Месяц протестов в Беларуси против итогов выборов президента страны. Чего (не) добились их участники

Information
[-]

"Лукашенко, уходи!"

"Лукашенко, уходи!", - под этим лозунгом в Беларуси с 9 августа проходят беспрецедентные по размаху протесты против итогов выборов президента. Чего достигли протестующие и что у них не вышло - у DW.

Беларусь уже месяц живет в условиях острого политического кризиса, подобного которому еще никогда не было в ее новейшей истории. Обнародование первых официальных итогов президентских выборов вечером 9 августа вызвало взрыв возмущения значительной части общества. Сотни тысяч белорусов по всей стране с тех пор не прекращают беспрецедентные по размаху акции протеста, требуя отставки Александра Лукашенко, который руководит Беларусью с 1994 года, и проведения новых президентских выборов. Чего добились протестующие, а чего - нет?

Значительная часть граждан Беларуси не признала переизбрания Лукашенко на шестой срок - для них он уже не президент. Об этом говорят многочисленность и длительность протестов. Негодование из-за фальсификаций при голосовании и применения насилия в ходе подавления протестов столь велико, что любой минимальный повод, например начало занятий в вузах 1 сентября, выливается в стихийное проявление недовольства.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

События 9-12 августа в Минске называют "тремя днями террора"

Масштаб этого недовольства не оставили без внимания и внешние игроки. За последние три-четыре года власти Беларуси заметно улучшили отношения с Западом: они заключили с ЕС соглашение об облегчении визового режима, Лукашенко съездил с визитом в Вену, а США заявили, что возвращают в Минск своего посла. Но после "трех дней террора", как называют в Минске события 9-12 августа, выбора у Запада не осталось: Евросоюз сообщил, что не признает результаты выборов, чего ранее никогда не делал.

С другой стороны, жесткая реакция Запада и анонсирование санкций ЕС не повлияли на монолитность правящего класса. До сих пор чиновники в центре и на местах демонстрируют завидную сплоченность. Лишь несколько дипломатов, пара десятков журналистов госСМИ, знаменитые спортсмены и артисты выступили с поддержкой протестующих либо перешли на их сторону. Никто из руководителей областей или районов (либо их заместителей) этого не сделал.

Протесты не стали радикальными и не выдвинули нового лидера

У любого протеста есть внутренняя логика. При отсутствии видимых успехов через какое-то время неизбежно наступает психологическая усталость: зачем мы продолжаем ходить по улицам, если ничего не меняется? И нередко за этим происходит радикализация настроений и действий части протестующих.

В данном случае таких тенденций не видно. Белорусы не жгут покрышек, не бьют витрины, не грабят магазины и не захватывают административные здания. Все, в чем власти могут их обвинить, - сопротивление ОМОНу. Однако это сопротивление - реакция на аресты почти 10 тысяч человек, многие из которых подверглись в СИЗО и тюрьмах издевательствам и пыткам; а те, кто за это в ответе, не понесли никакого наказания. Реакция на то, что неизвестные в гражданском, не представляясь и не предъявляя претензий, хватают мирных граждан на улицах средь бела дня и тянут в машины с тонированными стеклами и без номеров.

Власти попробовали было внушить обществу, что протестовать выходят сплошь маргиналы и экстремисты, но попытка эта оказалась крайне неубедительной. Достаточно посмотреть на участников акций - молодежь, студентов, креативный класс. Однако эти акции еще не дали ответа на главный вопрос: если не Лукашенко, то кто?

В первую очередь, на эту роль вроде бы подходит претендент по формальному признаку (высокой легитимности) - экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская, выехавшая из-за угроз за границу. Но она честно признавалась, что не собирается быть настоящим политиком и хочет вернуться в семью.

Кроме того, эмиграция, как свидетельствуют истории оппонентов Лукашенко, вынужденных покинуть Беларусь, ведет к уменьшению их влияния на политический процесс. Тихановская - яркий символ сопротивления общества режиму Лукашенко. Тем не менее протестующим нужен авторитетный политик-вожак, способный быстро и самостоятельно принимать важные решения и находящийся внутри страны.

Без геополитики, но и без работоспособной структуры

Несмотря на то, что в рядах протестующих люди разных взглядов, они - как рядовые, так и претендующие на лидерство - аккуратно, но твердо избегают каких-либо высказываний по поводу геополитических ориентаций их движения. Похожего рода бурные события в других государствах обычно носили четкий отпечаток внешнеполитического выбора - с Евросоюзом или с Россией.

На митингах и шествиях в белорусских городах почти нет ни флагов ЕС, ни российского триколора. Посыл однозначен: наш протест вызван сугубо внутриполитическими причинами и имеет единственную цель - положить конец правлению Александра Лукашенко. И такой настрой пока сохраняется, несмотря на то, что Москва считает Лукашенко победителем выборов и мягко встала на его сторону.

Кто сейчас представляет белорусский протест? Кто мог бы вести возможные переговоры с властями и контактировать с внешними игроками? Координационный совет по передаче власти - первый шаг на пути создания такой структуры. Четыре тысячи членов совета отобрали второпях и по непонятным критериям. Он официально не признан ни в стране, ни за ее пределами. Работа его президиума фактически парализована: большинство его членов либо заставили выехать за границу, либо отправили за решетку. На оставшихся оказывают давление.

Общественная солидарность выросла, всеобщая стачка не удалась

Борьба за новые честные выборы сопровождается многочисленными и разнообразными проявлениями солидарности белорусов - от сбора средств уволенным с работы за их гражданскую позицию до цепочек солидарности и помощи пострадавшим от действий ОМОНа.

На сегодня большинство "разгневанных" белорусов - молодежь, средний класс, жители крупных городов. При этом социальную базу протеста не удалось заметно расширить за счет других слоев населения. Призывы начать всеобщую забастовку, привлекая на свою сторону рабочих, ожидаемого результата не дали. То, как такой забастовки боится Лукашенко, демонстрирует целенаправленная изоляция властями потенциальных лидеров стачкомов. Им угрожают уголовными делами, отправляют под административный арест и вынуждают покидать страну.

Демонстранты не сдаются, Лукашенко не уходит

Главный вопрос любой революции (а многие именно так называют события в Беларуси) - вопрос о власти - до сих пор не решен. Несомненно, нынешний режим получил серьезную пробоину, но продолжает держаться на плаву. Судя по высказываниям и действиям как рядовых протестующих, так и тех, кого принято называть их ядром, они не совсем понимают, что делать дальше.

На протяжении четверти века в лагере оппозиции бесспорным считался тезис: "Если на улицы выйдут 100 тысяч - в них стрелять не посмеют". Что подразумевало - при такой массовости вопрос смены власти решится как-то сам собой. На улицы Минска уже не раз выходили около 200 тысяч демонстрантов. И они заверяют, что собираются выходить и впредь. Власти отвечают насилием, не выказывая никакого намерения уступать. И пока такое противостояние сохраняется.

Автор Владимир Дорохов   

https://p.dw.com/p/3i0t0

***

Дополнение. Зачистка

Из семи членов президиума белорусского координационного совета оппозиции на свободе в стране осталась только Светлана Алексиевич

Это был ответ на предложение диалога. Реплика, можно сказать. Правда, все остальные онемели и вряд ли теперь захотят разговаривать. Странно, что хотели раньше. Пытаться вести диалог с Лукашенко — то же самое, что ждать ответа от чайника или утюга.

После двух дней молчания и большого вранья стало известно, что Мария Колесникова находится в минском СИЗО № 1. Ее обвиняют по статье  361 УК Беларуси («Призывы к  действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь» — до трех лет лишения свободы). Двое суток белорусские пограничники и спецслужбы путались в показаниях, то рассказывая о благополучном пересечении границы Марией Колесниковой, то сообщая о задержании на пограничном переходе после того, как ее выбросили из машины ее друзья. Громоздили такую ложь и чушь, что даже повторять это неловко. Странное чувство почти облегчения — хорошо, что нашлась. По крайней мере, теперь все знают, что Колесникова в тюрьме по уголовному обвинению.

А теперь давайте проведем перекличку. Президиум координационного совета, отзовись! А некому отзываться. Павел Латушко и Ольга Ковалькова — в Варшаве. Ольга оказалась там в тот момент, когда должна была отбывать административный арест. Павел уехал, когда его предупредили об аресте. Мария Колесникова в тюрьме. Медиатор Лилия Власова в тюрьме, но по другому обвинению — в уклонении от уплаты налогов. Учитывая, что Лилия Власова — совладелица юридической компании «Власова, Михель и партнеры», можно не напрягаться. Любого собственника проще всего арестовать за уклонение от уплаты налогов. А там видно будет: за хорошее поведение могут и отпустить, за несговорчивость — «мариновать», сколько УПК позволяет. А УПК к органам дознания добр и щедр.

Максим Знак арестован по тому же уголовному делу, что и Мария Колесникова. Если бы он был не просто юристом, а владельцем юридической фирмы, — сел бы, как Власова, за неуплату налогов. А раз ничем не владеет — тогда остаются призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности.

Сергей Дылевский, глава стачкома тракторного завода, отбывает административный арест. Поскольку он никогда ни в чем не участвовал, то может и выйти после отбытых суток — с неофитами спецслужбы умеют разговаривать доходчиво, — или отправиться в СИЗО по уголовному делу.

В любом случае пока он изолирован. Это — шестеро. На свободе пока остается только нобелевский лауреат Светлана Алексиевич. 9 сентября утром к ней в квартиру звонили неизвестные в штатском. Алексиевич не открыла. Ломать дверь они не стали. Хватит пока того, что продемонстрировали намерения. Впрочем, они прекрасно понимают, как и весь белорусский народ, что функция Светланы Алексиевич в любом президиуме — декоративная. В хорошем, разумеется, смысле: она украшает собой любое общество и любое пространство. Ее присутствие — что-то вроде знака качества: если здесь Алексиевич, значит, вокруг хорошие люди. Это знают все. И те парни, что ломились в дверь, тоже.

Вот, собственно, и все. Перекличку  проводить не с кем. И это самый простой и понятный ответ Лукашенко на предложение начать диалог: «А вы кто такие, чтобы я с вами разговаривал? Смотрите, как от одного щелчка моих пальцев вы разлетаетесь в разные стороны — кто в тюрьму, кто за границу. Знайте свое место!»

Те, кто хорошо помнит историю постсоветской Беларуси, знают: диалог ему уже предлагали, и не один раз. Бесполезно. Да и о чем с ним вести разговоры, кроме как об условиях капитуляции? Но раз он не собирается уходить, то и предмета диалога не существует в природе. А он действительно не собирается — потому и летает на вертолете с автоматом в руках, благодарит и награждает карателей, приглашает российских пропагандистов и обещает очередной сенсационный диалог Майка и Ника. Движения беспорядочные, но понятные.

Я понимаю, почему Лукашенко не посадил Колесникову и других раньше: он думал, что мирная инициатива, рассуждения о диалоге, о референдуме, о создании новой партии и об отзыве депутатов — все это уведет людей с улиц. Но оказалось, что уличные протесты живут своей собственной жизнью, не зависящей ни от каких структур.

Белорусы хотят освобождения политзаключенных, отстранения Лукашенко и проведения честных выборов. Но двести тысяч человек на улице так просто не зачистишь. Поэтому нужно выхватывать и сажать по одному. Или выдавливать из страны. Желательно делать это с теми, кто сейчас на виду и на слуху, чтобы всем остальным стало страшно.

Но для всех остальных не изменилось ничего. Только список политзаключенных стал еще на несколько фамилий больше. А задача все та же: освободить их и освободить страну. И чем больше людей старый тиран бросает в тюрьму, тем быстрее произойдет освобождение. В таких случаях  всегда работает обратная пропорциональность.

Автор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/09/87019-zachistka

***

Приложение. Какой действительно план придумала Россия для Белоруссии?

Лидеры стран Запада должны оказать всестороннюю поддержку белорусскому демократическому движению и его лидеру Светлане Тихановской, а также сформировать стимулы для действующих лиц на местах, которые ждут, чтобы увидеть, как разворачиваются события.

Массовые протесты против «авторитарного режима» Александра Лукашенко в Белоруссии заставили западных лидеров побеспокоиться о возможной реакции со стороны России. Силовое вмешательство отнюдь не чуждо российскому президенту Владимиру Путину, который по государственному телевидению отметил, что Лукашенко просил его держать наготове ОМОН на случай, если «ситуация выйдет из-под контроля». Тем не менее почти наверняка подобный курс действий не является для российского лидера предпочтительным в Белоруссии, пишут управляющий директор Центра дипломатии Майкл Карпентер и исполнительный директор и соучредитель Международной сети стратегических действий в области безопасности Влад Кобец в статье, опубликованной 8 сентября в Foreign Affairs.

Кремль «вторгся» на территорию Грузии и Украины и «оккупировал» их, чтобы не допустить геополитического продвижения этих стран на Запад. Однако, пойдя на этот шаг, «кремлевские неоимпериалисты» посеяли зерна сопротивления «российской оккупации» и усилили «народную» поддержку евроатлантической интеграции, особенно среди молодых граждан этих бывших советских республик. Хоть и с опозданием, но Москва понимает, что сколько к дезинформации ни прибегай, обратить эти тенденции вспять она не может.

Поэтому российские власти рассматривают другой план действий в отношении Белоруссии. Вместо того чтобы использовать «зеленых человечков» для «оккупации» белорусской территории, Москва стремится к так называемой «мягкой аннексии». Стратегия состоит в том, чтобы «варить лягушку» постепенно, начиная с экономической интеграции и единой валюты, за которой последует политическая интеграция через общую внешнюю и оборонную политику, и завершая созданием полноценного Союзного государства. Такое развитие событий будет означать фактическое «поглощение» Белоруссии Россией.

На протяжении последних нескольких лет Москва «давила» экономическими методами на Лукашенко, чтобы он подчинился этому плану. Россия давно предоставляла Белоруссии крупные субсидии на экспорт нефти. Кремль же отказался от них в надежде «подчинить белорусскую экономику». Среди других мелких приемов он ввел ограничения на экспорт белорусской сельскохозяйственной продукции в Россию. Теперь, под прикрытием нынешнего политического кризиса, Москва отправляет в Белоруссию целые самолеты «политтехнологов» в дополнение к секретным сотрудникам разведки, кибероперативникам, консультантам по СМИ, пропагандистам и советникам по безопасности. Это скорее маленькие серые человечки, чем маленькие зеленые, и их специализация — политическая война. Их непосредственная задача состоит в том, чтобы заложить основу для «мягкой аннексии» республики.

Для достижения этой цели Кремлю нужно, чтобы Лукашенко остался у власти, по крайней мере, на какое-то время. Советники из ФСБ «говорят белорусскому лидеру» пойти на демобилизацию протестного движения с помощью «массовых репрессий» и «прямых угроз в адрес лидеров оппозиции». Опираясь на проверенный метод Москвы «по разжиганию гражданских конфликтов» в других странах, российские политтехнологи предприняли попытку создать раскол внутри протестного движения: между жителями востока и запада республики, рабочими и «интеллигенцией», католиками и православными христианами. Российские телеведущие прилетели из Москвы, чтобы убедить граждан Белоруссии в том, что их национальное пробуждение — не что иное, как иностранный заговор, а его лидеры — иностранные агенты.

Пока граждане республики на это не покупаются. Лукашенко «оттолкнул простых граждан», назвав протестующих «крысами», появившись рядом со своим сыном-подростком в бронежилетах и неуклюже держа автомат: это не совсем образ «человека из народа». Его легитимность подорвана — «тайный опрос», проведенный одной неправительственной организацией в Белоруссии, показывает, что его поддержка составляет менее десяти процентов, — и Кремль, похоже, осознает этот факт. Таким образом, пока Лукашенко запугивает лидеров оппозиции, кремлевские серые человечки незаметно берут под свой контроль органы безопасности Белоруссии, такие как КГБ, министерство внутренних дел и вооруженные силы.

В конце августа появились сообщения о встрече Лукашенко с высокопоставленным кремлевским чиновником в своей резиденции. Вскоре после этого Путин сообщил СМИ, что Лукашенко «готов рассмотреть возможность конституционной реформы, принятия новой конституции и организации новых выборов — как парламентских, так и президентских — на основе этой новой конституции». Словно по команде, Лукашенко заявил белорусскому государственному информационному агентству, что готов к диалогу со студенческими организациями и профсоюзами о новых конституционных поправках. Однако он подчеркнул, что никогда не будет вступать в диалог с лидерами протестного движения.

«А не бесчинствующие молодчики, которые ходят по улицам и кричат, что они хотят диалога. Никакого диалога они не хотят», — заявил он.

Параллельный сигнал из Москвы и Минска ясен: конституционные изменения и новые выборы будут, но на условиях Москвы. Предлагаемые конституционные изменения откроют путь для большей экономической интеграции с Россией, но они, вероятно, будут упакованы как ослабление диктатуры Лукашенко. Например, расширение роли парламента якобы даст власть людям, но на практике позволит марионеточным партиям, поддерживаемым Кремлем, оказывать большее влияние. Такие партии будут жизненно важны для Москвы, если будущий белорусский лидер окажется более независимым, чем Лукашенко. Точно так же обещание новых выборов может показаться уступкой протестному движению, но для Москвы это позволяет выиграть время, чтобы проверить дружественных Кремлю кандидатов, которые собираются баллотироваться.

Однако, прежде чем они смогут реализовать свои планы, Лукашенко и Путин должны разрешить нынешний кризис. Лукашенко, скорее всего, «усилит репрессии» против лидеров протестного движения в ближайшие недели, а специалисты ФСБ будут помогать ему за кулисами. В то же время можно ожидать, что его режим начнет «диалог» с видными белорусскими деятелями: не с лидерами протестного движения, а с известными политиками, на которых можно рассчитывать в продвижении прочных отношений с Кремлем.

Лидеры Европейского союза, США и других западных демократий не должны попадаться в ловушку легитимации поэтапного диалога по такому сценарию. Также им не следует совершать ошибку, говоря с Кремлем о Белоруссии через головы лидеров протеста страны. Скорее, они должны следовать принципу «ничего о Белоруссии без [подлинных представителей] Белоруссии за столом переговоров». Действительно, западные демократии должны оказать решительную поддержку национальному гражданскому пробуждению Белоруссии. Сегодняшнее протестное движение породило новое сознание, которое одновременно мобилизует и объединяет граждан республики. Подобно движению «Солидарность» в Польше, зародившемуся 40 лет назад на верфях Гданьска, это сознание объединяет рабочих и интеллигенцию, городские и сельские общины — даже в сегодняшней Белоруссии — молодых людей, разбирающихся в информационных технологиях, и бабушек. Примечательно, что движение также привлекло некоторых представителей правящей номенклатуры.

Западные лидеры должны усилить это движение, полностью приняв его лидеров и их требования: новые выборы после мирного перехода к демократии, немедленное прекращение террора и репрессий, снятие ограничений на СМИ и освобождение политических заключенных. Белорусские граждане должны понимать, что именно они формируют свое будущее и что Запад «поддержит их суверенное право» иметь право голоса в делах своей страны.

Западные страны не могут и не должны вмешиваться в дела Белоруссии. Но в их распоряжении есть и другие инструменты, которые помогут определить исход текущего кризиса. Они могут наказать репрессивных агентов Лукашенко, запретив им выезжать в западные страны и заморозив их активы в западных юрисдикциях. Они могут разработать план экономического восстановления и выложить его на стол в случае успеха демократической смены власти.

Слишком многие западные политики парализованы ожиданием того, что Россия вторгнется в Белоруссию или воспользуется репрессивными средствами для удержания Лукашенко у власти. Безусловно, Кремль не уклонится от использования своих тайных рычагов для достижения своей цели — «мягкой аннексии». Но он столкнется с ожесточенным сопротивлением со стороны белорусского общества. В этой ситуации западные демократии не могут проявлять пассивность или, что еще хуже, поддерживать переходный период, контролируемый Россией.

Для граждан республики такое согласие было бы равносильно предательству их надежд и замене нынешнего диктаторского режима столь же жестокой «диктатурой Кремля». Лидеры стран Запада должны оказать всестороннюю поддержку белорусскому демократическому движению и его лидеру Светлане Тихановской, а также сформировать стимулы для действующих лиц на местах, которые ждут, чтобы увидеть, как разворачиваются события. Такое решение не должно быть трудным.

Автор Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/3057864.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Владимир Дорохов, Ирина Халип, Александр Белов

Quelle: p.dw.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 09.09.2020. Aufrufe: 39

Kommentare
[-]
 kate | 10.09.2020, 02:07 #
What a bad news. The protests only intensified the situation. Check Rate my company to see more information you need! 
 David Millar | 15.09.2020, 13:11 #
Good article, but it would be better if in future you can share more about this subject. Keep posting.
John Dutton Vest Season 3

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta