Нагорный Карабах: состоится ли кавказский «Брестский договор»?

Information
[-]

***

Нагорный Карабах: состоится ли кавказский «Брестский договор»?

Россия в Нагорном Карабахе действует фундаментально, определяя срок пребывания своего миротворческого контингента на пять лет с автоматическим продлением на очередные пятилетние периоды, если ни одна из сторон не заявит за полгода до истечения срока о намерении прекратить применение данного положения. Это означает, что российские военные будут обустраиваться надолго и основательно.

Остановка войны в Нагорном Карабахе в результате достигнутого соглашения между Россией, Азербайджаном и Арменией, появление в зоне конфликта российских миротворцев вызывают острое внимание со стороны мирового экспертного сообщества, политиков и прессы. Правда, далеко не все высказываемые суждения имеют компетентный характер, часто используется описательный способ изложения событий, который подразумевает эксплуатацию наработанных годами пропагандистских штампов. Легче всего тем «экспертам», которые мыслят категориями «победы» и «поражения».

С этой точки зрения в карабахской войне победителем, конечно, выставляется Азербайджан. Действительно, ему удалось вернуть под свой контроль почти все районы. Баку получил также возможность использовать Лачинский коридор — основную транспортную артерию, соединяющую Азербайджан с Нахичеванью, правда, под контролем российских миротворцев и пограничников. Баку также вернул Шуши — город, который является для Азербайджана символом его присутствия в Карабахе. Хотя часть территории Нагорного Карабаха остается в распоряжении карабахских армян. В этой связи премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что трехстороннее соглашение по Нагорному Карабаху позволило сохранить некоторые территории. По его словам, «если бы продолжались боевые действия, то была очень большая вероятность, что пали бы Степанакерт, Мартуни, Аскеран», а «в дальнейшем тысячи армянских солдат могли бы оказаться в окружении, что привело бы к коллапсу». Пашинян подчеркнул, что он был вынужден подписать соглашение, которое многими армянами воспринимается как поражение.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Сейчас некоторые американские и многие европейские эксперты пытаются популяризировать точку зрения, согласно которой появление российских миротворцев в Нагорном Карабахе — это «только внешнее завершение войны, а фактически перед нами перевод карабахского кризиса на новую ступень». На этом направлении воду мутит во многом Анкара. В телефонном разговоре с президентом России Владимиром Путиным его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Анкара «намерена осуществлять деятельность по наблюдению и контролю за прекращением огня вместе с Россией», о чем, кстати, говорил и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Но такая позиция не значится в подписанном Москвой, Баку и Ереваном соглашении о прекращении войны в Нагорном Карабахе. В этой связи турецкое издание Sözcü уточняет, что речь идет о создании какого-то совместного турецко-российского центра на территории Азербайджана. Даже если такой центр и появится, то непонятно, за кем он будет наблюдать: за российскими миротворцами, стоящими на карабахской стороне, или за действиями азербайджанской армии.

Американские эксперты предполагают, что «миротворческая миссия будет успешной ровно до того момента, когда одна из сторон не решит нарушить достигнутое соглашение». При этом они ссылаются на опыт Южной Осетии, когда в 2008 году там начались военные действия. Но кто решится на такое в Карабахе? Хотя недавнее уничтожение российского вертолета наводит на многие размышления. Турция же стремится любыми средствами закрепиться в Закавказье, полагая, что заключенное соглашение о прекращении войны является и ее «победой», которая должна увенчаться хоть каким-то успехом, например, оказаться в регионе рядом с Россией. Но пока ситуация с участием турецких миротворцев в Нагорном Карабахе остается весьма запутанной. В то же время Анкара чувствует геополитические перемены в регионе. Так, президент Грузии Саломе Зурабишвили публично поблагодарила Москву за посредничество в урегулировании карабахского конфликта. Действия России поддержал и Иран, который ранее выступал против присутствия в зоне карабахского конфликта российских миротворцев.

Возможно, это реакция на турецкий фактор в Закавказье, на сложившуюся неожиданную для региональных игроков ситуацию. Раньше считалось, что возможен обмен территорий на статус Нагорного Карабаха, а сейчас — их обмен на миротворцев, и пока неизвестно, что ждет в будущем республику. В этой связи интригующими выглядят заявления некоторых экспертов о том, что нынешнее соглашение о прекращении войны между Азербайджаном и Арменией является для конфликтующих сторон своеобразным кавказским «Брестским миром», а в будущем границы Азербайджана, Нагорного Карабаха и Армении могут быть иными, если иметь в виду турбулентную геополитику, надвигающуюся с Ближнего Востока на Закавказье. Очевидно, это остудило воинственный пыл стратегов в Баку и Анкаре, которые не скрывали своих планов дальнейшего наступления на Степанакерт и далее вплоть до выхода на границу с Арменией. Да и Россия действует фундаментально, определяя срок пребывания своего миротворческого контингента в Нагорном Карабахе на пять лет с автоматическим продлением на очередные пятилетние периоды, если ни одна из сторон не заявит за полгода до истечения срока о намерении прекратить применение данного положения.

Это означает, что российские военные будут обустраиваться надолго и основательно. Когда будут разблокированы все экономические и транспортные связи в регионе, заработает и военный аэродром в Степанакерте. Нацеливание на подобную перспективу подразумевает очень многое, связано не только с Азербайджаном, а и с долгосрочной перспективой установления стабильности в регионе. Все еще только начинается, и все еще впереди.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3112884.html

***

Лавров: Никаких турецких миротворцев в Карабахе не будет

Глава МИД России Сергей Лавров опроверг заявление министра обороны Турции Хулуси Акара о том, что турецкие вооруженные силы примут участие в миротворческой миссии в Нагорном Карабахе.

По словам главы российского внешнеполитического ведомства, границы мобильности турецких наблюдателей будут ограничены территорией расположенного в Азербайджане мониторингового центра России и Турции."Никаких миротворческих подразделений Турецкой Республики в Нагорный Карабах направляться не будет", - цитирует Лаврова РИА "Новости". Сам мониторинговый центр, по словам главы МИД РФ, будет работать дистанционно с использованием беспилотников, "которые позволяют определять ситуацию на земле в Карабахе, прежде всего на линии соприкосновения".

Автор Виталий Кропман

https://p.dw.com/p/3lCgW

***

Путин и Алиев удачно разыграли карту Эрдогана 

В Закавказье многое начинает меняться. Президент Грузии Саломе Зурабашвили «неожиданно» заявила о своей поддержке соглашения о прекращении войны в Карабахе и подчеркнула, что «на Кавказе наступает новая эпоха». Тбилиси согласен предоставлять свое воздушное пространство на «определенный период» для переброски российских войск в Нагорный Карабах. А он может затянуться надолго. Так начинает писаться новая глава в истории Закавказья.

Министры обороны России и Турции Сергей Шойгу и Хулуси Акар подписали меморандум о создании совместного центра по контролю за прекращением огня в Нагорном Карабахе. Он будет находиться на территории Азербайджана, вести сбор, обобщение и проверку информации о соблюдении режима прекращения огня, рассматривать жалобы, вопросы или проблемы, связанные с нарушениями договоренностей.

Но сразу возникает вопрос о том, кто намерен нарушать достигнутые мирные договоренности? Ведь на новой линии соприкосновения конфликтующих Баку и Еревана с армянской стороны выступают российские миротворцы, которые и призваны следить за выполнением достигнуто мирного соглашения между Россией, Азербайджаном и Арменией. Вряд ли приходится ожидать каких-либо действий и со стороны азербайджанской армии в свою очередь. Поэтому решение о создании совместного турецко-российского центра в Азербайджане носит, скорее всего, символический характер, как бы обозначая участие Анкары в урегулировании карабахского конфликта. Более того, появление или усиление турецкого военного присутствия в этой республике можно было бы объяснить фактором некой внешней угрозы Азербайджану со стороны России. Но его не существует — и это хорошо знают в Баку. Что же касается Анкары, которая стремилась стать участником миротворческого механизма, чтобы переговоры шли по схеме «два плюс два» (Армения и Россия, с одной стороны, Азербайджан и Турция, с другой), то из этого у нее ничего не вышло. На наш взгляд, произошло это в большей степени вследствие грамотной политической маневренности президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Он использовал турецкий политический и военный ресурс в своих интересах для решения главной задачи: возвращения под свой контроль утерянных районов в Карабахе. Когда же встал вопрос об изгнании армян из Карабаха вообще, он остановился перед «красной чертой», начав диалог с Москвой о мирном соглашении, приняв ее позицию о вводе в оставшуюся под контролем Армении часть Нагорного Карабаха российского миротворческого контингента, нейтрализующего во многом турецкое военное влияние в регионе. Такой маневр в Анкаре, конечно, заметили. В этой связи депутат парламента Турции Озтюрк Йылмаз заявил, что в «мирном трехстороннем соглашении о прекращении войны в Карабахе есть пункты, говорящие о победе Азербайджана, но не получено того, на что изначально рассчитывали в Баку и в Анкаре». Парадокс в том, что Турция, которая пока еще считает себя покровителем Азербайджана и открыто встала в ходе конфликта на сторону Баку, может в перспективе оказаться под покровительством Азербайджана, который объективно является центром глобального тюркизма. Кстати, большевики, реализовывавшие в начале 1920-х годов проект создания Тюркской советской конфедеративной республики с участием кемалистской Турции и Азербайджана, именно Баку, а не Анкару считали «центром Турана».

Вот почему многие турецкие эксперты, сперва упивающиеся тем, что стал работать союз «два государства и одна победа», и тем, что «Турция намеревалась построить в Карабахе мост, соединяющий Баку с Центральной Азией», вдруг, как пишет турецкое издание Hürriyet, «обнаруживают, что по этому мосту намерены ездить Россия вместе с Азербайджаном и, возможно, не столько в Центральную Азию, сколько в саму Турцию». В сложной дипломатической интриге Путин — Алиев — Эрдоган, полагает эксперт Германского общества внешней политики (DGAP) Андраш Раш, на решающей фазе партию разыграли Путин и Алиев. С самого начала армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта Россия занимала нейтральную позицию, что является также результатом дипломатических усилий Москвы и Баку. По словам Раша, успех Путина состоит из нескольких частей.

Первая: Россия, отправляя миротворческие силы на нагорно-карабахскую часть территории Азербайджана, получает постоянное военное присутствие в регионе, переводя под свой контроль оставшуюся вне контроля Баку часть Нагорного Карабаха.

Вторая: пункт соглашения о перемирии, который предусматривает создание коридора между западными районами Азербайджана и Нахичеванью, предполагает, что его будет контролировать погранслужба ФСБ России, что усиливает влияние Москвы и в Азербайджане, и в Турции. И еще. Многие западные эксперты обратили внимание на скорость реализации мирного соглашения: оно было опубликовано в ночь на 10 ноября, и уже на следующее утро Россия начала передислокацию войск в Нагорный Карабах. Вот почему сейчас говорят о формирующемся азербайджано-российском альянсе, при том, что Москва и Баку по-разному и на разных уровнях продолжают сотрудничество с Турцией на основании общих, но тактических интересов. Что же касается Армении, то премьер-министр Никол Пашинян не смог вписаться в эту игру в силу реализации своей провинциальной политики так называемой «армяноцетричности».

Наконец, фактом становится изменение геополитической картины региона. Президент Грузии Саломе Зурабашвили «неожиданно» заявила о своей поддержке соглашения о прекращении войны в Карабахе и подчеркнула, что «на Кавказе наступает новая эпоха». В свою очередь специальный представитель премьер-министра Грузии по связям с Россией Зураб Абашидзе сообщил, что «по просьбе Азербайджана и Армении воздушное пространство страны будет использоваться в течение определенного периода времени для переброски российских войск в Нагорный Карабах». Но «определенный период» может затянуться надолго. Пока же в Нагорный Карабах прибывают и размещаются российские миротворцы. Так начинает писаться новая глава в истории Закавказья, которому еще предстоит выбираться из сложного геополитического кризиса. Но так уже бывало, и мы знаем, чем все заканчивалось.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3113503.html

***

Почему российские военные в Карабахе оказались под надзором Эрдогана

Надо не петь бравурные песни, а признать, что Россия на Кавказе оказалась слабее нового антироссийского союза в составе Турции, США, Великобритании и примкнувшего к ним Израиля. Надо честно сказать, что мы были вынуждены допустить турецких военных и спецслужбистов к наблюдению за действиями наших войск в Карабахе, а не ретушировать этот факт.

11 ноября министры обороны России и Турции подписали меморандум о создании совместного центра по контролю за прекращением огня в Нагорном Карабахе. В российском Министерстве обороны в этой связи отмечают, что создание такого центра позволит контролировать соблюдение режима прекращения боевых действий и «сформирует твёрдую основу для урегулирования застарелого конфликта». Возможно, так оно и будет, хотя я в этом сильно сомневаюсь. Сейчас мне представляется важным оценить решение о создании российско-турецкого центра, то есть наше согласие с продвижением и закреплением Турции на Кавказе, не в плане его ближайших практических последствий, а в целом с символико-смысловой точки зрения.

В целях лучшего понимания этого события стоит поставить его в историческую систему координат: какие прецеденты подобного рода совместных действий со странами, очевидно вынашивавшими агрессивные по отношению к нашей стране планы, мы имеем в прошлом. Ведь горько, согласитесь, признавать, что наши миротворцы в Нагорном Карабахе будут работать под надзором турецких офицеров!

Мне решение о центре напомнило ситуацию в отношениях СССР и гитлеровской Германии в 1939—1941 годах, в частности, так называемый «совместный советско-германский парад» в Бресте 22 сентября 1939 года. На самом деле, это был не совместный парад, а часть официальной процедуры передачи советской стороне города Брест и Брестской крепости, захваченных немецкими войсками в ходе вторжения в Польшу. Подразделения XIX моторизованного корпуса вермахта покидали Брест под наблюдением 29-й отдельной танковой бригады РККА. Процедура тогда завершилась спуском германского флага и поднятием флага СССР.

Помните, сколько гневных филиппик было обращено в перестроечные и первые постперестроечные годы в адрес руководства СССР за «сотрудничество» с Гитлером, а фактически — за линию на оттягивание войны? Вот бы сейчас эти критики Сталина обратили свой лживый гнев в адрес Владимира Путина, который, как я понимаю, занимается с Турцией тем же самым: оттягивает прямое военное столкновение и пытается удерживать злейшего врага под своей рукой в качестве друга!

В 1939—1941 годах в пропаганде нашего дипломатического успеха на европейском направлении — подписания советско-германских документов о ненападении и дружбе, а также практических действий по их выполнению — советская сторона явно переборщила. Этим она, в частности, затруднила понимание предпринимаемых шагов и в самом СССР, и левыми, антифашистскими силами в Европе и Америке. Сегодня в пропаганде нашего «сотрудничества» с Турцией, а также действий руководства России на карабахском, армянском и азербайджанском направлениях тоже наблюдается явный перебор. Очень не хотелось бы, чтобы здесь наши политики и провластные пропагандисты дошли до чего-то подобного сообщению ТАСС от 14 июня 1941 года. Время сейчас другое, и люди имеют иные, более широкие, возможности получать информацию о происходящем на международной арене и анализировать её.

Сейчас надо не бравурные песни петь, а признать, что в этот раз Россия на Кавказе оказалась слабее нового антироссийского союза в составе Турции, США, Великобритании и примкнувшего к ним Израиля. Надо честно сказать, что мы были вынуждены допустить турецких военных и спецслужбистов к наблюдению за действиями наших войск в Карабахе, а не ретушировать этот факт. Что толку было скрывать его в трехстороннем заявлении, да ещё комментировать эту ситуацию в духе того, что «мы Турцию исключили», когда на следующий день сразу стало ясно, что дело обстоит совершенно иным образом: турецкое присутствие на Кавказе и непосредственно в зоне карабахского конфликта только укрепляется?

Турция при Эрдогане будет продолжать антироссийскую внешнюю политику; это мы видим по её линии в отношении Крыма, Украины, Донбасса. Анкара будет продолжать настраивать российских мусульман не только против других конфессий, но и против светской власти в нашей стране, поощрять сепаратистские настроения. Одно дело — говорить людям, что это делает наш «партнёр», другое — что такую линию проводит наш противник. Слишком для такой констатации мы увязли в совместных газовых делах с Турцией, в сотрудничестве по другим стратегическим экономическим направлениям? Да, увязли, и это, как сейчас становится всё более ясно, ошибка, но и её ещё не поздно осознать и начать исправлять.

Итак, угроза втягивания нашей страны в большую войну нарастает. Кем для нас в этой войне будет Армения, покажут ближайшие недели. Надеюсь, что останется союзником. Возможно, перейдёт в разряд Польши образца 1930-х годов. Но тогда и судьба её будет схожей.

Ближайшая разведка боем против России пройдёт в Донбассе — и военными приготовлениями, и политически, отказом от Минских соглашений, Киев демонстрирует, что усвоил «урок Карабаха» и готов следовать примеру Баку. А союзник у них, как я уже сказал, один: наш «друг» Эрдоган.

В 1939—1941 годах на направлении главного удара, на Западе, СССР действовал в защите своих интересов напористо, и это, в частности, помогло сначала остановить Гитлера на подступах к Москве, а потом вновь водрузить наш флаг над Брестом и пронести его до Берлина и Вены. Сейчас западное направление — Прибалтика, Украина, Молдавия — тоже остаётся опасным, но главная угроза идёт с Юга. Соответственно, именно там Россия должна продемонстрировать готовность защищать свои интересы особенно жёстко.

Автор Михаил Демурин

https://regnum.ru/news/polit/3113696.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Станислав Тарасов, Виталий Кропман, Михаил Демурин

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 13.11.2020. Aufrufe: 43

Kommentare
[-]
 kaniska | 13.11.2020, 18:15 #
Hello colleagues, how is all, and what you would like to say on thhe topic of this paragraph,in mmy view its truly amazing
in support of me.

follow.com
 Mike Rooney | 20.11.2020, 17:25 #
Thanks for the nice blog. It was very useful for me. I'm happy I found this blog.Grace Sachs The Undoing Coat
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta