Пандемия коронавируса: почему возврат к нормальной жизни произойдет только к концу 2021 года

Information
[-]

***

Deus ex вакцина

В двух из трех крупнейших экономиках мира (США и Евросоюз) наблюдается новая вспышка коронавируса, которая привела к волне полных или частичных локдаунов. Наметившееся было осторожное восстановление экономической активности после «первой волны» сменилось новым спадом.

Эта ситуация наглядно демонстрирует, что без победы над коронавирусом устойчивое восстановление экономики вряд ли возможно. Для победы вовсе не обязательно полностью искоренять болезнь — и неизвестно, возможно ли это в принципе. Достаточно, чтобы коэффициент R (он показывает, сколько человек в среднем заражается от одного больного) снизился до величины заметно меньше 1. Если он меньше единицы, то даже завезенная извне болезнь быстро затухает. Некоторые страны сделали ставку на достижение стадного иммунитета (что породило яростные дискуссии как среди специалистов, так и среди широкой общественности), но большинство положилось на создание вакцины.

Вакцин разрабатывается достаточно много, в разных странах и на совершенно разных принципах. Ожидается, что к началу декабря будут доступны для анализа результаты клинических испытаний нескольких вакцин-кандидатов. Те из них, которые продемонстрируют безопасность (отсутствие значимых побочных эффектов) и эффективность, будут запущены в массовое производство. Предполагается, что достаточно массовая вакцинация начнется примерно в середине 2021 года, а к его концу доля вакцинированных людей вырастет настолько, что это начнет сдерживать эпидемию, сократив коэфициент R до нуля. Это позволит экономике начать процесс восстановления, сняв риск новых локдаунов.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Но любая новая вакцина — это «терра инкогнита». Побочные эффекты неплохо выявляются клиническими испытаниями, с этим особых проблем не будет: большая часть проявляется достаточно быстро. Современные методики тестирования вакцин регламентируют процент побочных эффектов, методики тестирования хорошо известны. Другое дело — оценка эффективности. И вот с этим есть очень серьезные проблемы. Эффективность большинства вакцин отнюдь не 100%. Есть определенная вероятность, что часть получивших вакцину людей все равно могут заболеть. Некоторые вакцины имеют эффективность 60%, и это считается неплохим показателем. Есть вакцины с эффективность 90% — это отлично. Примечательно, что первая, открытая в далеком XVIII веке вакцина от оспы дает защиту практически на 100%. Это позволило уничтожить оспу во всем мире.

Но для того, чтобы от болезни вылечилась мировая экономика, достаточно даже скромной эффективности вакцины: как только коэффициент R упадет ниже 1, эпидемия пойдет на спад. Отдельные люди при этом могут заболевать, но экспоненциального роста не будет. Не будет и разрушительных для многих секторов экономики локдаунов. Оценить степень защиты конкретной вакцины непросто: для этого нужно вакцинировать несколько тысяч человек, а потом ждать и собирать статистику — сколько из них и когда заболеют. Можно даже сознательно заражать добровольцев, прошедших вакцинацию, и наблюдать за ними (оставим за скобками этические и законодательные нормы, они сильно отличаются в разных странах).

А вот определение того, как долго длится иммунная защита, сформированная конкретной вакциной, требует значительного времени, и ускорить этот процесс нельзя в принципе. Та же вакцина от оспы, например, дает пожизненный и почти абсолютный иммунитет. А многие другие вакцины требуют периодической ревакцинации. Исследования динамики титра антител у переболевших очень косвенно отражают эффективность иммунной защиты. Пока эти данные неутешительны: титр антител у переболевших коронавирусом быстро (через три-четыре месяца) падает. Но в качестве оценки времени действия иммунной защиты этот факт служить не может, т.к. иммунный ответ организма — это не только антитела, он намного сложнее. Более того, у вакцин разного типа он формируется по-разному.

Впереди много вопросов, ответы на которые можно получить, только привив несколько тысяч человек и подождав как минимум полгода (а лучше год) после завершения клинических исследований. Вот с этого момента теоретически и может начаться устойчивое восстановление мировой экономики.

На практике еще целый букет проблем связан с технологическими трудностями при массовом производстве. Некоторые фирмы пытаются выиграть время, начав производство до окончания клинических испытаний. Для фирм это риски потерь, если испытания окажутся неудачными, но и время тоже имеет значение. Слишком уж дорого обходятся локдауны. Все это позволяет предположить, что по самым оптимистичным прикидкам восстановление может стартовать в середине 2021 года, но реалистичнее — к его концу. И это — при условии отсутствия других шоков. История разработки вакцин показывает, что обычно сначала изобретают вакцину, которую легче произвести. А потом уже — более эффективную. Это очень наглядно показала эпопея создания вакцины от полиомиелита. А вот с вакциной от оспы человечеству фантастически повезло.

Автор Сергей Хестанов, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие брокер»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/04/87832-deus-ex-vaktsina

***

Международные эксперты предложили методы профилактики пандемий

По мнению учёных, снизить риск возникновения новых и более опасных, чем COVID-19, пандемий поможет запрет на торговлю дикими животными, употребляемыми во многих странах в пищу, как летучие мыши в Китае, снижение потребления мяса и более жесткий санитарный контроль за продовольственными муниципальными рынками.

Согласно новому докладу Межправительственной научно-политической платформы по биоразнообразию и экосистемным услугам (МПБЭУ), без превентивных стратегических мер пандемии будут возникать всё чаще, убивая всё больше людей и нанося всё возрастающий ущерб мировой экономике. В связи с этим ведущие научные эксперты предложили ряд профилактических мер по снижению риска возникновения пандемий, расходы на которые составят лишь малую от экономических последствий COVID-19. Об этом пишет Нео Чай Чин в своей статье «Зеленые облигации, налоги и стратегии землепользования для выхода из «эпохи пандемии», опубликованной 30 октября 2020 года на сайте ведущей медиа-компании Азиатско-Тихоокеанского региона Eco-business, специализирующейся по вопросам устойчивого развития.

* * *

По мнению экспертов, для выхода из «эпохи пандемий» потребуется политика, направленная на предотвращение, а не на сдерживание и контроль за заболеваниями. Зеленые облигации, нацеленные на сохранение биоразнообразия и снижение риска пандемий, налоги на определенные виды животноводческой продукции и включение риска новых заболеваний в оценки воздействия крупных проектов развития и землепользования — это некоторые меры, предложенные в новом отчете МПБЭУ.

МПБЭУ — независимый межправительственный орган, в который входят 137 государств. Хотя это не орган Организации Объединенных Наций (ООН), услуги секретариата предоставляются ему Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Отчет выпущен на фоне второй волны пандемии COVID-19 во многих европейских странах и США. COVID-19 унес жизни почти 1,2 млн человек и вызвал экономические потрясения с момента своего появления в конце прошлого года. К июлю это стоило мировой экономике более $8 трлн, а к концу следующего года может достигнуть $16 трлн.

Эксперты предложили сократить или исключить из торговли дикими животными виды, которые были определены как имеющие высокий риск возникновения болезней. Выращивание, торговля и потребление животных из дикой природы привели к таким заболеваниям, как тяжелый острый респираторный синдром (Sars) и COVID-19, ранние случаи которого были зарегистрированы на оптовом рынке в китайском городе Ухане.

В отчете МПБЭУ отмечается, что пандемии вызывают широкомасштабные негативные последствия и, вероятно, будут причинять экономический ущерб в размере более триллиона долларов в год. Для сравнения, вклад в стратегии профилактики оценивается в $40−58 млрд в год. «Без превентивных стратегий пандемии будут возникать чаще, распространяться быстрее, убивать больше людей и оказывать более разрушительное воздействие на мировую экономику, чем когда-либо прежде», — пишут авторы отчета.

Отчет МПБЭУ появился как резюмирующий документ семинара, проведенного в июле для экспертов по обзору научных данных о происхождении и влиянии COVID-19 и других пандемий, а также о профилактике с использованием подхода «единого здоровья», который объединяет здоровье человека и животных, а также окружающей среды. В докладе отмечается, что ежегодно у людей возникает более пяти новых болезней, которые могут перерасти в пандемию. Между тем около 1,7 млн неоткрытых вирусов существует у млекопитающих и птиц, из которых от 540 000 до 850 000 могут инфицировать людей.

В докладе говорится, что для снижения риска пандемии политики должны учитывать изменения в землепользовании, вызванные расширением сельского хозяйства, урбанизацией, а также торговлей дикими животными. Торговля млекопитающими и птицами сопряжена с высоким риском заболеваний, поскольку многие патогены с пандемическим потенциалом обитают в млекопитающих (в частности, летучих мышах, грызунах и приматах), некоторых птицах (в частности, водоплавающих), а также в домашнем скоте, таком как свиньи, верблюды и т. д.

Помимо сокращения или удаления из торговли дикими животными видов с высоким риском возникновения заболеваний, правительствам следует проверить эффективность санитарных дней на рынках, увеличения фондов холодильников, а также биобезопасности и санитарии на рынках. Им также следует вести наблюдение за болезнями продаваемых диких животных, а также за охотниками, фермерами и торговцами. В отчете говорится, что в тех регионах, где существует четкая связь торговли животными с высоким риском пандемии, могут быть введены налоги или сборы на потребление и производство мяса. У компаний также могут быть стимулы к тому, чтобы избегать изменений в землепользовании, связанных с высоким риском пандемии, или продуктов, которые поступают в результате неустойчивой торговли или выращивания диких животных.

По словам профессора Дэвида Хеймана из Университета Мэсси в Новой Зеландии, исследования показывают, что появляются новые очаги распространения инфекционных заболеваний. «Эти горячие точки — это районы, где пересекаются высокое биоразнообразие, высокий рост населения и высокая плотность поголовья, — сказал эколог-инфекционист на пресс-конференции, посвященной презентации отчета. — Мы используем новые инструменты, новые способы, чтобы попытаться определить, где находятся эти места и что может спровоцировать их превращение в горячие точки».

»Мир должен найти баланс между производством и спросом, и частный сектор играет важную роль в снижении риска пандемии, — сказал доктор Карлос Замбрана-Торрелио, заместитель вице-президента по вопросам сохранения здоровья в Eco Health Alliance, некоммерческой организации по охране окружающей среды. — Мы можем поговорить с представителями отрасли, чтобы сказать: вы можете создавать новые технологии для производства мяса и продуктов питания для глобального спроса, но делайте это таким образом, чтобы это не стало риском для человечества».

Доктор Питер Дашак, который председательствовал на июльском семинаре и является президентом Eco Health Alliance, отметил, что отрасль животноводства «огромна, растёт, глобализирована и очень прибыльна». Но потребители также должны изменить свой образ жизни, например, обуздать чрезмерное потребление мяса, сказал он.

По мнению экспертов, правительства должны учитывать экономические издержки, связанные с пандемиями, в своих бюджетах. Когда внешние эффекты будущих пандемий включаются в бюджеты, это, вероятно, приведет к увеличению ресурсов для защиты биоразнообразия.

Новые инвестиционные инструменты, такие как зеленые корпоративные или суверенные облигации и смешанное финансирование, могут помочь мобилизовать ресурсы для сохранения биоразнообразия и снижения риска пандемии. Эти облигации могут связать стоимость заимствований с прогрессом в защите биоразнообразия и снижении риска пандемии.

И поскольку вспышки зоонозных инфекций могут угрожать стабильности финансовой системы, центральные банки могут покупать займы, которые поддерживают сохранение биоразнообразия и снижение риска пандемии в рамках своих целей, говорится в отчете.

Источник - ИА REGNUM

https://regnum.ru/news/polit/3103890.html

***

Жизнь без улыбки: особенности общения во время пандемии

Как защитная маска влияет на наше общение? Можно ли улыбаться глазами? И какой положительный эффект есть от ношения маски? Немецкие эксперты поясняют.

Защитная маска скрывает нижнюю часть лица. Отсутствие мимики проблематично и может вызвать излишний стресс, считают психологи. Мало того, что, лишившись немаловажной вспомогательной возможности понимать намерения и настроение собеседника, следя за артикуляцией по губам, теперь еще приходится напрягать и слух. Для "чтения" эмоций собеседника остаются лишь глаза и брови. Но достаточно ли этого?  

Типология улыбки

Немцы - нация улыбающаяся. Зачастую именно улыбка (или ее отсутствие) решает исход первой встречи и будущих взаимоотношений - с собственным ребенком, с потенциальным партнером, будущим коллегой, соседом и даже со случайным прохожим.

Психологи, по словам немецкого эксперта по эмоциональному интеллекту Дирка Айлерта (Dirk Eilert), делят улыбку на "естественную" (от души) и искусственную, изображаемую на лице, например, из вежливости. Если человек улыбается импульсивно, естественно, "улыбаются" и его глаза, вокруг которых образуются морщинки, поясняет эксперт на сайте основанной им академии - Eilert-Akademie. Искреннюю радость можно определить даже тогда, когда нижняя часть лица скрыта маской или шарфом. Но так называемую "дежурную" улыбку глазами не изобразишь, поэтому никакой вежливости (если, например, мы случайно толкнули кого-нибудь) они и не выражают, оставаясь попросту безучастными, поясняет Дирк Айлерт.

Завуалированная мимика

В проявлении эмпатии мимика играет немаловажную, хотя и вспомогательную роль. Правильно истолковывать закрытое маской лицо медработников, воспитателей, учителей, например, очень сложно, нередко это приводит и к недоразумениям. Ведь, лишенного таким образом улыбки, человека гораздо чаще понимают превратно, обвиняя его в невоспитанности и грубости. Классический пример - кассир в супермаркете или проводник в общественном транспорте. Одного взгляда здесь недостаточно, поддерживает его обычно, пусть беглая, но улыбка.

Маска, разумеется, осложняет коммуникацию. Это ведет к ограничению социальных контактов, толкая людей на одиночество. Отсутствие мимики сбивает с толку, вызывает дополнительный стресс. Ведь и в обычной жизни (без маски) уровень распознавания эмоций среди населения составляет, по словам Айлерта, менее 60 процентов.  

Маркус Штудтман (Markus Studtmann) занимается исследованием мимики в Потсдамском университете. Сложности с проявлением радости или знаков вежливости, это еще не все. Более проблематичным он считает невозможность вовремя распознать недовольство, раздражение или гнев собеседника. Ведь и враждебное настроение нередко подкрепляется улыбкой - характерной, зловеще-предупреждающей, поясняет эксперт в интервью еженедельнику Zeit. То есть, тот, кто не сумел использовать свой последний шанс и решить конфликт мирным путем, здесь явно в проигрыше.

Но не так все безнадежно, успокаивает профессор кафедры психологии в Берлинском университете имени Гумбольдта Урсула Хесс (Ursula Hess). Распознавать раздражение, печаль или радость неплохо удается и на "замаскированном" лице, как, по словам психолога, подтверждают результаты актуального исследования. Верхняя часть лица подходит для этого как нельзя лучше, считает она. Гораздо сложнее, однако, отличить страх от искреннего удивления, признается берлинский психолог. Именно здесь большую роль играет рот, который от удивления лишь слегка приоткрыт, и, чаще всего, перекошен от страха, поясняет Урсула Хесс.

Заменить отсутствующую мимику полностью нельзя, разве что дополнить ее, считает Дирк Айлерт. При необходимости носить маску, многие пытаются восполнить отсутствие мимики голосом, повышая его или меняя тембр. К сожалению, это часто приводит к обратному эффекту, ведь повышая голос, вы выражаете такие образом свое раздражение, недовольство. Урсула Хесс же уверена, что "услышать" можно и улыбку, а расправленные плечи и высоко поднятая голова обязательно помогут понять именно это.  

Позитивный эффект или эмоциональный диссонанс?

Соблюдая правила поведения, нам часто приходиться улыбаться и тогда, когда этого вовсе не хочется. Для многих это связано с огромным напряжением. Парадоксально, но избежать подобный дискомфорт помогает именно защитная маска, считает Дирк Айлерт. Ведь теперь можно, не напрягаясь, спрятать отсутствие "псевдоулыбки" под маской. В обычной жизни - "без маски" - постоянное перенапряжение, связанное с необходимостью притворяться (так называемый когнитивный или эмоциональный диссонанс) может стать причиной серьезного заболевания, предупреждают психологи.    

Возможно, теперь необходимость носить маски заставит людей стать более внимательными и более честными (по отношению к себе и другим), снова (как в давние времена) научиться понимать собеседника невербально - по изгибу бровей, определять его эмоциональное состояние по глазам. Но согласитесь, жить без улыбки непросто. Ничего удивительного, что на защитных масках первой появилась именно она.

Автор Инга Ваннер  

https://p.dw.com/p/3klPG


Infos zum Autor
[-]

Author: Сергей Хестанов, ИА REGNUM, Инга Ваннер

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 07.11.2020. Aufrufe: 29

Kommentare
[-]
 Mike Rooney | 09.11.2020, 10:13 #
Thanks for your personal marvelous posting! I certainly enjoyed reading it, you will be a great author Cheryl Blossom Red Jacket
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta