Конституционная реформа могла бы помочь выйти из политического кризиса в Беларуси

Information
[-]

***

Политолог из ФРГ предложила выход из тупика в Беларуси

Если стороны исходят из интересов страны, они должны начать диалог, уверена политолог Астрид Зам из Берлина.

Астрид Зам (Astrid Sahm) ранее жила и работала в Беларуси. Сейчас она является экспертом фонда "Наука и политика" (SWP) в Берлине. Политолог специализируется в том числе на таких темах, как трансформационные процессы и развитие гражданского общества в Беларуси.

Deutsche Welle: - Вы долгие годы следите за событиями в Беларуси. Могли ли вы себе представить, что протесты в стране будут столь массовыми и продолжительными?

Астрид Зам: - В апреле я писала статью о распространении коронавируса в Беларуси. Там была такая концовка, что жизнь в Беларуси после 9 августа может сильно измениться. Уже тогда наблюдался глубокий кризис доверия, самоорганизация общества и неадекватная реакция властей на пандемию, в первую очередь, в том, что касается коммуникации с населением. Эти три составляющие привели к тому, что мы сегодня наблюдаем.

- Что вас удивило больше - решимость протестующих или жесткая реакция властей?

Мне кажется, мы наблюдаем качественные изменения в отношениях общества и государства в Беларуси. Прежде всего, со стороны общества. В предыдущие годы общество жило своей жизнью, и если государство не слишком сильно ему мешало, то оно и не пыталось влиять на то, как государство развивается. Не было веры в собственные силы, в то, что можно что-то поменять.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Но общество изменилось. Это стало заметно на примере самоорганизации во время пандемии. И это придало гражданам уверенности в том, что они могут влиять на ситуацию. Это произошло еще до выборов. Многие люди преодолели страх, они больше не боятся последствий, которые может повлечь за собой участие в митингах. Из-за пандемии COVID-19 границы были закрыты, нельзя было просто уехать в другие страны, чтобы отвлечься и почувствовать облегчение. Активная часть населения поняла, что они могут оказаться в замкнутом пространстве один на один с этим государством. Это тоже стало одним из мобилизирующих факторов для решительных протестов.

- Реакция властей на эти протесты очень жесткая. В МВД РБ даже заявили, что могут применить боевое оружие против участников митингов.

- Никто не ожидал, что единственной реакцией государства на массовые митинги будут попытки погасить протест. Если вспомнить, как власти реагировали, например, во время протестов против закона о тунеядцах, то можно отметить, что тогда они проявляли определенную гибкость. Они прислушивались к настроениям в обществе, пытались снять напряженность и не довести ситуацию до широких протестов. Но с начала пандемии мы не видим никаких шагов навстречу обществу со стороны власти.

- 10 октября Лукашенко встретился в СИЗО с политзаключенными. Это не шаг навстречу?

- Пока еще сложно сказать, зачем он сделал это. Хотел ли он что-то продемонстрировать или что-то для себя выяснить. Но, наверное, из этого можно сделать вывод, что внутри власти растет понимание того, что только насилием уличные протесты не подавить, нужны другие ходы. Но если этот шаг единственный – то это шаг в никуда.

- В публикации для фонда "Наука и политика" от 16 сентября вы высказали мнение, что началом урегулирования конфликта в Беларуси может стать конституционная реформа. Вы по-прежнему так считаете?

- Я думаю, что конституционная реформа могла бы при определенных условиях помочь выйти из кризиса. Хотя протестное движение требует, в первую очередь, проведения свободных выборов, но в сегодняшнем тупике надо найти какой-то компромисс. У протестного движения нет институционных инструментов, чтобы добиться своих целей. А власть не может погасить протестное движение, она должна его признать и по-другому реагировать. Круглый стол не может проходить в тюрьме. Он должен состояться на свободе. Если власти хотят, чтобы конституционная реформа стала выходом из сложившегося кризиса, то должны прозвучать другие предложения, которые позволили бы в какой-то степени восстановить утраченное доверие.

Если игроки исходят из интересов страны и ее экономического развития как суверенного государства, они должны начать диалог, а конституционная реформа могла бы стать предметом такого диалога. Тогда можно было бы говорить об условиях, при которых она могла бы служить выходом из кризиса.

- Какие это условия?

- С одной стороны, власти должны отпустить всех политзаключенных. Это должно быть началом, без этого разговора с протестным движением просто не получится. Они также должны гарантировать, что свобода собраний будет соблюдаться и насилие против мирных демонстрантов прекратится.

С другой стороны, Координационный совет должен предложить определенные гарантии действующей власти. Светлана Тихановская озвучила гарантии для Лукашенко, но я думаю, что они должны быть не только для Лукашенко, но и для всего госаппарата и их семей. Ведь важно, чтобы чиновники были заинтересованы в диалоге (…) При этом важно, чтобы все факты применения насилия документировались. Это даст возможность вернуться к вопросу юридической ответственности, если диалог сорвется и гарантии потеряют актуальность.

- В Евросоюзе 12 октября договорились включить Александра Лукашенко в санкционный список. Как вы оцениваете это решение?

- Важно, что на встрече глав МИД стран ЕС также прозвучало, что Евросоюз предложит Беларуси пакет помощи в случае проведения реформ. Это может создать дополнительный стимул, чтобы власти в Минске пошли на диалог. На мой взгляд, адресатом должен быть не Лукашенко, а госаппарат в целом. Зацикленность на Лукашенко ни к чему не приведет. Патовая ситуация не решится, если в госаппарате ни найдутся силы, которые поменяют тактику, увидят необходимость в диалоге и преодолеют страх.

То, что Лукашенко сейчас планируют включить в этот список, так же логично, как и предложение дать гарантии чиновникам, если они пойдут на диалог с протестным движением. Иначе подход получается несправедливым.

- Можете ли вы сделать прогноз о развитии ситуации в Беларуси?

- Нет, это очень сложно. Но факт: ситуация в Беларуси уже точно не будет такой, как до выборов 9 августа.

Автор Ольга Капустина

https://p.dw.com/p/3jvWB

***

Комментарий: Новую Конституцию Беларуси пишут политзэки и школьники

Лукашенко, которого не признает президентом улица, придумал, как победить протест - переписать конституцию и провести референдум по ее изменению. Процесс он начал с переговоров в СИЗО КГБ.

Следственный изолятор КГБ минчане называют "американкой" - его камеры расположены по окружности, как в американских тюрьмах. Там Александр Лукашенко в субботу, 10 октября, провел совещание со своими политическими оппонентами, фактически взятыми им в заложники. Некоторые из них, в частности незарегистрированные кандидаты в президенты Виктор Бабарико и Сергей Тихановский, а также политтехнолог Виталий Шкляров, были арестованы еще в июне и, возможно, даже не в полной мере осознают, что происходит на улицах Беларуси после выборов.

"Конституцию на улице не напишешь", - заявил Лукашенко на встрече в СИЗО КГБ. И предложил собеседникам помочь ему в составлении поправок к Основному закону. Не знаю, что выглядит безумнее: это предложение или же урны для проектов поправок, установленные в общеобразовательных школах. Конституцию в Беларуси будут писать школьники и политзаключенные - это, по мнению Лукашенко и его сторонников, называется демократией. Ведь всем, беседовавших с ним в СИЗО, инкриминируют совершение серьезных уголовных преступлений. Кому - неуплату налогов и получение взяток, кому - причинение вреда национальной безопасности. Все они, по мнению властей, представляют опасность для общества.

"Переговоров" в СИЗО КГБ не получилось

Один из этих людей - мой бизнес-партнер Александр Василевич. Я едва узнала его среди тех, кто сидел за столом вместе с Лукашенко, потому что в тюрьме Саша сбрил бороду и усы. Саша был в красном кашемировом свитере, который ему в СИЗО передала беременная жена. Задержали его якобы за совершение экономических преступлений.

Василевич не был претендентом на пост президенты, как Виктор Бабарико. Он - директор частного рекламного агентства и соучредитель двух наших сайтов kyky.org и the-village.me. Он никогда не работал с государством и построил крепкий бизнес вопреки режиму, а не благодаря каким-то особенным условиям, дарованным властями - типа декрета о Парке высоких технологий (ПВТ) или другим льготам.

Лукашенко ему никогда не был нужен, и в те редкие моменты, когда эта фамилия, а еще хуже - фотография - появлялась на страницах наших СМИ, выражение лица у Саши становилось таким же каменным, как на кадрах, когда он пожимает Лукашенко руку своей рукой в одноразовой перчатке. Что Василевич делает в компании с этим человеком в тюрьме за столом, украшенным нелепой композицией из цветов?

Я могу только предположить, что собеседники-заложники сказали Лукашенко на "переговорах" в СИЗО. Судить об этом можно по их застывшим лицам из минутной трансляции без звука, показанной государственными телеканалами. По смеху Виктора Бабарико, по сложенным рукам и закрытым позам всех собравшихся. Переговоры с политзаключенными у Лукашенко, судя по всему, не задались. Пять часов красноречия в тюрьме с похоронным букетом посреди стола оказались напрасными.

Реакция властей не заставила себя долго ждать: избиения мирных протестующих в ходе демонстрации в воскресенье 11 октября, слезоточивый газ в лицо пенсионерам на следующий день, отбитая мошонка минского бизнесмена Максима Хорошина, который владеет магазином цветов. Максима избили якобы за разбор водомера и поджог дачи командира ОМОН.

Баня с барского плеча

По словам адвоката Виталия Шклярова, после встречи с Лукашенко узников отвезли в загородный банный комплекс, где они впервые за несколько месяцев смогли помыться и пообщаться. Людей, которым шьют уголовные дела, просто так без конвоя отвезли в баню. Как это возможно? Объяснение одно - Лукашенко, видимо, полностью уверен, что все под контролем. Ведь он отличается маниакальным желанием контролировать любую ситуацию - будь то уличный протест, "спасение" Светланы Тихановской или поправки в конституцию. Есть такой термин control freak, означающий желание быть всегда у руля. Отсюда странные поступки вроде прогулки с автоматом перед 200-тысячным митингом или переговоры о будущем Беларуси с политзаключенными.

Новости о том, что Виктор Бабарико изучает в СИЗО разные редакции белорусской конституции, появилась в прессе еще 8 июля через его адвокатов. То есть Лукашенко теоретически знал о том, что конкурент работает над поправками. И как только подвернулся подходящий момент, бывший президент решил показать, что контролирует даже это.

Перфоманс из той же серии, что и якобы имевшая место выдача Тихановской 15 тысяч евро на жизнь в Литве или попытка сделать переговорщиком с оппозицией конформиста Юрия Воскресенского, фигура которого у самой оппозиции вызывает лишь злость вперемешку с жалостью. Юрий переведен из СИЗО под домашний арест и теперь бесконечно дает интервью государственным телеканалам. Только вот легитимности работе Лукашенко над изменением конституции это ничуть не прибавляет.

Одно радует: у политзаключенных в Беларуси появилась новая тема для размышлений. В тюрьме ведь время течет бездарно и бестолково. Как рассказывал Василевич про свой первый 14-дневный срок, гоняешь в голове несколько часов одну и ту же мысль: "Какую школу выбрать для ребенка?". За решеткой человек находится в измененном состоянии сознания. Возможно, тот субботний стендап привнес разнообразие в жизнь политзаключенных, и для них общение с Лукашенко оказалось более занятным, чем подсчет трещин на цементном полу в тюремном дворике, где гуляют арестанты.

Новая конституция как спасательный круг для Лукашенко

Лукашенко считает, что видимость процесса конституционной реформы позволит ему, во-первых, ускорить получения полутора миллиарда долларов от России; во-вторых, утихомирит улицу. Только может ли бывший президент в принципе заниматься изменением конституции? Создатели онлайн-платформы "Голос" - той самой, что доказала фальсификации на президентских выборах, - считают, что нет.

Платформа предложила белорусам свой упрощенный вариант голосования по самым важным положениям конституции, которые Лукашенко переписал, меняя Основной закон, принятый в 1994-м. Это распределение полномочий между ветвями власти, ограничение числа президентских сроков двумя, выбор между двухпалатным и однопалатным парламентом, порядок вхождения Беларуси в интеграционные союзы с другими государствами и выхода из них - всего шесть пунктов.

Перед этим надо проголосовать за то, нужно ли до внесения изменений в конституцию выполнить три условия - прекратить преследования граждан со стороны властей, освободить всех политзаключенных и отменить результаты президентских выборов 9 августа 2020 года. За два дня онлайн проголосовали больше 300 тысяч человек.

Беларуси действительно нужна новая конституция. Это признают обе стороны: и победившая на выборах, и пытающаяся доказать победу с помощью дубинок ОМОНа. Но если первая добивается поддержки большинства, то вторая упорно и самонадеянно продолжает делать вид, что большинство вообще ничего не решает.

Автор Саша Романова  

https://p.dw.com/p/3k0yA

***

Bозможен ли в регионах Беларуси Диалог для разрешения политического кризиса?

В Бресте начался сбор подписей за проведение публичной встречи граждан с властями города. Для чего она нужна и что происходит в регионе, где протестные настроения особенно сильны - у DW.

Оптимальным выходом из политического кризиса, в котором оказалась Беларусь после президентских выборов 9 августа, многие аналитики в стране и за рубежом считают диалог властей с той значительной частью общества, что не признала переизбрание Александра Лукашенко на шестой срок. Как власти в Минске представляют такой диалог, можно судить по посещению Лукашенко 10 октября СИЗО КГБ, где он встретился с группой оппозиционеров, находящихся за решеткой.

Между тем с идеей проведения публичной встречи общественности с местными властями выступили активисты Бреста. В заявлении, распространенном 12 октября инициаторами встречи, отмечается, что в последние месяцы в городе происходит "множество событий, которые отличаются беззаконием, жестокостью и трагичностью". При этом, по мнению местных жителей, весь поток негатива исходит от силовых структур. Есть ли шанс на то, что диалог в Беларуси начнется с регионов, выясняла DW.

В чем люди упрекают брестские власти?

Брестские общественные активисты заявляют, что не могут оставаться равнодушными, когда на улицах города при участии людей в черных масках и без опознавательных знаков проводятся жесткие задержания и избиения мирных граждан. Жители Бреста в недоумении от того, что все это происходит в 2020 году в городе, расположенном в Европе, и в стране, в конституции которой закреплены демократические принципы, гарантирующие свободное выражение своего мнения.

Больше всего авторов заявления возмущает отсутствие какой-либо реакции на происходящее со стороны руководства Бреста. "Помимо насилия, происходящего в городе, власти также не отреагировали на многочисленные факты грубейшего нарушения законодательства во время избирательной кампании и выборов президента Беларуси, которые вызвали волну протеста среди жителей города", - считают инициаторы проведения публичной дискуссии.

Новая попытка диалога в Бресте

Надо сказать, что попытки организовать такую дискуссию в Бресте предпринимались еще в середине августа - после массовых случаев применения насилия в отношении участников акций протеста, задержанных в первые дни после президентских выборов в Беларуси. Тогда было объявлено о создании в городе Общественного совета, который задумывался как временная форма посредника между гражданами и Брестским горисполкомом для преодоления политического кризиса.

Однако в итоге власти на диалог не пошли, зато силовые структуры стали преследовать тех, кто был активным сторонником переговорного процесса - некоторые активисты вынуждены были уехать за границу, другим вынесли официальные предупреждения "о недопущении противоправных действий".

Это обстоятельство повлияло на то, что нынешние инициаторы публичного обсуждения актуальных вопросов с властями города пока предпочитают сохранять анонимность. "Я думаю, это временная мера, которая не повлияет на сбор подписей, поскольку власти тоже осознают, что за последние месяцы ситуация в обществе кардинально изменилась", - рассказал один из активистов, выразив надежду, что Брест станет первым регионом в Беларуси, где такой диалог начнется.

Референдум о будущем аккумуляторного завода поставлен на паузу

Дополнительным катализатором для начала дискуссии жителей Бреста с местными чиновниками стала ситуация вокруг аккумуляторного завода, построенного рядом с городом. Минувшим летом во время визита в Брест Александр Лукашенко пообещал противникам появления этого предприятия, что судьба завода решится на местном референдуме. Но после президентских выборов тема референдума ушла на второй план, зато власти отменили свое прежнее распоряжение, касающееся приостановки строительства аккумуляторного завода.

Теперь, несмотря на протесты общественности, администрация ООО "Аккумуляторный альянс" проводит пусконаладочные работы и заявляет о возможном введении предприятия в эксплуатацию в январе 2021 года. Кстати, одним из новых владельцев "Аккумуляторного Альянса" является председатель Федерации хоккея Беларуси Дмитрий Басков, также известный как тренер хоккейной команды президента.

Как считает правозащитник Роман Кисляк, власти нарушили свое же обещание не допустить выполнения пусконаладочных работ до проведения референдума. Противники аккумуляторного завода по-прежнему настаивают, что предприятие построено по подложным документам и его работа нанесет экологический ущерб городу и его окрестностям. Однако эти аргументы пока остаются без внимания местных властей.

Протесты вернутся на площадь?

В первые недели после президентских выборов протесты в Бресте стали одними из самых резонансных в Беларуси. Для подавления уличной активности местных жителей, возмущенных официальными результатами президентских выборов, были задействованы не только сотрудники милиции и внутренних войск, но и военнослужащие 38-й десантно-штурмовой бригады. Этот факт также упоминается среди вопросов, которые инициаторы диалога хотят публично обсудить с властями города.

В последнее время демонстрации протеста в центре Бреста стали менее масштабными, что дало повод для разговоров о том, что протест "сдувается". Силовые структуры стараются не допустить шествий и митингов на центральных улицах, теперь новыми местами сбора протестующих стали микрорайоны города.

Однако местные сторонники активных действий заявляют о намерениях вернуться к прежнему формату выражения протеста. "Мы не можем мириться с тем, что уровень насилия по отношению к демонстрантам вновь становится непропорционально высоким", - поясняет общественный активист Виктор Климус. И напоминает, что после попыток силового разгона протестующих в августе люди массово выходили на улицы Бреста, в шествиях участвовали десятки тысяч человек.

По мнению Климуса, для озвучивания требований прекращения насилия и милицейского беспредела есть смысл снова вернуться на главную площадь города, чтобы объединить силы в борьбе за свои права и стремлении жить в свободной Беларуси.

Автор Алесь Петрович, Брест

https://p.dw.com/p/3jvF6


Infos zum Autor
[-]

Author: Ольга Капустина, Саша Романова, Алесь Петрович

Quelle: p.dw.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 15.10.2020. Aufrufe: 46

Kommentare
[-]
 Vivian Byner | 16.10.2020, 02:13 #
You make so many great points here that I read your article a couple of times. Your views are in accordance with my own for the most part. This is great content for your readers. Relax by playing Soccar with my team! 
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta