Три промаха МОЗ Украины, которые ставят под угрозу медреформу, автономию больниц и здоровье пациентов

Information
[-]

***

О негативных тенденциях для системы здравоохранения

Еще немного — и новости о средствах из ковидного фонда на дороги и патриотические сериалы будут казаться нам цветочками. То, что происходит сейчас в кабинетах Министерства здравоохранения, повлияет и на борьбу власти с коронавирусом, и на доступность медицинских услуг, и на уровень обеспечением больных лекарствами.

Все положительные сдвиги, которые под давлением экспертов нарабатывались годами, сейчас медленно исчезают с повестки дня ведомства, пишет "День". Буквально за последнюю неделю на уровне правительства и самого министерства было принято несколько важных решений, которые свидетельствуют о негативных тенденциях для системы здравоохранения. Остановимся на них подробнее.

АВТОНОМИЯ БОЛЬНИЦ

С 2018 года больницы первичного звена первыми начали переходить на другую форму финансирования — не из государственного бюджета по субвенции, а по договорам с Национальной службой здоровья Украины. Принцип «деньги ходят за пациентом» начал воплощаться на практике. Сколько больница больных лечит и какие услуги предоставляет — за то и получает средства от Нацслужбы. Не все удалось на сегодня. До сих пор у медиков возникают вопросы, как именно НСЗУ сформировала тарифы на медицинские услуги. А второй этап реформы, когда заключать договоры со службой должны были заведения вторичного уровня, сначала отложили до июня, а из-за коронавируса в Минздраве вообще сейчас ничего не комментируют, как будут работать учреждения вторичного уровня и к какому сроку должны заключить договоры с НСЗУ.

Несмотря на все эти нюансы, большинство медицинских учреждений получили новый статус — с бюджетных стали коммунальными некоммерческими предприятиями. Это означает для них свободу в хозяйствовании и независимость от указаний «сверху». Руководитель КНП сам формирует кадровую политику, управляет финансами и активами, разрабатывает собственную систему оплаты труда с премиями, бонусами, не руководствуясь бюджетной сеткой, финансирование происходит на основе собственного финансового плана. По сути, бюджетные больницы стали частными заведениями, которые реинвестируют всю прибыль в собственное развитие: зарплаты, ремонты и тому подобное. Даже могут открывать счета в банках и депозиты, чтобы доходы приумножать.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Однако эту свободу действий, в частности, финансовую, у больниц могут забрать. «День» уже рассказывал, что Минэкономики согласовывает с другими ведомствами постановление, обязывающее якобы свободные от вмешательства государства больницы открывать счета не в банках на свой выбор, а только в органах Госказначейства. Это ставит крест и на автономии заведений, и на гарантии, что средства получат вовремя и в полном объеме. К тому же больницам придется перезаключать договоры с НСЗУ, так же это должны сделать аптеки, которые работают в программе «Доступные лекарства». Это означает паузу в предоставлении медицинских услуг от, например, амбулаторий и перерыв в получении лекарств для пациентов с хроническими заболеваниями.

«Для программы реимбурсации это постановление приведет к коллапсу и резкому сокращению количества аптек в программе. А сейчас это 8763 аптеки по всей стране, 18% из них расположены в сельской местности, — объясняла в FB сотрудница НСЗУ Ирина ЛИШТАБА последствия такого решения. — Сейчас фактически аптечные учреждения предоставляют кредит государству, который оно им возвращает через две недели по результатам отчетов без всякого процента. Для многих аптек — это инвестиция и социальная функция. И только стабильные оперативные оплаты позволяют содержать текущее количество аптек и привлекать новые. И все, как всегда, больше всего пострадают пациенты-пользователи программы, для которых будет в разы сокращен географический доступ к лечению».

ПАЦИЕНТЫ БЕЗ ЛЕКАРСТВ

В Ровенской областной детской больнице не осталось препаратов для лечения детей с острыми лейкозами. Для больных с другими диагнозами, тоже онко, медикаментов хватит на несколько месяцев. Волонтеры из Харькова на своих страницах в «Фейсбуке» тоже жалуются на нехватку лекарств в медучреждениях. В минувшую пятницу под стены Минздрава приходили пациенты с обломками асфальта — иронично упрекнули Минздрав, что бюджетные средства расходуются на дороги, однако асфальт не заменит лекарства.

Татьяна вышла на акцию вместо мамы, у которой рак легких (четвертая стадия): «Маме нужен препарат, который помогает ей жить даже на такой стадии рака легких, он делает смертельный диагноз просто хронической болезнью. 70 000 гривен в месяц стоит нам лечение. Это огромные суммы, я была вынуждена обратиться за помощью к родственникам, незнакомым людям, сейчас мама заканчивает восьмую упаковку лекарств, она не знает, как закупать следующие дозы препаратов. Потому этот препарат для мамы — это жизнь. Если бы Минздрав вовремя делал свою работу и не затягивал процессы, то мама могла бы получить это лекарство от государства».

Где делись лекарства, если на их закупку в бюджете-2020 было 5,72 млрд грн, говорится о реализации 14 направлений приобретения лекарств? Как выяснилось, Минздрав с большим опозданием утверждает необходимые для закупок документы, так, паспорта бюджетной программы министерство согласовывало два месяца вместо предусмотренных законодательством 30 дней. «Сводные сведения в потребностях лекарственных средств фактически были утверждены только через три месяца после принятия соответствующей паспортной программы; Минздрав так и не смог внести изменения в нормативные акты для наделения ГП «Медицинские закупки Украины» всеми необходимыми полномочиями, — проанализировали в «Центре противодействия коррупции». — Как следствие — существенные осложнения процедуры закупки лекарств и медицинских изделий за счет средств государственного бюджета, значительная отсрочка процедур закупок, отсутствие лекарств у тяжелобольных пациентов».

«Ситуация такова, что из-за Минздрава фактически сорваны важные медзакупки! Это тот момент, когда государство выделило достаточно средств, когда в государстве есть эффективные инструменты (новосозданное ГП «Медзакупки»), однако руководство Минздрава тормозит процесс ради того, чтобы вернуть закупки в режим ручного управления, вернуть их во времена Раисы Богатыревой», — считает член правления ГПК Елена Щербан.

«Но это еще не все. Сейчас продолжаются закупки лекарств для онкобольных за бюджет 2019-го. Я тщательно наблюдаю за процессом закупок, которые в этом году осуществляет ГП «Медицинские закупки Украины», и делает это достаточно эффективно, на сегодня уже получено более 300 млн грн экономии на закупках онкопрепаратов. Но есть один момент: эти сэкономленные средства нельзя будет использовать на те лекарства для онкобольных, которые не в номенклатуре закупок (а таких лекарств много), потому что уже конец бюджетного года! Поэтому сэкономленные средства из программы закупок лекарств для онкобольных тоже пойдут или на другие программы, или их вернут в бюджет», — объясняет председатель ОО «Афина. Женщины против рака» Виктория Романюк.

РУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Закупки лекарств тормозит и то, что ГП «Медицинские закупки», которое должно было стать независимым органом, гарантировать пациентам приобретение лекарств качественных, а поставки — своевременные, вынуждено согласовывать каждый свой шаг с Минздравом. И это утверждено в правительственном постановлении (от 12 июня 2020 года № 478). Документ предусматривает, что предприятие вынуждено согласовывать с Минздравом Украины все количественные, качественные и технические характеристики предмета закупки, а также согласовывать проект будущего договора на закупку. Более того, недавно в Кабмине рассматривали постановление, которое передает все полномочия по техническому процессу закупок Минздраву.

«В Кабмине прошло закрытое заседание, что все технические задачи для медицинских закупок будут формироваться в Минздраве, — отметила исполнительный директор фонда «Пациенты Украины» Инна Иваненко. — Все помнят историю с закупками защитных костюмов для врачей, так такая же ситуация ожидает лекарства, медицинские изделия и вакцины, когда Минздрав будет формировать все технические характеристики. Это захоронение еще одной успешной антикоррупционной реформы в системе медицинских закупок, реформы, которой мы гордились. Мы говорили международным партнерам, что на закупках не воруют. Эта реформа позволила покупать дополнительно лекарства для тяжелобольных пациентов, но сейчас нас откинули во времена Януковича и Богатыревой, когда закупки проводились в ручном режиме. Это шаг в прошлое. Для пациентов это означает, что лекарств будет закупаться меньше».

В придачу к этому, на сайте Минздрава больше не обнародуется информация об остатках лекарств и ожидаемых поставках в регионы. Конечно, все эти изменения в системе здравоохранения проталкивались тяжело, с сопротивлением, непониманием, неготовностью заведений брать больше на себя ответственность, и с вялой реакцией государства на новые вызовы. Поэтому и результаты не везде видны. Так, некоторые больницы до сих пор с «советскими» ремонтами, со старым оборудованием и, к сожалению, слабым персоналом в профессиональном плане, и до сих пор с низкими зарплатами.

Но именно медицина — это та сфера, где можно сегодня реформы разворачивать, а завтра от всего отказываться. Если уж лезть по лестнице вверх, то не ломать же пройденные ступени.

Автор Инна Лиховид; опубликовано в издании «День»

http://argumentua.com/stati/tri-promakha-moz-kotorye-stavyat-pod-ugrozu-medreformu-avtonomiyu-bolnits-i-zdorove-patsientov

***

Деньги или смерть. Почему в Украине пациенты с ковидом вынуждены бороться за бесплатные лекарства

Чаще всего у пациентов в стационаре и их родственников нет ни сил, ни времени, чтобы выяснять, почему лечение ковиду не бесплатное, как это обещал министр здравоохранения. Поэтому они начинают собирать средства в соцсетях, занимать деньги и даже брать кредиты на то, что на самом деле оплачивает Национальная служба здоровья.

Это может продолжаться бесконечно. Но иногда достаточно одного недовольного пациента, чтобы сломать систему, пишет LB.ua.

"До нас все покупали Актерму самостоятельно за наличные"

Мама Таисии Выговской живет в поселке городского типа Романов, на Житомирщине. Женщина заболела несколько недель назад. С первыми симптомами она обратилась к врачу - тест на ковид решили не делать и диагностировали ангину. Мама Таисии две недели лечилась дома.

Женщина стала часто падать в обморок - по три раза в сутки. Ей помогала младшая сестра Таисии, медик по образованию. В какой-то момент она заметила, что мама начала тяжело и медленно говорить. Заподозрили инсульт. Сначала маму забрали в терапевтическое отделение в Романове, однако там решили, что это все же может быть ковид. Поскольку инфекционного отделения в Романове нет, ее забрали в Центральную районную больницу в городе Чуднов.

- Когда маму госпитализировали, мне сказали, что к ней никто не сможет приходить, потому что нет защитных костюмов, и поэтому кислородный аппарат она подключать должна себе сама, - вспоминает Таисия. - Для меня это был шок. Врач выдал список медикаментов, которые нужно было купить. ПЦР-тест на то время был сдан, но результат еще не поступил. Маме предложили сдать анализ на D-димер и Interleukin 6, который определяет реакцию организма на вирус. Мы согласились - я самостоятельно привезла из Житомира пробирки, медики забрали кровь, и я отвезла все это на анализ в частную лабораторию. Показатель оказался слишком высоким - при норме 7 он был 41.

Таисия рассказывает, что как только результат этого анализа стал известен, заведующая инфекционным отделением Чудновской ЦРБ предложила ей купить препарат "Актемра". Это коммерческое название тоцилизумаба, который производит фармацевтическая компания «Рош». В Украине препарат зарегистрирован с сентября 2009 года как лекарство от артрита. По данным Государственного реестра лекарственных средств, Актемра имеет действующую украинскую регистрацию. Сейчас Актемру выписывают больным коронавирусом с тяжелым течением согласно украинскому протоколу лечения COVID-19. По словам Таисии, врач предложила купить Актемру за 24 000 гривен.

- Я знаю, что стационарное лечение ковида по протоколу должно быть бесплатным. Поскольку я работаю в фирме, где есть юридический отдел, который занимается в том числе закупками за госсредства, то предложила больнице помочь провести эту закупку. Мне ответили, что на украинском рынке такого препарата нет, что до нас все покупали Актемра самостоятельно за наличные. Таисия подключила коллег-юристов. Они выяснили, что на самом деле Чудновская ЦРБ закупала Актемру, причем неоднократно - в июле, августе и в начале сентября. Последний раз больница через систему Prozorro закупила 20 флаконов препарата почти на 204 000 гривен, то есть примерно по 10 000 гривен за флакон.

- Я обратилась к знакомой депутату областного совета, она подняла шум. Главный врач утверждал, что к нему никто не обращался за Актемрой, - говорит Таисия. - Я поехала с ним пообщаться, но мне объяснили, что он якобы заболел и его нет на месте. Заведующая отделением сказала, что ничего не знает о закупках, не предлагала мне ничего покупать именно у нее, только сказала цену препарата, за которую его брали другие пациенты в аптеке. После скандала резко начали проводиться и другие закупки, те же комбинезоны, которых не было, когда госпитализировали мою маму. Актемра тоже нашлась для мамы, но другим пациентам пришлось все же покупать препараты за свой счет. Люди занимают деньги, берут кредиты на лекарства. Для меня это не вопрос денег. Это вопрос справедливости.

«Работаем из последних сил»

Чудновская ЦРБ включена в перечень опорных больниц и принимает пациентов с коронавирусной болезнью на Житомирщине. Она также заключила договор с Национальной службой здоровья на оказание медицинских услуг при COVID-19. По словам главного врача Игоря Лукашенко, сейчас в учреждении находятся 54 пациентов с ковидом, трое критических.

- Ситуация тяжелая - закрыто все, работаем только на инфекцию, - говорит он. - персонала не хватает, половина медиков больные. Открывать новые койки не проблема, я могу при необходимости развернуть хоть 400 коек, но кто с этими пациентами будет работать? У меня на всех инфекционных больных только 5 постов медсестер. Мы работаем из последних сил. Несмотря на нехватку персонала, средства на лекарства есть, по словам Игоря Лукашенко. Он объясняет, что все препараты предоставлялись, кроме Актемры. Кроме того, на момент госпитализации у пациентки не было подтвержденного ковида. По правилам, чтобы установить диагноз COVID-19, недостаточно одних симптомов и клинической картины - должен быть положительный результат теста. Таким образом, врач предложила купить Актемру, чтобы не терять времени на ожидание подтверждения.

- Мы действительно ранее закупили Актемру, 20 флаконов, но уже использовали их. Врач предлагала купить препарат в аптеке, а не у нее лично или в больнице. В больнице препарата не было физически. Когда начался скандал, я пошел на встречу пациентке чисто по-человечески - нам довезли еще два флакона от производителя, и мы их прокапали. Все остальное - ложь. Пациентка выписалась, поблагодарила врачей. Пройдут выборы, пройдет пандемия, и я подам в суд, потому что никто никому не предлагал покупать лекарства в больнице.

После того, как Таисия Выговская опубликовала эту историю на своей странице в Facebook, в комментариях появились сообщения о поисках Актемры в других больницах: «Мы покупали Актемру для тестя, который был на аппарате ИВЛ. Его не было нигде, даже в Житомире. Мы заказали в интернете за 24 000 гривен». В Управлении здравоохранения Житомирской облгосадминистрации объяснили, что сегодня Актемры, которую нужно вводить, в Украине больше нет. По словам начальника управления Николая Суслика, есть только шприцы для подкожного введения с другой дозировкой. Он говорит, что нужную Актерму можно купить в Украине, но только полулегально - в частных аптеках и с турецкой регистрацией. Заказать за бюджетные средства такой препарат невозможно.

- Сейчас все пациенты с коронавирусной болезнью в области обеспечены медикаментами. Кроме тех, которые закончились на рынке, - прокомментировал Николай Суслик.

- Чтобы приобрести те 20 флаконов Актемры в сентябре, нам пришлось полтора месяца стоять в очереди, - говорит Игорь Лукашенко. - Тогда фирма-производитель его завезла в ограниченном количестве, но пока Актемры с украинской регистрацией на рынке нет. Сегодня проблема именно с этим препаратом. С остальными медикаментами из протокола также перебои, но не такие - все профинансировано и закуплено.

Актемра закончилась?

В марте 2020 года Китай испытал тоцилизумаб на 20 пациентах с осложненной формой коронавирусной болезни. 19 из них имели положительную динамику - пациентов выписали из больницы через две недели. После этого Китай добавил препарат в национальный протокол лечения ковида. Тоцилизумаб есть также в итальянском медицинском протоколе, а с апреля - в украинском.

- При заключении и внесении изменений в протокол оказания стационарной помощи при ковиде мы ориентируемся на информацию государственных регуляторов в сфере здравоохранения стран с высоким уровнем развития, - объясняет один из составителей протокола, анестезиолог, профессор кафедры анестезиологии и интенсивной терапии НМУ им. Богомольца Сергей Дубров. - Вирус новый, и нет убедительной доказательной базы его лечения. Промежуточные результаты исследований по тоцилизумабу показывают его эффективность для пациентов, имеющих цитокиновый шторм с превышением показателя Interleukin 6 в разы. Это очень ограничена категория пациентов, в своей практике я этот препарат не применял. Сейчас препарат в Украине зарегистрирован. Но вот есть ли он в продаже - это другой вопрос.

Похожая ситуация с наличием лекарств из протокола была весной с гидроксихлорином - препаратом "Плаквенил". В конце апреля LB.ua писал о том, что эти лекарства исчезли из аптек и складов почти сразу, как только стало известно, что они могут быть эффективными при лечении коронавируса. В августе Плаквенил включили в программу «Доступные лекарства», чтобы его можно было купить исключительно по рецепту, хоть это и не очень помогло.

Однако в отличие от Плаквенила, Актемра дорогая - от 10 до 30 000 гривен, в зависимости от дозировки и количества приобретенных упаковок. Поэтому так быстро, как Плаквенил, из аптек ее вряд ли можно смести. Однако с ростом количества случаев спрос на препарат может превышать предложение. Так было в начале пандемии в Украине, когда больницы не могли закупить средства индивидуальной защиты, аппараты ИВЛ, кислородные концентраторы, поскольку они быстро исчезли с рынка. Актемра изготавливается не в Украине, соответственно, закупки полностью зависят от поставок из-за рубежа, как, например, в случае еще одного препарата, который используется при лечении ковида - ремдесивира (в июле МЗ проводило отдельные переговоры с производителем о поставке этихлекарств).

Кроме того, Актемра до сих пор не позиционируется компанией-производителем как лекарство, которое можно применять при ковиде, что создает дополнительные препятствия для официальных закупок.

- Чтобы официально использовать любой препарат, должны совпадать два фактора - наличие препарата в протоколе лечения и наличие соответствующих показаний и инструкций к препарату, - объясняет бывший генеральный директор Центра общественного здоровья МЗ Владимир Курпита. - Не только Украина, но и многие другие страны мира для лечения ковида используют препараты, которые ранее были рассчитаны на другие патологии. Теоретически украинское законодательство позволяет изменить инструкцию, если компания-производитель имеет клинические подтверждения успешности применения препарата при других болезнях. Но для Актемры исследования еще продолжаются.

По словам Курпиты, в США и Европе используют другие подходы. Например, в Штатах есть понятие экстренного использования - когда клинические испытания препарата еще не завершены, но его преимущества в применении нивелируют риски. В европейских странах так же некоторые лекарства могут использоваться с ограничениями, пока продолжаются клинические исследования. Украинское законодательство такого не предусматривает.

- Главные врачи теоретически могут осуществлять закупку препаратов, ссылаясь при закупке на протокол и разрешение Минздрава как регулятора, - говорит Курпита. - Но во время аудита теоретически могут возникнуть трудности, ведь был закуплен препарат, к которому нет показаний. Поэтому проще лекарства не покупать, а просить приобрести родственников. Конечно, есть также коррупционные схемы, когда врачи имеют процент с продажи определенных лекарств через частных посредников.

Итак, почему в больнице могут просить купить лекарства?

Во-первых, из-за назначения препаратов, которые не входят в официальный протокол лечения, поэтому и не закупаются за бюджетные средства. В таких случаях медработники могут иметь определенный процент с продаж.

Во-вторых, из-за коррупции - врачи или администрация могут требовать наличные за то, что и так закуплено.

Однако есть и причина, не зависящая от работников или администрации учреждения - из-за превышения спроса на лекарства над предложением на рынке больницы не могут вовремя закупить препараты, поэтому пациенты вынуждены доставать их полулегально, с регистрацией других стран и за свой счет. Таисия Выговская все же считает, что ее мама наткнулась в больнице именно на коррупционную схему, однако жалобу в Национальную службу здоровья она не подавала.

- Пока госпитализировали маму, в больницу попала бабушка, - рассказывает Таисия. - Она контактировала с мамой, но в Романкове ее никто не протестовал на ковид. Ей было 78 лет, легкие сгорели очень быстро. Мы похоронили ее буквально за несколько дней, после того как увидели рентгеновский снимок. Параллельно у меня заболел ребенок, слава Богу, не в ковидом. Я не подавала жалоб, потому что мне просто было не до того.

Выяснить, сколько именно в Украине было случаев, когда пациентам во время лечения ковида в стационаре приходилось покупать лекарства, достаточно сложно, ведь их можно зафиксировать, только если пациенты оставляют официальные жалобы. Как сообщили LB.ua в НСЗУ, всего таких обращений в 2020 году было 475, среди которых большинство не касаются лечения ковида. Что именно должно быть в больнице, где стационарно лечат ковид, можно узнать в требованиях НСЗУ по ссылке. Если вам или вашим родственникам отказывают в лечении или требуют деньги в больнице, имеющей договор с НСЗУ, подайте жалобу. Для этого заполните электронную форму на сайте НСЗУ или бесплатно позвоните в контакт-центр по телефону 16-77.

Автор Анастасія Іванців, опубликовано в издании LB.ua

http://argumentua.com/stati/dengi-ili-smert-pochemu-patsienty-s-kovidom-vynuzhdeny-borotsya-za-besplatnye-lekarstva

***

Украина вышла за рубеж

Вторая волна ковида в Украине перемахнула за 10 000 подтвержденных случаев заболевания в сутки. Это психологический рубеж, о котором раньше вспоминал министр здравоохранения Максим Степанов.

После «десятки», прогнозировал министр в октябре, введут жесткий карантин, мобилизуют всех медработников и развернут полевые госпитали. Следующая и последняя черта — 20 000 в сутки. Тогда ресурсы национальной системы здравоохранения признают исчерпавшимися и активируют протокол так называемой медицинской сортировки, где врачам предстоит решать, кого можно спасти, а кого, увы, уже нет.

О жестком карантине пока не сообщается. Впрочем, по словам министра, на заседании правительства в среду собираются рассмотреть вопрос карантина выходного дня. То есть по субботам и воскресеньям будут закрыты фудкорты и развлекательные зоны в торговых центрах, запрет не коснется лишь продуктовых магазинов. Театры, кинотеатры, музеи также прекратят работу, кафе и рестораны снова перейдут к режиму «еда на вынос». Общественный транспорт, включая метро в тех городах, где оно есть, останавливать не собираются. Комендантский час пока вводить — тоже. Зато в супермаркетах и аптеках обозначат время с 10 утра до полудня как период обслуживания исключительно пенсионеров.

Одна из мер — запрет на плановые операции и госпитализацию всех, кроме ургентных (нуждающихся в неотложной помощи. — Ред.) пациентов и больных коронавирусом — уже начала действовать. Но вызвала такой шквал протеста, что Степанов вынужденно сделал уточнение: мол, на беременных, которые требуют постоянного врачебного контроля, рожениц и людей с онкозаболеваниями запрет не распространяется. Несколько частных клиник, например, столичный «Обериг», возмутились: власть «профукала» лето, период относительной передышки, а теперь предлагает миллионам пациентов ждать помощи до той поры, пока их состояние станет ургентным?

Накануне Рада рекомендовала президенту Зеленскому создать Национальный штаб по противодействию биологическим угрозам и возглавить его, чтобы оперативно реагировать на вызовы пандемии: искать возможности для поддержки сферы здравоохранения, защитить экономику и так далее. Проект постановления, где перечислены главные направления деятельности штаба — от обеспечения эффективной бесплатной диагностики и тестирования для граждан до вакцинации за счет госбюджета не менее 40 процентов населения безопасной и качественной вакциной, когда таковая появится в стране, — вступил в силу.

Но пандемия опередила намерения. В понедельник, 9 ноября, Зеленский написал в фейсбуке, что получил положительный результат теста — несмотря на все карантинные мероприятия: «У меня 37,5, а всем желаю 36,6. Впрочем, чувствую себя хорошо. Обещаю изолироваться и продолжаю работать». Такую же новость сообщил о себе глава Офиса Андрей Ермак: «Под конец рабочего дня получил слишком "положительные" новости…» И добавил, что самоизоляция для него не повод не участвовать в видеовстрече советников лидеров «нормандского формата» и других мероприятиях. Соцсети отреагировали в диапазоне от «вам-то умереть не дадут! К сожалению…» до пожеланий быстрого выздоровления.

За минувшую неделю количество госпитализаций по стране резко выросло, тестов тоже стали проводить больше. Хотя очереди в лаборатории все длиннее. Самая напряженная ситуация остается в Житомирской, Запорожской, Киевской и Николаевской областях. Отдельная тема — слухи о чудодейственном препарате ремдесевир, 28 тысяч доз которого правительство Украины якобы уже приобрело для госпитального сектора. Пока ни вакцины, ни панацеи нет, украинский минздрав советует не пренебрегать хотя бы прививкой от сезонного гриппа, чтобы не добавлять клиникам нагрузки. В первую очередь начали прививать за бюджетный счет врачей, медсестер и других медработников, контактирующих с больными ковидом в инфекционных больницах, а также бригады скорой помощи.

Эксперты, в основном из медицинских чиновников высокого ранга с приставкой «экс», говорят, что способы борьбы с пандемией вроде адаптивного карантина не помогут, нужно действовать на опережение, по модели Германии. И не забывают напомнить, что уровень доверия к фрау Меркель и ее кабинету вон какой высокий, и то немцам не все удается, а рейтинг Зеленского заметно пошел вниз…

Правительство в полемику не вступает. Однако реагирует на заявления правозащитников и представителей Меджлиса крымскотатарского народа (организация, запрещенная в РФ. — Ред.): в аннексированном Крыму, по их данным, наступила ковидная катастрофа, не находящая отражения в официальных сводках российских властей. Алексей Резников, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, во время онлайн-встречи с комиссаром ЕС Янезом Ленарчичем сказал о готовности украинских властей разбить гуманитарные лагеря возле административной границы с Крымом. Как потенциальные пациенты будут преодолевать пограничные формальности — вопрос открытый.  

Пока же, по информации минздрава, мобильные госпитали готовы развернуть в Киеве, Одесской и Донецкой области. Во Львове местные власти намерены переоборудовать под госпиталь олимпийский объект «Арена Львов».

Автор Ольга Мусафирова, собкор в Киеве

https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/11/87918-ukraina-vyshla-za-rubezh

***

COVID-19 в Украине: уже катастрофа

На 3 ноября заполненность коек по стране, согласно официальным данным, в среднем составляла 68,8%. В Полтавской области — 91,7%, а в Киеве — 78,3%. Однако, обмениваясь информацией, ведущие инфекционисты пришли к выводу, что «конкурс» в интенсивную терапию в опорных больницах столицы уже составляет 12 человек на место. Что говорить о регионах? Там уже давно, по словам волонтеров, действует сортировка пациентов. По телефонному звонку…

Ситуация с распространением COVID-19 в Украине приближается к критической, — заявил министр здравоохранения Максим Степанов, выступая в Верховной Раде. Когда наполненность больниц достигнет 100%, придется применять активацию протоколов медицинской сортировки с приоритетом предоставления медпомощи больным, имеющим большие шансы на выживание. «И это будет означать, что наша медицинская система не выдержала. Фактически это будет катастрофа!» — резюмировал он.

Об этике и практике медицинских решений во время пандемии СOVID-19

На 3 ноября заполненность коек по стране, согласно официальным данным, в среднем составляла 68,8%. В Полтавской области — 91,7%, а в Киеве — 78,3%. Однако, обмениваясь информацией, ведущие инфекционисты пришли к выводу, что «конкурс» в интенсивную терапию в опорных больницах столицы уже составляет 12 человек на место. Что говорить о регионах? Там уже давно, по словам волонтеров, действует сортировка пациентов. По телефонному звонку…

На последнем заседании Госкомиссии по ТЭБ и ЧС прозвучала сухая математическая информация — до 1 декабря 51 тысяча коек в стране будет заполнена. 51 тысяча панцирных сеток с матрацами. Потому что кислорода, врачей и лекарств не хватает уже сегодня даже на тех койках, что есть. «Не хватает «кислородных» коек, не хватает врачей, медсестер, санитаров, волонтеров. А еще в спину дышит смерть… — пишет на странице в Фейсбук Елена Антонюк, возглавляющая второе инфекционное отделение в клинике «Оберіг». — Минздрав принимает решение об изменении критериев госпитализации. Но как это реализовать на практике?». Пандемия СOVID-19 поставила перед системами здравоохранения всех стран мира острейший вопрос — как лечить пострадавших от вируса безопасно, справедливо и эффективно.

Медики во всех странах не были готовы к нехватке мест в отделениях интенсивной терапии, дефициту средств индивидуальной защиты, аппаратов ИВЛ, медперсонала и времени для принятия решений в контексте распределения помощи пациентам с СOVID-19. Все мы были свидетелями коллапса первой волны пандемии СOVID-19 в Италии, где за три недели эпидемии система здравоохранения практически рухнула. В больницах не было достаточного количества мест, медицинского персонала, лекарств и оборудования. В рекомендациях ряда национальных профессиональных ассоциаций по клинической этике при распределении процедур интенсивного ухода в исключительных обстоятельствах с ограниченными ресурсами было предложено такие важные ресурсы, как койки интенсивной терапии и аппараты ИВЛ распределять пациентам, получающим от лечения наибольшую пользу. В это же время происходила массовая эвакуация пациентов с другими заболеваниями.

В европейских новостных лентах (NBC News) того периода сообщалось о необходимости резервирования аппаратов ИВЛ для молодых пациентов. В некоторых больницах Нью-Йорка медики повторно использовали одноразовые маски и одни и те же аппараты ИВЛ для двух пациентов, с риском перекрестного воздействия микробов. Этические проблемы принятия медицинских решений во время пандемии коронавируса не ограничивались сферой нормирования ресурсов и помощи пострадавшим. Поведение правительств большинства стран в период пандемии COVID-19 вряд ли было многообещающим. Сокрытие и игнорирование информации, несвоевременное информирование, недооценка опасности коронавируса, дефицит ресурсов помощи, неподготовленность медицинской инфраструктуры, политический беспорядок, националистические настроения, политизация медицинских решений, слабость глобального лидерства. Глобальное сообщество наблюдало провал космополитизма — каждое государство думало только о своем благе в своих территориальных границах и национальных ресурсах.

Мир не был готов к пандемии, к вопросам нормирования медицинских ресурсов и помощи пострадавшим от COVID-19 при их дефиците — когда нет возможности помочь каждому, и когда врачам приходится делать непростой выбор распределения ресурсов и сортировки пациентов с последствиями для их жизни и смерти.

Как справедливо распределять дефицитные медицинские ресурсы?

СOVID-19 — не первая пандемия. Человечество знакомо с чумой, малярией, ВИЧ, туберкулезом, лихорадкой Эбола, атипичной пневмонией, свиным гриппом. 2019-й принес пандемию коронавируса, масштабы и бремя которой пока сложно оценить. Понятие «сортировка пациентов» не является новым для медицинских экспертов. Оно появилось 200 лет назад. Одним из первых, кто применил сортировку пациентов на практике, был главный хирург имперской гвардии Наполеона. Такие медицинские практики применялись и в период мировых войн. Конечно, по сущностной реализации такая «сортировка» пострадавших не совсем то же самое, что «клиническая».

В условиях значительного роста случаев острой дыхательной недостаточности среди заболевших СOVID-19, требующих госпитализации в отделения интенсивной терапии, возникает дисбаланс между возможностями медучреждений и потребностями пациентов. Быстро растущий дисбаланс между спросом и предложением на медицинские ресурсы во время нынешней пандемии во многих странах ставит на повестку дня принципиальные вопросы. Как можно справедливо распределять медицинские ресурсы? Кто должен принимать решения о нормировании: врач, руководитель, медицинский совет клиники, Минздрав или законодатели? Как эти процессы осуществляются на практике?

Представим себе «идеальную» ситуацию, то есть «идеальное» кризисное положение, когда во время катастроф, войн, пандемий в медицинские клиники одномоментно поступает огромное количество тяжелых пациентов. В развитых странах процессы «клинической сортировки» в таких ситуациях в основном разработаны, формализованы в нормативных документах и внедрены по всей вертикали системы здравоохранения. В конкретной кризисной ситуации необходимы лишь корректировки этих документов. Обобщающая схема процесса разработки нормативных документов системы здравоохранения в кризисных условиях представлена ниже.

В идеале каждая клиника должна иметь краткое Руководство (рекомендации) с описанием сценариев дефицита ресурсов в кризисных условиях и протоколы их реализации. Такие документы позволяют не искать ответ на вопрос, кто должен принимать решение о нормировании ресурсов и «клинической сортировке» пациентов в кризисных ситуациях, когда время — главный ресурс для тяжелых пациентов. Ответы уже отображены в протоколах. Квалификационная подготовка медицинского персонала включает обучение таким навыкам в рамках специальных тренингов, мастер-классов, курсов повышения квалификации и т.п.

Как в Украине?

В ответ на пандемию COVID-19 Минздравом был принят ряд документов, а именно: Стандарты медицинской помощи «Коронавирусная болезнь COVID-19» (приказ от 28.03.2020); Протокол «Предоставления медицинской помощи при лечении коронавирусной болезни СOVID-19», разработанный в соответствии с Законом Украины от 30.03.2020 № 539-ІХ «О внесении изменений в некоторые законы Украины об обеспечении лечения коронавирусной болезни (COVID-19)»; Изменения к Стандартам медицинской помощи «Коронавирусная болезнь COVID-19» от 27.10.2020. Ни в одном из перечисленных документов вопросы нормирования дефицитных ресурсов и «клинической сортировки» пациентов в кризисных условиях не рассматриваются.

Трудный этический выбор

Сложные решения, имеющие серьезные последствия для отдельных пациентов, должны приниматься на коллективном и индивидуальном уровнях. Кроме изнурительного рабочего графика, истощения запасов лекарственных препаратов, оборудования и защитного снаряжения, медики сталкиваются с трудным выбором между пациентами при распределении дефицита ресурсов. Это очень сложно и эмоционально мучительно. Каждый врач энергично защищает своих пациентов, но с точки зрения утилитарной этики, все пациенты заслуживают того, чтобы о них заботились.

Жесткого набора правил, дающих «правильный» ответ в этих обстоятельствах, не существует. Но экспертное сообщество биоэтики утверждает, что в подобной кризисной ситуации больницам необходима этическая база для принятия нормированных решений медицинской сортировки и установления приоритетов. Главная биоэтическая дилемма пандемии СOVID-19 — противостояние этики общественной охраны здоровья (справедливое распределение ограниченных ресурсов и ориентация на гражданскую безопасность) и клинической этики (ориентация на конкретного пациента). В обычных ситуациях врачи руководствуются «правилом спасения» — помощь каждому всеми доступными средствами. Кризисные ситуации требуют от медиков изменения привычных практик.

Мы с вами были свидетелями обращений, писем, заявлений врачей, исследователей разных стран мира к правительствам своих стран и глобальным институциям с призывами по организации мероприятий для борьбы с пандемией СOVID-19. Каждое из таких посланий демонстрировало свои акценты. Один из ключевых — обеспечить изготовление и распределение необходимых расходных материалов.

Нельзя не вспомнить вопиющий случай в Италии (пост в Facebook под заголовком «Бизнес на крови»).

Компания-производитель медицинского оборудования грозила судебными исками итальянским волонтерам стартапа Isinnova за нарушение патентных прав и 3D-печать клапанов для аппаратов ИВЛ, стоимость которой оценивалась в один доллар США. И в нормальной рыночной и эпидемиологической ситуации она была бы права. Но, учитывая текущее состояние с пандемией СOVID-19 в Италии, эта история выглядела полным абсурдом. Пациенты в тот момент находились в критическом состоянии, и это было буквально вопросом жизни или смерти. А компания отказала в экстренной поставке новой партии клапанов, оправдывая свои действия невозможностью исполнения заказа в такие ограниченные сроки.

Спешка с внедрением медицинских и социальных протоколов продемонстрировала реакцию правительств на угрозу пандемии COVID-19. Мгновенно и без колебаний были применены подходы утилитарной этики в медицинских решениях — резкая «сортировка» в отделениях интенсивной терапии, отказ в предоставлении ряда других необходимых медицинских услуг пациентам, не инфицированным коронавирусом.

Этический компас медицинских решений

Формирование перечня этических ценностей для принятия медицинских решений в условиях пандемии СOVID-19 обосновано в масштабном научном исследовании «Справедливое распределение медицинских ресурсов во время COVID-19». Его результаты могут быть имплементированы как в институционных и организационных политиках систем здравоохранения, так и в кратких политиках медучреждений.

Рекомендация 1. Приоритет для ограниченных ресурсов должен быть направлен как на сохранение большинства жизней, так и на максимизацию улучшения продолжительности жизни людей после лечения. Какой бы баланс между жизнью и годами жизни ни был выбран, этот выбор должен применяться последовательно.

Рекомендация 2. Высший приоритет в критических ситуациях COVID-19 должен предоставляться прежде всего медработникам, лицам, ухаживающим за больными, и работникам, поддерживающим функционирование критической инфраструктуры, особенно тем, кто сталкивается с высоким риском заражения и обучение которых затрудняет их замену.

Рекомендация 3. Учитывая ограниченность времени и информации, распределение ресурсов среди пациентов с одинаковыми прогнозами следует обеспечивать путем случайного выбора.

Рекомендация 4. Для максимизации выгоды необходимо учитывать прогноз — сколько времени пациент сможет прожить, если его лечить. Это может означать предоставление приоритета молодым пациентам и пациентам с меньшим количеством сопутствующих заболеваний.

Рекомендация 5. Люди, участвующие в исследованиях вакцин и терапевтических средств, должны получать определенный приоритет при нормировании ресурсов.

Рекомендация 6. Не должно быть разницы в распределении дефицитных ресурсов между пациентами с COVID-19 и теми, кто имеет другие заболевания.

***

Автор Людмила Петрашко, Зеркало недели. Украина

http://argumentua.com/stati/covid-19-v-ukraine-uzhe-katastrofa


Infos zum Autor
[-]

Author: Инна Лиховид, Анастасія Іванців, Ольга Мусафирова, Людмила Петрашко

Quelle: argumentua.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 07.11.2020. Aufrufe: 41

Kommentare
[-]
 Blackbird Packaging | 12.11.2020, 04:58 #
Blackbird packaging provide you with any size, shape design, lipstick boxes sooner than any other packaging competitor in the market
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta