считайте, с искусственным интеллектом или без него, а мы на своей шкуре чувствуем рост цен».

Так-то это так, но все-таки новость о том, что Росстат хочет использовать искусственный интеллект для расчета инфляции, заслуживает внимания. И не только потому, что статистики надеются потратить на это 460 млн рублей. Именно столько средств, по мнению Росстата, необходимо на реализацию соответствующего проекта в рамках программы «Цифровая экономика».

И на что должны пойти эти немалые средства? Дело в том, что сегодня сотрудники-регистраторы фактически вручную собирают информацию, необходимую для расчета индекса потребительских цен (ИПЦ) — показателя, характеризующего рост или снижение цен. Для этого Росстатом выстроена целая система сбора и обработки информации. Невозможно отслеживать движение цен и тарифов на все продаваемые в стране товары и реализуемые услуги (во всяком случае, до наступления эпохи цифровизации это было невозможно). А потому необходимо:

  • определить населенные пункты, в которых осуществляется регистрация цен и тарифов на товары и услуги;
  • отобрать базовые организации торговли и сферы услуг, в которых проводится регистрация цен и тарифов на товары и услуги;
  • определить товары/услуги-представители, то есть те из них, цены (тарифы) на которые будут регистрироваться;
  • зарегистрировать цены и тарифы и т.д.

В общем, очень трудоемкой получается работа по расчету индекса потребительских цен. И практически ручной: для регистрации цен сотрудники Росстата используют смартфоны со специальным программным обеспечением.

Однако с внедрением онлайн-касс и систем маркировки товаров с помощью штрих- и QR-кодов появились новые возможности для сбора данных по ценам и потребительской активности. Естественным образом встал вопрос об использовании этих возможностей для расчета инфляции.

Но есть проблема: кодификация товаров у разных продавцов отличается. И вот как раз решить эту проблему и призван искусственный интеллект. Адекватна ли для этого запрашиваемая цена — 460 млн рублей — это большой вопрос. И вообще: здесь действительно нужен искусственный интеллект или достаточно технологий обработки огромного массива данных? Если получится реализовать соответствующие технологии, преимущества будут очевидны.

Во-первых, для расчета инфляции будет использоваться значительно более полная информация (фактически вся возможная). Значит, шансы на то, что конечный расчетный показатель — индекс потребительских цен — будет более достоверным, повышаются.

Во-вторых, при таком расчете инфляции минимизируется влияние человеческого фактора. Представьте: сотрудники-регистраторы теперь не будут обходить торговые точки и фиксировать цены. А что мешает им при нынешней системе просто нарисовать регистрируемые цены? Денег платят немного, а тут еще и идти куда-то надо… Значит, скоро мы будем иметь по той же инфляции самые что ни на есть достоверные данные? Ох, не уверен.

Главная проблема современной российской статистики все-таки не техническая. Если со стороны властей будет явное желание, скажем по-простому, приукрасить действительность, то никакая цифровизация, никакой искусственный интеллект получить достоверные статистические данные не помогут. Вспомним в связи с этим, какие большие претензии накопились в последние годы к данным Росстата по реальным располагаемым денежным доходам населения, по индексу промышленного производства и пр.

Более того, в какой-то степени риски в отношении достоверности данных могут даже возрасти. Поди перепроверь цифры, которые выдаст «на гора» искусственный интеллект. И с прежней-то системой это было чрезвычайно сложно, а вот с будущей и подавно. Получается, что с контролем могут быть проблемы. Тогда ничего другого не остается, как работать с мотивацией властей, чтобы у них не было желания подправить цифры. Цены в июле 2020 года, по данным Росстата, по сравнению с декабрем 2019 года выросли на 3%. Причем интересно, что пандемия коронавируса наложила свой отпечаток на то, как росли цены на разные товары. За тот же период больше всего цены выросли на сахар-песок — на 20,1%, на крупы и бобовые — на 17,8%, на макаронные изделия — на 8,6%.

Ну да, затаривался народ в связи с карантином. Правда, плодоовощная продукция тоже сильно выросла в цене — на 19,2%. Но это не скоропортящаяся продукция, хотя и не макароны, конечно. Как-то все-таки странновато, что в июле фрукты и овощи стоили значительно дороже, чем в декабре. Может быть, и вправду, пусть искусственный интеллект попробует посчитать инфляцию.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/15/86683-inflyatsiya-iz-mashiny


Infos zum Autor
[-]

Author: Галина Смирнова, Сергей Хестанов, Дмитрий Прокофьев, Игорь Николаев

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 06.09.2020. Aufrufe: 39

Kommentare
[-]
 Mike Rooney | 09.09.2020, 08:47 #
Good article, but it would be better if in future you can share more about this subject. Keep posting.
Michael Jackson Red Leather Jacket
 럭키걸 Lucky girl | 11.09.2020, 02:19 #


<a href="https://www.dnfl150.com/yes" target="_blank">예스카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/first" target="_blank">퍼스트카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/theking" target="_blank">더킹카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/sands" target="_blank">샌즈카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/joy" target="_blank">조이카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/royal" target="_blank">로얄카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/starclub" target="_blank">스타클럽카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/asian" target="_blank"> 아시안카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/superman" target="_blank">슈퍼맨카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/gatsby" target="_blank">개츠비카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/33casino" target="_blank">33카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/oncasino" target="_blank">온라인카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/" target="_blank">카지노사이트</a>


<a href="https://www.ajp150.com/first" target="_blank">퍼스트카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/theking" target="_blank">더킹카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/sands" target="_blank">샌즈카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/33casino" target="_blank">33카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/worldcasino" target="_blank">월드카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/korea" target="_blank">코리아카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/" target="_blank">카지노사이트</a>

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta