Политический кризис в Беларуси: После выборов президента страны в конкуренции трех центров власти выживет только один

Information
[-]

Теперь в Беларуси три батьки 

Это невозможно понять, нужно просто запомнить: в Беларуси, где до 9 августа был всего один центр власти, один батька, бессменный и безотказный, батек теперь три! Часть из них - женщины (включая матерей и женщин в белом), а еще часть - нигде не зарегистрированные коллективные органы управления межпланетным пространством!

История знала двоецарствия, когда один престол оспаривали два монарха, или даже троецарствия, когда альтернативных правителей было три, пишет   БелГазета. По аналогии с троецарствием мы взяли на себя смелость назвать переживаемую нашей страной эпоху неологизмом «троебатие». Понятно, в межбатьковой конкуренции устоит и уцелеет всего один центр принятия решений. Понятно, еще вопрос, сколько батек на самом деле - 1, 3, 5, 12, 83 или 666. Но факт остается фактом: политическая система РБ изменилась еще до внесения изменений в Конституцию - теперь у нас троебатие.

Предчувствуя упреки читателей в том, что Александра Лукашенко вот уже десятилетия полтора батькой называют лишь ветераны органов пропаганды и агитации, придворные политологи и российские акулы ток-шоу, специально поощряемые белорусской стороной за употребление этого термина, сразу уточним: батька в РБ - не степень родства, а функционал высшего должностного лица, под которое написана Конституция. Пока конституционные полномочия не перераспределены, мы имеем дело не просто с президентом, а с главой девятимиллионного патриархального семейства, который может погладить по головке, а может и сделать своему электоральному потомству (например, студентам МГЛУ) ремнем ата-та - как ему заблагорассудится. Посадите в это кресло хоть Светлану Тихановскую, хоть Зенона Позняка, хоть Александра Солодуху - вместо правления все равно будет батькование.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

БАТЬКА №1 - ТЕПЛЫЙ, ЛАМПОВЫЙ, С АВТОМАТОМ

После выборов прошел уже почти месяц. В течение этого времени Александр Григорьевич бомбардирует информационное пространство странными заявлениями, регулярно созванивается с Владимиром Путиным и с автоматом наперевес кружит на вертолете над Минском. Поскольку СМИ, словно сговорившись, пишут, что свой шестой срок Лукашенко не досидит до конца, президентствовать ему осталось от нескольких месяцев до года-двух, а Александр Григорьевич все это читает, нам остается только констатировать: и уход Лукашенко (срочный либо досрочный, неважно), и попытка еще раз зацепиться посиневшими пальцами за объявленные 9 августа 80% в равной степени предполагают стабилизацию ситуации в стране. Но стабилизировать ее в ускоренном темпе Лукашенко не может: не хватает внутренней легитимности. Слишком массовый характер приобрели протесты, слишком протестно молчат даже те, кто в них не участвует и, по логике вещей, вроде как поддерживает действующего президента.

В оппозиционной среде принято считать, что пятый срок Лукашенко истечет 9 сентября. Между тем более точным временным ориентиром должна стать инаугурация, о дате которой пока официально не сообщается. Рационально выглядит предположение, что дата будет откладываться до тех пор, пока холода и экономический хаос не отразятся на численности протестующих. Справка «БелГазеты». Центризбирком РБ официально объявил итоги выборов 14 августа 2020г. Законодательно установлен срок инаугурации не позднее, чем через два месяца после оглашения ЦИК результатов выборов. Таким образом, инаугурация должна состояться не позднее 14 октября.

Госагитпроп сейчас любит похныкать на предмет «цветной революции», жертвой которой стала наша кроткая синеокая родина. Если по совести, сценария «цветной революции» Лукашенко пока избежал - главным образом за счет того, что не пошел ни на какие переговоры с протестующими. Официальная позиция проста: диалог возможен лишь с субъектами, имеющими правовой статус, но не с улицей. С одной стороны, она делает оборону власти непрошибаемой, с другой - подливает масла в огонь негодования обманутого, битого и публично отвергнутого протестного электората. По привычке последних лет Александр Григорьевич электората не видит - он оппонирует «так называемой оппозиции»: «Есть определенные люди, которым уже публично, демонстративно не нравится то, что происходит в стране. Они были и в прошлые выборы, но особенность состоит в том, что тогда они мирно воспринимали свое поражение». Да, поражение нужно уметь принимать, это точно. И не только оппозиции.

Из противостояния с собственными избирателями первый и пока единственный президент РБ вышел ослабленным политически. Именно поэтому он в режиме громкоговорителя вынужден бомбардировать новостные ленты эпатажными заявлениями, призванными напомнить миру: я бодр, я дееспособен, я еще пригожусь союзникам и партнерам. Последняя эскапада такого рода - попытка влезть в междусобойчик Москвы и Берлина, возникший в результате отравления Алексея Навального. Якобы отравление - «фальсификация» (характерное слово, правда?): группа специалистов будто бы подготовила Ангеле Меркель заявление по Навальному лишь для того, «чтобы отбить охоту Путину сунуть нос в дела Беларуси».

Первым об этом услышал прилетевший 3 сентября в Минск премьер-министр РФ Михаил Мишустин, затем, 4 сентября, появилась аудиозапись якобы перехваченного белорусской стороной телефонного разговора между Майком из Варшавы и Ником из Берлина. Аутентичность этого продукта, как и всего, что выдает на-гора белорусская медиаиндустрия (особенно официоз) последние лет десять, легко ставится под сомнение инфантильным белорусоцентризмом телефонных ников и майков. Соцсети откровенно ржут над «перехватом», где содержатся, например, такие признания: «Президент Лукашенко оказался крепким орешком. Они профессионалы и организованы. Понятно, их поддерживает Россия. Чиновники и военные верны президенту. Пока работаем».

Тем не менее попытки батьки №1 выползти из внутриполитической западни, превратив ее во внешнеполитический конфликт Востока и Запада, небезуспешны. Польша и Литва, столкнувшись с дестабилизацией РБ, так или иначе проявляют активность, а Россия, сталкиваясь с этой активностью, реагирует на нее привычным образом, защищая «единственного союзника». ЕС устами еврокомиссара по внешней политике и политике безопасности Жозепа Борреля еще 23 августа уведомил: «Евросоюз должен работать с Александром Лукашенко, который контролирует власть, хотим мы того или нет». А 4 сентября Die Welt сообщила: ЕС не будет вводить санкции против Лукашенко, поскольку внесение его в черный список «будет означать полное прекращение диалога с Минском». Экстериоризация внутрибелорусского конфликта - пожалуй, единственный успешный итог политики многовекторности, от которой Лукашенко не намерен отказываться и в дальнейшем.

Попытки продемонстрировать контроль и управляемость госаппарата внутри страны менее удачны. Никто наверху уже даже не заикается об отставке главы МВД Юрия Караева или председателя ЦИК Лидии Ермошиной. Зато произошла ротация руководителей других силовых ведомств. Следите за руками: экс-глава КГБ Валерий Вакульчик переместился в Сов-без на место Андрея Равкова; экс-глава КГК Иван Тертель возглавил КГБ, с должности зампреда которого в июне мигрировал в Госконтроль; и.о. председателя КГК назначен Василий Герасимов. Кадровые передвижения сопровождались долгими и путанными рассуждениями о необходимости «переформатировать» деятельность КГБ и КГК. Тезис, с которым после августа 2020г. трудно поспорить. Наверняка варшавский Майк и берлинский Ник, узнай они об этих судьбоносных перемещениях, задорно расхохотались бы.

В целом батька №1 в ожидании инаугурации на шестой срок мало похож на «хромую утку», как традиционно именуют уходящих политиков. Но и горного орла Александр Григорьевич тоже не напоминает. Режим делегитимирован, ослаблен, практически утратил возможность эффективной коммуникации с населением. Если протестная волна не уляжется, его вполне смогут опять шатнуть, а то и повалить не только майки и ники, но и гораздо более травоядные внутренние акторы. Шестикратному призеру электорального турнира имени себя самого остается только уговаривать «прекратить вакханалию» и заняться экономикой, параллельно делая вид, что всё в порядке, всё под контролем.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО:

«Сказать, что мы в какой-то сложный период проводим эти назначения, не скажешь. Я все пытаюсь осмыслить обстановку в стране и все время прихожу к выводу: когда выезжаешь за кольцевую дорогу, жизнь меняется разительно. Поэтому говорить о том, что у нас большие проблемы и сложности, было бы просто смешно».

БАТЬКА №2 - АЛЬТЕ5НАТИВНОГО ГЕНДЕРА С ЕДИНЫМ ОРГАНОМ

Если в стране троебатие, то внутри оппозиции, коллективного батьки №2, царит мультибатьковщина. Новая волна протестного движения изначально позиционировалась как женская - недаром госСМИ презрительно именовали ее «бабий бунт», намекая, что патриархальный цисгендерный батька №1 c ремнем лучше коллективной децентрализованной мамки №2. Если в июле-августе все это объективно работало на оппозицию, то к концу первой декады сентября оппозиционная феминность превратилась в тормоз протеста.

Да, оппозиция блестяще выигрывает у власти улицу - нынешние акции объективно самые мощные за всю новейшую историю РБ. Однако, выиграв улицу, матриархальный батька №2 не может добиться от патриархального батьки №1 выполнения элементарных политических требований. Мамка лишь выгоняет батьку на улицу, не задумываясь, что через пару часов он вернется, причем уже навеселе, чтобы радостно предаться домашнему насилию. Похоже, власть, а не оппозиция лучше усвоила урок Эмманюэля Макрона и «желтых жилетов»: массовые протесты могут охватывать столицу на год и более, но при отсутствии раскола элит не ведут к смене власти. Сколько аватаров у батьки №2?

Во-первых, это, конечно, Светлана Тихановская, которая так и не вернулась из Литвы. При этом президентом Светлана Георгиевна себя не провозгласила, да и никто из принимающих и опекающих сторон официально не признал ее в этом качестве. Из «лица протеста» и технического кандидата Тихановская постепенно трансформировалась в дистанционного критика режима, обращающегося к крупнейшим государствам и международным организациям. Из последнего: 4 сентября, выступая на неформальном заседании Совбеза ООН, посвященном правам человека в РБ, Светлана заявила, что Лукашенко «больше не является представителем Беларуси», призвала ООН ввести в отношении РБ санкции «в отношении отдельных лиц, которые совершили нарушения в ходе выборов и преступления против человечества», и выразила готовность к диалогу «со всеми странами, которые уважают территориальную целостность и суверенитет РБ».

Ну да, ООН - именно та организация, которая вводит санкции и оспаривает итоги выборов, ага. Как это ни горько, но две трети заявлений очаровательного белорусского Хуана Гуайдо, президента параллельной РБ реальности, банально ни о чем. И уж конечно, Светлана Георгиевна не руководит протестами - она к этому органически не способна.

Второй аватар батьки №2 - Координационный совет (КС), представительный орган, который оппозиция отрастила себе, осознав, что ее женское лицо производит на власть все меньше впечатления. Формально сделано это было по инициативе Тихановской, реально - в силу логики вещей, требующей централизации бенефициаров децентрализованного протеста. Как и ОМОН, КС «действует на основании основополагающих принципов Конституции РБ», просто ОМОН, надо полагать, считает основополагающими одни принципы, а КС - другие. Войти в расширенный состав КС просто - достаточно кликнуть кнопку «стать членом» на сайте КС. «Единый представительный орган» не представляет никого помимо своих самостановящихся членов и, как и Тихановская, не руководит протестом.

Справка «БелГазеты». КС аттестует себя как «единый представительный орган белорусского общества», созданный «с целью организации процесса преодоления политического кризиса и обеспечения согласия в обществе, а также для защиты суверенитета и независимости РБ». КС не ставит целью захват власти неконституционным путем, не призывает к организации и подготовке действий, нарушающих общественный порядок. В расширенный состав КС сегодня входят 4300 членов. КС возглавляется президиумом из семи человек.

Белорусский КС калькирован с российского КС времен белоленточной революции 2011-12гг.: массовое протестное движение нуждается в оргструктуре, говорящей от его имени с властью. В свою очередь, власти диалог с оргструктурой, никого не представляющей, позволяет заболтать и слить протест - как за счет временного фактора, так и за счет фрагментации и стигматизации его электоральной базы. Поскольку по обе стороны баррикад политтехнологи, помнящие Болотную площадь, схема доведена до высокой степени автоматизма, не исключающей, конечно же, искренности и идеализма отдельных членов «единого органа».

Отсюда и тактика Лукашенко в отношении КС: власть не разгоняет «единый орган», но осуществляет давление (вплоть до задержания и ареста) на отдельных членов совета и президиума. Ольгу Ковалькову и Сергея Дылевского арестовали сначала на 10, а затем на 15 суток. Ковалькову в итоге вообще вывезли в Польшу. Лилия Власова находилась в статусе задержанной. После угроз и обвинений 2 сентября выехал в Польшу Павел Латушко. 72-летнюю писательницу Светлану Алексиевич 26 августа зачем-то вызывали на допрос в Следственный комитет. 69-летний художник Владимир Цеслер уехал за рубеж из соображений безопасности почти сразу после того, как оказался в КС. Короче, транзита и трансфера власти от «единого органа» в его сегодняшнем виде ждать бессмысленно - это не предпарламент и не переходное правительство.

Справка «БелГазеты». Генпрокуратура РБ еще 20 августа в связи с учреждением КС возбудила уголовное дело по ст. 361 УК - «публичное подстрекательство к захвату государственной власти, или насильственному изменению конституционного строя РБ, или измене государству, или совершению акта терроризма или диверсии, или совершению иных действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности».

Наконец, третий аватар второго батьки, гендерфлюидного и коллективного. 31 августа Мария Колесникова и члены штаба Виктора Бабарико опубликовали видеообращение с призывом создать политическую партию «Вместе»: «Сотни и тысячи белорусов, талантливых профессионалов готовы брать на себя ответственность и строить вместе новую Беларусь. В ближайшее время будут поданы документы на регистрацию. Мы объединимся и будем еще сильнее. Вместе - мы победим!»

С одной стороны, Колесникова - пусть не Бисмарк и не Талейран, но единственный из лидеров новой волны, помимо демонстрации сердечек показавший способность к политическому росту. С другой - уверения, что «за последние три месяца создано больше, чем за предыдущие 26 лет» и что «мы вместе знаем», как выйти из охватывающего РБ кризиса, звучат довольно инфантильно и самонадеянно. Однако сама идея создания партии или движения вполне рациональна, более того, в духе Бабарико и его штаба: добиваться максимума возможного всеми легальными средствами. Если власть декларирует готовность к диалогу лишь с официально зарегистрированными организациями, нужно подавать документы на регистрацию. Другое дело, что в регистрации могут отказать, и тогда все вернется на круги своя.

Идея Колесниковой уже подверглась заочной критике со стороны Тихановской: «Намерение подать в ближайшее время документы на регистрацию партии означает готовность подменить тему смены власти готовностью просить у власти санкции на создание партии». Стоп, а что мешает делать и то, и другое одновременно? Только амбиции, извините за феминитив, лидерок? Буквально синхронно и независимо от Колесниковой о необходимости создания партии или движения говорил Латушко, тогда еще находившийся в РБ. Это, конечно, не раскол, но важный сигнал о том, что у семи оппозиционных мамок протестное дитя лишается глаза, даже не побывав на Окрестина.

Перед оппозицией стремительно закрываются окна возможностей: первое захлопнулось спустя пять-семь дней после выборов, когда власть, как сказал бы классик марксизма, буквально валялась на мостовой; второе - через две недели, когда Кремль, так и не услышав от оппозиции никаких предложений и деклараций, после длительной паузы все-таки поставил на батьку №1. Если оппозиция не добьется освобождения политзаключенных, наказания виновных в избиениях, как она уже не добилась ухода Лукашенко, белорусский протест перестанет в ней нуждаться.

БАТЬКА №3 - ЭЛИТНОГО АГРОРАЗЛИВА

Третий батька - это белорусские элиты, осуществляющие власть на местах и формально подчиненные Лукашенко. На сторону протестующих почти никто из наших агроэлитариев не перебежал, и это плохой знак. Еще до выборов «БелГазета» констатировала, что элитам после выборов выгоден слабый президент, при котором можно пановать и набивать карманы без оглядки на батьку №1. К этому давно все шло: во-первых, управляемость экономикой и доля выполненных президентских поручений все 2010-е гг. неуклонно снижались; во-вторых, в ходе борьбы с коронавирусом и избирательной кампании Лукашенко крайне щедро делегировал полномочия и финансовые возможности на места, после чего стал не очень-то нужен.

Реальный показатель эффективности госуправления - наблюдавшаяся на многих промпредприятиях картина: многотысячный коллектив работает, несколько сотен активистов параллельно в свободное от работы время объявляют забастовку, создают стачком и т.п. Без поддержки директората, ориентированного как на сценарий ухода Лукашенко, так и на сценарий его сохранения и озабоченного прежде всего бесперебойной генерацией добавленной стоимости, такие расклады невозможны. Поэтому общенациональная забастовка оказалась провалена - поезд ушел. Об этом 1 сентября во время рабочей поездки в Витебск напомнил глава правительства Роман Головченко.

ПРОЧИТАНО. РОМАН ГОЛОВЧЕНКО (БЕЛТА):

«Кто хочет работать, тот работает. Где люди заняты делом, времени на другое не остается. Мы эту тему с повестки дня сняли. Она вбрасывается теми, кто хочет выдать желаемое за действительное».

При этом сам премьер, как и его предшественники, громогласно призывал промпредприятия «активнее инвестировать в оборудование и технологии, чтобы развивать экспорт», в первую очередь в ЕС: «Ведь выход на рынок стран ЕС означает, что это продукция высокотехнологична и конкурентоспособна. Если она продается там, она будет продаваться везде».

Понятно, что средств для инвестиций, доступа к технологиям или беспроблемного маршрута на рынки ЕС, надежно закрытые от третьих стран изощренными протекционистскими барьерами, у отечественных предприятий нет, тем более - на фоне глобального экономического коронакризиса, сравниваемого с Великой депрессией. Похоже, Роман Александрович вслед за своими предшественниками в кресле премьера погружается в альтернативную реальность докладов, рапортов и официальной статистики.

Поэтому прислушаемся к другому эксперту, оценивающему состояние системы госуправления, - экс-директору Купаловского театра, ныне члену президиума КС Латушко, наследственному представителю белорусской бюрократической элиты. Еще находясь в стране, он охарактеризовал режим работы аппарата в условиях внутриполитического кризиса как итальянскую забастовку. И продолжает настаивать на этой оценке.

ПРОЧИТАНО. ПАВЕЛ ЛАТУШКО (DELFI):

«...По моим оценкам, госаппарат на 80 или даже более процентов относится негативно к действующей власти... Большинство, подавляющее большинство госаппарата, вне зависимости от того, работают они в министерстве иностранных дел, сельского хозяйства, экономики, - они все относятся к этому негативно. И, соответственно, база опорная существует только на бумаге. Государственный аппарат демотивирован. Он не будет инициировать в ближайший время, годы никаких новых идей, проектов, программ развития, а фактически все будет выглядеть в форме итальянской забастовки: делать вид, что каждый ходит на работу с 9 до 6, и исполнять каким-то образом свои обязанности, чтобы тебя не уволили. Потому что в целом зарплата в госаппарате, по сравнению со страной, достаточно хорошая. Поэтому власть не имеет реальной точки опоры в цивильном государственном аппарате».

Будем честны: в условиях троебатия коллективно-бюрократический батька №3, скорее всего, признает верховенство батьки №1, но жить и работать будет в своих интересах, саботируя указания Александра Григорьевича (не говоря уже о правительстве), тайно мечтая о приватизации, действуя по принципу «или падишах умрет, или осел сдохнет» и тем самым ускоряя темпы, которыми идет вразнос экономика РБ.


Infos zum Autor
[-]

Author: Янка Грыль

Quelle: argumentua.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 11.09.2020. Aufrufe: 68

Kommentare
[-]
 Mike Rooney | 11.09.2020, 18:14 #
I am amazed by the way you have explained things in this article.John Dutton Vest Yellowstone Season 3
 Seashore Packaging | 15.09.2020, 07:19 #
Seashore Packaging provide high-quality wholesale boxes, Provide custom retail packaging in all sizes, shapes, and colors at low price
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta