Идеологическое фиаско режима президента Беларуси Александра Лукашенко

Information
[-]

Провал кадрового и "идеологического"  обеспечения политического режима в стране

Администрация президента Белоруссии провалила важнейшие направления своей работы – в том числе кадровое и «идеологическое». Жалуясь на острый дефицит «патриотизма в наших людях», Лукашенко на самом деле жалуется на критически низкий уровень лояльности к самому себе.

Назначая 21 сентября новых ректоров вузов, Александр Лукашенко продемонстрировал симптоматичный «оптовый» подход к кадровой проблеме. Сменить сразу троих ректоров медицинских университетов (Минского, Гомельского и Гродненского) — это отчаянный вопль оптовика, не обнаружившего на горящем складе огнетушитель. Причина смены ректора минского медуниверситета (переименованного института) находится на поверхности — массовое участие врачей и медсестёр в протестных выступлениях. Мало кого так радушно приветствовали тысячи манифестантов на минской площади Независимости, как группу медиков в бордовой униформе и белых халатах.

Врачи отказываются доносить о полученных манифестантами травмах. Врачи уличают МВД во лжи, публично свидетельствуя об использовании машин «Скорой помощи» так называемыми «слабовиками» для внезапного нападения на мирных манифестантов. Врачи испытывают на себе те же жестокости и унижения, что и другие сограждане, которых трамбуют и зверски избивают в автозаках, РУВД и следственных изоляторах.

Показательной стала состоявшаяся 21 августа встреча министра здравоохранения Белоруссии Владимира Караника с врачами около минского медуниверситета. Тщетно Караник, председатель Белорусского профессионального союза работников здравоохранения Вячеслав Шило и ректор БГМУ Анатолий Сикорский уговаривали медиков уйти подальше от глаз публики и поддерживавших протест сигналами проезжающих мимо водителей. Министр почувствовал себя изгоем. Провальная для власти манифестация медиков состоялась в пятницу вечером 21 августа, а утром 24 августа Александр Лукашенко объявил о назначении и.о. министра здравоохранения — им стал Дмитрий Пиневич. Караник-младший был отправлен руководить Гродненским облисполкомом («губернатором»).

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Очевидно, решение Лукашенко было политическим и, судя по инсайдам, эмоциональным. Оно в очередной раз продемонстрировало состояние кадровой работы, и не только её. Понятно, что нужно было поддерживать остальных руководителей в охранительском рвении. Однако снять министра здравоохранения для того, чтобы назначить его же ответственным за промышленность, сельское хозяйство, социальную работу, культуру и так далее целого региона — это демонстрация административного маразма.

Похожая история наблюдается и с назначением ректором Академии управления при президенте Вячеслава Даниловича. Он пересел туда из кресла директора Института истории НАН Белоруссии — того самого одиозного института, откуда был извлечён позапрошлый ректор АУ Марат Жилинский. Президентская пресс-служба сохранила видеозапись трогательного разговора Лукашенко с Жилинским при назначении (2014 год). Было много обещаний и, спустя четыре года, — гора бумаг без сколь либо заметного результата в исполнении заявленного. Отставка Жилинского была столь же стремительной и невразумительной, как и его назначение. Аналогично прошло ректорство Геннадия Пальчика — его сняли «ни за что» (во всех смыслах).

Ныне, напутствуя Даниловича, Лукашенко потребовал: «А Академия управления — там вообще мышь не должна проползти. Там должны быть патриотичные и преданные государству и народу люди». «Нам очень не хватает патриотизма в наших людях», — подчеркнул Лукашенко. Речь на самом деле идёт о людях, преданных лично Лукашенко, который отождествляет себя с государством и всей Белоруссией. Патриотизма у тех, кто считает его наёмным менеджером, провалившим ключевые направления своей работы и злоупотребляющим служебным положением, на самом деле предостаточно.

Мария Колесникова ещё и поделится им с теми, кто её похищал и насильственно выталкивал за границу. Как бы кто ни относился к белорусским оппозиционерам, среди них много разных людей — от мелкотравчатых стукачей и трусливых русофобов до интеллектуалов и простых парней, постоянно участвующих в запрещённых протестных манифестациях с более чем высокой вероятностью быть избитым до синего цвета половины тела, изнасилованным или вовсе убитым.

Именно из Академии управления вышли два фигуранта скандального «дела регнумовцев» — Юрий Баранчик, которого тщетно пытались истребовать из Москвы на совершенно нелепых основаниях, и Сергей Шиптенко, которого таки приговорили к пяти годам лишения свободы по сфабрикованному «экстремистскому» делу. Было бы полбеды, если бы этот ответственный за подготовку «идеологов» вуз являлся инкубатором трутней и саботажников. Настоящей проблемой стало то, что в нём по факту готовили убеждённых противников нынешнего режима.

Ректорат АУ почти два десятилетия активно «пилит бабло», выделяемое «на идеологию». На выходе — методички с вопросами для заочников, шинковка из речей Лукашенко (написанных в той же АУ к «всебелорусским» и прочим собраниям), прочие образчики интеллигентского подхалимажа. Вся эта гора макулатуры, передержка чьих-то родственников и прочее, маскируемое под «идеологическую работу», обходится налогоплательщикам в миллионы долларов ежегодно.

Вячеслав Данилович получил назначение гораздо менее завидное, чем его коллеги по медуниверситетам Сергей Рубникович, Игорь Стома и Елена Кроткова. Ему не просто предстоит расчистить авгиевы конюшни, но сделать то, что не смогли за предыдущие пятилетки его предшественники не только в АУ, но и в профильных управлениях Администрации президента. Там до сих пор «занимаются» кадровым и «идеологическим» направлениями деятельности вместо работы.

Государственной идеологии в Белоруссии нет, но при этом она активно преподаётся, и в АУ даже выдаются дипломы с записью «идеолог». Имитируют преподавание того, чего нет, разные люди — от вполне адекватных кандидатов различных наук, которым попросту не находится нагрузки (постоянно растущей при «оптимизации» штатной численности), до чьих-то протеже. Практический выход такой деятельности закономерен и непригляден одновременно. Ввиду отсутствия заявленной «государственной идеологии» и, соответственно, «идеологической работы», сводящейся к славословию, откровенной лжи и прочим издержкам кондовой пропаганды, Лукашенко вынужден передвигаться по Минску на вертолёте с вооружённым 15-летним сыном. Ему улюлюкает стотысячная манифестация под бело-красно-белыми флагами оппозиции.

У этого фиаско есть конкретные фамилии и должности. Андрей Кунцевич является заместителем главы президентской администрации, с 19 августа 2019 года курирующим «вопросы идеологии, общественных объединений и средств массовой информации». Ольга Шпилевская — начальник главного идеологического управления администрации президента. Юрий Кривошеев — начальник главного управления кадровой политики администрации президента. Максим Рыженков — первый замглавы президентской администрации, который в последние годы менее публично участвует и в «кадрах», и в мифической «идеологии».

Лукашенко располагает пряником только для «слабовиков», чьё денежное довольствие с августа было увеличено в разы. Для всех остальных у него остался только кнут. Медики солидарны с протестующими? Снять министра здравоохранения, а заодно и всех ректоров медицинских вузов поменять. Забастовочное движение проникло на БелАЗ? Назначить нового гендиректора. Так руководить может даже Светлана Тихановская.

Озвученные 21 сентября кадровые решения показательны не только в контексте системного кризиса белорусского госуправления, но и царящих внутри него нравов. Лукашенко, между прочим, при обсуждении ректоров упомянул об откровенно криминальном предлоге. Президентская пресс-служба так его описала: «Александр Лукашенко рассказал, что на днях, как ему доложили, в одной из поликлиник врач отказался лечить трехлетнего ребенка военного».

При этом приводятся слова Лукашенко: «В годы войны мы врагов своих лечили, если попадался на поле боя. А это что же за врачи? Вот причина того, что я поручил внимательно посмотреть на руководство наших медицинских вузов. Врач должен быть самым патриотичным человеком, потому что его главная задача — спасти жизнь любого человека».

Действительно, многие врачи отказываются помогать сверх минимума травмированным представителям обезличенных банд, терроризирующих мирное население. Однако озвученный Лукашенко случай пока выглядит циничным фейком вроде тех, что распространяет МВД, как в случае убийства манифестанта Александра Тарайковского. Известно, что повсеместно участвующие в погромах, избиениях мирных манифестантов, пытках и произвольных задержаниях «слабовики» превратились в изгоев. Их жёны чувствуют примерно такое же отношение к себе. Однако раскол в обществе пока не углублялся до отказа в медицинской помощи их детям.

В любом случае, подтвердится эта информация или нет, речь идёт о высоком градусе внутрибелорусского противостояния, которое балансирует на грани полноценной гражданской войны. В этом накануне признавался Лукашенко, выступая в роли внезапно появившегося в кустах рояля на женском празднике, собранном в противовес «женским маршам» оппозиции. Он сообщил, что «мы стоим на грани страшной катастрофы». На само деле катастрофа уже наступила. Насилие и мелкооптовая кадровая чехарда не в состоянии прикрыть идеологическое фиаско, провалы в политике и экономике, острую социальную и психологическую напряжённость.

Острый дефицит лояльности к Лукашенко является закономерным следствием проводившейся им политики. В подобных ситуациях обычно вспоминают старый анекдот про койки в борделе.

Автор Георгий Шкловский

https://regnum.ru/news/polit/3069643.html

***

Силиконовая пустыня. Куда и почему уезжают белорусские IT-специалисты

«Кремниевая долина Восточной Европы» пустеет: все больше белорусских IT-компаний покидают или собираются покинуть республику. Соседние страны — Литва, Латвия, Эстония — активно зазывают белорусских айтишников и готовят для них специальные программы.

Еще в 2019 году, после визита в Парк высоких технологий — своего рода аналог «Сколково», где действует особый налогово-правовой режим для стимулирования IT-сферы — Александр Лукашенко называл Парк «своим детищем» и рассуждал о важности отрасли для страны и ее независимости. Теперь Лукашенко недоумевает: чего еще не хватает айтишникам и почему они выступили против него, создавшего для них «рай»?

Айтишники на этот вопрос отвечают просто: им нужна свобода, отсутствие страха за свою безопасность и безопасность сотрудников и нормальный политический климат, в котором можно вести бизнес. В середине сентября владельцы, менеджеры и сотрудники IT-компаний обозначили свою позицию в открытом письме: «Мы не эксперты в политике, но мы эксперты в технологичном бизнесе. В стране формируются условия, в которых технологичный бизнес не сможет функционировать. Стартапы не рождаются в атмосфере страха и насилия. Стартапы рождаются в атмосфере свободы и открытости». Под письмом уже подписались около двух тысяч человек.

На самом деле, конфликт Лукашенко с бизнесом начался, конечно, не после выборов, а гораздо раньше. Вадим Гайдукевич, создатель сервиса TargetProcess — онлайн-системы для планирования и управления проектами, — уже пять лет живет на Кипре. Он решил уехать в 2015 году, после ареста IT-предпринимателя Виктора Прокопени, обвиненного в незаконной предпринимательской деятельности с получением дохода в особо крупном размере. Многие коллеги Прокопени тогда называли обвинение абсурдным и отмечали, что силовики просто не понимают, как устроен IT-бизнес.

«Есть некая негласная договоренность между бизнесом и силовиками, что силовики не трогают IT, — рассказывает Гайдукевич. — IT — любимое детище Лукашенко, везде рекламируется Парк высоких технологий. При этом чуть ли не каждый месяц происходят посадки крупных бизнесменов из других отраслей: получается, можно приходить в любой бизнес, брать людей. Силовики действуют по только им понятным причинам. Поэтому ты все время чувствуешь давление, страх, что проснешься в 5 утра от того, что твою дверь взламывают».

Гайдукевич считает, что сейчас для многих айтишников таким поворотным моментом стало дело против Panda.doc (после того, как основатель компании Микита Микадо запустил сервис для сбора средств силовикам, которые решили уйти из профессии, в минский офис компании пришли с обысками, а нескольких топ-менеджеров арестовали по обвинению в хищении денег).

«Владелец выступил против (Лукашенко) — и тут же ему прилетело, силовики взяли в заложники сотрудников его компании, — говорит Гайдукевич. — В результате у нас в стране правовой беспредел. Вот представьте: я владелец бизнеса, и тут кто-то из моих сотрудников что-то делает — выступает на митинге или вступает в Координационный совет. Значит, ко мне придут, постараются сделать так, чтобы либо бизнеса моего не было, либо меня в стране не было».

Еще, по словам Гайдукевича, у многих его коллег есть этические причины для переезда. IT-компании — часто прибыльный бизнес, который отдает государству большие суммы налогами. «И мы понимаем, что наши налоги идут не учителям, не врачам, а омоновцам, которые за наши деньги нас избивают, калечат и убивают», — говорит предприниматель.

Несколько стран уже предложили белорусским айтишникам переехать и перевести к ним свой бизнес. В конце августа в Латвийском агентстве инвестиций и развития была создана специальная команда для рассмотрения заявок от белорусских предпринимателей. «Это поможет нашему IT-сектору, который каждый год напоминает, что нет специалистов, нет хороших талантов, не хватает около 3 тысяч работников каждый год. Это, конечно, полностью не решит проблему, но это шаг к тому, чтобы мы шли вперед и привлекали инвесторов, а также, чтобы помочь латвийским компаниям развить свой бизнес», — заявил руководитель агентства Каспар Рожкалнс.

В Латвии сотрудники белорусских IT-компаний смогут претендовать на получение так называемой стартап-визы, которая позволит им и членам их семей получить латвийский вид на жительство. В МИДе также пояснили, что порядок оформления виз будет существенно упрощен. На прошлой неделе в министерстве экономики сообщили, что уже 12 компаний изъявили желание переехать в Ригу — в сумме сюда будут переведены 470 сотрудников.

Похожие условия предлагает Литва. «Есть государственная организация Invest Lithuania, — рассказывает Татьяна Ювко, гражданка Беларуси, которая последние 7 лет живет в Вильнюсе и работает с белорусскими IT-компаниями. — Компании подают заявку в электронном виде в эту организацию, там очень быстро рассматривают заявку и отвечают, да или нет. Если ответ положительный, компания должна подать списки сотрудников, которых она хочет перевезти. Дальше эти люди идут в посольство за визой, виза выдается буквально за несколько часов. Там есть определенные требования: так, компания обязуется за год сделать определенный оборот. Если они эти требования выполнят, то могут остаться и дальше». По словам Татьяны, одна компания, с которой она работает, уже переехала. Еще две компании готовят списки. «Это пожелание руководства — переехать из Беларуси, потому что там небезопасно», — говорит она.

Среди тех, кто планирует переезд за границу, не только крупные компании, но и индивидуальные предприниматели. Дмитрий (фамилия не указана по просьбе героя) уже год работает над мобильным приложением «для поиска единомышленников». Как он говорит, «в отличие от фейсбука или социальных сетей для дейтинга, это будет приложение, помогающее найти друзей в настоящем смысле этого слова, выстроить человеческие отношения». Второй сооснователь стартапа живет в Швеции, основной костяк команды — три разработчика и дизайнер — в Минске. Там же живет сам Дмитрий. Сейчас он в США — ищет инвесторов. Говорит, что переговоры идут хорошо, и надеется, что в ближайшее время получит дополнительное финансирование. Тогда надо будет принимать решение, где работать дальше — в Минске или где-то еще.

«Я хотел бы вернуться, — говорит он. — Дать возможность вложиться белорусским инвесторам. Позвать белорусских специалистов. Но я не уверен, что сейчас это возможно». По словам Дмитрия, едва ли кто-то из иностранных инвесторов сейчас захочет вкладывать деньги в компанию, которая находится в Беларуси. «С одной стороны, это привлекательно — белорусские разработчики стоят гораздо дешевле, чем в (Силиконовой) долине, — поясняет он. — Но если разработчик пропадет на 10 дней, потому что пошел на митинг? Или компанию просто придут и закроют?» Главное, чего хочется Дмитрию — сохранить команду. Сейчас он рассматривает Вильнюс или Ригу — по мнению предпринимателя, там хороший бизнес-климат. А главное — недалеко от Минска, можно будет регулярно ездить домой, навещать друзей и родных.

Самим сотрудникам, считает Дмитрий, будет спокойнее работать где-то еще. Все четверо готовы уехать.

«Я не какой-то там известный бизнесмен или публичная личность, пока что мы даже не зарегистрировались как юрлицо в Беларуси, — рассказывает он. — В то же время у меня в соцсетях репосты того, что сейчас происходит, — возможно, этого достаточно, чтобы мною заинтересовались, возможно, нет. В среде, в которой некомфортно и страшно, очень тяжело работать».

Автор Мария Епифанова, «Новая газета»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/23/87209-silikonovaya-pustynya


Infos zum Autor
[-]

Author: Георгий Шкловский, Мария Епифанова

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 24.09.2020. Aufrufe: 48

Kommentare
[-]
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta